Комментарии Баркли на евангелие от Луки 22 глава

И ДЬЯВОЛ ВСЕЛИЛСЯ В ИУДУ (Лук. 22,1-6)

В пасхальное время Иисус прибыл в Иерусалим, чтобы умереть. В собственном смысле, праздник опресноков – не совсем то же, что Пасха. Праздник опресноков праздновали неделю, с 15 по 21 нисана (апреля), а саму Пасху ели с 15 нисана в память освобождения народа Израиля из египетского рабства (Исх. 12). В ту ночь ангел смерти поразил первенца – сына в каждой египетской семье; но он прошел мимо всех домов иудеев, потому что косяки и перекладины дверей домов были помазаны кровью агнца. В тот вечер иудеям нужно было так торопиться с последней трапезой, что у них не было времени испечь заквашенный хлеб. И они ели пресный хлеб, опресноки.

К Пасхе тщательно готовились. Исправляли дороги, укрепляли мосты, белили надгробные памятники при дорогах, чтобы паломники хорошо видели их И не притрагивались к ним по ошибке, и тем самым стали бы нечистыми. Уже за месяц до наступления праздника в синагогах учили историю и значение Пасхи. За два дня до Пасхи во всех домах проводили обрядовый поиск закваски. Глава семьи брал свечу и торжественно обходил в молчании дом, заглядывая в каждый угол и закуток и выбрасывал последнюю крошку дрожжей.

Каждый иудей, достигший определенного возраста и живший в пределах 25 километров от Иерусалима, должен был быть участником, а тот, живший в любой части света, мечтал (да и сегодня мечтает) хотя бы раз в жизни провести Пасху в Иерусалиме. И сегодня, когда иудеи празднуют Пасху в какой-нибудь стране, они молят Бога, чтобы следующую Пасху провести в Иерусалиме. И поэтому во время Пасхи в Иерусалиме собирались огромные массы народа. Император Нерон стремился преуменьшить значение иудейской религии и Цестий, бывший в это время прокуратором Иудеи, для того чтобы убедить Нерона в этом, произвел перепись и подсчет шкурок ягнят, забитых во время Пасхи. Согласно Иосифу Флавию число их составило 265,5 тысяч.

По иудейскому закону участников Пасхи должно быть не менее десяти. Это значит, что в праздновании Пасхи принимало участие, по-видимому, более 2,7 млн. паломников. Вот в таком переполненном городе разыгрывалась драма последних дней Иисуса.

Атмосфера праздника Пасхи уже всегда была взрывоопасной. Резиденция римского правителя находилась в Кесарии и обычно в Иерусалиме находился небольшой отряд римских войск, но на время празднования Пасхи сюда стягивали большое количество войск. Перед иудейскими властями встала проблема как арестовать Иисуса, не вызывая бунта толпы. В решении этой проблемы им помогло предательство Иуды. В Иуду вселился дьявол. Очевидны следующие два момента:

1. Точно так, как Бог ищет людей для проведения в жизнь Его воли, также и дьявол ищет их. Человек может стать орудием добра или зла, орудием Бога или дьявола. Так последователи учения Зороастра представляют этот мир как поле битвы между богом света и богом тьмы, и в этой борьбе человек должен выбрать, на чьей стороне он борется. Мы тоже знаем, что человек может стать слугой света или тьмы.

2. Но ясно, что дьявол не смог бы овладеть Иудой, если последний не впустил бы его. Сердце человека может быть открыто только изнутри – снаружи нет замочной скважины.

Пред всяким открываются
Путь горний и земной;
И каждый здесь решается,
Какой идти стезей.

Лишь мы сами можем решить, будем ли мы орудием в руках Бога или инструментом дьявола. Мы можем служить либо Христу, либо диаволу. Бог да поможет нам сделать правильный выбор!

ПОСЛЕДНЯЯ ВЕЧЕРЯ (Лук. 22,7-23)

И опять же Иисус заблаговременно позаботился обо всем; у Него был Свой план. В домах состоятельных людей было две комнаты: одна из них была над другой и дом выглядел так, будто на большой кубик был поставлен кубик поменьше. В верхнюю комнату попадали через лестницу, расположенную у внешней стороны стены дома. Во время Пасхи постой в Иерусалиме был бесплатным. Единственной платой, которую мог получить хозяин дома за постой паломников, была шкурка ягненка, съеденного во время праздника. Часто верхнюю комнату использовали раввины для встречи с любимыми учениками, обсуждения различных проблем и излияния своей души. Иисус предпринял необходимые шаги, чтобы иметь такую комнату. Он послал в город Петра и Иоанна найти человека, несущего кувшин с водой. Носить воду входило в задачу женщин. Мужчину же, который несет кувшин с водой, было также легко узнать, как, например, мужчину, идущего в дождливый день под дамским зонтиком. Это был знак, заранее оговоренный между Иисусом и Его учениками.

Праздник наступил, и Иисус использовал древние символы, придан им новое значение.

1. О хлебе Он сказал: "Сие есть Тело Мое". Вот что мы понимаем под таинством. Таинством является действие, обычное в нормальных условиях, но приобретающее совершенно иное значение для человека, у которого есть глаза, чтобы видеть и сердце, чтобы понимать. В этом нет ничего специфически богословского или непостижимого.

В доме каждого из нас стоит ящик со всяким, можно сказать, хламом, но мы его не выбрасываем, потому что каждый раз, когда мы берем в руки ту или другую вещь, или смотрим на нее, в памяти всплывают разные люди и разные события. Это обычные вещи, но они приобрели совершенно иное, намного превосходящее их первоначальное, значение. Это и есть таинство.

Когда после смерти матери сэра Джеймса Барри стали разбирать ее вещи, выяснилось, что она берегла все конверты, в которых ее знатный сын регулярно и любовно посылал ей денежные переводы. Это были всего лишь старые конверты, но они так много значили для нее. Это и есть таинство.

Во время похорон адмирала Нельсона в церкви Св. Павла в Лондоне, гроб с телом несла группа моряков. Один из наблюдавших эту сцену оставил такую запись: "Стройно и почтительно опустили они тело величайшего адмирала в склеп и потом, как бы выполняя резко отданную с палубы корабля команду, одновременно схватили английский флаг, которым был покрыт гроб, разорвали его на части и каждый взял себе кусок в качестве сувенира о прославленном покойнике". И всю жизнь этот кусок цветной материи будет напоминать им о любимом адмирале. Вот это и есть таинство.

Хлеб, который мы вкушаем во время причастия, обычный хлеб, но для человека, у которого есть сердце, способное понимать, он является действительно Телом Христовым.

2. О чаше Он сказал: "Сия чаша есть новый завет в Моей Крови". В библейском значении завет представляет отношения между человеком и Богом. Бог великодушно обратился к человеку; и человек обязался к послушанию и соблюдению Его закона. Все это изложено в Исх. 24,1-8. Действие этого закона зависит от соблюдения человеком своего обета и исполнения закона. Человек не мог и не может исполнить этот закон: грех человеческий прекращает эти отношения между человеком и Богом. Вся иудейская система жертвоприношения была направлена на то, чтобы восстановить эти отношения путем жертвоприношений Богу для искупления греха. Иисус же сказал следующее: "Своей жизнью и Своей смертью Я сделал возможным установление новых отношений между вами и Богом. Вы – грешники. Но, потому что Я умер за вас, Бог больше не враг, а друг". Чтобы восстановить отношения дружбы между Богом и человеком, Христос должен был заплатить Своей жизнью.

3. Иисус сказал: "Сие творите в Мое воспоминание". Иисус знал, сколь забывчива человеческая память. У греков было особое прилагательное для определения времени. "Время, – говорили древние греки, – стирает все", как будто память человеческая – аспидная доска, а время – губка, стирающая с нее все начисто. Иными словами Иисус сказал: "В водовороте жизни вы забудете Меня. Человек забывает, потому что он должен забывать, а не потому что он хочет. Приходите час от часу в покой и тишину Моего дома, и делайте это снова с Моими близкими, и вы будете помнить Меня".

Тот факт, что за столом во время вечери находился предатель, делал эту трагедию еще более ужасной. За каждым причастием, в каждой общине сидит предатель, который предаст Иисуса Христа, потому что, если мы в доме Его даем Ему обет, а потом, выйдя, жизнью своей опровергаем Его, мы тоже предаем Его.

СПОР СРЕДИ УЧЕНИКОВ ХРИСТА (Лук. 22,24-30)

Что ученики Иисуса могли спорить о том, кто из них должен почитаться большим, когда Ему уже непосредственно грозило распятие, – одно из самых трагических событий во всем Евангелии. Расположение мест на еврейском празднике было строго установлено. Стол представлял собой квадрат с одной свободной стороной. Во главе стола в центре сидел хозяин. По правую руку от него сидел самый важный гость, по левую руку – второй по важности, вторым по правую руку от хозяина сидел третий по важности гость, вторым по левую от него руку – четвертый, и так далее вокруг стола. Ученики Иисуса заспорили о том, где кто должен сидеть, потому что они еще не избавились от идеи земного царства. Иисус же им прямо заявил, что нормы Его царства в корне отличаются от мирских норм. Царь земной оценивается по власти, которой он обладает. Один из самых типичных титулов восточного царя был Еургетес, что соответствует греческому благодетель. Иисус сказал: "Не царь, а слуга получит этот титул в Моем царстве".

1. Миру в первую очередь нужно служение. Странно, но люди делового мира понимают это. Брюс Бартон отмечает, что вдоль шоссе часто встречаются вывески заправочная станция. Каждая заявляет: "Мы будем чаще лазить под ваш автомобиль и меньше боимся запачкаться, чем любой из наших конкурентов". Странное дело, но в церкви больше, чем где-либо споров о важности и почитании и о "месте" человека. Миру же нужно служение, и он признает только служение.

2. Лишь тот, кто готов служить более других, сможет действительно достичь больших вершин. Простой рабочий часто уходит в 4 часа домой и забывает о своей работе доследующего утра, в то время как в управлении свет горит допоздна. Очень часто прохожие видели свет в конторе Джона Рокфеллера, когда во всех окнах фирмы давно уже погас свет. Закон жизни таков, что служение ведет к величию, и чем выше человек поднимается по служебной лестнице, тем к большему служению он должен быть готов.

3. Человек по разному может строить свою жизнь: одни предпочитают только брать, другие готовы давать; но человек основывающий свою жизнь на том, чтобы только брать, лишается и дружбы людей и награды Божией, ибо люди, пекущиеся только о своем, никогда ни у кого не вызывали любви.

4. Иисус закончил Свое предупреждение, обещан Своим ученикам, что все стойко стоявшие с Ним до конца, будут вместе с Ним в Царствии Божием. Бог ни у кого не останется в долгу. Те, кто помогли Христу нести крест, в раю разделят с Ним венец.

ТРАГЕДИЯ ПЕТРА (Лук. 22,31-38 и 54-62)

Мы рассмотрим сразу всю историю трагедии Петра. Поведение Петра и его характер полны странных противоречий.

1. Даже отрекшись на словах от Христа, он оставался верен Ему. Герберт Уэллс сказал однажды: "Человек может быть плохим музыкантом и в то же время страстно любить музыку". Человек, движимый преданностью; даже при согрешении еще не потерян.

2. Петр был основательно предупрежден. Иисус предупредил его прямо и косвенно. Стихи 33-38, звучащие как удар клинка, – очень странный отрывок. Но его значение сводится к следующему: "До сих пор Я был с вами. Очень скоро вы останетесь одни и вам придется измерять свои силы. Что вы будете тогда делать? Опасность заключается не в том, что у вас ничего не останется, а в том, что вам придется бороться даже за свое существование". Это не было обращение к войскам с призывом к стойкости, а живая восточная манера показать ученикам, что их жизни грозит непосредственная опасность. Никто не мог отрицать, будто Петру не была объяснена серьезность и опасность создавшегося положения и мера его собственной ответственности.

3. Петр был слишком самоуверен. Если человек говорит: "Вот уж этого я никогда не сделаю", то чаще всего именно этого-то ему и следует опасаться. Неоднократно падали крепости только потому, что осаждающие выбирали путь, казавшийся непреодолимым и непроходимым, и появлялись в том самом месте, которое вовсе не охраняли защитники крепости. Дьявол хитер и искусен. Он приступает к человеку там, где человек совершенно уверен в себе, ибо именно там он менее всего готов к сопротивлению.

4. Но надо отдать Петру справедливость: он был одним из тех двух учеников (Иоан. 18,15), которые имели смелость последовать за Иисусом во двор первосвященника. Петр поддался соблазну, который мог прийти лишь к смелому человеку. Смелый человек всегда подвергается большей опасности, нежели тот, кто стремится к безмятежной безопасности. Ответственность за искушения, – вот цена, которую платит человек, безрассудно смелый в своих мыслях и действиях. Иногда лучше потерпеть неудачу в благородном деле, нежели бежать, даже не испытав своих дел.

5. Иисус не говорил с Петром гневно, лишь взглянул на него печально. Петр выдержал бы, если бы Иисус отвернулся от него и выругал его, но этот немой, полный печали взгляд пронзил сердце Петра и вызвал поток слез.

Ведь лучше же горел бы он
В пламени адском,
Чем стоя зреть Ему в лицо
И видеть взгляд Его.

Наказание за грех не в том, чтобы видеть гнев Иисуса, но в разрывающем сердце взгляде Его.

6. Иисус сказал Петру нечто очень важное: "Обратившись, утверди братьев твоих". Иисус как бы говорил Петру: "Ты отречешься от Меня и будешь горько плакать; но потом ты сможешь лучше помочь твоим братьям, которые тоже должны пройти через это". Мы не можем воистину помочь человеку, пока мы сами не прошли сквозь то горнило печали, или бездну стыда, через которые прошел он. Об Иисусе сказано: "Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь" (Евр. 2,18). Претерпев стыд неудачи или неверности, человек не только теряет что-то, но он и обретает сочувствие и понимание к другим, которым он никогда не смог бы помочь, не пострадав он сам.

ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ! (Лук. 22,39-46)

В Иерусалиме было так мало места, что там не было садов и парков. Поэтому многие зажиточные люди имели свои сады за пределами городских стен на Масличной горе. Один из зажиточных друзей предоставил Иисусу возможность пользоваться таким садом, и Он отправился туда, чтобы в одиночестве вести свою борьбу. Он был в борении. Греческое слово агония означает человека, борющегося с ужасным страхом. Во всей истории нет другой такой сцены. Она является основным поворотным моментом в жизни Иисуса. Ведь в то время Он мог еще отказаться от креста. Спасение мира было поставлено на карту в тот момент, когда пот кровавый покрыл чело Сына Божия; и Он победил.

Один известный пианист так сказал однажды о ноктюрне Шопена: "Я должен рассказать вам о том, что Шопен говорил об этом Листу, а Лист сообщил мне. В ней все – скорбь и горе. О, такая скорбь и такое горе, до тех пор, пока он не начинал говорить с Богом и молиться; после этого внезапно все хорошо". Также было и с Иисусом. Он пошел в Гефсиманский сад в скорби и печали, вернулся же оттуда со светлой решимостью, потому что Он говорил с Богом. Он пошел в Гефсиманский сад в агонии, вышел же оттуда с победой и с миром в душе, потому что Он говорил с Богом.

Все дело в том, каким тоном произносит человек эти Слова: "Да будет воля Твоя".

1. Он может произнести их тоном беспомощной покорности, как человек, оказавшийся во власти силы, бороться против которой он абсолютно беспомощен. В таком случае эти слова звучат как погребальный звон всем надеждам.

2. Он может произнести их тоном человека, покоренного силой. Тогда эти слова могут быть признанием полного поражения.

3. Он может произнести их тоном человека, потерпевшего полную неудачу и осознавшего невозможность осуществить свою мечту. Тогда эти слова могут звучать мрачным разочарованием или мучительной злостью, еще более мучительной, оттого что человек сам ничего не в силах изменить.

4. Он может произнести их с выражением полного доверия. И именно так их и произнес Иисус. Он обращался к Отцу, Он обращался к Богу, вездесущие руки Которого простирались и над Ним и вокруг Него. Он покорился, ибо доверился любящему Отцу:

Он на коленях; лик святой
Он наклонил к земле сырой,
И стон молящейся души
Раздался в дремлющей тиши:
"Да чаша мук пройдет Меня,
Но воля не Моя – Твоя,
Отец, да будет, Я иду!"
Но было тихо все в саду;
И капал пот с лица Христа,
Как капли крови со креста,
и ангел Божий тут стоял
И Сына Божья подкреплял.

Вот как молился, по словам И.С. Проханова, Иисус в Гефсиманском саду. И для нас самое трудное – принять то, чего умом не можем постигнуть, но что возможно, если в прилежной молитве и борении ищем Божью волю и любовь. Поэтому каждый последователь Его может молиться в полном доверии: "Да будет воля Твоя".

ПОЦЕЛУЙ ПРЕДАТЕЛЯ (Лук. 22,47-53)

Иуда умудрился выдать Иисуса так, чтобы власти могли схватить Его, когда с Ним не было толпы. Он знал, что Иисус обычно ходил поздним вечером в сад на Масличной горе и туда привел он посланцев синедриона. Начальник храма, то есть саган, как его называли, отвечал за соблюдение порядка в храме; в данном случае его офицерам было поручено арестовать Иисуса. Когда ученик встречал любимого равви, он клал правую руку на его левое плечо, а левую руку – на правое плечо и целовал его. В качестве предательского знака Иуда воспользовался этим поцелуем. При аресте присутствовали четыре группы; действия и реакция каждой из них различны.

1. Во-первых, был предатель Иуда – человек, отвернувшийся от Бога и вступивший в союз с дьяволом. Лишь человек, который заменяет Бога дьяволом, может опуститься настолько, чтобы предать Христа.

2. Во-вторых, были иудеи, пришедшие арестовать Иисуса. Они были ослеплены и не узнали Бога. Когда Богочеловек пришел на нашу землю, они думали только об одном – как можно скорее вознести Его на крест. Они так долго и упорно шли своим собственным путем, затворив уши свои для голоса Божьего и не желая видеть Его направляющей десницы, что, в конце концов, они уже не могли узнать Его. Быть глухим к гласу Божьему и слепым к Его знамениям ужасно. Как это выразила Элизабет Баррет Браунинг:

"И у меня хватит силы,
Силы видеть Его и не восхищаться Им,
Силы – отступить от Него и не взывать к Нему".

Да избавит нас Бог от такой силы!

3. Были здесь и ученики. На момент они забыли Бога. Мир их рушился, и они думали, что наступает конец. Меньше всего они думали о Боге; думали же они о том, в каком ужасном положении они вдруг оказались. Таких людей тогда охватывает ужас и полная растерянность, у них нет больше сил смотреть жизни в глаза и бороться с ней. В минуту испытания жизнь становится невыносимой, если человек не обращается к Богу.

4. И, наконец, здесь был Иисус. Он один помнил Бога. Самое поразительное в Нем – Его полное спокойствие, овладевшее Им после молитвы в Гефсиманском саду. Даже в момент Его ареста Он был единственным, не потерявшим самообладание; во время Его суда, судьей, собственно, был Он. Человек, идущий по Божьему пути, может справиться с любым положением и несгибаемо и бесстрашно смотреть в глаза любому врагу. Он, и только он может в конечном счете сказать:

В жестоких тисках испытаний
Я не визжал и не кричал;
В разгаре пыток и страданий
Глава в крови не поддалась.
Как узки б ни были врата,
Каким ни длинный список кар, –
Я властелин во всякий час
Души своей, от Бога дар.

Лишь человек, покорившийся Богу, может говорить и действовать как победитель.

НАСМЕШКИ, ХУЛЕНИЯ И СУД (Лук. 22,63-71)

В ту же ночь Иисуса привели к первосвященнику. Это было частное и неофициальное расследование. Устроили его с целью позлорадствовать и поиздеваться над Иисусом и, если удастся, поймать Его на слове, и, тем самым, обосновать обвинение против Него. После этого Иисуса передали храмовой страже, которая позволила себе ужасные шутки. Когда же наступило утро, Его привели в синедрион.

Синедрион являлся верховным судом иудеев. В частности, под его исключительную юрисдикцию подпадали дела по религиозным и богословским вопросам. Он состоял из семидесяти членов, и в нем были представлены книжники, раввин и фарисеи, священники, саддукеи и старейшины. Синедрион не мог собираться в темноте, вот поэтому Иисуса и продержали до утра без суда. Синедрион мог собираться только в зале, называемом Гаццит, водном из дворов храма председательствовал в синедрионе первосвященник

В нашем распоряжении находятся процессуальные нормы синедриона. Может быть, они представляют собой некий, никогда в полной мере не воплощенный идеал, но, по крайней мере, из них можно увидеть, чем, по представлению иудеев, синедрион должен был быть, и насколько они отступили от него во время суда над Иисусом. Суд сидел полукругом, так что все участвующие могли видеть друг друга. Перед судом стоял одетый в траурное платье, обвиняемый. За ним рядами сидели студенты и ученики равви. Они могли выступать в защиту арестованного, ноне против него. Свободные места в суде пополнялись, по-видимому, из числа студентов. Все обвинения должны были подтверждаться показаниями двух свидетелей, заслушанных отдельно друг от друга. Член суда мог вначале выступать против арестованного, а потом изменить свое мнение и выступать в его защиту, но не наоборот. Когда выносился приговор, каждый член суда, начиная с младшего до самого старшего, должен был высказать свое собственное суждение. Для оправдания достаточно было простого большинства в один голос; для осуждения нужно было большинство по крайней мере в два голоса. Смертный приговор никогда не мог быть приведен в исполнение в день его вынесения; должна была сперва пройти ночь, ибо за это время члены суда могли изменить свое мнение и помиловать приговоренного. Вся процедура должна была служить осуществлению милосердия. Но из сообщения Луки ясно, что при допросе Иисуса синедрион был далеко от соблюдения своих собственных правил и процессуальных норм.

Нужно особо подчеркнуть, что в конечном счете синедрион предъявил Иисусу обвинение в богохульстве. Человек, утверждающий, что он Сын Божий, тем самым наносил оскорбление величию Бога, а это было богохульством и каралось смертью.

Глубокий трагизм заключается в том, что Иисус, любя их, не получил от них даже справедливости. Торжество Иисуса и в том, что после ночи злобных допросов, издевательств, бичеваний и осмеяний, Он был совершенно уверен, что воссядет одесную силы Божией и победа Его неминуема. Вера Его выше обстоятельств. Он ни на минуту не допускал, что зло, в конечном итоге, победит Божественные предначертания.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →