Комментарии Баркли на Деяния апостолов 7 глава

ЧЕЛОВЕК, ВЫШЕДШИЙ ИЗ СВОЕЙ ЗЕМЛИ (Деян. 7, 1-7)

Как мы уже видели, защищаясь и обосновывая свои взгляды, Стефан обращается к истории Израиля. Но Стефан не просто перечислял исторические события, Для него каждое историческое лицо и событие имели особое значение. Он начал с Авраама, ибо для большинства иудеев с него и начиналась история. В Аврааме Стефан отмечает три особенности.

1) Авраам повиновался Богу. Как выразился автор Послания к Евреям, "Авраам оставил дом свой и пошел, не зная, куда идет" (Евр. 11,8). Авраам был предприимчивым и смелым человеком. Шотландский священник, Лесли Ньюбигин, служивший впоследствии в южной Индии, сообщил, что переговоры об объединении церквей едва не окончились неудачей лишь потому, что некоторые участники часто хотели наперед знать все последствия определенного шага. Наконец, кто-то сказал этим чрезмерно осторожным людям: "Христинин не имеет права претендовать на то, чтобы всегда знать куда он идет". Стефан считал Божьим человеком того, кто повинуется Божьему указанию даже тогда, когда он не может представлять себе, какие последствия оно может иметь.

2) Авраам был человеком веры. Он не знал, куда он идет, но верил, что, когда его направляет Бог, впереди его лучшая доля. Даже когда у него не было детей, и, казалось бы, у него никогда уже не будет, он верил, что в один прекрасный день его потомки унаследуют обетованную Богом землю.

3) Авраам был человеком надежды. Даже к концу своей жизни не увидел он полного исполнения обетов Божиих, но он не сомневался в том, что они исполнятся.

Стефан поставил иудеям в пример человека дерзающего, всегда готового откликнуться на призыв Господа, в то время как они, иудеи, всеми силами старались удержать старое.

ПЕРЕЕЗД В ЕГИПЕТ (Деян. 7, 8-16)

После истории Авраама Стефан рассказывает историю Иосифа. Ключ к пониманию жизни Иосифа мы находим в его словах (Быт. 50,20). В то время его братья боялись, что после смерти Иакова, Иосиф отомстит им за причиненное ему зло. На это Иосиф ответил: "Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро". Цепь событий, воспринятая как несчастье, привела Иосифа к славе. Хотя продан рабом в Египет, посажен несправедливо в тюрьму, забыт людьми, которым он помог, настал все же день, когда он стал премьер-министром Египта. Всю характеристику Иосифа Стефан выражает двумя словами – благоволение и мудрость.

1) Благоволение – прямо-таки замечательное слово. Его простое значение – красота в ее физическом значении; потом оно стало означать и прекрасный характер, который нравится всем людям. В русском ему ближе всего соответствует обаяние. И Иосифу действительно присуще это обаяние, отличающее истинно благочестивых людей. Ведь он вполне мог бы озлобиться. Но он честно выполнял все свои обязанности, служа одинаково усердно и как раб, и как начальник над Египтом.

2) Нет почти слова, которое было бы так трудно определить, как мудрость. Оно означает намного больше, чем здравый смысл или ум. Жизнь Иосифа дает нам ключ к пониманию этого слова. Мудрость – это одаренность видеть вещи и жизнь так, как их видит Бог.

И опять Стефан приводит противопоставление. Иудеи погружались в размышление о своем прошлом и в тонкости закона. А Иосиф принимался за любую задачу даже если терпел неудачу, и смотрел на жизнь, как смотрел на нее Бог.

ЧЕЛОВЕК, НЕ ЗАБЫВШИЙ СВОИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ (Деян. 7, 17-36)

Далее Стефан рассказывает о Моисее. Для иудея Моисей в первую очередь был человеком, исполнившим завет Господа оставить землю свою. Он был в буквальном смысле человеком, отказавшимся от царства своего, чтобы исполнить завет Бога и стать во главе своего народа. В Библии мало сказано о юности Моисея, но иудейские историки знали много больше о нем. По историку Иосифу Флавию Моисей был таким прекрасным ребенком, что, когда няня носила его по улице, люди останавливались, чтобы посмотреть на него. Он был таким умным мальчиком, что в учебе превосходил всех других в быстроте и рвении. Однажды дочь фараона взяла Моисея к отцу, и попросила назначить его наследником египетского трона. Фараон согласился. И после этого, говорится в истории, фараон взял свою корону и, в шутку, надел ее на голову Моисея, но ребенок скинул ее с головы и бросил на пол. Один из присутствующих египетских мудрецов заметил, что если этого ребенка не убьют тотчас же, он причинит много зла египетской короне. Но дочь фараона схватила Моисея на руки и убедила фараона не следовать этому предостережению. Когда Моисей вырос, он стал величайшим египетским полководцем и вел победоносную войну в далекой Эфиопии, где он и женился на эфиопской принцессе.

Теперь ясно, от чего отказался Моисей. Он воистину отказался от царства, дабы вывести свой народ в пустыню во исполнение грандиозного Божьего замысла. И Стефан вновь указывает на то, что великий человек не тот, кто, подобно иудеям, погряз в своем прошлом и ревностно охраняет свои привилегии, а тот, кто готов откликнуться на призыв Господа и оставить свой уют и комфорт.

НЕПОСЛУШНЫЙ НАРОД (Деян. 7, 37-53)

Стефан убыстряет темп своего рассказа. До сих пор его осуждение иудеев не было ясно выражено и вытекало из сопоставлений с героями прошлого. Но в заключительном разделе своей апологии Стефан открыто осуждает иудеев, сплетая несколько различных мыслей.

1) Он утверждает, что народ всегда противился Богу. Во время Моисея они воспротивились его указаниям, сотворив золотого тельца. Во времена Амоса они отдали сердца Молоху и звезде богов. Говоря о книге Пророков, Стефан имеет ввиду так называемых Малых Пророков, цитируя из Ам. 5,26-27, но не по еврейскому, а по греческому тексту.

2) Он утверждает, что им были даны блестящие привилегии. У них было много пророков; скиния свидетельства была у них, которая называлась так потому, что скрижали, на которых был записан закон, сохранились в ней; и этот закон был дан ангелами.

Нельзя отделять друг от друга эти два – постоянное неповиновение и постоянные привилегии. Чем больше дано человеку привилегий, тем более его осуждение, если он выберет ложный путь. Стефан настаивает на том, что осуждение постигло Израиль потому, что, получив возможность все знать, они все время были непокорны Богу.

3) Он утверждает, что иудеи несправедливо ограничили Бога. Храм, который должен был стать величайшим благословением, стал, в сущности, их величайшим проклятием; они стали поклоняться храму, а не Богу. Они стали поклоняться иудейскому Богу, живущему и Иерусалиме, а не Богу, обителью Которого является вся вселенная.

4) Он утверждает, что они все время подвергали гонениям своих пророков; и главное обвинение – они убили Сына Божия. И Стефан, в противоположность Петру, не ссылается на то, якобы они сделали это по неведению. Нет, не неведение, а возмутительное неповиновение привело иудеев к совершению этого преступления. В заключительных словах Стефана звучит и гнев, и сожаление. Его гнев вызван тем, что эти люди совершили самое ужасное преступление, а сожаление вызвано тем, что народ отверг счастливую участь, предназначенную ему Богом.

ПЕРВЫЙ МУЧЕНИК (Деян. 7, 54-8, 1а)

Такая речь могла иметь лишь один конец: Стефан навлекал на себя смерть, и смерть пришла. Но Стефан не видел их обезображенных яростью лиц. Его взор был устремлен в вечность, и он видел Иисуса, стоящего одесную Бога. Когда он сказал это, они сочли это крайним богохульством, а за богохульство полагалось одно наказание – побить камнями (Втор. 13,6 и далее). Следует отметить, что здесь не было судебного разбирательства. Это был самосуд, потому что синедрион не имел права выносить смертный приговор.

Побивание камнями происходило следующим образом: преступника приводили на возвышение, и свидетели толкали его вниз. Если преступник, упав на землю, был мертв – все было кончено; если же он оставался в живых, на него сбрасывали большие камни, пока он не умирал.

В этом происшествии мы видим некоторые примечательные достоинства Стефана:

1) Мы видим источник его мужества. Выше всякого зла людей он видел ожидающего его Господа.

2) Мы видим, что Стефан следует примеру своего Господа. Он так же, как и Иисус (Лк. 23,34), молился опрощении своих палачей. Когда казнили Джорджа Висхарта, палач заколебался. Тогда Висхарт подошел к нему и поцеловал его: "Вот, – сказал он, – свидетельство того, что я прощаю тебя". Урок истории говорит, что последователь Христа всегда найдет в себе силы для свершения, казалось бы, невозможного.

3) Страшное волнение окончилось странным примирением. На Стефана снизошел мир, потому что он поступил правильно, хотя этот поступок и стоил ему жизнь.

Первую половину 8,1 следует рассматривать в контексте настоящего отрывка. На сцену явился Савл. Человек, который станет апостолом для язычников, одобрил убиение Стефана. Но Августин однажды сказал: "Что Церковь обрела апостола Павла, она обязана молитве Стефана". Как он ни пытался, Павел так никогда и не смог забыть смерть Стефана. Уже в те времена кровь мучеников становилась семенем Церкви.

ВЫХОД ЦЕРКВИ ЗА ПРЕДЕЛЫ ИУДЕИ

Глава 8 имеет важное значение в истории Церкви. Вначале Церковь состояла исключительно из иудеев. В Деян. 6 слышатся первые отголоски спора о принятии в Церковь язычников. Замыслы Стефана выходили далеко за пределы национального Государства. И вот в главе 8 мы видим, что Церковь перешагнула за пределы Иудеи. Там ее ожидали преследования, но она шла дальше и несла с собой Евангелие. Дальше говорится о Филиппе, одном из семи избранных, подобно Стефану, диаконов. Его следует отличать от Филиппа, одного из двенадцати апостолов. диакон Филипп проповедовал самарянам. Самаряне представляли собой естественный мост от иудеев к язычникам, ибо самаряне по своему происхождению были наполовину иудеями, наполовину язычниками. Потом совершается обращение евнуха – эфиоплянина, в результате чего благовест Божий сделал еще шаг дальше. До этого Церковь еще не выработала концепции мировой миссии, но если прочитать эту главу в свете событий, которые последуют вскоре за этим, мы увидим, что Церковь инстинктивно и неуклонно шла навстречу своему предназначению и своей задаче.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →