Комментарии Баркли на Деяния апостолов 15 глава

ПРОБЛЕМА ОБОСТРЯЕТСЯ (Деян. 15, 1-5)

Проповедь Евангелия, одинакова для иудеев и христиан из язычников – историческое событие, свершившееся в Антиохии и сделавшее возможным их совместное проживание в единении и братстве, некоторые считали случайностью. Ведь были и такие иудеи, для которых это было немыслимо. Они не могли забыть о том, что иудеи, как избранный народ, занимают особое положение. Они согласились с принятием неиудеев в Церковь, но при условии, что они сперва примут иудаизм. Если бы на Иерусалимском соборе преобладала бы эта точка зрения, христианство стало бы ничем иным, как лишь одной из сект иудаизма. Некоторые из правоверных иудеев пришли в Антиохию и пытались убедить новообращенных христиан в том, что их вера бесполезна, если они сперва не примут иудаизм. Павел и Варнава резко возражали этому, дело зашло в тупик.

Остался только один выход: обратиться в Иерусалим к апостолам и просить их разрешить проблему. Доказательством своей точки зрения Павел и Варнава привели просто-напросто рассказ о происшедших событиях. Они хотели, чтобы факты сами говорили за себя. Но некоторые фарисеи, принявшие христианство, настаивали на том, чтобы все новообращенные христиане были обрезаны и строго исполняли закон Моисея.

Был поставлен простой, но принципиальный вопрос: предназначен ли дар Божий немногим избранным, или же всему миру? Если он дарован нам, то можем ли мы считать его привилегией, или же возлагает ли особую ответственность? Для нас эта проблема не так остра, но и ныне существует разделение на классы, нации и расы. Мы лишь тогда исчерпывающе поймем истинный дух христианства, когда эти перегородки между людьми будут разрушены.

ПЕТР ИЗЛАГАЕТ ДОВОДЫ (Деян. 15, 6-12)

Отвечая правоверным иудеям, Петр напомнил, что на него возложил Бог обязанность принять Корнилия в Церковь десять лет тому назад. Доказательством того, что он поступил правильно, является тот факт, что Бог даровал Духа Святого тем самым язычникам, которых он приобщил к христианской Церкви. Сообразуясь исключительно с требованиями закона, можно было считать их нечистыми; но Бог Своим Духом очистил сердца их. Ведь любая попытка, исполнить многочисленные требования закона и заслужить таким образом спасение, была обречена на неудачу, при чем человек лишался всего. Остался лишь один путь: в самоотверженной вере принять свободный дар благодати Божией.

Петр обратился сразу к сути дела. Ведь весь этот спор затрагивал наиважнейший принцип. Может ли человек заслужить благосклонность Бога? Или должен он признать свою беспомощность и быть готовым в смиренной вере принять то, что предлагает ему милосердие Божие?

В сущности, правоверные иудеи говорили: "Религия означает, что человек заслуживает благодать Господа, соблюдая закон". Петр отвечал на это: "Религия заключается в том, чтобы полностью предаться милосердию Божию". В этом выражено различие между религией деяний и религией благодати. Мир не сойдет на человека до тех пор, пока он не осознает, что никогда не сможет сделать Бога своим должником, и что ему лишь остается принять то, что Бог в своем милосердии дает ему. Парадокс христианства заключается именно в том, что путь к победе лежит через признание своего поражения; а путь к могуществу лежит через признание своей беспомощности.

ГЛАВЕНСТВО ИАКОВА (Деян. 15, 13-21)

Складывается впечатление, что вопрос о процедуре приобщении язычников к Церкви не был еще решен в ту или другую сторону. Тогда стал говорить Иаков. Он был главою Иерусалимской церкви. Его главенство ни в коей мере не было формальным, напротив, моральное главенство признается за ним как за выдающимся человеком, Он был братом Иисуса. Ему особо явился Иисус (1 Кор. 15,7). Он стал столпом Церкви (Гал. 1,19). Говорят, что кожа его на коленях была жесткой, как верблюжья, потому что он часто преклонял колени для молитвы и молился подолгу. Он был настолько праведным, что его называли Иаковом Справедливым. Кроме того, и это было важно, он сам строго соблюдал закон. Если такой человек станет защищать язычников, дело будет решено наилучшим образом: и он поступил именно так, заявив, что новым ученикам, идущим в Церковь, не следует чинить излишних препятствий.

И даже после этого возник вопрос об обычных взаимоотношениях между иудеями и неиудеями. Как может иудей, строго соблюдающий закон, общаться с необрезанными верующими? Для того, чтобы облегчить проблему, Иаков предложил, чтобы христиане-неиудеи соблюдали определенные нормы.

Они должны были воздерживаться от оскверненного идолами. Одна из важных проблем раннего христианства была связана с мясом, принесенным в жертву идолам. Павел подробно останавливается на этом вопросе в 1Кор. 8 и 9. Когда язычник приносил жертву богам в своем храме, часто лишь небольшая часть мяса жертвовалась. Большая часть мяса возвращалась жертвователю для приготовления пира с друзьями, часто на территории, прилегавшей к храму, а иногда и у него дома. Остальное получали жрецы, которые продавали это мясо через лавки. Ни один христианин не может рисковать оскверниться, кушая такое мясо, потому что оно было пожертвовано идолу.

Они должны были воздерживаться от блуда. Как уже было сказано, целомудрие было той совершенно новой для древнего мира добродетелью, которую принесло с собою христианство. В нечистом мире христиане должны были оставаться чистыми.

Они должны были воздерживаться от удавленины и крови. Для иудея кровь означала жизнь, а жизнь принадлежала одному Богу. При этом иудеи исходили из своего жизненного опыта: вместе с кровью уходит жизнь. Поэтому все мясо, употребляемое иудеями, забивалось и подготавливалось так, чтобы кровь вся стекла. Практика язычников, не усушавших забитых животных от крови, была противна иудеям. Равно противным находили они и практику забивать скот посредством удавления. Таким образом христиане из язычников стали есть лишь мясо, приготовленное по иудейскому правилу.

Если бы эти простые требования не соблюдались, общение иудеев с неиудеями было бы невозможно; их соблюдение устраняло последнюю преграду для такого общения. В Церкви был установлен принцип, что иудеи и верующие из язычников – едины пред Богом.

ВЫНЕСЕНИЕ РЕШЕНИЯ (Деян. 15, 22-35)

Приняв это важное решение, Церковь действовала эффективно и тактично. Все положения, принятые на соборе, были записаны в послании. Но послание было послано не с обычным посланцем: оно было вручено Иуде и Силе, отправившимся в Антиохию вместе с Варнавою и Павлом. Если бы Павел и Варнава одни пришли, их противники могли поставить под сомнение истинность послания:

Иуда и Сила были официальными посланниками и гарантами истинности принятого на соборе решения. Церковь поступила мудро, послав и людей и послание, Один из первохристианских авторов писал, что он много больше познал с живого голоса, чем через все им прочитанное. Ведь послание могло прозвучать официально; а Иуда и Сила внесли в него теплую дружбу, чего никогда не смогло бы достичь одно письмо. Люди избежали бы многих неприятностей, если бы чаще говорили лично друг с другом, вместо того, чтобы писать письма.

ПАВЕЛ ВНОВЬ ПУСКАЕТСЯ В ПУТЬ (Деян. 15, 36-41)

Павел был врожденным искателем приключений и никогда не мог усидеть долго на одном месте. Он решил снова пуститься в путь; но приготовления к путешествию завершились трагическим разрывом. Варнава хотел взять с собой Иоанна, прозванного Марком, а Павел не хотел вообще иметь дело с человеком, который уже раз в Памфилии проявил себя как ненадежный служитель. Разногласия между ними оказались настолько острыми, что они расстались, и никогда больше не работали совместно. Здесь трудно сказать, кто же из них – Варнава или Павел – был прав. Но одно ясно: Марку крайне повезло, что у него был такой друг, как Варнава. Позже, как мы уже знаем, Марк вернул себе доброе имя. Возможно, что именно дружба Варнавы помогла ему вновь обрести самоуважение и исправить прошлые ошибки. Великое дело – иметь человека, который верит в тебя. Варнава верил в Марка и, в конце концов, Марк оправдал его доверие.

ВТОРОЕ МИССИОНЕРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Рассказ о втором миссионерском путешествии Павла, продолжавшемся три года, занимает в Деяниях отрывок от главы 15,36-18.23. Путешествие началось из Антиохии, Павел сперва обошел церкви Сирии и Киликии. После этого он посетил церкви в районе Дервии, Листры, Иконии и Антиохии Писидийской. После этого наступило время, когда он не знал, куда ему направиться. Этот период неопределенности заканчивается видением в Троаде, Из Троады Павел направляется в Неаполь, во Фракии, а потом в Филиппы. Из Троады Павел направляется в Неаполь, во Фракии, а потом в Филиппы. Из Филипп Павел пошел в Фессалоники и Верию. Оттуда он пошел в Афины и далее в Коринф, где провел около восемнадцати месяцев. Из Коринфа он отправился в Иерусалим через Ефес и, наконец, вернулся назад в Антиохию. Это второе миссионерское путешествие явилось важным шагом вперед в деятельности Павла во славу Господа, потому что христианство перешагнуло пределы Малой Азии и достигло Европы.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →