Комментарии Баркли на 1-е послание Петра 4 глава

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ХРИСТИАНИНА (1 Пет. 4,1-5)

Христианин принимает на себя обязательства оставить языческий образ жизни и жить так, как того хочет Бог.

Петр говорит: "Страдающий плотию перестает грешить". Что он, собственно, под этим подразумевает? Есть три возможности:

1. В иудейском мировоззрении есть твердая установка, что страдание само по себе большое очищение. В "Апокалипсисе Баруха" автор, повествуя о переживаниях народа Израиля, говорит: "Ибо потому были они караемы, чтобы они были очищены от порока" (13,10). Относительно очищения душ человеческих книга Еноха говорит: "И в соответствии с тем, как горение тела их усиливается, соответствующее изменение происходит в их душе навсегда; ибо пред Богом душ никто не произнесет лживого слова" (67,9). Во Второй книге Маккавеев описаны страшные мучения и автор говорит:

"Тех, кому случится читать эту книгу, прошу не страшиться напастей, и уразуметь, что эти страдания служат не к погублению, а к вразумлению рода нашего, ибо то самое, что нечестивцам не дается много времени, но скоро подвергаются они карам, есть знамение великого благодеяния.

Ибо не так, как к другим народам, продолжает Господь долготерпение, чтобы карать их, когда они достигнут полноты грехов; не так судил Он о нас, чтобы не покарать нас после, когда уже достигнем до конца грехов. Он никогда не удаляет от нас своей милости, и, наказывая несчастьями, не оставляет Своего народа" (2 Макк. 12-16).

Идея заключается в том, что страдание очищает от грехов и что величайшее наказание, какое Бог может возложить на человека, как раз в том и заключается, чтобы не наказывать его. "Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи," – говорит псалмопевец (Пс. 93,12). "Блажен человек, которого вразумляет Бог", – вторит ему Елифаз (Иов. 5,17). "Ибо Господь, кого любит, того наказывает" (Евр. 12,6).

Если Петр вкладывал в свои слова этот смысл, то это значит, что тот, кто наказан страданиями, очищен от грехов: это великая мысль. Это дает нам возможность, как выразился английский поэт Роберт Браунинг: "Приветствовать каждый резкий толчок, обращающий в ухабы гладкую поверхность земли", и благодарить Бога за опыт, который больно ранит, но зато спасает душу. Но какой бы значительной эта мысль ни была, она не имеет к словам Петра никакого отношения.

2. Другие считают, что Петр опирается при этом на опыт, приобретенный христианами в их страданиях за веру. Они понимают слова Петра так: "Страдавший в кротости, перенесший все, что принесли с собой гонения и не возвратившийся на путь порока – на такого человека можно положиться; совершенно очевидно, что искушения не имеют над ним никакой власти". Мысль заключается в том, что, человек, прошедший через гонения и не отрекшийся от Христа, выходит из них таким испытанным и закаленным духовно, что никакие искушения уже не могут соблазнить его. И в этом заложена великая мысль, мысль о том, что каждое испытание и каждое искушение ниспосылаются нам для того, чтобы сделать нас сильнее и лучше. После каждого преодоленного искушения нам легче противостоять следующему; и каждое искушение, над которым мы одержали победу, дает нам способность еще лучше противостоять следующему приступу. Но опять же сомнительно, чтобы такое толкование слов Петра было уместно здесь.

3. Есть еще третье толкование, по-видимому, самое правильное. Петр только что говорил о крещении. Ну а самая яркая новозаветная картина дана нам в Рим. 6. Павел говорит там, что в крещении христианин получает такое ощущение, будто он был похоронен вместе с Иисусом в смерти и воскресает с Ним к новой жизни. Мы полагаем, что именно об этом думает здесь Петр. Он говорил о крещении, а теперь он говорит: "Тот, кто в крещении разделил страдания и смерть Христа, воскрешен к такой новой внутренней жизни, что грех не может господствовать над ним". И опять же надо помнить, что это было крещение человека, добровольно перешедшего из язычества в христианство. В этом акте крещения он отождествляет себя со Христом, он разделяет с Ним Его страдания и даже Его смерть; и он разделяет Его воскресшую жизнь и силу, и потому становится победителем греха.

Приняв крещение, человек распрощался со своим прежним образом жизни. Погоня за наслаждением, гордыня и страсти больше не направляют его жизнь; в нее вошла воля Божия. Но это было вовсе не просто: прежние друзья и родственники начинали смеяться над его новыми строгими нравами. Но христианин хорошо знает, что суд Божий придет, суд земной будет пересмотрен и непреходящими радостями и наслаждением ему воздается тысячекратно за преходящие радости, которыми пришлось поступиться в этой жизни.

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС (1 Пет. 4,6)

Комментарий к 1 Пет. 4,6 смотрите также в предыдущем разделе.

Этот очень трудный отрывок заканчивается столь же трудным стихом. И вновь перед нами идея о том, что Евангелие было благовествуемо мертвым. Слову мертвые комментаторы придавали, по крайней мере, три различных значения:

1. Считали, что оно означает мертвых в грехе, а не физически мертвых.

2. Полагали также, что оно означает всех умерших до Второго Пришествия Христа; умерших, но слышавших благовествование еще до того, как они умерли.

3. Полагали, что это слово просто-напросто означает всех мертвых. Не приходится сомневаться, что это третье значение правильно: Петр только что говорил о сошествии Христа в царство мертвых, и вот он снова возвращается к идее о том, что Христос проповедовал мертвым.

Еще никто не дал совершенно удовлетворительного объяснения этого стиха. Нам же кажется, что наилучшим будет следующее: для смертного человека смерть есть наказание за грехи. Как писал Павел: "... одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили" (Рим. 5,12). Если бы не было греха, не было бы смерти, и потому сама смерть уже есть осуждение. Таким образом, Петр говорит, что все люди уже осуждены в том, что они должны умереть; несмотря на это, Христос все же сошел в мир умерших и проповедовал там Евангелие, дав им еще один шанс жить в Духе Божием.

В некотором смысле это один из самых замечательных стихов Библии, ибо, если наше объяснение хоть сколько-нибудь приближается к истине, этот стих открывает людям в повторном благовествовании еще одну возможность вернуться к Богу, еще один великий шанс.

ПРИБЛИЖАЮЩИЙСЯ КОНЕЦ (1 Пет. 4,7а)

Эта мысль настойчиво подчеркивается во всем Новом Завете. Павел призывает проснуться от сна, потому что: "Ночь прошла и день приблизился" (Рим. 13,12). "Господь близок", – пишет он филиппийцам (Фил. 4,5). "Пришествие Господне приближается", – пишет Иаков (Иак. 5,8). "Дети! последнее время", – пишет Иоанн (1 Иоан. 2,18), и еще: "Время близко" и еще слова Иисуса: "Ей, гряду скоро" (Отк. 1,3; 22,20).

Для многих эти отрывки представляют проблему, если понимать их в буквальном смысле.

Новозаветные авторы ошибались; более девятнадцати веков прошло, а конец все еще не пришел. Имеется четыре взгляда на это:

1. Мы можем держаться мнения, что новозаветные авторы действительно ошибались. Они ожидали Второе Пришествие Христа и конец мира еще в течение жизни своего поколения, а этого не произошло. Но самое странное то, что христианская Церковь оставила эти места, хотя было бы несложно попросту удалить их из Писаний Нового Завета. Новый Завет сформировался в сегодняшнем виде лишь в конце второго столетия, и тем не менее, эти места стали его неоспоримой частью. Из этого можно сделать только один вывод: раннехристианская Церковь все еще верила в справедливость этих слов.

2. В новозаветном мышлении есть сильное течение, считающее, что конец уже настал. С приходом Иисуса Христа история получила свое завершение; в Нем в ощущаемое время вторглась вечность; в Нем Бог вошел в наше, человеческое положение; в Нем исполнились пророчества; в Нем настал конец. Павел говорит о себе и своих читателях, как о достигших последних веков (1 Кор. 10,11). В своей первой проповеди Петр говорил о предреченном пророком Иоилем излиянии Духа и о том, что все это должно произойти в последние дни, а потом добавляет, что это время и есть эти последние дни (Деян. 2,16-21). Если принять эту точку зрения, то это значит что в Иисусе Христе история получила свое завершение. Битва была выиграна; остаются только стычки с последними очагами сопротивления. Это значит, что в настоящий момент мы живем в "последние дни", но заря так же далека, как она была тогда.

3. Может быть, слово близок следует толковать в свете истории, которая представляет собой процесс почти невообразимой длительности. Кто-то выразил это так. Представим себе башню высотой 160 метров, на которую положена почтовая марка. Так вот, записанная история человечества будет измеряться толщиной почтовой марки, а вся не записанная история – высотой башни. Когда мы думаем об истории в таких категориях, слово близко приобретает относительный характер. Слова псалмопевца о том, что в глазах Бога тысяча лет, как день вчерашний (Пс. 89,5) оказываются истиной в буквальном смысле. В таком значении понятие близко может охватывать столетия и сохранять свой смысл. Но совершенно очевидно, что новозаветные авторы употребляли слово близко не в этом смысле, ибо они не представляли себе историю так.

4. Но остается фактом, что за всем этим скрывается неизбежная истина, касающаяся каждого. Для каждого из нас время близко. О каждом человеке можно сказать определенно только одно: он умрет. Для каждого из нас встреча с Господом приближается. Мы не знаем дня и часа, когда мы встретимся с Ним, и потому вся наша жизнь проходит под сенью вечности. "Близок всему конец", – говорит Петр. Раннехристианские мыслители, монет быть, и ошибались, считая, что конец мира совсем близок, но они оставили нам предостережение: лично для каждого из нас конец близок; это предостережение и сегодня сохраняет актуальность.

Комментарий на вторую половину ст. 7 смотрите в следующем разделе.

ЖИЗНЬ, ПРОВОДИМАЯ ПОД СЕНЬЮ ВЕЧНОСТИ (1 Пет. 4,7б-8)

Человек, осознавший, что встреча с Господом всегда близка, обязан вести определенный образ жизни. Петр ставит в связи с этим четыре требования:

1. Мы должны быть благоразумны. Это еще можно выразить так: "Сохраняйте благоразумие". Петр употреблял глагол софронейн; соответствующее существительное софросуне производное от глагола содзейнсохранять и существительного фронесис – ум. Софросуне – это мудрость очень благоразумного человека, а софронейн значит сохранять свое благоразумие. Для благоразумия характерна способность видеть вещи в правильном соотношении, в истинном свете, способность отличать важное от второстепенного; такое благоразумие не могут поколебать ни внезапный и быстро преходящий энтузиазм, ни фанатизм; ему также чуждо бездумное безразличие. Наши земные дела мы можем видеть в правильном соотношении, в истинном свете только тогда, когда мы видим их в свете вечности; когда мы отводим Богу должное место, тогда и все остальное становится на свое место.

2. Мы должны бодрствовать. Это можно еще выразить так: "Будьте здравомыслящими". Петр употребил слово нефейн, что первоначально значило быть трезвым в противоположность быть пьяным, а потом стало значить действовать здраво и здравомысляще. Но это не значит, что христианин должен постоянно пребывать в состоянии мрачной безрадостности; но его поведение не должно быть безответственным и легкомысленным. Серьезное отношение к окружающему доказывает понимание его подлинной важности и его последствий во времени и в вечности. В конечном счете мы отвечаем за наше серьезное отношение к жизни.

3. Благоразумными и здравомыслящими мы должны быть для того, чтобы правильно молиться. Это можно передать так: "Сохраняйте свою молитвенную жизнь". Человек с расстроенным мышлением, с легкомысленным и безответственным отношением к жизни не может молиться правильно. Мы лишь тогда научимся молиться, когда будем настолько мудро и серьезно относиться к жизни, что на все будем реагировать словами: "Да будет воля Твоя". Для молитвы прежде всего нужно серьезное желание познавать волю Божию.

4. Мы должны усердно любить друг друга. Это можно выразить еще так: "Сохраняйте вашу любовь". При этом Петр употребляет в качестве определения для любви ектенес, которое имеет два значения: сильный и неослабный; наша любовь никогда не должна ослабевать. Это слово имеет также значение вытянутый, напрягшийся, как напрягшийся бегун. По определению Крэнфилда этим словом характеризуется лошадь, мчащаяся во весь опор, в галопе, и "упругий, напрягшийся во всемерном длительном усилии мускул спортсмена". Наша любовь должна быть крепкой. И это одна из основополагающих истин: христианская любовь – это не легкое, сентиментальное чувство: она требует от человека всей его умственной и духовной силы, а это значит – любовь достойных и недостойных, любить не взирая на оскорбления и обиды, любить безответно. Греческое ектенос переводят также как страсть, страстный. Христианская любовь никогда не должна ослабевать, человек должен вкладывать в нее все свои силы. В свете вечности христианин должен сохранять благоразумие, трезвость ума, свою молитву и свою любовь.

СИЛА ЛЮБВИ (1 Пет. 4,7б-8 (продолжение))

"Любовь, – говорит Петр, – покрывает множество грехов". Эта фраза может иметь троякое значение и она их все объединяет:

1. Она может значить, что наша любовь может смотреть сквозь пальцы на грехи, прощать их. "Любовь покрывает все грехи", – говорит автор Притчей Соломоновых (Прит. 10,12). Нам легко простить человека, которого мы любим. Это не значит, что любовь слепа, но любим мы человека таким, каков он есть. Любовь делает легким терпение. Намного легче быть терпимой и терпимым со своими детьми, чем с детьми незнакомых нам людей. Когда мы любим наших собратьев, нам легче мириться с человеческими недостатками, с человеческой глупостью и даже выносить человеческую недоброжелательность. Любовь действительно покрывает множество грехов.

2. Она может значить, что когда мы любим людей, Бог легче относится к большинству наших грехов. В нашей жизни мы встречаем две категории людей: лишенных недостатков, на которые можно указывать пальцами – высоко моральных, честных и уважаемых, но суровых, строгих и неспособных понимать, как другие могут ошибаться и впадать в грех; и людей с различными человеческими недостатками, но добрых, сочувствующих, редко или вовсе не осуждающих других. Вот к этим-то последним мы относимся намного лучше; и мы с полнейшим благоговением можем сказать, что также относится и Бог к нам. Он простит многое тем, которые любят своих собратьев.

3. Она может значить, что любовь Божия покрывает множество наших грехов. Это святая и глубокая истина. Лишь благодаря чуду благодати Бог любит нас такими, какие мы есть грешники. Бог любит нас; вот потому-то Он и послал к нам Своего Сына.

ХРИСТИАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ (1 Пет. 4,9.10)

Здесь ум Петра обращается к мысли о том, что конец близок. Чрезвычайно интересно и важно отметить, что он не призывает людей уйти от всего мирского и начать, каждый в отдельности, борьбу за спасение своей души; он призывает людей пойти в мир и служить своим собратьям. Петр считает, что человек будет счастлив, если конец найдет его не отшельником, а служащим своим собратьям.

1. В первую очередь Петр призывает людей быть гостеприимными. Ранняя Церковь попросту не могла бы существовать без гостеприимства ее членов. Странствующие проповедники, несшие благую весть Евангелия, должны были находить укрытие и ночлег, и они могли остановиться только в домах христиан. Имевшиеся в то время гостиницы были невероятно дороги, невероятно грязны и пользовались очень дурной славой. И вот мы находим Петра гостящим у Симона кожевника (Деян. 10,6), а Павла и его спутников – живущими у Мнасона Кипрянина, давнего ученика (Деян. 21,16). Многие, оставшиеся безымянными, люди древности, сделали возможной миссионерскую работу молодой Церкви, открывая миссионерам двери своих домов.

Не только миссионеры, но и местные церкви нуждались гостеприимстве. В течение двух веков вообще не было зданий христианских церквей. Церковь была вынуждена собираться в домах тех, у кого были большие помещения и кто был готов предоставить их общине для собраний и богослужений. Так, мы читаем о церкви, находившейся в доме Акилы и Прискиллы (Рим. 16,5; 1 Кор. 16,19) и о церкви, находившейся в доме Филимона (Фил. 2). Без таких людей, готовых открыть двери своего дома, молодая Церковь вовсе не имела бы возможности собираться.

Не приходится поэтому удивляться, что в Новом Завете от христиан снова и снова требуется проявлять чувство гостеприимства. Христиане должны ревновать о странноприимстве (Рим. 12,13). Епископ должен быть страннолюбив (1 Тим. 3,2; Тит. 1,8). Вдовы-христианки должны принимать странников (1 Тим. 5,10). Христиане не должны забывать страннолюбия (Евр. 13,2). И, кроме того, следует всегда помнить, что было сказано о тех, кто будет поставлен по правую Его сторону: "Я... был странником, и вы приняли Меня", и какое проклятие ожидает тех, кто будет поставлен по левую руку: "Я... был странником, а вы не приняли Меня" (Мат. 25,35.43).

Молодая Церковь в значительной мере зависела от гостеприимства своих членов, да и сегодня лучший дар – гостеприимство, оказанное чужеземцу в незнакомом ему месте.

2. Христиане должны служить друг другу данным им даром. И это одна из любимых в Новом Завете идей, развитая Павлом в Рим. 12,3-8 и 1 Кор. 12. Церкви нужен для служения каждый дар, которым владеют люди – будь то дар красноречия, музыкальный дар, способность ухаживать за людьми, практическое мастерство или умение. Это могут быть, наконец, дом или деньги, которые человек получил в наследство. Нет такого дара, который нельзя было бы поставить на служение Христу. Христианин должен смотреть на себя как на раба, на слугу Божия. В древнем мире слуга играл очень важную роль: он мог быть рабом, но в его руках была собственность и имущество его господина. Были две главные категории слуг: распорядитель, на котором лежала ответственность за все домашние дела и работу домашней прислуги; и вилик, управляющий имением господина, выступавший в роли землевладельца по отношению к арендаторам своего господина. Слуга хорошо понимал, что ни одна из находившихся в его распоряжении вещей не является его собственностью: они все были собственностью господина. Во всех своих поступках и действиях слуга нес ответственность перед своим господином и выступал в его интересах.

Христианин всегда должен понимать, что все, что у него есть – материальные блага или дарования, принадлежат не ему, а Богу. Он же должен использовать все данное ему в интересах Бога, Которому он обязательно должен будет дать ответ.

ИСТОЧНИК И ОБЪЕКТ ВСЕХ СТРЕМЛЕНИИ ХРИСТИАНИНА (1 Пет. 4,11)

Петр говорит о двух величайших аспектах деятельности христианской Церкви: проповедовании и практической деятельности. При этом он употребляет слово логия, говорить. У этого слова есть какой-то божественный оттенок.

Язычники употребляли его в связи с вещаниями оракулов, которые они получали от своих богов; христиане – по отношению к словам Писания и Иисуса Христа. Таким образом, Петр говорит: "На кого возложена обязанность проповедовать, пусть проповедует благую весть Божию, а не свое мнение и не пропагандирует свои предрассудки". Об одном великом проповеднике говорили: "Он сперва прислушивался к словам Бога, а потом обращался к людям". А о другом проповеднике говорили, что он то и дело замолкал, "как бы прислушиваясь к какому-то голосу". В этом и заключается секрет проповеди.

Далее Петр говорит, что если христианин выполняет какие-то практические задачи, он должен совершать это в силе, данной ему Богом. Петр как бы говорит: "Если ты участвуешь в христианском служении, делай это с сознанием, что раздаваемое тобой ты получил от Бога, а не так, будто ты делаешь личное одолжение или раздаешь щедрые подарки со своего склада". Такое отношение убережет дающего от гордыни, а принимающего дар от унижения. Цель всего – прославление Бога.

Цель проповедования заключается не в том, чтобы проповедник мог продемонстрировать свои способности, а в том, чтобы привести людей лицом к лицу к Богу. Служение должно обратить мысль людей к Богу, а не придавать авторитет дающему. У монашеского ордена бенедиктинцев есть такой лозунг: Ин омнибус глорифицетур Деусво всем Бога прославлять. Новая благодать и слава вошли бы в Церковь, если бы люди делали все не ради себя, а ради Бога.

НЕИЗБЕЖНОСТЬ ГОНЕНИИ (1 Пет. 4,12.13)

Так уж вышло, что гонения оказались гораздо страшнее для христиан из язычников, нежели для иудеев. У нормального язычника было мало опыта, а иудеи всегда были самым гонимым народом на земле. Сейчас Петр обращался к христианам-язычникам, и он пытался помочь им, показывая гонения в истинном свете. Христианином быть всегда не просто. Христианская жизнь приносит с собой одиночество, непопулярность, жертвы и гонения. И потому хорошо помнить некоторые великие принципы:

1. Петр смотрит на гонения как на нечто неизбежное. Люди уже по своей природе не любят и смотрят подозрительно на каждого, кто чем-то отличается от всех; а христианин должен отличаться от обыкновенного человека. Влияние, оказываемое христианином на мир, делает, уже вследствие его отличительных черт, всю проблему еще острее. Христианин приносит миру мораль Иисуса Христа. Другими словами, он выступает как совесть общества, в котором он живет, а ведь многие были бы рады избежать угрызений совести. Мир, в котором сама добродетель считается недостатком, может уже одно ее существование считать оскорблением для себя.

2. Петр видит в гонениях испытание. Это испытание в двойном смысле. Преданность человека какому-то принципу измеряется его готовностью пострадать за него, и потому любое гонение – это испытание веры человека. И в то же время следует подчеркнуть, что гонения могут обрушиться лишь на истинного христианина: преследования и гонения не коснутся того, кто найдет для себя компромиссное решение. И потому гонения в двойном смысле являются испытанием и доказательством подлинности веры человека.

3. В этом есть и возвышенный аспект. Гонения – это соучастие в страданиях Иисуса Христа. Одна из любимых идей новозаветных авторов – человек, страдающий за Христа, идущий по Его стопам и делящий с Ним ношу Его креста: "Если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8,17). Павел страстно хочет "познать Христа и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его" (Фил. 3,10). "Если терпим, то с Ним и царствовать будем" (2 Тим. 2,12). Если мы будем помнить об этом, то все, что нам придется выстрадать ради Христа, покажется нам привилегией, а не наказанием.

4. Гонения – это путь к славе. Крест – дорога к славе. Иисус Христос не остался в долгу у людей, и Его радость и Его венец ожидают того, кто стойко остается верен Ему.

БЛАЖЕНСТВО ЗА СТРАДАНИЯ РАДИ ХРИСТА (1 Пет. 4,14-16)

Здесь Петр высказывает величайшую мысль. На человеке, страдающим за Христа, почивает Дух славы, Дух Божий. Это очень странная мысль. На наш взгляд это может означать лишь одно. У иудеев было понятие шекинах, т.е., светящаяся слава непосредственного присутствия Божия. Эта концепция неоднократно повторяется в Ветхом Завете. "Утром, – сказал Моисей, – увидите славу Господню" (Исх. 16,7). "И слава Господня осенила гору Синай; и покрывало ее облако шесть дней", когда Моисею был дан Закон (Исх. 24,16). Бог сказал, что в скинии он откроется сынам Израилевым, и место это освятится (Исх. 29,43). Когда строительство скинии было завершено, "облако покрыло скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию" (Исх. 40,34). Когда ковчег завета был принесен в Храм Соломона, "облако наполнило дом Господень, и не могли священники стоять на служении, по причине облака; ибо слава Господня наполнила Храм Господень" (3 Цар. 8,10.11). Идея шекинах, светящейся славы Господней, неоднократно встречается в Ветхом Завете.

Петр убежден в том, что доля этого сияния славы покоится на человеке, страдающем за Христа. Когда Стефана судили в синедрионе и было совершенно очевидно, что он будет осужден на смерть, все сидящие в синедрионе, смотря на него, видели лицо его, как лицо ангела (Деян. 6,15).

Петр указывает далее, чтобы человек страдал как христианин, а не как злодей. Приводимые Петром пороки ясны, до самого последнего. Христианин, говорит Петр, не должен страдать как аллотриепископос; это слово переведено в Библии как посягающий на чужое. Дело в том, что мы ни разу больше не встречаем этого слова в греческом языке, и вполне возможно, что Петр сам изобрел его. Это слово, однако, может иметь три значения, каждое из которых может быть уместно здесь. Оно образовано от двух слов, аллотриос, принадлежащий другому, и епископ, смотреть на или заглядывать, то есть, в буквальном смысле это слово имеет значение заглядываться или смотреть на чужое:

1. Смотреть на то, что принадлежит другому вполне может значить смотреть алчно или завистливо. Именно как алчный, это передает не только русский перевод Библии, но и латинский и кальвинистский.

2. Смотреть на то, что принадлежит другому, однако, может вполне относиться к человеку, очень интересующемуся делами других людей, любящему вмешиваться в чужие дела. Вероятнее всего, именно в этом смысле оно и употреблено здесь: некоторые христиане причиняют невероятный вред своим неуместным вмешательством неразумной критикой. И потому христианин не должен вмешиваться в чужие дела. Такое значение уместно здесь.

3. Но есть еще третья возможность. Аллотриос значит нечто принадлежащее другому; другими словами – чужое. В этом контексте аллотри-епископос будет значить смотрящий на чужое, то есть, принимающийся за нечто несовместимое с христианским образом жизни. А это значит, что христианин вообще не должен интересоваться тем, что идет в разрез с христианским званием.

Хотя здесь уместны все три значения, мы считаем, что третье самое уместное. Петр призывает христианина, если уж ему приходится страдать за Христа, этими страданиями прославлять Христа и имя христианина. Жизнь и поведение христианина должны быть лучшим доказательством того, что он не заслужил выпавших на его долю страданий, а его отношение к этим страданиям должно показать людям, что такое христианин.

ВВЕРИТЬ ЖИЗНЬ СВОЮ БОГУ (1 Пет. 4,17-19)

Петр считал, что христианину тем более важно поступать во всем правильно, что Судный день вот-вот придет. Суд этот должен начаться с дома Божия. Пророк Иезекииль слышал слова Божии: "Начните от святилища Моего" (Иез. 9,6). Кому даны были большие привилегии, тот и судим будет ревностнее всего.

Если будет произнесен суд Церкви Божией, то какова будет судьба тех, кто был совершенно непокорным долготерпению Божию и Его заветам? Петр подкрепляет свой призыв словами созвучными Прит. 11,31: "Так праведнику воздается на земле, тем паче нечестивому и грешнику".

Петр призывает своих читателей продолжать делать добро и, что бы ни случилось с ними, предать жизнь свою воле Божией, Создателю, на Которого они могут положиться. При этом Петр употребляет слово паратифесфай, предать. Греческое слово – это специальный термин со значением отдать деньги на сохранение верному другу. В древности вовсе не было банков и было не много мест, где можно было надежно хранить деньги, и потому перед тем как отправиться в путешествие, человек отдавал свои деньги на сохранение другу. Древние почитали такое доверие за самое святое в жизни: они своею честью и своими богами обязывались вернуть взятые на сохранность деньги.

У греческого историка Геродота (6,86) есть рассказ о таких отданных на хранение деньгах. Один житель города Милета, прослышав о кристальной честности спартанцев, приехал в Спарту и отдал свои деньги на хранение некоему Главку. Он сказал Главку, что в свое время его сыновья придут за деньгами и принесут с собой ярлык, неопровержимо подтверждающий их личность. Прошло время и сыновья явились. Главк же вероломно заявил, что он не получал никаких денег на сохранение и попросил четыре месяца на размышление. Милетцы удалились мрачные и опечаленные, а Главк обратился за советом к богам, как ему поступить; боги предупредили его, чтобы он вернул деньги; Главк так и поступил, но вскоре он умер, а за ним и вся его семья; и во время Геродота не осталось в живых ни одного члена этой фамилии. Боги разгневались на Главка за то, что он посмел даже подумать о том, чтоб нарушить данное слово и присвоить взятые на сохранность деньги. Уже одна мысль о том, чтобы утаить взятые на сохранность деньги была смертным грехом.

Бог не оставит доверившегося Ему человека: коль скоро такое доверие свято для людей, насколько оно должно быть еще более святым в глазах Бога? Это же слово употребил Иисус, когда Он сказал: "Отче! в руки Твои предаю дух Мой" (Лук. 23,46). Иисус без малейшего колебания доверил жизнь Свою Богу, уверенный в том, что Он не оставит Его – мы можем также уверенно довериться Ему. И сегодня справедлив еще старый совет – верь в Бога и поступай правильно.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →