Комментарии Баркли на евангелие от Марка 5 глава

ИЗГНАНИЕ БЕСОВ (Мар. 5,1-13)

Это очень яркая, но довольно жуткая история, одна из тех, где нам надо хорошо постараться и читать между строк, потому что в ней мыслят и говорят в выражениях, которые были очень хорошо знакомы жителям Палестины в эпоху Иисуса, но совершенно чужды нам.

Эту историю Марк показывает, связывая ее с остальным повествованием. Действие разворачивается вечером или, возможно, ночью. История принимает все более таинственный и страшный характер по мере того, как на сцену выходят ночные тени. В ст. 35 прямо сказано, что был вечер, когда Иисус и Его ученики отправились на другой берег. Наибольшая длина Галилейского моря – двадцать один километр, наибольшая ширина – двенадцать. В указанном в этой истории месте она составляла около восьми километров, да еще по пути их застал шторм, и вот теперь они добрались до берега. Именно в прибрежной части было много пещер в известняковых скалах, и многие из них служили в качестве могильных захоронений. Даже в лучшее время дня это, должно быть, было жуткое место, ночью же было вовсе мрачно.

Из могил вышел одержимый.

Мы не поймем абсолютно ничего из этой истории, если не представим себе, какой сложный случай одержимости бесами представлял этот человек. Совершенно очевидно, что Иисус не сразу смог исцелить его. В ст. 8 сказано, что Иисус сначала применил Свой обычный метод – властный приказ бесу выйти вон. Но на этот раз он не принес успеха. Тогда Иисус спросил имя демона. В то время считалось, что узнав имя беса, человек приобретал над ним какую-то власть. Древняя логическая формула гласит: "Заклинаю тебя, бесовский дух, кем бы ты ни был, скажи, кто ты?" Люди верили, что когда имя беса известно, сила его сломлена. Но в данном случае даже этого оказалось недостаточным.

Этому человеку нужно было освобождение. И вот здесь впервые упоминается стадо свиней, пасшихся на склоне холма. Бесы стали просить, чтобы Иисус их послал в свиней. Это Он и сделал. Стадо пустилось бежать и бросилось со склона в море. Есть сверхпривередливые люди, которые упрекают Иисуса в том, что Он использовал для освобождения одержимого смерть свиней. Надо, конечно быть совершенно слепым, чтобы так смотреть на вещи. Как можно сравнивать судьбу свиней с судьбой бессмертной души человека? Надо полагать, люди не возражают и не возмущаются, кушая мясо за обедом, и не отказываются от свинины, хотя для этого свинью убили. И вне всякого сомнения, если человек убивает животных, чтобы утолить голод, не приходится возражать, если спасение души человека потребует смерти стада свиней. Есть такие дешевые чувствительные души, которые готовы вздыхать о боли животных и не пошевеливают бровью в заботе о миллионах христиан и верующих. Мы не хотим однако сказать, что нас не должна волновать судьба других творений Божиих – животных и зверей – потому что Бог любит каждое творение рук Своих, но мы хотим сказать, что человек должен сохранять чувство меры; а в Божьих глазах нет ничего важнее души человека.

ПРОСЬБА ХРИСТУ УДАЛИТЬСЯ (Мар. 5,14-17)

Само собой разумеется, что свинопасы отправились в город и к крестьянам, чтобы сообщить им о необыкновенном происшествии. Любопытные, прибывшие на место, увидели бывшего буйно помешанного одетым и совершенно владеющим собой. Дикий и нагой помешанный стал здравым и разумным гражданином. И вдруг произошло нечто необычное, парадоксальное неожиданное для всех. Можно было бы ожидать, что пришедшие встретят произошедшее с чувством радости, но они смотрели на это с ужасом. Можно было также ожидать, что они станут убеждать Иисуса остаться у них еще и проявлять Свою удивительную силу, но они просили Его побыстрей покинуть эту местность. Почему же? Был исцелен человек, но их свиньи погибли, и потому они не хотели таких повторений. Был расстроен их обычный уклад жизни и они пожелали, чтобы нарушитель покоя как можно скорее ушел.

Очень часто раздается вызывающий крик человека: "Пожалуйста, оставь меня в покое!".

Больше всего людям нужно, чтобы их оставили в покое.

1. Люди инстинктивно говорят: "Не нарушай мой покой". Если бы к нам пришел кто-то и сказал: "Я могу дать тебе мир, в котором всем людям будет лучше, но зато твои покой и удобства будут, по крайней мере, на время, нарушены и тебе придется обходиться меньшим, чтобы могли иметь другие", большинство из них сказало бы: "Я бы сказал, оставь лучше все, как есть". Собственно говоря, почти так мы и живем сейчас в эпоху социальных революций. Мы живем в эпоху перераспределения не только в этой стране, в Англии, но и в развивающихся странах. Мы живем в эпоху, когда для огромного большинства людей условия жизни стали намного лучше, чем когда-либо; и отсюда негодование тех, кто лишился части своих удобств.

Сколько разговоров кругом о том, чем жизнь обязана нам. Собственно говоря, жизнь не обязана нам ровно ничем, дело обстоит как раз наоборот – мы обязаны ей всем. Мы являемся последователями Того, Кто поступился славой небесной ради скудости земной. Кто поступился божественной радостью ради мук на кресте. Это чисто человеческое желание, чтобы никто не нарушал наш покой и уют, и это небесное чувство – быть готовым поступиться, чтобы другие получили больше.

2. Люди инстинктивно говорят: "Не трогай моего". И это другая сторона той же проблемы. Никто добровольно не отдает то, чем он может владеть. Чем старше мы становимся, тем больше мы готовы тащить к себе. Борроу, хорошо знавший цыган, пишет, что цыганки-гадалки всегда обещают молодым различные наслаждения, а старым предсказывают богатство и только богатство, "потому что они (цыгане) достаточно хорошо знают человеческое сердце – ведь последним угасает в человеке чувство жадности". Можно быстро проверить действительно ли человек верит и верен ли он своим принципам, когда спрашивали, готов ли он стать ради них беднее.

3. Люди инстинктивно говорят: "Не тревожь мою веру".

а) Люди говорят: "Не нарушайте приятный внешний вид моей веры разными неприятными вопросами". Эдмунд Кросс указывает на любопытное упущение в проповедях знаменитого божественного Джереми Тейлора: "Эти проповеди относятся к самым действенным и проникновенным из произнесенных на английском языке, но в них едва ли можно найти упоминание о бедных людях, об их проблемах; его, собственно, вовсе не интересует их положение. Он произносил эти проповеди в южном Уэльсе, где царила нищета. Крики бедных и голодных, плохо одетых и нуждающихся непрерывно восходили к небесам и просили о милости и справедливости, но этот краснобай-святой, казалось, не слышал их; он жил, писал и проповедовал окруженный страданиями, нуждой и, тем не менее, едва ли сознавал их наличие".

Всегда приятней проповедовать о тонкостях теологических учений и доктрин, нежели о жизненных нуждах и злоупотреблениях в жизни. Нам достоверно известны случаи, когда в некоторых общинах служителей уведомляли, чтобы они не проповедовали на определенные темы: лишь при этом условии они вообще могли проповедовать там. Надо отметить, что неприятности у Иисуса возникли не из-за того, что Он говорил о Боге, а из-за того, что Он говорил о человеке и о нуждах человеческих: это-то и вызвало недовольство ортодоксальных иудеев.

б) Бывают люди, которые говорят: "Не позволяй личным отношениям мешать твоей вере". В связи с этим Джеймс Бэрнз приводит поразительный пример из жизни знаменитого итальянского мистика Анджелы Фолиграс. Она обладала даром совершенно отвлекаться от этого мира и, возвращаясь из своих трансов, рассказывала о невыразимо приятном общении с Богом. Она сказала следующее: "В то время по воле Божией умерла моя мать, которая была большой помехой для меня в моем стремлении следовать предначертаниям Божиим; умер также мой муж и за короткое время все мои дети. Вследствие того, что я уже вступила на предсказанный путь и молила Бога о том, чтобы Он избавил меня от них, я нашла большое утешение в их смерти, хотя и чувствовала некоторую печаль". Ее семья мешала ее вере. Некоторые религиозные женщины предпочитают заседания в комитетах домашней работе и больше времени тратят на размышления, нежели на простое служение людям. Они гордятся тем, что служат Церкви и преданы ей, но в глазах Бога это ложное направление усилия.

в) Иные же люди говорят: "Не разрушай мне мои представления о вере". Такого рода религия основана на афоризме: "Что было хорошо для моего отца, хорошо и для меня". Есть люди, вообще не желающие знать что-нибудь новое, потому что боятся связанной с этим необходимости продумать все заново и опасности прийти к новым выводам. Трусость мысли, летаргия ума и спячка души – ужасные вещи. Гадаринцы изгнали нарушившего их покой Христа – еще и сегодня многие люди пытаются сделать то же.

СВИДЕТЕЛЬ ХРИСТА (Мар. 5,18-20)

Этот отрывок представляет большой интерес – из него мы узнаем, что все произошло в Десятиградии. Десятиградие указывает на Десять городов. У Иордана и на его восточном берегу находилось десять городов, имевших особый статус и населенных большей частью греками. Их названия: Скифополь – на западном берегу Иордана; Пелла, Дион, Гадара, Филадельфия, Гиппос, Дамаск, Гераса, Рафана и Канафа. Греки стали проникать в Палестину и в Сирию в связи с походами и завоеваниями Александра Македонского.

Основанные в то время греческие города занимали довольно странное положение. Они были расположены в Сирии, но обладали значительной самостоятельностью. У них были свои органы самоуправления и они чеканили свою монету; их право осуществлять местное самоуправление распространялось и на прилегающие к ним области; у них было право объединяться в союзы для взаимной обороны и торговые союзы. В таком состоянии полунезависимости находились они до эпохи Маккавеев, до середины второго века до Р.Х. Иудейские завоеватели Маккевеи подчинили эти города власти иудеев. Около 63 г. до Р.Х. римский полководец и государственный деятель Помпей освободил эти города от власти иудеев, но положение их оставалось сложным. До некоторой степени они продолжали оставаться независимыми, но жители должны были платить римские налоги и нести службу в римской армии. Воинские гарнизоны в них не стояли, но часто размещались штабы и командование римских легионов во время восточных компаний. Большой частью этой земли Рим управлял через царьков-данников и не мог обеспечить этим городам хорошей защиты, и они потому создавали своего рода оборонительный союз против иудейского и арабского вторжения. Это были красивые города; они имели свои храмы и амфитеатры, и весь их образ жизни был греческим.

Это очень интересный момент: если Иисус был в Десятиградии, то это один из первых намеков на грядущие события. Там, конечно, были и иудеи, но в принципе это была греческая область. Это предвосхищение завоевания Христом всего мира. Это первый знак разрыва христианством оков иудаизма и выхода его на мировую арену. Греческий характер этих городов и их важность показывают такие факты: из Гадары происходил великий эпикурейский философ Филодем, современник Цицерона, замечательный мастер греческой эпиграммы Мелеагр, известный сатирик Менипп и ритор Теодор – учитель Тиберия, римского императора. Нечто важное произошло в тот день, когда Иисус ступил на территорию Десятиградия.

Теперь посмотрим, почему Иисус отослал бесноватого.

1. Он должен был свидетельствовать о христианстве. Он должен был быть живым, расхаживающим среди людей, ярким неопровержимым образцом того, что Христос может сделать для человека. Слава наша не в том, что мы можем сделать для Христа, а в том, что Христос может сделать для нас. Возрожденный человек – вот неопровержимый аргумент христианства.

2. Он должен был быть первым семенем большого будущего урожая. Таким образом, Иисус впервые соприкоснулся с греческой цивилизацией в Десятиградии. Все где-то берет свое начало, и вся та слава, доставленная христианству греческим умом и гением, началась с исцеленного Христом одержимого бесами. Христос всегда должен начать с кого-то. А в нашем обществе и в нашем кругу – почему бы Ему не начать с нас?

ЧАС НУЖДЫ (Мар. 5,21-24)

В этой повести есть все элементы трагедии. Всегда трагично, когда болен ребенок. Известно, что дочери начальника синагоги было двенадцать лет. По иудейскому обычаю считалось, что в двенадцать лет и один день девушка становилась женщиной. Девушка была как раз в том возрасте, чтобы выйти замуж, и если смерть приходит в таком возрасте – это вдвойне трагично. Из рассказа мы узнаем нечто о начальнике синагоги. Должно быть, это был довольно важный человек. Начальник синагоги был административным главой синагоги, председателем совета старейшин, следившим за правильным функционированием синагоги, он отвечал за проведение служб. Сам он обычно не принимал участия в службах, но отвечал за распределение функций и контроль за их выполнением. Начальник синагоги был одним из самых важных и уважаемых людей общины. Но когда заболела его дочь, с ним что-то произошло и он подумал об Иисусе.

1. Он забыл свои предрассудки. Не приходится сомневаться в том, что он тоже видел в Иисусе отщепенца, опасного еретика, для которого двери синагоги были справедливо закрыты и которого должен избегать каждый подлинно ортодоксальный иудей. Но в час нужды он оказался достаточно разумным человеком, чтобы отказаться от своих предрассудков. Предрассудок – это в сущности, заранее сделанное суждение, то есть суждение, сделанное человеком до того, как он познакомился с фактами или человеком вообще отказавшимся изучить их. Именно такие предрассудки больше всего препятствовали историческому развитию. Почти каждый шаг вперед приходилось делать в борьбе с такими предрассудками. Когда Джеймс Симпсон открыл, что хлороформ может быть использован как обезболивающее средство, особенно при родах, его обвинили в изобретении "дьявольской приманки". Обвинители считали, что обезболивание облегчает роды , но, в конечном счете, отнимает у Бога глубокие и искренние крики, которые должны подниматься к Нему в минуты несчастья

2. Он забыл о чувстве собственного достоинства. Он начальник синагоги, пришел и упал к ногам Иисуса. Людям часто приходилось забывать чувство собственного достоинства, чтобы спасти свою жизнь и душу. Именно так пришлось поступить Нееману (4 Цар. 5). Нееман пришел к Елисею, чтобы излечиться от проказы. Елисей прописал ему пойти и семь раз омыться в Иордане. Не так надо было обходиться с сирийским военачальником и царским приближенным! Но Елисей даже не сам сказал ему об этом: он послал нарочного. "И разве в Сирии не много рек лучших, чем эта речушка Иордан?" подумал сначала Нееман, но подавил свое самолюбие, проглотил обиду и избавился от проказы. Есть еще знаменитая история о Диогене, греческом философе-кинике. Его захватили пираты и привели на рынок, чтобы продать в рабство. Диоген смотрел на покупателей, торговавших его и, увидев одного, сказал: "Продай меня этому человеку; ему нужен хозяин". Человек этот купил Диогена и поручил ему ведение своего хозяйства и обучение своего сына. "Это был хороший день, – говорил хозяин, – когда Диоген вошел в мой дом". Это действительно было так, но в тот день он был вынужден подавить чувство собственного достоинства. Но часто люди упорствуют в ошибке из самолюбия и губят свою душу.

3. Он забыл о гордости. Начальник синагоги, должно быть, хорошо понимал, что ему придется унизиться, но он сделал над собой усилие и пришел к Иисусу из Назарета, чтобы просить Его о помощи. Люди не любят быть обязанными кому-либо; каждому хочется жить по-своему. Первый шаг на пути христианской жизни – понять, что мы обязаны всем Богу.

4. Здесь мы уже входим в область умственной спекуляции и размышлений, но, как нам кажется, можно сказать, что этот человек забыл своих друзей. Вполне возможно, что они уговаривали его не обращаться к Иисусу. Очень странно также, что он пришел сам, а не прислал кого-нибудь. Маловероятно, что он добровольно согласился покинуть свою умирающую дочь. Может быть, он пришел, потому что никто не хотел пойти. Его домашние подозрительно быстро сказали ему, чтобы он больше не беспокоил Иисуса. Складывается впечатление, что они были бы рады не обратиться к Нему. Вполне также может быть, что начальнику синагоги пришлось пренебречь общественным мнением и советом друзей, чтобы позвать Иисуса. Многие поступают умнее всего именно тогда, когда, по мнению умудренных в жизни людей, они поступают глупо. Перед нами человек, забывший все, кроме того, что ему нужна помощь Иисуса. И благодаря такому самозабвению он будет помнить, что Иисус – Спаситель.

ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА СТРАДАЛЬЦА (Мар. 5,25-29)

Эта женщина страдала от очень типичного заболевания, писать о котором однако, очень трудно. Даже в Талмуде приведено не менее одиннадцати способов лечения этого заболевания. В их числе есть тонизирующие, укрепляющие и спазматические средства, но некоторые из них – чистые суеверия, как-то: ношение золы страусова яйца летом в полотняной, а зимой в хлопчатобумажной ткани, или ношение ячменного зерна, найденного в помете белой ослицы. Эта бедная женщина, конечно, перепробовала даже эти абсурдные способы лечения. Ведь проблема была не только в том, что болезнь подрывала здоровье женщины, она делала ее постоянно нечистой в глазах закона, закрывала ей возможность присутствовать на богослужениях и в компании друзей и подруг (Лев. 15, 25 – 27).

Марк здесь слегка говорит о безумии врачей. Женщина лечилась у всех, много страдала, израсходовала на докторов все свое состояние, но ей стало лишь хуже. В иудейской литературе можно встретить интересные высказывания в адрес врачей. "И ходил я к врачам, – говорит один человек, – лечиться, но чем больше они мазали мои глаза лекарствами, тем более глаза мои закрывались бельмами, пока я не ослеп совершенно" (Тов. 5, 10). В Мишне, записанных около 200 г., а до того устных иудейских религиозных законах, есть раздел с описанием профессий и ремесел, которым человек может обучить своего сына. Равви Иуда говорит: "Погонщики ослов по большей части злы и безнравственны, погонщики верблюдов в большинстве своем подходящий народ, моряки в большинстве безгрешны, лучшие из докторов попадут в ад, а самые приличные мясники – приятели Амалика". Но к счастью есть в литературе и другие отзывы: одна из величайших похвал докторам находится в книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова (одна из апокрифических книг, написанных между Ветхим и Новым Заветами (в гл. 38, 1-15)).

"Почитайте врача честью по надобности в нем;
ибо Господь создал его,
и от Вышнего врачевание,
и от царя получает он дар.
Знание врача возвысит его голову,
и между вельможами он будет в почете.
Господь создал из земли врачевство
и благоразумный человек не будет пренебрегать им.
Не от дерева ли вода сделалась сладкою,
чтобы познана была сила Его?
Для того Он и дал людям знание,
чтобы прославили Его в чудных делах Его:
ими он врачует человека и уничтожает болезнь его.
Приготовляющий лекарства делает из них смесь,
и занятия его не оканчиваются,
и чрез него бывает благо на лице земли.
Сын мой в болезни твоей не будь небрежен,
но молись Господу, и Он исцелит тебя.
Оставь греховную жизнь, и исправь руки твои,
и от всякого греха очисти сердце.
Вознеси благоухание и из семидала памятную жертву,
и сделай приношение тучное, как бы уже умирающий.
И дай место врачу, ибо и его создал Господь,
и даже удалится он от тебя, ибо он нужен.
В иное время и в их руках бывает успех.
Ибо они молятся Господу,
чтобы Он помог им подать больному
облегчение и исцеление к продолжению жизни".

Но врачи безуспешно лечили болезнь этой женщины, и вот она услышала об Иисусе. Но у нее была особая проблема – ее болезнь была особого стеснительного характера; она не могла просто подойти в толпе и публично изложить все, и потому решила прикоснуться к Иисусу незаметно для всех. Все благочестивые иудеи носили верхнюю одежду – мантию с четырьмя кисточками, по одной на каждом углу. Эти кисточки носили в память о заповедях Господних в Числ. 15, 38 – 40. Они должны были показывать всем и напоминать самому человеку, что носивший это платье принадлежал к избранному Богом народу. Эта одежда была отличительным признаком благочестивого иудея. Пробравшаяся сквозь толпу женщина прикоснулась как раз к такой кисти, и едва прикоснувшись, она почувствовала, что исцелена.

Эта женщина пришла к Иисусу, как к своей последней надежде, перебрав всевозможные способы лечения, она наконец обратилась к Нему. Многие люди обращаются за помощью к Иисусу тогда, когда уже не знают, что делать, когда находятся в безвыходном положении. Человек протягивает руку с криком:

"Господи, спаси меня! Я погибаю!" Может быть человек боролся с очень трудной задачей и, достигнув критического момента, просил дать ему новых сил. Может быть также, что человек старался достичь добродетели, но потом почувствовал крайнюю усталость. Человек не должен ждать, пока обстоятельства заставят его обратиться к Христу, и, тем не менее, именно так приходят к Нему многие. Но даже если мы придем так, Он не отправит нас с пустыми руками.

"Когда никто не может больше помочь и нет поддержки,
Помоги беспомощному, о, останься со мной".

ЦЕНА ИСЦЕЛЕНИЯ (Мар. 5,30-34)

Из этого отрывка мы узнаем нечто о трех людях.

1. Мы узнаем нечто об Иисусе. Мы узнаем, чего стоит Иисусу исцеление людей. Каждое такое исцеление отнимало что-то у Него. Это универсальный закон жизни: мы никогда не сможем сделать что-либо важное или великое, если не готовы вложить в него какую-то часть своего "я" часть своей жизни, частичку своей души. Пианист не может добиться совершенства исполнения, если лишь безошибочно и технично исполняет партитуру пьесы. Исполнение не будет блестящим, если в конце у пианиста или у музыканта не будет ощущения крайней усталости, если он не выложится. И актер не будет великим, если каждый раз как хороший автомат с правильной интонацией произносит свою роль и повторяет жесты. Его слезы должны быть настоящими слезами, его чувства тоже должны быть настоящими, он должен вложить в игру нечто от себя. Священник, произнесший настоящую проповедь, сходит с кафедры с таким чувством, будто он лишился чего-то.

Если мы собираемся помогать людям, мы должны быть готовы отдать часть себя; это все зависит от нашего отношения к людям. Крупный литературный критик Мэттью Арнольд как-то сказал о среднем классе: "Взгляните на этих людей, на одежду, которую они носят, на книги, которые они читают, на серое вещество, формирующее их мысли; разве могут какие-нибудь деньги возместить несчастье быть одним из них?" С этой мыслью можно поспорить. Ее источником является презрение. Мэттью Арнольд смотрел на людей с чувством отвращения и содрогания, а такой человек не может помочь людям.

И напротив, вспомните поведение Моисея, когда иудеи сотворили золотого тельца, пока он находился на горе Синае. Ведь он умолял Бога изъять и его самого из книги Божией, если Он не может простить людям их грех (Исх. 32, 30 – 32). У Майерса апостол Павел говорит, взирая на погибший языческий мир:

И трепет – страстное желание
пронзает тело, словно звук трубы.
Спасти их! отдать жизнь свою за их спасенье,
Умереть ради их вечной жизни, пожертвовать собой за них.

Величие Христа как раз в том, что Он был готов помогать другим, и цена этой помощи была сама Его жизнь. Мы идем по Его стопам, если готовы отдать за других нашу душу и наши силы, а не только наше имущество.

2. Здесь также сказано нечто об учениках. Очень хорошо видна ограниченность так называемого здравого смысла. Ученики смотрели на всю ситуацию здраво. Разве мог Иисус избежать прикосновения и толчков в такой толпе? Так видят дело благоразумные. И только теперь становится очевидным странный и горький факт, что ученики вовсе не понимали, чего стоит Иисусу каждое исцеление. Нечувствительность человеческого ума может стать трагедией в жизни. Мы так часто даже не представляем себе, что переживают другие. Только потому, что у нас нет опыта в тех или других областях, мы просто не представляем себе, чего это может стоить другим. Только потому, что нам то или другое дается легко, мы не понимаем, каких огромных усилий это может стоить другим. И потому мы часто так раним тех, кого любим. Человек, может молится, чтобы Бог ниспослал ему здравый смысла, но иногда ему лучше было бы помолиться о том, чтобы Бог дал ему ту тонкую и богатую интуицию, которая позволяет видеть и читать в сердцах людей,

3. Из отрывка мы узнаем также нечто о женщине. Из него мы узнаем об облегчении, которое дает человеку признание. Все было так трудно, все было так унизительно, но как только она рассказала Иисусу всю правду, ужас и страх прошли, и ее сердце наполнила волна облегчения. Она увидела, что Он очень добр к ней.

Не предавайся бесплодным размышлениям,
Как тебе быть пригодным для Него.
Пригодность, которую Он требует от тебя,
Заключается в том, чтобы ты чувствовал свою нужду в Нем.

Человеку, понимающему тебя, как Иисус, исповедаться не трудно.

ОТЧАЯНИЕ И НАДЕЖДА (Мар. 5,35-39)

Иудейские траурные обычаи были очень живописны и детально разработаны и, собственно, направлены на то, чтобы подчеркнуть одиночество и окончательную разлуку через смерть; иудаизму была чужда мысль о торжествующей окончательной победе. Как только кто-то умирал, раздавались громкие причитания, чтобы все знали, что смерть пришла. Причитания повторялись у могилы. Плакальщики склонялись над мертвым, вымаливая ответ у молчаливых губ, били себя в грудь, рвали на себе волосы и одежду. Одежду рвали тоже по определенным правилам и нормам. Это делали перед тем моментом, когда тело умершего окончательно исчезало от взоров. Одежду следовало разрывать сверху до сердца, то есть, чтобы видно было тело на груди, но не ниже пояса. Отцы и матери разрывали одежду с левой стороны над сердцем, прочие же – с правой стороны. Женщины должны были разрывать свою одежду дома, надев сначала нижнюю одежду задом наперед, чтобы не было видно тело. Они разрывали свое верхнее платье и носили его так в течении тридцати дней. По прошествии семи дней разрывы на платье можно было слегка зашить, но так, чтобы они были хорошо видны. По прошествии тридцати дней платье ремонтировали.

Важная роль в траурной церемонии отводилась флейтистам. Во всем древнем мире – в Риме, в Греции, Финикии, Ассирии и Палестине – плач флейт был неразрывно связан со смертью и с трагедией. По закону мужчина, каким бы бедным он ни был, должен был нанять не менее двух флейтисток на похороны своей жены. У. Тейлор приводит в Гастингском "Словаре Христа и Евангелия" два интересных примера использования флейтистов и флейтисток, показывающие насколько широко распространен был этот обычай. Так, флейтисты и флейтистки играли на похоронах римского императора Клавдия. Когда в 67 г. до Иерусалима дошло известие о захвате Иотапаты римлянами, по словам Иосифа Флавия "большинство людей наняли флейтистов и флейтисток, чтобы они играли при их причитаниях". Плач флейт, крики плакальщиков, страстные обращения к умершему, разорванная одежда и вырванные волосы – должно быть, превращал в дни траура иудейский дом в жалкий и печальный вид. Когда кто-то умирал, человек, носивший траур, не имел права работать, помазываться, носить обувь. Даже самый бедный должен был прекратить работу на три дня; он не мог отправиться в путь с товарами. Запрет на работу распространялся даже на слуг. Человек должен был сидеть с опущенной головой, не должен был бриться или "делать что-нибудь для своего удобства или утешения". Он не должен был читать закон и пророков, потому что такое чтение считалось радостью. Он мог читать Книгу Иова, Книгу Пророка Иеремии и Плач Иеремии. Он мог кушать только в своем доме и воздерживаться от мяса и вина. В течение тридцати дней он не должен был покидать город или селение. Было принято кушать не за столом, а сидя на полу и используя в качестве стола стул. Был обычай, сохранившийся и поныне, кушать яйца, посыпанные золой и солью.

Был еще другой странный обычай: убирали всю воду из дома умершего и из трех соседних домов. Считалось, что ангел смерти наносит смерть мечом, предварительно погруженном в находящуюся поблизости воду. Был также один очень трогательный обычай: в случае, если человек умирал очень молодым, еще не вступив в брак, проводился своего рода обряд бракосочетания, как часть погребального обряда. Человек, носивший траур, освобождался на все время траура от соблюдения закона. Считалось, что он вне себя, обезумел от горя. Он должен был посещать синагогу; при входе все приветствовали его словами:

"Благословен, кто утешает человека в трауре". В иудейском молитвеннике есть особая молитва, которую полагалось читать перед едой в доме, где носили траур.

ЧТО ЗНАЧИТ ВЕРА (Мар. 5,40-43)

Талифа-куми – арамейское выражение. Как вошла эта частица арамейского в греческий язык? Причина может быть только одна. Марк черпал свои сведения непосредственно у апостола Петра. Вне Палестины, конечно, и Петр вынужден был по большей части говорить по-гречески. Но ведь Петр присутствовал при этом событии; он был одним из трех, избранных Иисусом, и видел как это произошло, и никогда не мог забыть голос Иисуса. В его уме и памяти это "талифа-куми" звучало всю его жизнь. Звучавшие в этих словах любовь, нежность и забота пребывали с ним всегда, были настолько реальными, что он даже не мог думать об этом по-гречески, потому что память его воспринимала все это только вместе с голосом Иисуса и только в произнесенных Им словах. Этот маленький эпизод полон контрастов.

1. Здесь есть контраст между отчаянием родителей и надеждой Иисуса. Им говорили: "Не утруждайте Учителя, теперь никто ничего не сможет сделать". "Не бойся, – сказал Иисус, – только веруй". В одном говорит отчаяние, в другом – надежда.

2. Это противоположность между безмерным горем родителей и спокойной ясностью Иисуса. Они стонали, плакали и рвали на себе волосы и одежды в приступе горя, Он же был спокоен, владел Собой и сохранял ясность ума.

Откуда такая противоположность? Она происходит оттого, что Иисус полностью верил и доверял Богу. Самые ужасные человеческие несчастья мы можем встретить смело и храбро, если с нами Бог. Люди смеялись над Ним, потому что думали, что надежда Его без основания. Но великая правда христианской жизни в том и заключается, что кажущееся совершенно невозможным для людей, становится возможным, если рядом Бог. То, что по чисто человеческим соображениям кажется совершенно невозможным, становится благословенной истиной там, где Бог. Они смеялись над ним, но их смех обратился в изумление, когда увидели, что может сделать Бог. Все можно смело встретить и все можно победить, – даже смерть, – если делать это в любви Божией в Иисусе Христе, Господе нашем.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →