Комментарии Баркли на 1-е послание Коринфянам 8 глава

Главы 8, 9 и 10 посвящены проблеме, которая может показаться не очень важной, но она имела огромное значение для Коринфа и требовала разрешения. Можно или нельзя есть мясо, принесенное в жертву идолам? Прежде чем приступим к подробному изучению этих глав, уместно изложить проблему и в общих штрихах обрисовать предлагаемые Павлом решения в тех случаях, в которых они вторгались в жизнь коринфян.

Приношение жертв богам было неотъемлемой частью жизни античного мира. Эти жертвоприношения были двух видов: частные и публичные. В обоих случаях на алтарь всесожжения приносилось не все животное, а, чисто символически, лишь небольшая часть, не более, чем срезанные со лба волосы.

При частных жертвоприношениях животное, так сказать, делили на три части. Первая, символическая часть, сжигалась на алтаре. Вторую – ребра, бедро и левую часть головы получали, как законную долю, жрецы. Третью часть мяса получал сам молящийся. Этим мясом он справлял пир. Особенно часто это делали в день свадьбы. Иногда пиры проводились в доме хозяина, а иногда они даже проводились в храме бога, которому была принесена жертва. В нашем распоряжении, например, есть написанное на папирусе приглашение к обеду, которое гласит: "Антоний, сын Птоломея, приглашает вас отобедать с ним у стола нашего Господа Сераписа". Серапис – бог, которому он принес жертву.

Коринфянина занимал вопрос: "Может ли он принимать участие в таких пирах? Может ли он вообще взять в рот мясо, принесенное в жертву идолу?" Если нет, то он почти полностью закрывал себе доступ на все общественные праздники.

Во время общественных жертвоприношений, то есть, в жертвоприношениях, устраиваемых государством, а такие жертвоприношения были обычным явлением, после сожжения символической части мяса, и после того, как жрецы получили свою долю, остатки мяса доставались городским чиновникам и другим гражданам. Остатки же они продавали лавкам и на рынке. Поэтому, даже если мясо куплено на рынке, оно могло быть мясом, принесенным в жертву идолу.

Вера в демонов и бесов еще более осложняла всю проблему в ту эпоху. Воздух был наполнен ими, и они постоянно пытались вселиться в человека. Если им это удавалось, они вредили телу и расстраивали его ум. Одним из специфических способов, которыми духи и демоны проникали в человека, была пища. Они садились на пищу и таким образом попадали во внутрь. Одним из способов избежать этой напасти было посвятить эту пищу какому-нибудь хорошему богу, который препятствовал бы злому духу. По этой причине почти все животные перед забоем посвящали какому-нибудь богу. Если это не было сделано, мясо благословляли именем бога, прежде чем его съесть.

Это означало, что едва ли можно было купить или съесть мясо, которое так или иначе не было бы связано с именем того или иного языческого бога. Мог ли христианин есть его? Для нас эта проблема представляет лишь исторический интерес, но для христиан Коринфа или любого древнегреческого города, эта проблема в значительной степени определяла всю жизнь и требовала решения.

Ответ Павла распадается на несколько частей:

1) Христианину не следует делать ничего такого, что может оскорбить собрата, сознание которого еще не пробуждено, который сам еще не столь силен в своей вере, – заявляет Павел в главе 8. Это верно даже в том случае, если освященный христианин чувствует себя в безопасности от заразы языческих идолов или считает, что идол всего лишь символ чего-то несуществующего.

2) В главе 9 Павел обращается к сторонникам принципа христианской свободы, указывая при этом, что он сам хорошо знает этот принцип, но ради церкви сознательно воздерживается от многого. Он знает принцип христианской свободы, но, в то же время, и принцип христианского долга.

3) В главе 10, стихи 1-13 он обращается к тем, кто заявляет, что их христианская принадлежность и привилегированное положение надежно защищают их от заразы. Он приводит в пример народ Израиля, имевшего все привилегии Избранного Богом народа и впавшего в грех.

4) В главе 10, стихи 14-22 он заявляет, что человек, сидевший за столом Господа, не может сидеть за столом языческого бога, даже если этого бога и нет. И в самом деле, ведь нечто греховное заключается уже в том, чтобы в уста, вкушавшие прежде трапезу Господню, положить мясо, пожертвованное какому-то ложному богу.

5) В главе 10,23-26 он предупреждает против чрезмерной суетливости и избыточной придирчивости. Человек может покупать в лавках и на рынке без вопросов то, что там продается.

6) В главе 10,27.28 он советует, как вести себя в чужом доме. В нем христианин может есть все, что перед ним поставят, не задавая вопросов; но, если ему умышленно скажут, что мясо идолопожертвенное, то он должен отказаться есть его, так как это противоречит его христианскому принципу.

7) Наконец, в главах 10,29-33 и главе 11,1 Павел излагает принцип, что поведение христиан должно быть настолько безукоризненным, чтобы как-то не оскорблять ни иудеев, ни неиудеев. Лучше пожертвовать каким-либо правом, нежели, воспользовавшись им, причинить кому-либо оскорбление.

А теперь мы можем рассмотреть эти главы подробно.

СОВЕТ МУДРЫМ (1 Кор. 8)

Мы видели, как трудно было в греческом городе избежать проблем, если кто-то отказывался принимать идоложертвенные яства. Лишь для немногих коринфян это не составляло проблемы. Они считали, что их высшее знание говорит им определенно, что языческие боги попросту не существуют, и, поэтому, христианин может без угрызений совести есть мясо, принесенное в жертву идолам. В сущности, на это у Павла два ответа. Один приведен в 10,20, где Павел говорит, что, хотя он полностью согласен с точкой зрения, что языческие боги не существуют, он уверен в том, что эти духи и бесы существуют и стоят за идолами, пытаясь отвратить людей от веры в истинного Бога.

В данном же отрывке он использует более простой аргумент. Он напоминает, что в Коринфе живут люди, которые всю жизнь верили в языческих богов, и верят в них еще и в настоящее время; и эти люди, простые души, не могут полностью освободиться от предрассудков, что идол действительно нечто реальное, хотя и ложная реальность. Когда же они едят мясо, пожертвованное идолам, они испытывают угрызения совести. Они не могут избавиться от этого, инстинктивно чувствуя, что это нехорошо. Поэтому заявления о том, что нет ничего предосудительного в употреблении мяса, пожертвованного идолам, оскорбляют и сбивают с толку сознание этих простых душ. Наконец, Павел заявляет: если ничто не причиняет вам никакого вреда, но оно оскорбительно или вводит в соблазн кого-то, то его вовсе не следует оставить, ибо христианин никогда не должен делать ничего такого, что может явиться камнем преткновения для своего брата.

В этом отрывке, посвященном, казалось бы, столь далекому для нас вопросу, Павел высказывает три важных принципа, истинность которых непреходяща:

1) Одно и то же может быть безопасным для одного человека, и очень опасным для другого. Говорят, и это святая истина, что у Бога есть свой тайный ключик к сердцу каждого человека. Но верно и то, что и у дьявола также есть свой особый ключик к нему. У нас может быть достаточно сил устоять перед некоторыми соблазнами, но у другого – нет. Одно дело может не представлять никакого соблазна для нас, но явиться непреодолимым искушением для другого. Поэтому, прежде чем решить что делать, надо подумать не только о том, как это отразится на нас, но также и о том, как оно повлияет на ближнего.

2) Ничто не следует судить только с точки зрения знаний. Следует судить также с позиции любви. Более либеральные коринфяне утверждали, что они достаточно просвещены, чтобы не считаться с идолами. Они, собственно, ушли далеко от таких предрассудков. Знание делает человека надменным и придает ему чувство превосходства. Он смотрит свысока на менее образованных людей. Но такое знание, не есть истинное знание. Уже само сознание умственного превосходства опасно. Наше поведение должно определяться не чувством нашего превосходства в знаниях, но чувством любви к людям. И, может статься, что, ради блага брата нашего во Христе, нам придется отказаться от каких-либо действий или слов.

3) Отсюда вытекает очень важная истина. Никто не должен предаваться удовольствию или требовать для себя свободы, если это может соблазнять другого. Силой своего духа он, возможно, в состоянии справиться с желанием. Христианин должен думать не только о себе, а и о более слабом собрате. Удовлетворение своих желаний, которые могут привести к гибели другого человека, является не наслаждением, а грехом.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →