Комментарии Баркли на 1-е послание Коринфянам 3 глава

ВЫСШЕЕ ЗНАНИЕ БОГА (1 Кор. 3,1-9)

Павел только что говорил о двух типах людей и о различии между ними: о пневтатикос, духовном типе, способном понимать духовное, и психикос, интересы и цели которого не выходят за пределы плотской жизни, и который, поэтому, неспособен понимать духовные истины. И вот теперь он упрекает коринфян в том, что они все еще находятся на плотской стадии жизни. Но для этого он употребляет два новых слова:

В стихе первом он называет коринфян – саркиной. Это слово происходит от слова саркс, то есть плоть, которое является таким типичным для Павла. А все греческие прилагательные, оканчивающиеся на -иное, означают сотворенный из того-то. Итак, Павел начинает с заявления, что коринфяне плотские. Само по себе, это не укор; человек действительно сотворен из плоти, но он не должен оставаться только таковым. К сожалению, коринфяне не были только саркиной, но и саркикой. Они не просто были плотскими, сотворенными по плоти, но плотское преобладало в них. В понимании Павла плоть – нечто большее, нежели просто физическое начало; оно означает человеческую природу вне Бога, то есть все то духовное и плотское в человеке, которое служит целям греха. Поэтому, Павел видит недостаток коринфян не в том, что они сотворены из плоти – все люди сотворены из нее, – но в том, что они допустили этой низменной части человеческого начала доминировать во всех их взглядах и действиях.

Что же в их поведении и жизни побудило Павла к такому упреку? Их споры, разделения и раздоры. Это важно, потому что можно охарактеризировать отношения каждого человека к Богу, наблюдая его отношения к своим собратьям. Если он находится в противоречиях со своими собратьями, если он сварлив, часто спорит, труден в общении, то – даже если он регулярно посещает церковь, даже если он должностное лицо в церкви – он все же не человек Господень. Но человек, единодушный с собратьями, отношения которого к ним определяются любовью, единением и согласием, – находится на верном пути, чтобы стать человеком Божиим.

Человек, любящий Бога, любит и своих собратьев. Эту мысль Ли Хант взял из восточного предания и развил в своем стихотворении Абу Бен Адем, содержание которого (по восточному мирововзрению) следующее:

Проснувшись однажды ночью от сладкого сна,
Абу Бен Адем увидел при лунном свете ангела,
записывающего что-то в золотой книге.
Будучи миролюбивым человеком, Абу дерзнул спросить его,
что он пишет. Ангел ласково ответил, что записывает имена тех,
которые любят Господа.
"Есть ли мое имя среди них?" – спросил Абу.
"Нет, еще нет", – ответил ангел.
Понизив голос, Абу все еще бодро попросил:
"Запиши меня к тем, кто любит своих собратьев".
Кончив писать, ангел исчез.
В следующую ночь ангел явился в ярком свете и
показал Абу имена людей, благословенных Господом.
И, к изумлению Абу, его имя стояло на первом месте.

Павел продолжает подчеркивать несостоятельность разногласий и прославления отдельных учителей. Один насадил, другой поливал, но возрастил Бог. Но никто не может претендовать на то, что растение росло лишь благодаря его заботам. Это совершил Бог, и только Он. Человек, посадивший растение и человек, поливавший его – равны, их участие одинаково важно; ни тот, ни другой не могут претендовать на большие заслуги; они трудятся для одного Господа – Бога. Бог используется человеком, чтобы довести до людей весть о Своей истине и любви; но лишь Он Один пробуждает сердца людей к новой жизни. Он Один сотворил сердце, и лишь Он Один может возродить его.

ОСНОВАНИЕ И СТРОИТЕЛИ (1 Кор. 3,10-15)

В этом отрывке речь Павла основана на личном опыте. Ему пришлось быть основателем, постоянно находящимся в дороге. Правда, он пробыл восемнадцать месяцев в Коринфе (Деян. 18,11) и три года в Ефесе (Деян. 20,31), но в Фессалониках он, вероятно, пробыл менее месяца, и это было более типичным для него. Нужно было пройти столько земель: ведь столько людей еще не слышали имени Иисуса Христа; и чтобы успеть положить благоприятное начало евангелизации мира, Павел мог только заложить основание и уже должен был идти дальше. Лишь когда он находился в тюрьме, его неутомимый дух пребывал в одном месте.

И куда бы он ни приходил, он закладывал одно и то же основание. Познакомить людей с Иисусом Христом – вот цель и задача Павла, потому что лишь в Нем Одном может человек найти:

а) прощение прошлых грехов. Человек вступает в новые отношения с Богом, и внезапно осознает, что Он ему не враг, а друг. Он видит, что Бог подобен Иисусу Христу; и там, где человек когда-то видел ненависть, он видит любовь, а где он прежде видел бесконечную отдаленность, он видит заботливую близость.

б) силы для преодоления насущных трудностей. Присутствие и помощь Христа придает ему мужество выдержать удары и требования жизни, ибо он больше не изолированный человек, ведущий одинокую борьбу с враждебным миром. Теперь он живет жизнью, в которой его ничто не может разобщить с Богом в Иисусе Христе, его Господе. Он идет по жизненным путям вместе с Иисусом Христом и ведет свою борьбу с Его помощью.

в) надежду на будущее. Верующий не живет больше в мире, в котором ему страшно смотреть вперед, а в мире, который направляет Бог, ведущий все к лучшему. Он живет в мире, где смерть больше не является концом, а лишь вступлением к великой славе. Без основания, которое есть Иисус Христос, человек ничего из этого не может обрести.

Но на основании Христа строили другие. Павел здесь не предполагает, что будут строить плохо, но что построят неполноценное. Человек может представить своим собратьям разбавленную версию христианства – одностороннее учение, в котором одним принципам будет придано слишком большое значение, а другим – слишком малое. Поэтому они будут недостаточно уравновешены. То есть искаженное, деформированное учение, в котором даже его величайшие и основополагающие положения будут извращены.

День, о котором Павел говорит в стихе 13 – это день второго пришествия Иисуса Христа. Вот тогда дело каждого окончательно обнаружится. Все ложное и недостойное будет сметено. Но, по милосердию Бога даже недостойные строители будут спасены, потому что они, по крайней мере, сделали попытку создать что-то для Христа. Даже в идеальном случае, все наши версии христианства несовершенны, но мы смогли бы избежать многих ошибок и заблуждений, если бы мы руководились не своими предрассудками и предположениями, не умозаключениями того или иного богослова, а светом Нового Завета, и – что превыше всего, – светом распятия. Крупный греческий литературный критик Лонгинус предлагает студентам проверять себя: "Когда вы что-то пишете, спросите себя, как бы стали писать Гомер или Демосфен, и еще более, как реагировали бы Гомер и Демосфен, слушая вас". Когда мы говорим о Христе, мы должны говорить так, как будто Он слушает нас, что, собственно, Он и делает. Такая проверка убережет нас от многих ошибок.

МУДРОСТЬ И БЕЗУМИЕ (1 Кор. 3,16-23)

Для Павла Церковь – храм Божий, потому что в ее общине обитает Дух Божий. Как сказал позже Ориген: "Скорее всего, мы являемся храмом Божиим, когда мы готовимся к принятию Святого Духа". А люди, вносящие раздор и раскол в среду церкви, разрушают храм Божий в двух направлениях:

а) Они лишают Духа возможности действовать. Горечь входит в церковь, а любовь покидает ее. В этой атмосфере уже не говорят и не слышат истины. "Где любовь, там и Бог", где ненависть и ссора, там Бог стоит и стучится в дверь и не получает ответа. Символом Церкви является любовь к братьям. Кто разрушает эту любовь, разрушает Церковь и, тем самым, разрушает храм Божий.

б) Они производят раскол в Церкви и сводят ее к ряду не связанных между собой развалин. Ни одно здание не может продолжать стоять прочно, если вынуть из него отдельные части. Самой важной слабостью Церкви еще и сегодня являются ее внутренние разделения. Они тоже разрушают ее.

Павел продолжает указывать на коренную причину этих разногласий и связанное с ними разрушение Церкви, видя ее в преклонении перед интеллектуальной, мирской мудростью. Он напоминает, что такая мудрость была осуждена еще в Ветхом Завете, приводя цитаты из Иов. 5,13 и Пс. 3,11. Но коринфяне определяли различных своих руководителей и учителей по их интеллектуальной мудрости. Гордыня человеческого ума приводит их к оценке и к критике формы проповеди, риторики, меткости аргументации учителей, вместо того, чтобы прислушиваться к самому содержанию благовествования. Особые трудности связаны с такой лжемудростью потому, что она всегда зиждется на двух элементах:

а) любви к спору. Люди с интеллектуальной гордыней не могут хранить молчание и восхищаться; они должны говорить и критиковать, но сами не терпят возражений; они должны доказывать, что они, и только они, правы. Они никогда не могут быть настолько скромными, чтобы чему-то научиться; им всегда надо устанавливать нормы и законы.

б) специфической исключительности. Эти мудрецы обычно смотрят свысока на других, и не сядут рядом с ними. Они считают, что, кто не согласен с ними, тот ошибается. Когда-то давно Кромвель писал шотландцам: "Заклинаю вас страданиями Христа, допускайте иногда, что вы можете ошибаться". Именно этого не может допустить интеллектуальная гордыня. Ее намерение – разобщать, а не объединять людей. Павел советует братьям стать безумными, чтобы быть мудрыми. Иначе говоря, это живой способ убедить человека быть настолько скромным, чтобы стать способным учиться. Никто не может научить человека, думающего, что он все уже знает. Платон говорит: "Тот самый мудрый, кто знает, что он плохо подготовлен к познанию мудрости". Квинтиллиан говорил о некоторых учениках: "Они, несомненно, стали бы отличными учеными, если бы не были столь убеждены в своей учености". Старая поговорка гласит: "Тот, кто не знает, и не знает, что он не знает – дурак: избегай его. Но тот, кто не знает, и знает, что он не знает – мудрый человек: учи его". Единственный путь к знанию – признание своего невежества.

В стихе 22, как это часто случается в посланиях Павла, проза его внезапно обретает крылья и становится страстной лирикой и поэзией. Коринфяне делают что-то совершенно непонятное Павлу. Они стремятся отдать себя в руки какого-нибудь учителя. Павел объясняет им, что, в действительности, не они принадлежат ему, а он им. Это отождествление с какой-то группой есть своего рода рабство, которое принимают те, кто должны быть королями. В действительности же они являются хозяевами всех вещей, потому что они Христовы, а Христос – Божий. Человек, отдавший свои силы и свое сердце какой-то группе, отказался от всего ради какого-то пустяка, хотя он и мог бы приобщиться к братству и любви, столь же необъятным, как и вселенная. Он сам выбрал узкие границы жизни, которые должны были стать беспредельными.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →