Комментарии Баркли на Деяния апостолов 25 глава

Я ТРЕБУЮ СУДА КЕСАРЕВА (Деян. 25, 1-12)

Фест был совсем другим человеком, чем Феликс: нам мало известно о нем, но мы знаем, что он был справедливым и прямым человеком. Он умер, пробыв в этой должности правителя всего два года, но он не запятнал своего имени дурными делами. Иудеи попытались воспользоваться им в своих целях и убеждали призвать Павла в Иерусалим потому что они вновь подготовили заговор, чтобы убить его на дороге. Но Фест был римлянином, и ему, как и всем римлянам, было свойственно чувство справедливости; он предложил иудеям прийти в Кесарию и там изложить свои обвинения. Из ответов Павла мы можем заключить, какие злобные обвинения выдвинули против него иудеи. Они обвинили его в ереси, осквернении храма, мятеже. Несомненно, с их точки зрения, обвинение в ереси было обоснованным, а по Римскому праву оно вообще не имело никакой юридической силы; но обвинения в святотатстве и мятеже были умышленной ложью.

Фест не был намерен с первых дней своего правления восстанавливать против себя иудеев и предложил компромисс. Он спросил Павла, готов ли тот пойти в Иерусалим на суд, если он, Фест, гарантирует соблюдение справедливости. Но Павел знал, что он не добьется справедливости в Иерусалиме, и принял решение большой важности. Если римский гражданин видел, что в провинциальном суде он не добьется справедливости, он мог обратиться прямо к императору. Лишь убийцы, пираты и разбойники, схваченные в преступлении, были лишены этого права. Во всех других случаях слушание дела на месте должно было быть закрыто, и истец отправлялся в Рим для личного решения императора. Когда Павел произнес решающую фразу: "Я требую суда кесарева", у Феста не оставалось выбора, и так Павел, совсем в других обстоятельствах, чем он себе это представил, сделал свой первый шаг по дороге, ведущей в Рим.

ФЕСТ И АГРИППА (Деян. 25, 13-21)

Агриппа еще был царем очень небольшой части Палестины – Галилеи и Пиреи, но он хорошо знал, что и этим немногим он владеет исключительно по милости римлян: они посадили его туда и могут так же просто прогнать его оттуда. Поэтому, он обычно наносил визит вежливости римскому правителю, когда тот вступал в должность. Вереника была сестрою Друзиллы, жены Феликса, и сестрою самого Агриппы. Фест, зная, что Агриппа хорошо знает все тонкости иудейской веры и обычая, предложил обсудить с ним дело Павла. Он дал Агриппе примечательно беспристрастный отчет об этом деле, и Павел получил возможность защищаться против выдвинутых против него обвинений перед царем. Иисус сказал:

поведут вас к правителям и царям за Меня" (Мат. 10,18). Суровое пророчество сбылось. Но и обещанная помощь (Мат. 10,19) также была дана в обилии.

ФЕСТ ПЫТАЕТСЯ ДОБЫТЬ ДОКЛАДНЫЙ МАТЕРИАЛ (Деян. 25, 22-27)

Фест попал в затруднительное положение. По Римскому праву, если человек подавал апелляцию к кесарю, в месте с ним в Рим следовало послать письменный доклад о деле и выдвинутых против него обвинениях. Сложность для Феста состояла в том, что, на его взгляд, обвинения, которое он мог бы послать в Рим, не было. Для этого он и устроил эту встречу.

Во всем Новом Завете нет более драматической ситуации. Агриппа и Вереника явились в пышном убранстве. На них, должно быть, были пурпурные царские одежды и золотые обручи корон на челе. Вне всякого сомнения, и Фест надел свои алые одежды, как полагалось правителю при исполнении государственных дел. В непосредственной близости, должно быть, стояла свита царя Агриппы; несомненно, присутствовали при этом и наиболее влиятельные иудеи. Рядом с Фестом стояли командиры пяти когорт, расположенных в Кесарии, а позади всех стояла в почетном карауле солидная фаланга высокорослых римских воинов.

И вот на эту сцену вступил Павел, невысокого роста иудейский ремесленник по изготовлению палаток, скованный по рукам; но с момента, когда он начинает говорить, Павел – в центре внимания. Некоторые люди просто излучают мощь. Человек, в сердце которого Христос, а по правую руку Бог, владеет секретом власти. Кого же ему бояться?


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →