Комментарии Баркли на 1-е послание Коринфянам 10 глава

ОПАСНОСТЬ САМОУВЕРЕННОСТИ (1 Кор. 10,1-13)

Павел продолжает рассматривать проблему употребления мяса, принесенного в жертву идолам. Кроме того, он говорит и о чрезмерной самоуверенности некоторых коринфских христиан. Они утверждали: "Мы крещены и, поэтому, мы едины с Христом; мы причащались плоти и крови Христовой; мы в Нем и Он в нас; поэтому мы защищены от всякой опасности. Мы можем есть мясо и это не причинит нам никакого вреда". Поэтому уместно предупреждение об опасности, которой чревата чрезмерная самоуверенность.

Когда Оливер Кромвель обдумывал образование своего сына, он сказал: "Я хотел бы, чтобы он изучал историю". Павел тоже обращается к истории, показывая, что произошло с народом, которому самим Богом были даны величайшие привилегии. Он обращается к тем дням, когда израильтяне скитались в пустыне. В те дни с ними случались чудесные вещи. У них было облако, указывавшее им путь и защищавшее их в минуту опасности (Исх. 13,21; 14,19). Бог провел их чрез воды Красного моря (Исх. 14,19-31). Оба эти события настолько прочно связали их с Моисеем, величайшим из руководителей и законодателей, что можно было сказать, что они были крещены в Моисея, как христиане крестятся в Иисуса Христа. Они ели манну небесную в пустыне (Исх. 16,11-15). В стихе 4 Павел говорит, что пили они из духовного последующего камня. Это взято не из Ветхого Завета, а из традиции раввинов. В Числ. 20,1-11, говорится о том, что Бог сказал Моисею добывать воду из скалы, чтобы напоить жаждущий народ. Согласно утверждениям раввинов эта скала потом следовала за народом и всегда давала им воду для пития. Эта история была хорошо известна каждому иудею. Сыны Израилевы имели эти привилегии, но, несмотря на это, они потерпели поразительную неудачу. Когда народ из страха отказался продолжать путь в Землю обетованную, ибо все разведчики, за исключением Иисуса Навина и Халева, приносили мрачные сведения, Бог решил что целое поколение должно умереть в пустыне (Числ. 14,30-32). Когда Моисей находился на горе Синай, народ совратил Аарона сотворить золотого тельца и поклонялся ему (Исх. 32,4). Даже в пустыне они впали в прелюбодеяния с дочерями Моава и Мадианитянками, и тысячи их погибли по суду Божьему (Числ. 25,1-9). (Кстати, нужно отметить, что в Книге Чисел 25,9 сказано: двадцать четыре тысячи погибло, Павел же говорит двадцать три тысячи. По-видимому, Павел цитирует по памяти. Он редко цитирует Писание дословно. В те времена никто этого не делал, потому что не было чего-либо подобного симфонии, позволявшей быстро найти нужное место. Писание было записано не в книгах, которые не были еще изобретены, а на громоздких свитках). Иудеи умирали от укусов змей, потому что они роптали против Бога на своем пути (Числ. 21,4-6). Когда Корей, Дофан и Авирон восстали, кара постигла многих (Числ. 16).

История Израиля показывает нам, что люди, наделенные величайшими привилегиями Божьими, не были искушаемы. Павел напоминает коринфянам, что особые преимущества не являются гарантией полной безопасности.

Особое внимание следует обратить на упомянутые искушения:

1) Искушение идолопоклонства. Теперь не так явно поклоняются идолам. Но если человек обожествляет то, чему он отдает большую часть своего времени, своей мысли и энергии, он больше почитает произведения рук своих, чем Бога.

2) Искушение прелюбодеяния. Пока человек остается человеком, его животное начало искушает его. Лишь страстная преданность Христу может спасти человека от блудодействий.

3) Искушение Бога. Сознательно или бессознательно многие люди спекулируют на милосердии Божием. В глубине своего ума человек думает: "Все обойдется. Бог простит". На свой собственный риск он изгоняет мысль, что существует и святость Божья, и любовь.

4) Искушение ропота. И сегодня еще многие люди встречают жизнь хныканьем, а не улыбкой.

Поэтому Павел призывает к бдительности: "Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть". Не раз падали крепости, потому что их защитники считали их неприступными. В Откр. 3,3 воскресший Христос предупреждает Сардисскую церковь быть на страже. Сардисский акрополь был построен на горном выступе, который считался неприступным. Когда Кир осаждал его, он обещал особую награду тому, кто найдет путь в него. Один воин, однажды наблюдая за крепостью, увидел, как один из защитников крепости случайно уронил свой шлем со стены и как он полез за ним. Он запомнил тропу и ночью с отрядом воинов взобрался на гору, где они увидели, что в этом месте крепость не охранялась. Они вошли и захватили крепость, считавшуюся совершенно неприступной. Случайность играет огромную роль в жизни, и мы всегда должны быть на страже.

Павел заканчивает этот отрывок тремя соображениями относительно искушения:

1) Он уверен в том, что искушения являются неизбежной частью жизни. Но греческое слово, переведенное на русский язык как искушение, скорее означает испытание. Его предназначение заключается не в том, чтобы ввести нас в грехопадение, а чтобы испытать нас, с тем, чтобы мы вышли из него устойчивее прежнего.

2) Искушение, которому мы подвергаемся, не представляет собой что-то особенное. Люди до нас подвергались ему и успешно прошли через испытания. Однажды в Норвегию везли благочестивого епископа Лайтфута в коляске по очень узкой горной дороге. Она становилась такой узкой, что иногда между колесами и краем обрыва оставались лишь считанные сантиметры. Тогда кучер предложил сойти с коляски и пойти пешком, сказав, что это безопаснее. Епископ осмотрел дорогу и сказал: "Ведь другие же экипажи ездили по этой дороге. Поезжай дальше". В Греческой антологии есть эпиграмма – эпитафия, записанная, может быть, даже с его слов, "Моряк, потерпевший на этом берегу кораблекрушение просит вас поднять паруса". Его ладья, наверное, затонула, но многие устояли перед штормом. Проходя через испытание, мы проходим через то, что многие перенесли и победили по милости Божией.

3) Всегда есть выход из искушения. Павел употребляет очень живое слово экбасис, означающее путь, выход из ущелья, горный проход. Можно представить себе, будто уже окруженная армия внезапно находит выход к спасению. Никто не должен поддаваться искушению, потому что есть путь к его преодолению, а это вовсе не путь отступления или капитуляции, а путь победы силою милосердия Божия.

СВЯЩЕННАЯ ОБЯЗАННОСТЬ (1 Кор. 10,14-22)

Эти стихи следует читать, имея в виду три идеи. Две из них являются специфическими для той эпохи, одна же имеет непреходящее значение:

1) Мы уже видели, что часть пожертвованного идолу мяса возвращалась жертвователю для устройства пира. Считалось, что на таком пире присутствовал в качестве гостя и бог, которому была принесена жертва. Более того, считалось, что после того, как мясо было пожертвовано, бог сам был в нем и во время пира входил в самое тело и в самую душу отведавших это мясо. Точно так же как людей, деливших хлеб и соль, скрепляет прочная связь, так и жертвенный пир побуждал к общению между богом и его почитателем. Жертвующий был в прямом смысле слова участником жертвенника, его связывала с богам мистическая общность.

2) В то время весь мир верил в демонов. Демоны могли быть хорошими, но в большинстве случаев они были плохими. Это были духи, являвшиеся посредниками между богами и людьми. Эллины считали, что всякий пруд, каждое место или дерево, каждая ветвь и роща, гора, скала или река имели своего демона. "Были боги в каждой горной вершине, боги, дышащие в ветре, сверкающие в молнии. Бог был в лучах солнца и далеких звезд, боги колыхали землю при землетрясении и вздымали волны в шторм". Мир был населен демонами. У иудеев были шедимы – злые духи, населявшие пустые дома, скрывавшиеся всегда "в крохах на полу, в масле, в сосудах, в питьевой воде, в болезнях, в воздухе, в комнате".

Павел верил в этих демонов, он называет их "Началами и Силами". Он считал, что идолы – ничто, и за ними ничего нет, но поклонение идолам – дело рук бесов, ибо через него отвращались люди от Бога. Поклоняясь идолам, люди думали, что они поклоняются богам, на самом же деле их вводили в заблуждение злые демоны.

Поклонение идолам приводит людей не к Богу, а к демонам. Все, что с ним связано, несет на себе демонический порок. Мясо, пожертвованное идолам, ничем не грозило, но оно уже послужило целям и намерениям бесов, и поэтому оскверняло человека.

3) Из этих древних предрассудков и верований можно вывести принцип, имеющий вечное значение: человек, сидевший за столом Иисуса Христа, не может садиться за стол, служащий орудием в руках бесов и демонов. Человек, приобщающийся к Телу и Крови Христа, не может более прикасаться к греховным вещам.

Одна из величайших статуй Христа создана Торвальдсеном. После того, как он изваял ее, ему был сделан заказ на статую Венеры для Лувра. "Рука, изваявшая формы Христа, уже никогда не сможет изваять форму языческой богини", ответил Торвальдсен.

Когда принц Чарльз бежал от грозившей ему смерти, он нашел убежище у восьми разбойников и уголовников из Гленмористона. За его голову было назначено вознаграждение в 30 000 фунтов стерлингов; у них же не было ни гроша, но неделями они скрывали и оберегали его, и ни один не предал его. Прошли годы, и о восстании остались лишь печальные воспоминания. Один из этой восьмерки, по имени Хью Чисхольм, добрался до Эдинбурга. Людей интересовала история принца Чарльза, и они говорили с ним. Он был беден, но иногда ему давали деньги. Но Хью Чисхольм отвечал на все рукопожатия левой рукой. Хью поклялся, что он никогда никому не подаст руки, которую он подал своему принцу.

То, что было важно для Коринфа, важно и сегодня: человек, приобщающийся "Тела и Крови" Христа, не может пачкать свои руки низкими и недостойными вещами.

ГРАНИЦЫ ХРИСТИАНСКОЙ СВОБОДЫ (1 Кор. 10,23-11,1)

Павел заканчивает обсуждение проблемы идоложертвенного практическими советами:

1) Он советует христианину, покупать все необходимое и не задавать никаких вопросов. Возможно, что купленное мясо было частью жертвоприношения, либо животное было забито в честь какого-нибудь бога, дабы бесы и демоны не вселились в него; но возможно и то, что люди станут чрезмерно суетливыми и создадут трудности там, где их вовсе не должно бы быть. В конечном счете – все Божие.

2) Если христианин принимает приглашение на обед в дом язычника, пусть ест, что ставят на стол, и не задает вопросов. Но если ему умышленно сообщат, что мясо является частью жертвоприношения, он не должен есть его. Предполагается, что это говорит один из братьев, не могущий в своем сознании избавиться от чувства, что нельзя есть такое мясо. Дабы не смущать такого человека христианин не должен есть его.

3) И снова из далекого от нас во времени к нам доходит важная истина: человеку лучше отказаться отчего-то, если оно может стать камнем преткновения для кого-то. Нет ничего более реального, чем христианская свобода; но христианской свободой следует пользоваться так, чтобы она помогала другим, а не шокировала или оскорбляла их. Человек имеет определенные обязательства по отношению к себе, но еще большие обязательства по отношению к другим.

Следует отметить здесь, как далеко простираются эти обязательства:

1) Павел настаивает на том, что коринфскому христианину подобает быть хорошим примером для иудеев. Даже для врагов христианину надлежит быть примером безукоризненного поведения.

2) Коринфский христианин имеет обязательства по отношению к эллинам. А это значит подавать хороший пример совершенно безразличным к христианству людям. Именно через примеры многие стали последователями Христа. Один священник сделал все возможное, чтобы помочь далекому от христианства человеку, и спас его из трудного положения. И вот он начал ходить в церковь и, в конце концов, высказал удивительную просьбу: он попросил назначить его церковным старостой, чтобы он мог служить, выражая благодарность Христу за то, что Он совершил в его душе через Своих слуг.

3) Коринфский христианин имеет обязательства по отношению к своим братьям по вере. Для кого-то мы явно являемся примером в поведении. Зачастую молодой или слабый брат во Христе часто ищет в нас опору, наставление. Наш долг – оказать помощь, которая вселила бы уверенность в колеблющегося, придала бы силы слабому и спасла бы искушаемого от греха.

Мы можем трудиться во славу Божию лишь тогда, когда мы исполним обязательства по отношению к нашим братьям. Мы справимся с ними лишь в том случае, если будем помнить, что наша христианская свобода дана не ради нас самих, но для других.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →