Комментарии Баркли на евангелие от Луки 9 глава

ПОСЛАНЦЫ ЦАРЯ (Лук. 9,1-9)

В древние времена вести распространялись только устно. Газет не было, книги писались от руки, и книга, равная по объему книге Евангелия от Луки и Деянии Святых Апостолов, стоила очень дорого. О радио и телевидении люди и не мечтали. Вот поэтому Иисус посылал своих учеников проповедовать Царствие Божие. Его самого ограничивали пространство и время. Его ученики должны были стать Его устами.

Они должны были отправиться в путь налегке, потому что таким образом можно путешествовать быстро и далеко. Чем больше человек обременен вещами, тем больше привязан он к одному месту. Богу нужны оседлые благовестники, но Ему нужны также и те, которые готовы отказаться от мирских благ и исполнять Его опасные поручения.

Если их где-то не примут, они должны отрясти прах с ног своих, покидая такой город. Когда раввины после путешествия в языческой стране возвращались в Палестину, они отряхивали со своих ног каждую пылинку языческой страны. Ученикам велено было вести себя в деревне или городе так же, как и раввин вел бы себя в языческой стране: если люди отказывались от предложенной им возможности, они сами обрекали себя.

Уже из реакции царя Ирода видно, что служение двенадцати было чрезвычайно успешным. Народ недоумевал. Может быть, наконец пришел Илия, предтеча. Может быть пришел даже обещанный великий пророк (Втор. 18,15). Но оскверненная совесть всех боится, и в душе Ирода жил страх, как бы Иоанн Креститель, которого он считал обезглавленным, не явился бы вновь, чтобы преследовать его.

Помимо проповеди Царствия Божия, которую возложил на своих учеников Иисус, важно отметить не раз повторяемые слова "проповедовать и исцелять больных". Они объединяют заботу о теле человека и о его душе. В миссию двенадцати входило не только благовествование, каким бы утешительным оно ни было, но и деяния. Проповедь Царствия Божия не ограничивалась благой вестью о вечной жизни; она предлагала изменить и условия земной жизни людей. Это совершенно отличалось от религии "пирога на том свете". Эта проповедь подтверждала, что здоровое тело человека – такая же неотъемлемая часть целей Господа Бога, как и его здоровая душа.

Ничто не принесло Церкви большего вреда, чем неоднократные утверждения о том, что земные блага и материальные ценности не имеют серьезного значения. В тридцатых годах безработица тяжело отразилась во многих уважаемых семьях. Уровень квалификаций отцов унижался от безделья; жены-домохозяйки старались как можно дешевле прожить; дети ничего не понимали в чем дело, но знали, что чувство голода не покидало их. Все это либо ожесточало людей, либо ломало волю их. Было бы безответственно твердить этим людям о несущественности материальных ценностей, особенно если это говорил достаточно обеспеченный человек. Однажды осуждали генерала Армии спасения Бута за то, что он предлагал бедным пищу и хлеб вместо того, чтобы проповедовать им Евангелие. Старый воин отпарировал резко: "Нельзя согревать сердца людей любовью Божией, когда их ноги отмерзают от холода".

Конечно, можно уделять слишком большое значение материальным ценностям. Но существует также опасность недооценивать их значение. Для Церкви опасно забывать, что Иисус уже в первый раз послал своих учеников проповедовать Царствие Божие и исцелять больных, спасать тело и душу.

НАСЫЩЕНИЕ ПЯТИ ТЫСЯЧ (Лук. 9,10-17)

Лишь это чудо Иисуса упомянуто во всех четырех Евангелиях (ср. Мат. 14,13; Мар. 6,30; Иоан. 6,1). Оно вводится хорошей вестью. Ученики Иисуса вернулись назад, завершив свою апостольскую миссию. Никогда еще не нужно было Ему побыть с ними наедине, как теперь, и поэтому Он ушел с ними в окрестности Вифсаиды, деревни, расположенной по ту сторону реки Иордан, на северо-западном берегу Генисаретского озера. Когда же люди узнали, где Он находится, они толпой следовали за Ним, и Он принимал их.

Иисус показан здесь во всем Своем божественном сострадании. Большинство людей возмутились бы при нарушении их трудно достигнутого уединения. Как бы мы чувствовали себя в уединенном месте, если общение с ближайшими друзьями внезапно было бы прервано шумной толпой со своими требованиями? Иногда мы слишком заняты, чтобы позволить кому-нибудь нарушить наше уединение, но для Иисуса нужды человеческие стояли выше всего.

Настал вечер, вернуться домой было далеко, а люди были голодны и изнурены. К удивлению учеников, Он велел им накормить их. Перед распределением пищи Иисус благословил ее, совершив молитву. Иудейская поговорка гласила: "Без благодарения все воровано у Бога". Перед каждой едой в каждом доме Палестины молились: "Благословен Ты, Иегова, наш Бог, Царь земли, за то, что Ты произращаешь хлеб". Иисус никогда не ел, не возблагодарив Бога за все дары. Из этого рассказа мы узнаем многое.

1) Иисус сочувствовал голодным. Было бы очень интересно установить, сколько же времени Иисус проводил, облегчая страдания людей и утоляя их голод. Ему и сейчас нужна помощь рук человеческих. Руки матери, которая проводит свою жизнь, приготавливая пищу для голодной семьи; руки сестры милосердия, руки доктора, родственника или родителя, жертвующих своим временем и жизнью для облегчения страданий ближнего; руки общественного деятеля, посвящающего свою жизнь борьбе за лучшие условия жизни. Их деятельность намного полезнее и убедительнее, чем проповедь многих краснобаев.

2) Помощь Иисуса была щедрой. Хлеба оказалось достаточно и больше, чем достаточно. В любви нет строгих счетов о большем и меньшем. Бог поступает так же. Высеяв мешок семян, мы должны потом прореживать посевы и выбрасывать даже больше, чем мы можем оставить. Бог создал мир таким, что в нем все больше, чем достаточно для каждого, если народы добросовестно распределяли бы свои изобилия.

3) Как всегда, и в этом деянии Иисуса заключена вечная истина. В Иисусе удовлетворяются все потребности. Душа жаждет; в каждом человеке, по крайней мере иногда, горит стремление найти предмет деятельности, которому он мог бы посвятить свою жизнь. Сердца наши беспокойны, пока они не успокоятся в Нем. "Бог мой да восполнит всякую нужду вашу", – сказал апостол Павел (Фил. 4,19) – даже в пустыне нашей жизни.

ВЕЛИКОЕ ОТКРЫТИЕ (Лук. 9,18-22)

Здесь описан один из решающих моментов в жизни Иисуса. Он дал Свой вопрос, когда уже восхотел идти в Иерусалим (Лук. 9,51). Он хорошо знал, что ожидает Его там, и потому ответ был чрезвычайно важен для Него. Он знал, что Ему придется умереть на кресте, но перед тем Он хотел знать, понял ли кто-нибудь, Кем Он в действительности был. Поразительный ответ определил все. Радость наполнила сердце Иисуса, когда уста Петра выдали его открытие: "Ты Христос Божий".

Но ученики Его должны были знать не только это; необходимо было и узнать, что это значит. Сызмала им твердили, что от Бога ждут победоносного Царя, Который поведет иудеев к всемирной власти. Глаза Петра, должно быть, блестели от волнения при произнесении этих слов. Но Иисус должен был поведать им, что Помазанник Божий пришел в этот мир для того, чтобы умереть на кресте. Он должен был перевернуть вверх дном их представления о Боге и о Его целях, и часто Он видел в этом Свою задачу. Ученики Его узнали Кто Он; теперь они должны были узнать, что это открытие означает.

В этом отрывке запечатлены две великие общие истины.

1) Иисус сперва спросил, что думают о Нем люди, а |потом вдруг задает вопрос Своим ученикам: "а вы за кого почитаете Меня?" Одно дело знать, что говорят об Иисусе люди. Человек может сдать экзамены и повторить все, что было сказано и продумано об Иисусе; он может прочитать все книги, посвященные Христу, написанные на всех языках мира, – и все же не быть христианином. Другое дело, познать Иисуса для самого себя. Наша вера не может быть верой, полученной из вторых рук. Иисус не обращается к каждому человеку с вопросом: "Можешь ты сказать мне, что люди сказали и написали обо Мне?", а Он лично спрашивает: "А что Ты говоришь – за кого ты Меня почитаешь?" Павел не говорит: "Я знаю, во что я уверовал," а "я знаю, в Кого уверовал" (2 Тим. 1,12). Христианская вера – это не простое повторение вероисповедания; она лично знает Христа.

2) Иисус сказал, что "Ему должно идти в Иерусалим... быть убиту". Важно внимательно присмотреться к тем местам в Евангелии от Луки, где Иисус говорит "должен". "Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему..." (Лук. 2,49). "И другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие" (Лук. 4,43). "А впрочем мне должно ходить сегодня, завтра и в последующий день" (Лук. 13,33). Он снова и снова говорит Своим ученикам, что Он должен пойти к предназначенному Ему кресту. (Лук. 9,22; 17,25; 24,7). Иисус знал, что Он должен исполнить предначертание Ему. Воля Божия была Его волей. У Него не было иной цели на земле помимо той, ради исполнения которой Бог послал Его в мир. Христианин, как и Его Господь, должен выполнять возложенную на него задачу.

УСЛОВИЯ СЛУЖЕНИЯ ХРИСТУ (Лук. 9,23-27)

Иисус излагает здесь условия служения для Своих последователей:

1) Человек должен отречься от себя. Что же это значит? Один ученый следующим образом раскрывает смысл этого: Петр однажды отрекся от своего Господа. Другими словами, он говорит об Иисусе "Я не знаю Его". Отречься от себя означает: "Я не знаю себя". Это значит отрицать свою жизнь – рассматривать личное "я" так, как будто бы оно вовсе не существовало. Обычно мы оцениваем себя так, как будто наше "я" самое важное в мире. Если же мы доверяем себя Иисусу, мы должны забыть, что наше "я" существует.

2) Человек должен взять свой крест. Иисус знал, что такое распятие на кресте. Когда Ему было приблизительно одиннадцать лет, Иуда Галилеянин поднял восстание против Рима. Он совершил налет на царский арсенал в городе Сепфорсис, находившийся всего в семи километрах от Назарета. Месть римлян была быстрой и жестокой. Сепфорсис был сожжен дотла, жители были проданы в рабство, а две тысячи восставших были распяты на крестах, установленных вдоль дорог, с тем чтобы они послужили ужасным предупреждением тем, кто мыслил о мятеже.

Взять свой крест – значит быть готовым подвергнуться подобному наказанию за свою верность Иисусу; это значит, что мы должны быть готовы вынести самое страшное, что может причинить нам человек за нашу верность Ему.

3) Человек должен жертвовать жизнью и стараться любой ценой хранить ее. Для него изменены все мирские стандарты и нормы. Он не исчисляет: "Сколько я могу получить?", а "Сколько я могу дать?" Не "Что безопаснее сделать?", а "Как же поступить правильно?" Он не рассчитывает: "Как бы сделать поменьше?", а "Как сделать все возможное?" Христианин должен осознать, что жизнь ему дана не для того, чтобы беречь ее для себя, а для того, чтобы жертвовать ее для других; не для того, чтобы экономно прожить ее, а для того, чтобы посвятить жизнь делу Христа.

4) Верность Иисусу вознаграждается, а неверность карается. Если мы будем верны Ему в этой жизни, Он будет верен нам в вечной. Если мы приложим силы, чтобы следовать за Ним в этом мире, Он признает нас Своими в грядущем. Но если мы своей жизнью отречемся от Него, даже если мы на словах и исповедываем Его, придет день, когда Он должен будет отречься от нас.

5) В последнем стихе этого отрывка Иисус говорит, что некоторые из стоящих здесь не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие. Иисус собственно говорит следующее: "Еще раньше, чем пройдет нынешнее поколение, вы увидите доказательства того, что грядет Царствие Божие". Вне всякого сомнения, этот момент уже наступил. В мир пришло нечто, что, подобно дрожжам в тесте, стало менять жизнь человечества. Нам было бы легче, если бы мы решительней оставляли пессимистические мысли и подумали о том свете, который медленно, но верно занимается над миром.

Следующие стихи из песни "Не тоскуй ты, душа дорогая", подтверждают это:

В мире волны бушуют, как море;
Ветер страшно и грозно шумит.
Но взгляни ты!
С любовью во взоре
На тебя твой Спаситель глядит.
Жизнью нашей Он Сам управляет,
И защиту Он нам подает,
И дает Он нам то, что желает,
Что нас к радости, к счастью ведет.
Нам страдать здесь осталось немного,
Мы готовы к последней борьбе;
Скоро кончится путь наш суровый,
И возьмет нас Спаситель к Себе.
Не тоскуй ты, душа дорогая,
не печалься, но радостна будь:
В небе родина наша святая,
Там наш вечный блаженный приют.

Будем жизнерадостными: Царствие Божие грядет; и возблагодарим Бога за каждый знак, которым Он напоминает: "Се гряду скоро".

ВЕРШИНА СЛАВЫ (Лук. 9,28-36)

Перед нами еще один важный поворотный момент в земной жизни Иисуса. Вспомним, что Он уже собирался отправиться на распятие в Иерусалим. Мы уже просматривали один из этих важных моментов в Его жизни, когда Он спросил Своих учеников: "а вы за кого почитаете Меня?" Здесь же было нечто такое, чего бы Иисус никогда не решился сделать Сам: Он никогда не сделал бы ни одного шага без Божьего одобрения. В этом эпизоде мы видим, что Он ждал и получил это одобрение.

Мы не знаем, что же, в действительности, произошло на горе Преображения, но знаем одно: произошло нечто действительно потрясающее. Иисус взошел на эту гору в поисках Божьего одобрения на решающий шаг в Своей жизни. И там Ему явились Моисей и Илия. Моисей был величайшим законодателем Израиля, Илия был величайшим из пророков. И вот величайшие деятели в жизни, мысли и веры Израиля одобрили решение Иисуса и сказали Ему: "дерзай".

Теперь Иисус мог отправиться в Иерусалим, уверенный в том, что, по крайней мере, небольшая группа учеников знает, Кто Он; уверен без всякого сомнения в то, что в Иерусалиме завершатся чаяния народные, о которых пророки говорили на протяжении всей истории Израиля, и уверен, что Бог одобрил Его действия.

В этом отрывке есть живая многозначительная фраза. В ней говорится о трех апостолах, что "пробудившись, (они) увидели славу Его".

1) В жизни очень многое происходит незаметно мимо нас, потому что разум наш дремлет. На это есть определенные причины, а именно:

а) Предупреждение. Наш ум может быть настолько занят нашими представлениями, или идеями, что все иное для него не существует. Новое уже давно стучится в дверь, а мы подобно спящему, не слышим и не пробуждаемся.

б) Летаргия ума. Многие люди просто-напросто отвергают напряженное мышление. "Неизученная жизнь, – говорил Платон, – недостойна того, чтобы ее жить". А кто из нас действительно задумывался над проблемами жизни, а потом тщательно и до конца продумывал их? Один мудрец сказал о человеке, говорившего лишь обиняком о проблемах вопиющего мира неверия, что ему следовало бы лучше углубиться в самую гущу этих проблем и бороться с ними. Ум многих людей настолько вял, что они даже избегают насущных вопросов жизни и даже уклоняются сформулировать свои сомнения.

в) Стремление к комфорту. Человек обладает своеобразным защитным механизмом, сопротивляющимся зарождению любой мысли, нарушающей покой. Он может столь долго и упорно подавлять всякую живую мысль, что его ум в конце концов впадает в спячку.

2) Но жизнь полна переживаний, будящих нашу мысль. Среди них:

а) Горе и печаль. Однажды молодая певица, которая в совершенстве владела своим голосом, но не вчувствовалась в свою роль, услышала такой отзыв: "Вы будете великой певицей, если испытаете горя". Горе зачастую немилосердно пробуждает нас от спячки, но этот момент мы сквозь слезы глубже познаем и верней выражаем себя.

б) Любовь. У Роберта Браунинга есть рассказ о двух влюбленных. Она взглянула на него; он на нее – "и вдруг они вновь ожили". Истинная любовь будит человека и раскрывает для него горизонты, о которых он раньше никогда и не мечтал.

в) Чувство нужды, потребности в чем-то или в ком-то. Человек может долго будто в полусне жить своей будничной жизнью, пока вдруг не столкнется с неразрешимой проблемой, с непреодолимым искушением, с вопросом, на который нет ответа; с непосильной задачей. В такой момент человеку не остается ничего иного как "рыдать, цепляясь за кромку небес". И это чувство нужды пробуждает человека и ведет его к Богу. Мы должны всегда молить Бога: "Господи, дай сил бодрствовать, чтобы всегда слышать Тебя".

ИСЦЕЛЕНИЕ БЕСНОВАТОГО СЫНА (Лук. 9,37-45)

Как только Иисус сошел с вершины горы, Он снова столкнулся с заботами и горестями человеческой жизни. Пришел и человек, уже раньше обратившийся к ученикам Иисуса, прося их помочь его единственному бесноватому сыну. В стихе 42 Лука употребляет образное слово. Когда отрок еще шел, бес поверг его и стал бить. Слово употребленное Лукой, применяется по отношению к боксеру, наносящему противнику нокаут, или по отношению к борцу, бросающему противника на пол. Вид мальчика, сотрясаемого судорогами, должно быть, вызывал острую жалость у окружающих, а ученики Иисуса были совершенно бессильны помочь ему. Но когда пришел Иисус, он спокойно и со знанием дела излечил мальчика и вернул его отцу.

Из всей этой ситуации вытекают две истины.

1) Преображение Иисуса на вершине горы было важным в Его жизни, но непродолжительно. Петр, который, собственно, не знал, что говорил, хотел бы подольше задержаться на горе; он хотел построить три кущи, чтобы они стояли там во всей славе; но они вынуждены были спуститься в мир. В жизни часто бывают моменты, которые бы хотелось продлить. Но после таких вершин, мы должны вновь вернуться вниз к борьбе; но эти вершины дают нам силы в будничной жизни.

После большой битвы на горе Кармил с Вааловыми пророками, Илия, услышав угрозы Иезавели, бежал в пустыню, и заснул под можжевеловым кустом, а Ангел дважды приготовил ему пищу. А потом идет такая фраза: "И встал он, поел и напился, и подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей" (3 Цар. 1-8). На вершину горы, в присутствие Бога мы должны подниматься не для того, чтобы оставаться там, но чтобы с обретенными там силами идти дальше в течение многих дней. О великом исследователе, капитане Скотте, говорили, что он представлял странное сочетание мечтателя и практика, причем он проявлялся с самой практической стороны после мечтаний. Невозможно прожить жизнь на вершине горы, но и горемычна она без этого опыта.

2) Ни в одном другом случае компетентность Иисуса не так ясна, как в этом. Когда Он сошел с горы, положение казалось безвыходным. Складывается впечатление, что люди бросались с одной стороны в другую, не зная, что делать. Ученики Его были бессильны и сбиты с толку; отец мальчика был разочарован и огорчен. И при этой суматохе явился Иисус. Он мгновенно овладел положением, и вместо беспорядка настал покой. Ведь так часто и нам кажется, что положение безвыходно: ничего нельзя сделать и все ускользает от нас. Лишь Господь нашей жизни в состоянии спокойно направлять жизнь в соответствии с присущими Ему полномочиями.

3) И снова событие заканчивается указанием Иисуса на распятие. Здесь Он одержал победу, здесь Он совладел с бесами и поразил воображение людей. И в тот момент, когда они готовы были провозгласить Его Царем, Иисус сказал им, что Он идет на заклание. Сколь проще было бы Ему пойти путем популярного успеха; но в Своем величии Иисус отверг этот путь и избрал распятие. Он и не помышлял о том, чтобы увильнуть от креста, к несению которого Он призывал других.

ВЕЛИЧИЕ (Лук. 9,46-48)

Так как ученики представляли себе проповедуемое Иисусом Царствие Божие как земное царство, то между ними, натурально, развивалось соперничество за высшими должностями. Когда-то давно бенедектинский монах Беда высказал предположение, что эта распря между Его учениками возникла потому, что Иисус взял с Собой Петра, Иоанна и Иакова на вершину горы и тем вызвал ревность остальных.

Иисус знал, что происходило в их сердцах. Он взял дитя и поставил его рядом с Собой, на самом почетном месте.

И Он сказал, что тот, кто примет дитя сие, тот принимает и Его, а кто принимает Его, принимает Бога. Какой же смысл этих слов? Ученики были Его избранными последователями. А это дитя не занимало ни почетного положения, ни официального поста. Иисус тем самым говорил Своим ученикам: если вы готовы посвятить свою жизнь службе, беззаветно любя тех, которые не имеют никакого значения в глазах людей, то вы будете служить Мне и Богу. Если вы готовы жизнь прожить, выполняя эти как будто незначительные дела, и никогда не будете добиваться величия и славы сего мира, то вы будете великими в глазах Бога. Ведь служат по разным мотивам:

1) Одни служат, чтобы заслужить призвание. Английский романист Арчибальд Кронин рассказывает об одной медсестре, с которой он познакомился, когда работал врачом. В течение двадцати лет она обслуживала район в двадцать километров. "Я дивился, – говорит Кронин, – ее спокойствию, силе духа и бодрости". Она ни разу ночью не отказывалась от срочного вызова. Ей платили непомерно низкую зарплату и однажды поздно ночью после особенно напряженного рабочего дня, я отважился сказать ей: "Послушайте, сестра, почему вы не требуете, чтобы платили вам больше? Видит Бог, вы заслуживаете это". "Если Бог видит, что я заслуживаю это, – сказала она, – то больше мне ничего не надо". Она служила не людям, а Богу. А если мы служим Богу, то меньше всего будем думать о престиже, ибо мы знаем, что даже когда мы поступаем наилучшим для нас образом, этого недостаточно для Него.

2) Другие служат ради места. Человек, получивший какое-нибудь задание, или должность в церковной администрации, должен смотреть на это не как на честь, а как на ответственность. В церкви многие служат не думая о тех, кому они служат, а думают лишь о себе. Один из английских премьер-министров, принимая поздравление по случаю принятия своей должности, сказал: "Мне нужны не ваши поздравление, а ваши молитвы". Быть избранным для исполнения должности, значит быть избранным для служения, а не для почестей.

3) Служат и ради достижения выдающегося положения. Многие готовы служить или давать ревностно до тех пор, пока их служба или щедрость известна всем, пока другие благодарят и хвалят. Иисус прямо указывал: "пусть левая рука твоя не знает, что делает правая". Если мы даем лишь для личной выгоды, то тем самым уже испорчена большая часть хорошего дела.

ДВА УРОКА ПО ТОЛЕРАНТНОСТИ (Лук. 9,49-56)

Перед нами два урока по толерантности.

В Палестине было много заклинателей, претендовавших на то, что они могут изгонять бесов; и Иоанн, несомненно видел в этом человеке конкурента и, естественно, старался устранить его. Но Иисус не позволил ему.

Прямой путь из Галилеи в Иерусалим лежал через Самарию, но большинство иудеев избегало его. Между иудеями и самарянами существовала вековая распря (Иоан. 4,9). И самаряне действительно делали все возможное, чтобы помешать и даже повредить паломникам, пытавшимся пройти через их землю. И для Иисуса решение пойти этим путем в Иерусалим было необычным, а еще более необычным было Его желание встретить гостеприимство в самарянской деревне. Делая это, Он протягивал руку дружбы народу, находившемуся во враждебных отношениях с иудеями. И самаряне не только отказали Ему в гостеприимстве, но и отвергли предложение дружбы. Вне всякого сомнения, Иаков и Иоанн, предлагая призвать на помощь небесный огонь и уничтожить эту деревню, полагали, что они заслуживают только похвалу. Но Иисус опять не позволил им.

Как ни в одном другом месте, Иисус здесь конкретно и без обиняков обучает своих учеников быть терпеливыми. По разным причинам толерантность – потерянная добродетель, а там, где она еще существует, она, как сказать, неправильно мотивирована. Изо всех выдающихся деятелей церкви не было лучшего образца толерантности, чем Джон Уэсли. "У меня столь же мало прав запрещать кому бы то ни было иметь мнение, отличное от моего, как запрещать ему носить парик лишь потому, что у меня собственные волосы; но, если он снимает свой парик и стряхнет с него пудру прямо мне в лицо, я сочту своим долгом избавиться от него как можно скорее, – говорил он, – но я решил избегать всеми способами духовную ограниченность, партийное рвение, тупость, жалкий фанатизм, который побуждает многих к предположению, что Бог только среди них... А мы думаем сами и не запрещаем думать другим". Когда его племянник Самуил, сын его брата Чарльза, принял католичество, Уэсли написал ему: "В этой ли ты церкви или в другой – мне все равно. Ты одинаково можешь быть спасен или проклят как в этой, так и в той; но я боюсь, что ты все же не рожден свыше". Методисты же приглашают людей к причастию святых таинств словами: "Подходите все, кто любит Бога".

Убеждение, что только наши верования и обряды верны, причинили Церкви больше трагедий несчастий, чем что-то другое. Оливер Кромвель писал однажды непримиримым шотландцам: "Умоляю вас состраданием Христа, допустите, что и вы можете ошибиться". Т. Р. Гловер где-то приводит поговорку "Помни, что, что бы ты ни захотел сделать, кто-нибудь сделал бы это иначе".

Много путей ведут к Богу. У Него Свой особый подход к сердцу каждого человека. Бог проявляется различным образом; и ни один человек, ни одна церковь не имеет монополии на Его истину.

Но, и это чрезвычайно важно, наша терпимость должна основываться не на безразличии, а на любви. Когда Авраама Линкольна критиковали за слишком большую обходительность с врагами и напоминали ему, что он должен уничтожать своих врагов, Линкольн дал великолепный ответ: "Разве я не уничтожаю врагов, когда я обращаю их в друзей?" Даже если человек крайне ошибается, неуместно считать его врагом, с которым надо расправиться, а как заблудшего брата, которого надо любовью направить на путь истины.

ИСКРЕННОСТЬ ИИСУСА (Лук. 9,57-62)

Перед нами слова Иисуса, с которыми Он обратился к трем претендентам, делавшим вид, будто они хотят последовать за Ним.

1) Первому из них Он посоветовал: "Прежде чем последуешь за мной, взвесь обстоятельства". Никто не должен бы обвинять кого-то, что его обманом побудили следовать за Иисусом. Мы можем сказать даже, что Иисус сделал людям комплимент, когда они предъявили к себе самые высокие требования. Может быть, мы даже причинили церкви большой вред, не борясь с мнением, что принадлежность к церкви мало значит. Но мы должны сказать, что оно существенно меняет дело. Возможно нас будет меньше, но зато те, которые придут, будут действительно преданы Христу.

2) Слова Иисуса, обращенные ко второму претенденту звучат жестоко, но их не следует толковать так. По всей вероятности, его отец не умер, и даже был далек от смерти. Вероятно, вот что он хотел сказать: "Я последую за Тобой после смерти моего отца". Один английский чиновник, служивший на востоке, повествовал об одном одаренном молодом арабе, которому была предложена стипендия для учебы в Оксфордском или Кембриджском университетах. Но он ответил: "Я поеду после того, как похороню отца". В данный момент его отцу было около сорока лет.

Иисус хотел указать на то, что все надо делать в свое время; если момент упущен, то, вероятно, данное дело так и не будет сделано. Этому человеку было нелегко вырваться из своего духовно бесплодного окружения; упусти он этот момент, он никогда и не вырвется.

Психологи находят, что если не превратить благородные чувства своевременно в действие, то маловероятно, что они вообще когда-нибудь воплотятся в дело. Чувство заменяет деяние. Возьмите такой пример: сердце говорит нам, что надо написать письмо, выражая соболезнование, благодарность или поздравление. Стоит отложить это на завтра, и оно, вероятно, так никогда и не будет написано. Иисус побуждает нас к действию, когда сердце наше тронуто.

3) В ответе Иисуса третьему человеку заключена истина, которую никто не может отрицать. Ни один пахарь не сможет пропахать прямую борозду, озираясь назад. У некоторых людей сердца всегда обращены в прошлое. Они идут, все оглядываясь назад и с тоскою вспоминают золотые дни прошлого. Великий проповедник Уаткинсон рассказывает, как однажды, находясь со внуком на берегу моря, он встретил старого священника. Старик был в плохом расположении духа, и, вдобавок ко всем его неприятностям, у него был легкий солнечный удар. Мальчик прислушивался к разговору, но не понял все как следует; когда они оставили старого ворчуна, мальчик повернулся к Уаткинсону и сказал: "Дедушка! Я надеюсь, ты никогда не будешь страдать от захода солнца".

Христианин идет не к закату, а к заре. Пароль Царствия Божия: "Вперед!", а не "Назад!" Иисус не сказал третьему попутчику: "Следуй за мной!", не сказал Он ему также и: "Возвращайся назад!" Он сказал ему: "Я не принимаю вялого служения", и предоставил ему право самостоятельно принять свое решение.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →