Комментарии Баркли на евангелие от Луки 10 глава

РАБОТНИКИ ДЛЯ ЖЕРТВЫ (Лук. 10,1-16)

Эти стихи говорят о дальнейшем расширении служения уже не двенадцати учеников, а семидесяти. Число семьдесят было у иудеев символическим.

а) Это число старейшин, которые должны были разделить с Моисеем бремя правления и руководства народом в пустыне (Числ. 11,16.17.24.25).

б) Также синедрион, церковный собор иудеев, состоял из семидесяти членов. Если же сравним семидесяти Иисуса с двумя руководящими органами, то увидим подобные обязанности.

в) Кроме того считали, что число народов всего мира также семьдесят. Лука был человеком обширных взглядов и можно предположить, что он думал о том дне, когда каждый народ земли будет знать и любить Господа.

Заметим и интересные дополнительные сведения. Среди городов, которых Иисус обрек на гибель – город Хоразин. Видимо Иисус совершил там много замечательных деяний. В истории евангелий этот город не упоминается, и нам не известно ни одно деяние, совершенное Иисусом там, ни одно слово, произнесенное Им там. Это, как ничто другое, ясно показывает, как мало мы знаем из Его жизни. Евангелии не являются биографиями Иисуса, они дают лишь очерки из Его жизни (Иоан. 21,25).

Из этих стихов мы можем почерпнуть чрезвычайно важные сведения о проповеднике и слушателе.

1) Проповедник не должен быть обременен материальными ценностями; он должен путешествовать налегке. Ведь очень легко погрязнуть в материальном благосостоянии. Однажды некий доктор Джонсон, ознакомившись с одним дворцом и образом жизни его обитателей, мрачно заметил: "Вот эти-то вещи и делают мысль о смерти невыносимой". Блага земли не должны вытеснять из нашего сознания небеса.

2) Проповедник должен полностью сосредотачивать свое внимание на поставленные перед ним задачи; ему не положено приветствовать встречных людей. Таково было наставление Елисея своему слуге Гиезию (4 Цар. 4, 29). Это не наставление к непочтительности; но напоминание, что Божий человек не должен озираться по сторонам или заниматься незначительными вещами, когда великие и более важные дела ожидают его.

3) Проповедник должен исполнять свое служение не ради наград, которые он мог бы справедливо ожидать; он должен есть то, что ему подают, не ходить из дома в дом в поисках более хороших условий и лучшей пищи. Уже в то время имелись нахлебники и приживальщики. Книга Учение двенадцати Апостолов, написанная около 100 г., и которая является первым уставом церкви, предостерегает читателя относительно пророков, странствующих из одного города в другой. Так вот в этом уставе записано, что пророк, пребывающий в одном месте более трех дней и не выполняющий никакой работы – лжепророк; и если пророк, говорящий Духом Святым, требует денег или еды, он тоже лжепророк! Работник вправе получать зарплату, но слуга Распятого не имеет права искать роскоши.

4) Слышавший Слово Божие несет большую ответственность. Человек будет судим потому, что он имел возможность узнать. Что позволяем ребенку, часто порицаем во взрослом человеке; мы прощаем дикарю, но наказываем культурного человека. Ответственность – обратная сторона привилегии.

5) Ужасно отказываться от призыва Божия. Каждое услышанное обетование, может обратиться в проклятие. Если же человек примет эти обетования, он получит величайшую славу, но если отречется от них, они однажды могут свидетельствовать против него.

ИСТИННОЕ БЛАЖЕНСТВО ЧЕЛОВЕКА (Лук. 10,17-20)

Вернувшись назад семьдесят учеников радостно сияли победой, одержанной ими во имя Иисуса. Иисус же сказал им: "Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию". Смысл этого понять нелегко. Его можно толковать двумя способами.

1) Он может обозначать "Я видел, что силы тьмы и зла побеждены; крепость сатаны пала и теперь грядет Царствие Божие". Это может означать, что Иисус знал, что сатане и его темным силам нанесен смертельный удар независимо от того, как далека окончательная победа над ним.

2) Но равным образом Иисус мог и предупреждать против гордыни. По писанию именно гордыня была причиной восстания против Бога, в результате которого сатана был низвержен с небес, где он когда-то был предводителем ангелов. Вполне возможно, что Иисус говорил семидесяти ученикам: "Вы одержали победу; но воздержитесь от гордыни, ибо однажды глава ангелов подпал гордыне и был низвержен с небес".

Иисус несомненно, продолжал предупреждать своих учеников против гордости и самоуверенности. Им действительно была дана власть, но их величайшая радость состояла в том, что их имена написаны на небесах.

Неопровержимо, что величайшая благодать не в том, что сделал человек, а что совершил Бог для человека. Пожалуй верно, что открытие хлороформа спасло мир от больших страданий, чем любое другое открытие в медицине. Кто-то спросил сэра Джеймса Симпсона, инициатора в применении хлороформа: "Что вы считаете своим величайшим открытием?" ожидая получить ответ: "Хлороформ". Но Симпсон ответил: "Мое величайшее открытие заключается в том, что Иисус является моим Спасителем".

Даже величайший человек может сказать Богу только:

Я пришел к Тебе, мой Бог!
Я был наг и Ты одел;
Я был беден, Ты в удел
Дал мне давний Твой чертог;
Ты омыл меня в крови;
Я сокрыт в скале любви.

Гордыня закрывает человеку путь к небесам; но смирение открывает его в присутствие Бога.

НЕОПРОВЕРЖИМОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ (Лук. 10,21-24)

В этом отрывке заключены три великие мысли.

1. Стих 21 говорит о мудрости простоты. Простой ум может принять истины, которых образованный ум понять не может. Арнольд Бенетт сказал однажды: "Истинно великую книгу возможно написать лишь глазами ребенка, который впервые видит окружающий мир". Но можно быть слишком умным. Можно достичь такой степени учености, что не видно леса за деревьями. Кто-то сказал, что мерилом истинно великого ученого является то, сколько он способен забыть. В конце концов, христианство означает не знание всех теорий о Новом Завете; еще меньше оно идентично со знанием всех учений и теорий о Христе. Христианство означает не знание о Христе, а знание самого Христа. А это требует не земной мудрости, а небесной благодати.

2. В стихе 22 говорится об особых отношениях между Иисусом и Богом. Они как раз и охарактеризованы в четвертом Евангелии, где сказано: "Слово стало плотию" (Иоан. 1,14), или где оно вкладывает в уста Иисуса такие слова: "Я и Отец – Одно", или "видевший Меня видел Отца" (Иоан. 10,30; 14,9). Грекам Бог был неизвестен.

Для них существовала глубокая пропасть между материей и духом, человеком и Богом. "Очень трудно, – говорили они, – знать Бога, а если узнаешь Его, то невозможно рассказывать о Нем другим". Но пришедший в мир Иисус сказал: "Видевший Меня видел Отца". Иисус не столько говорил людям о Боге, как показывал Его им, потому что Иисус имел ум и сердце Бога.

3. Из стихов 23 и 24 мы узнаем, что Иисус является осуществлением всей истории. Иисус говорит следующее: "Я Тот, Которого ожидали все пророки, святые и цари, и Которого они желали видеть". Именно это имел в виду Матфей, когда он в своем Евангелии писал: "да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит..." (ср. Мат. 2,15.17.23). Иисус был вершиной, к которой стремилось человечество, целью, к которой оно направлялось, мечтой, всегда преследовавшей мужей Божиих. Если бы мы желали выразить это терминологией современной философии, то, по-видимому, надо было бы сказать так: мы верим в эволюцию, в преображение человека во Христе. Иисус завершает этот эволюционный процесс, потому что в Нем человек встречается с Богом; Он одновременно воплощает в Себе совершенство человеческого и божественного.

КТО ТВОЙ БЛИЖНИЙ (Лук. 10,25-37)

Во-первых, посмотрим на местность. Дорога из Иерусалима в Иерихон имела дурную славу и была очень опасной. Иерусалим расположен на высоте 601 метра над уровнем моря, а Мертвое море, около которого находится Иерихон, лежит 396 метров ниже уровня моря. Следовательно, на расстоянии около 32 километров дорога спускалась в около 1000 метров. Она извивалась по узким скалистым ущельям и изобиловала неожиданными извилинами, что делало ее раем для разбойников. Еще в V веке, как сообщает Иероним, эту дорогу все еще называли "Красной, или Кровавой дорогой". Даже в XIX веке нужно было платить пошлину местным шейхам за безопасный проезд по ней. Еще в начале 1930х годов, по словам одного туриста, его предупреждали возвращаться домой до заката солнца, если он намеревался брать эту дорогу. Известный разбойник, искусный в своем деле, останавливал машины, грабил проезжающих и незаметно исчезал в горах, прежде чем полиция прибывала на место происшествия. В своей притче Иисус описывал действительное положение дел на дороге из Иерусалима в Иерихон.

А теперь посмотрим на участвующих лиц притчи. Кто они?

а) Первым является путник. Очевидно, это был опрометчивый и безрассудный человек. Люди редко отваживались в одиночку пускаться в дорогу из Иерусалима в Иерихон, имея при себе товары или ценные вещи. В поисках безопасности они собирались в группы, путешествовали с охраной или караванами. Упомянутый Иисусом путник должен был пенять лишь на себя за положение, в которое он попал.

б) Вторым является священник. Он спешно прошел мимо. Вне сомнения, он помнил, что всякий, кто притронется к мертвому, будет нечистым семь дней (Числ. 19,11). Он, конечно, не мог быть уверен, но предполагал, что человек мертв. Прикоснувшись к мертвому, он мог лишиться своей очереди служить в храме, и ему не хотелось рисковать этим. Он считал требования обряда выше норм милосердия. Храм и служба в храме значили для него больше, чем страдания человека.

в) Третьим видим левита. По-видимому, он сперва подошел ближе к лежавшему путнику, но потом прошел мимо. Бандиты часто применяли различного рода западни. Один из них притворялся раненым, и когда неосторожный путник наклонялся над ним, остальные набрасывались и одолевали его. Левит относился к людям, девизом которых является: "Безопасность – прежде всего". Он не стал бы рисковать собою, чтобы помочь кому-нибудь.

г) И, наконец, самарянин. Слушатели Иисуса явно ожидали, что теперь последует рассказ о злодее. По происхождению он не обязательно должен был быть самарянином. Иудеи не сообщались с самарянами, но этот, складывается впечатление, был путешествующим торговцем и был частым гостем в гостинице. В Ин. 8,46 иудеи называют Иисуса самарянином. Это прозвище часто употребляли для обозначения еретика и нарушителя закона предков. По-видимому, здесь идет речь о самарянине, то есть о человеке, которого презирали ортодоксальные порядочные люди.

О нем следует отметить две характерные черты:

1. Ему доверяли на слово! Содержатель гостиницы поверил ему. Может быть, он не отличался чистотой богословских взглядов, но он был честным человеком.

2. Лишь он был готов помочь. Каким бы он ни был еретиком по отношению к закону предков, но любовь к Богу была у него в сердце. Ведь не нова истина, что ортодоксальные верующие часто проявляют больше интереса к догме, нежели к оказанию реальной помощи, и что презираемый правоверными, истинно любит ближнего. В конце концов судить нас будут не по нашему вероисповеданию, а по жизни, которую мы ведем.

И, наконец, давайте посмотрим на мораль притчи. Законник, задававший вопрос, задал его всерьез. Иисус спросил его, что же написано в законе, а потом сказал: "Как (ты) читаешь?" Строго ортодоксальные иудеи привязывали к запястьям маленькие кожаные коробочки, в которых носили определенные отрывки из Писаний – Исх. 13,1-10; 11,16; Втор. 6,4-9; 11,13-20. "Люби Господа Бога твоего, – это из Втор. 6, 4 и 11, 13. То есть, Иисус сказал законнику: "Посмотри на свои записи из Писания, которые ты носишь на твоем запястье, и получишь ответ на вопрос. К этой цитате законник прибавил еще цитату из Лев. 19,18, повелевающую человеку возлюбить ближнего как самого себя; но, имея пристрастие к уточнениям, раввины искали определения к понятию "ближний"; и, в самом плохом и узком смысле они сводили понятие "ближний" к своим иудеям. Так, например, некоторые объявляли нарушением закона оказать помощь язычнице в самое тяжелое для нее время, то есть во время родов, ибо, тем самым, способствуют появлению на свет белый еще одного язычника. Поэтому вопрос законника: "Кто мой ближний?" – был нормальным.

Ответ Иисуса затрагивает три момента:

1. Следует помогать человеку, даже если он сам навлек на себя беду, как это было с путником.

2. Человек любой национальности, находящийся в опасности – наш ближний. Наша любовь должна быть такой же необъятной, как и любовь Божия.

3. Помощь должна быть практической и не ограничиваться сочувствием. Конечно, и священник и левит испытывали чувство жалости к раненому путнику, но они ничего не предприняли. Сочувствие и сострадание, если они истинны, должны проявляться в делах.

Что Иисус сказал книжнику, Он говорит и нам: "Иди, и поступай так же".

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ТЕМПЕРАМЕНТЫ (Лук. 10,38-42)

1. В них показана противоположность темпераментов. Мы в религии нигде не уделяли достаточного места темпераменту людей. Одни – по природе своей деятельны, активны; другие же – спокойны. Активно действующему человеку трудно понять того, кто спокойно сидит, и размышляет. А человек, склонный к спокойствию и созерцанию, может смотреть свысока на постоянно занятого человека.

Здесь нет ни правых, ни виноватых, Бог не сотворил всех одинаковыми. Простой человек может молить Бога следующим образом:

О, Господь всех горшков, кастрюль и прочего,
Коль мне не суждено быть святым,
Творя удивительное,
Или рассуждать далеко за полночь о Тебе,
Или мечтать в сумерках,
Или искать доступ во врата небесные,
То сделай меня святым в приготовлении пищи
И мытье посуды.

А другой будет сидеть сложа руки, но напряженно мыслить и молиться. Но оба служат Богу. Богу нужны и Марии и Марфы.

2. Но из этих стихов мы узнаем нечто большее: они показывают нам ложную доброту. Стоит только подумать о том, что Иисус направлялся в это время в Иерусалим, чтобы умереть. В нем происходила интенсивная внутренняя борьба, приводившая его волю в подчинение воли Божией. Приход Иисуса в город Вифанию был радостным днем, и Марфа старалась украсить стол всем лучшим, что было в доме. И поэтому она и заботилась и суетилась и варила; а этого Иисус как раз и не желал. Он желал только покоя. Видя ожидающий Его впереди крест, внутренне напряженный Он зашел в Вифанию, чтобы найти спокойное место. Он хотел удалиться от вечно требующей толпы. Этот покой давала ему Мария; а Марфа, в своей доброте, всеми силами пыталась нарушить его. "Одно только нужно", – возможно значило: "Мне не нужно обильное угощение; одно блюдо, самое простое – достаточно". Дело просто в том, что Мария поняла Его, а Марфа не поняла.

В этом и состоит одна из трудностей в жизни. Мы так часто хотим быть добрыми к людям, но добрыми по-своему. А если мы ошибаемся со своим участием, мы обижаемся и считаем, что нас недооценивают. Если мы действительно хотим быть любезными, то в первую очередь мы должны стараться заглянуть в душу человека, которому хотим помочь, забыть все свои планы и думать только о том, что нужно ему или ей. Иисус любил Марфу, и Марфа любила Его, но Марфа была добра по-своему, а это в данных обстоятельствах действительно значило быть недоброй к Нему, сердце Которого остро жаждало покоя. Иисус любил и Марию, и Мария любила Его, и она поняла Его.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →