Комментарии Баркли на Деяния апостолов 28 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

РАДУШНЫЙ ПРИЕМ НА ОСТРОВЕ (Деян. 28, 1-6)

Буря забросила Павла и всех, плывших на судне, на остров Мальту. Жители Мальты названы в Библии иноплеменниками. В греческом подлиннике они названы барбарои, что означает, впрочем, вовсе не варвары, как кажется на первый взгляд. Барбарои греки называли тех, кто говорил на непонятном чужом языке, а не на прекрасном для них греческом. Но лучше всего было бы перевести это слово как туземцы.

Этот отрывок бросает живописный отблеск на характер Павла. С одной стороны, это милый штрих, показывающий Павла как человека, не могущего сидеть без дела: он собирает хворост, необходимый для поддержания огня. И вновь мы видим, что Павел не только ясновидящий святой, но и в высшей степени практичный человек, и более того, он не стыдится делать обыкновенную, полезную работу.

Рассказывают, что в молодости Букер Вашингтон прошел пешком сотни километров, чтобы добраться до одного из университетов, в который принимали негров. Когда он, наконец, добрался туда, ему сказали, что свободных мест нет. Ему предложили убирать постели и подметать полы. Он принял эту работу и выполнял ее так хорошо, что ему скоро предложили учиться в университете; и он стал учиться и со временем стал крупнейшим негритянским ученым и руководителем. Лишь мелкий человек отказывается выполнять несущественные задания.

С другой стороны, мы видим Павла хладнокровным и выдержанным человеком. В одной из связок хвороста оказалась змея; разбуженная жаром костра, она обвила руку Павла. Трудно сказать, было это чудом или нет. В настоящее время на Мальте нет ядовитых змей, во времена Павла на Мальте обитала змея, очень похожая на гадюку, но совершенно безвредная. Более вероятно, что Павел стряхнул змею в костер прежде, чем она укусила его за руку. В любом случае, Павел вел себя так, как будто все происходящее не имеет важного значения. Жителям Мальты это показалось чудом, но Павел вовсе не суетился.

ПОМОЩЬ И ИСЦЕЛЕНИЕ (Деян. 28, 7-10)

Начальник острова на Мальте, Публий, по-видимому, был римским наместником этой части острова. Его отец был болен и Павел смог воспользоваться своим даром исцелять людей и доставил ему облегчение. Но стих 9 дает нам очень интересную мысль. В этом стихе говорится, что "прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы. Лука употребляет при этом слово, обозначающее медицинское обслуживание. Некоторые ученые полагают, что они приходили не только к Павлу, но приходили и к Луке, и он практиковал свое врачебное искусство. Если это так, то в этом отрывке перед нами первое упоминание о враче-миссионере. И этот отрывок напоминает нам о горькой истине. Павел мог давать другим от своего дара исцеления, сам же всю свою жизнь должен был страдать от жала во плоти. Многие люди приносили другим дары, которых сами были лишены. Так, например, Бетховен, дал людям бессмертную музыку, которую он сам никогда не слышал, потому что его постигла глухота. В этом заключается чудо благодати Божией, что такие люди не огорчались на весь мир, а довольствовались ролью инструментов Божиих, через которые людям даровано было счастье, которым они сами не могли наслаждаться.

ПРИБЫТИЕ В РИМ (Деян. 28, 11-15)

Через три месяца Павел и его спутники смогли на другом александрийском судне, везшем в Рим зерно и зимовавшем на Мальте, добраться до Италии. Судно называлось Диоскуры, в честь небесных близнецов Кастора и Поллукса, которых больше всего почитали моряки. При этом следует отметить, что нос и корма судна выполнялись обычно в виде вырезанных на дереве скульптурных портретов; на судне, доставившем Павла с Мальты в Италию, нос и корма были украшены скульптурными портретами Кастора и Поллукса. В этот раз путешествие было столь же успешным, сколь трагической была его первая половина.

Путеол был портом Рима. Надо полагать, сердце Павла здесь забилось сильнее, потому что он стоял на пороге столицы мира. Как должен был чувствовать себя маленький ремесленник по изготовлению палаток, приехавший из далекой Иудеи в величайшую столицу мира. К северу от Путеола находился порт Мессина, база римского военно-морского флота и, увидев вдали боевые корабли, Павел, должно быть, подумал о мощи Рима. Рядом с Путеолом находилась Байя, фешенебельный курорт и пляж римской аристократии, пляжи которого были переполнены людьми, а море – разноцветными парусами яхт богатых римлян. Путеол, с его верфями и многочисленными складами, был главным торговым портом древнего мира.

Должно быть, сперва у Павла перехватило дыхание от волнения: ведь он в одиночестве должен был войти в этот великий город Рим. Но потом случилось чудо. Аппиева площадь находится на расстоянии приблизительно семидесяти километров от Рима, а Три Гостиницы – более чем в пятидесяти километрах от него. Они находились на Аппиевой дороге, связывавшей Рим с побережьем. И здесь Павла встретила депутация христиан из Рима. В греческом оригинале употреблено слово, обозначающее депутацию, выходящую встречать военачальника, короля или победителя. Эти люди пришли из Рима, чтобы встретить в лице Павла одного из великих людей мира; и он возблагодарил Бога и ободрился. Что же так вдохновило его? Несомненно, это было сознание того, что он не одинок.

Христианин никогда не одинок:

1) Он осознает присутствие невидимого облака свидетелей вокруг себя. 2) Он осознает свою принадлежность к всемирному братству. 3) Он знает, что, куда бы он ни пошел, там и Бог. 4) Он уверен в том, что его воскресший Господь всегда с ним.

ЧЕРСТВЫЕ ИУДЕИ (Деян. 28, 16-29)

Прямо-таки удивительно, что до последних дней своей жизни, куда бы Павел не приходил, он говорил сперва с иудеями. Вот уже в течение целых тридцати лет они делали все, чтобы помешать ему, разрушить труд его жизни, и даже убить его. Однако, несмотря на все это, именно им он сперва предлагает свое благовествование. Есть ли еще один пример такой несокрушимой надежды и непобедимой любви как у Павла, когда и в Риме он сперва проповедовал о Царствии Божием иудеям?

В конце своей проповеди он приходит к заключению, вытекающему из цитаты пророка Исаии. Ведь и этот прискорбный факт – дело рук Божиих: отказ иудеев принять Христа открыл дверь язычникам. Все направляет целеустремленная рука Божия. Дверь, захлопнутая иудеями, открылась язычникам; и, тем не менее, это не окончательное отвержение; потому что однажды, в конце времен, будет только одно стадо и Один Пастырь.

НЕВОЗБРАННО (Деян. 28, 30.31)

До конца дней своих Павел остается самим собой. В течение двух лет живет он на своем иждивении, то есть он сам зарабатывает на свое пропитание и жизнь. Даже в тюрьме он трудом рук своих обеспечивал свои потребности, да и в остальное время не оставался он праздным. Именно здесь в тюрьме написал он свои Послания к Ефесянам, Колоссянам и к Филимону. Не испытал он и совершенного одиночества. Лука и Аристарх прибыли с ним в Рим, и Лука остался до самого конца (2 Тим. 4,10). Часто у него бывает Тимофей (Фил. 1,1; Кол. 1,1; Фил. 1). Иногда у него был Тихик (Еф. 6,21). Некоторое время пробыл у него Епафродит (Фил. 4,18). А иногда с ним был Марк (Кол. 4,10). И эти два года не были напрасно потерянным временем. В Послании к Филиппийцам Павел пишет, что эти обстоятельства послужили "к большему успеху благовествования" (Фил. 1,12). Этому способствовал и тот факт, что "узы мои о Христе сделались известными всей претории и всем прочим" (Фил. 1,13). У него было свое личное жилище, но день и ночь с ним был стороживший его воин (Деян. 28,16). Эти воины главного командования были из отборной императорской армии, Преторианской гвардии. За два года, должно быть, многие воины проводили с Павлом долгие дни и ночи, и не один из них уходил, наверное, со своего поста с Иисусом Христом в своем сердце.

И книга Деяний святых Апостолов заканчивается как бы победным кличем. В греческом оригинале выражение со всяким дерзновением невозбранно, выражено одним словом, и это слово звучит как победный клич, и является апофеоз повествований Луки. Может казаться странным, что Лука ничего не говорит о дальнейшей судьбе Павла: был ли он казнен, или освобожден? Но ведь Лука и не ставил пред собой такую цель. В начале своего повествования Лука изложил нам схему Книги Деяний, когда он передает повеление Иисуса своим ученикам быть Ему свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли (Деян. 1,8). И вот, повествование завершено. Рассказ, начавшийся в Иерусалиме более тридцати лет тому назад, завершился в Риме. Это явное чудо, сотворенное Богом. Церковь, которая в начале Деяний насчитывала лишь десятки человек, в то время объединяла многие десятки тысяч. Благая весть о Распятом из Назарета пронеслась в победоносном шествии по всему миру и может проповедоваться в Риме, столице мира, без препятствий. Благая весть донесена до самого центра тогдашнего мира и проповедуется свободно всем людям. И, поэтому, Лука считал свою задачу завершенной.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →