Комментарии Баркли на 2-е послание Коринфянам 4 глава

ОСЛЕПЛЕННОЕ ОКО (2 Кор. 4,1-6)

Здесь Павел говорит, прямо или косвенно, о четырех типах людей:

1) Сначала он упоминает кое-что о себе. Он замечает, что не унывает при исполнении служения, возложенного на него, намекая на две причины, побуждающие его к этому:

а) Сознание великой задачи. Человек, сознающий, что ему поручено великое дело, может совершить изумительное. Одним из лучших музыкальных произведений является "Мессия" Генделя. Из записи видно, что все произведение он сочинил за двадцать два дня, и что в это время он почти не ел и не спал. Великая задача дает человеку необыкновенные силы.

б) Воспоминание о дарованной ему милости. Целью жизни Павла было свершить нечто ради той любви, которая спасла его.

2) Затем Павел напоминает о своих противниках и клеветниках. И вновь слышатся отголоски неприятного прошлого; мы узнаем, что его противники выдвинули против Павла три обвинения. Они злословили, что он применял тайные происки, беспринципную хитрость для достижения своих целей и фальсифицировал Евангелие. Когда кто-нибудь неправильно толкует наши мотивы, извращает смысл наших поступков и придает ложное значение нашим словам – мы можем утешаться, что это испытал также и Павел.

3) Павел говорит о людях, отказавшихся принять Евангелие. Он настаивает на том, что он так проповедовал Евангелие, что любому человеку с любым познанием доступно было принять изложенные в нем положения и зов Христа. Но, даже несмотря на это, некоторые остаются глухи к призыву и слепы к его славе. Что же с ними?

О них Павел говорит что-то необыкновенное: "бог века сего ослепил их умы", так что они не могут верить. Во всей Библии чувствуется определенное мировоззрение, согласно которому этот мир является властью тьмы и зла. Иногда эту силу называют Сатаной, иногда Дьяволом. В Евангелии от Иоанна Иисус трижды говорит о князе мира сего и о его поражении (Иоан. 12,31; 14,30; 16,11). Павел в Ефес. 2,2 говорит о князе, господствующем в воздухе, а здесь он говорит о боге мира сего. Даже в молитве "Отче наш" упомянуто о злой силе, о лукавом. Правильный перевод Евангелия от Матфея 6,13 гласит: "Избавь нас от Злостного". В этой идее Нового Завета можно проследить определенные влияния:

а) Персидская вера Зороастризм, рассматривает весь мир как поле битвы между богом света и богом тьмы, между Ормуздом и Ахриманом. Судьба человека определяется тем, чью сторону в этой борьбе он займет.

Когда иудеи были завоеваны персами, они столкнулись с этой идеей, и она, несомненно, оказала определенное влияние на их мышление.

б) Основной мыслью в иудейской религии является идея о двух веках – нынешнем и грядущем. В эпоху христианства иудеи пришли к мысли, что их век неисправимо плох и обречен на полное уничтожение, когда взойдет заря грядущего века. Уместно было бы утверждать, что их век находился под властью бога сего мира и во вражде с истинным Богом.

в) Следует помнить, что идея злой и вражьей силы не столько теологическая проблема, сколько факт жизненного опыта. Рассматривая эту проблему в теологическом плане, мы наталкиваемся на серьезные трудности. Откуда явилась эта злая вражья сила в мир, сотворенный Богом? Что ее ждет в конечном счете? Но, рассматривая ее просто как проблему жизненного опыта, мы все знаем, насколько реально зло в мире. Шотландский писатель Роберт Льюис Стивенсон где-то говорит: "Вы знаете Каледонский вокзал в Эдинбурге? Однажды утром, когда дул холодный восточный ветер, я встретил там Сатану".

У каждого есть такого рода опыт, о котором говорит Стивенсон. Кто не может принять благую весть Евангелия Христова, кто предался злому началу мира сего, те не могут более услышать зов Божий. Это не Бог оставил их. Они сами своим поведением закрыли себе доступ к Нему.

4) Павел говорит далее об Иисусе. Главная мысль его заключается в том, что в Иисусе Христе мы видим подобие образа Божия. "Видевший Меня, – говорит Иисус, – видел Отца" (Иоан. 14,9). Когда Павел проповедовал, он не говорил: "Взирайте на меня". Он призывал: "Взирайте на Иисуса Христа! И в Нем ты увидишь славу Божию, нисшедшую на землю в доступном для каждого образе".

СТРАДАНИЯ И ТОРЖЕСТВО (2 Кор. 4,7-15)

Этот отрывок Павел начинает с того, что привилегии, которыми пользуется христианин, могут вызвать в нем чувство гордости. Но жизнь создана так, чтобы удерживать человека от этого. Какой бы ни была его христианская слава, он все же остается смертным, жертвой обстоятельств, зависящим от случайностей и перемен в жизни; его тело все же смертное, со всеми его слабостями, болями и страданиями. Он подобен человеку, обладающему драгоценным сокровищем в глиняном сосуде, который сам по себе непрочен и никчемен. Мы много говорим о власти человека и о силах, которыми он ныне управляет. Но, в действительности, для человека характерна не власть, а слабость. Как сказал Паскаль: "Капля воды или дуновение воздуха может убить его".

При рассматривании 2 Кор. 2,14-16 мы видели римского полководца в триумфальном параде. Но от гордыни полководца удерживали две вещи: Во-первых, когда он ехал в колеснице и раб держал корону над его головой, жители Рима не только выражали свое восхищение, но все время повторяли: "Оглянись и помни, что ты умрешь!" Во-вторых, в самом конце триумфальной процессии шли воины победоносного полководца. Они пели не только хвалебные песни в его честь, но выкрикивали и грубые шутки и оскорбления в его адрес, дабы он не стал надменным.

Жизнь окружает нас немощью, хотя Христос окружил нас славой, дабы мы помнили: немощность – наша, а слава – Божия, чтобы знали свою полную зависимость от Него.

И Павел далее описывает христианскую жизнь, в которой телесная немощь переплетается со славой Божьей, целым рядом парадоксов:

1) Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены. Мы подвергаемся различным притеснениям, но никогда не попадаем в безвыходный тупик. Для христианина характерно, что, даже если тело его в стесненных обстоятельствах или в трудных положениях, дух его всегда находит спасительную дорогу в простор Божий.

Мэтью Арнольд пишет о своей встрече с ткачом и с христианским проповедником в лондонских трущобах:

Горело солнце в августе
На жалкие трущобы Бетнал Грин:
И бледный ткач в окне малом
Казался трижды удручен.
Я встретил старца и спросил:
"Больной и утомленный, как дела?"
"Прекрасны, – он в ответ, – ибо с вчерашнего утра
Христос, хлеб жизни, радует меня".

Если тело ткача задыхалось в тесноте, то хилая душа проповедника достигала сил и умиления в общении с Христом.

2) Мы гонимы, но не оставлены Богом. Самым примечательным для мучеников было то, что в самые тяжелые для них времена они имели блаженное общение с Христом. Как сказала Жанна д'Арк, когда ее покинули все: "Лучше быть одной с Богом. Его благость не изменит мне, также как и Его совет и любовь. В Его силе я буду дерзать, дерзать и дерзать до тех пор, пока не умру". А псалмопевец написал так: "Ибо отец мой и мать моя оставили меня, но Господь примет меня" (Пс. 26,10). Ничто не может отвратить верность Божию.

3) Мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся. Бывают случаи, когда христианин не знает, что ему делать в сложившейся ситуации, но и тогда он не сомневается, что все же можно еще что-то сделать. Иногда христианин не видит, как складывается его жизнь, но он никогда не сомневается, что она все же сложится. Если ему придется пойти "и долиною смертной тени", он знает, что он выйдет из нее. Бывает и так, что христианин должен выучить самый тяжелый урок, тот самый урок, который пришлось выучить Иисусу в Гефсиманском саду: принять то, что выше его понимания и сказать: о Боже, Ты есть любовь. Построю веру я на ней".

Френсис Томсон писал о присутствии Христа в самые темные дни.

Но (даже в грусти сокрушенной)
Зови! и в горестной скорби
Явится в свете лестница до неба,
Как Иакову, во сне глухой ночи.
Зови среди ночи, душа моя, в тревоге
Зови, рыдай, схвативши небо за полы.
И ты узришь Христа, идущего на помощь,
Не по морю, а в дом родной стезею.

Действительно, христианин может быть в самых трудных обстоятельствах, но он не отчаивается, ибо рядом с ним Христос.

4) Мы низлагаемы, но не погибаем. Главной характерной чертой христианина является то, что, даже если он и падает, он вновь и вновь встает на ноги. Дело не в том, что его никогда не разобьют, но в том, что его никогда окончательно не победят. Он может проиграть бой, но не главную битву.

Изложив великие парадоксы жизни христианина, Павел раскрывает секрет своей жизни, причины, почему он смог вынести все, что выпало на его долю и как он смог выполнить то, что он сделал:

1) Он был убежден, что человек, разделяющий жизнь Христа, должен участвовать и в связанных с ней опасностях, и если человек решил жить с Христом, он должен быть готов умереть с Ним. Павел знал и принял, как должное, неумолимый закон христианской жизни: "Без креста нет венца".

2) Он выносит все, зная о власти Бога, воскресившего Иисуса Христа из мертвых. Он мог так смело говорить, не считаясь с собственной безопасностью, потому что он верил, что, даже если смерть постигнет его, Бог сможет воскресить и воскресит его. Он был уверен, что может положиться на власть, достаточную для сохранения жизни и превосходящую смерть.

3) Он выносил все, потому что он был убежден в том, что его страдания и испытания приведут других к свету и любви Божией. Большая система плотин Боулдер в США сделала плодородными огромные территории пустыни. Строительство этой оросительной системы потребовало жизни людей. По окончании строительства в стену плотины была вмонтирована таблица с именами умерших рабочих, а под ней было написано: "Они умерли, чтобы пустыня могла радоваться и цвести как роза". Павел смог пройти через все, потому что знал, что это не бессмысленно; он знал, что приведет других к Христу. Человек, убежденный в том, что он перенесет все ради победы Христа, может вынести все.

ТАЙНА ХРИСТИАНСКОГО ДОЛГОТЕРПЕНИЯ И СТОЙКОСТИ (2 Кор. 4,16-18)

И далее Павел излагает секрет этой стойкости:

1) Жизнь человеческая подчинена неопровержимому закону: с годами ее физические силы увядают, а его духовные силы растут. Страдания, ослабляющие тело человека, могут закалить его душу. Поэт молил: "Дай с возрастом душе расти в красе". Телесная жизнь скатывается медленно и неизбежно вниз по склону, ведущему к смерти, духовная жизнь – поднимается по склону, ведущему к Богу. Причины нет страшиться многих лет; ведут они не к смерти, а к Богу.

2) Павел был убежден, что все страдания, перенесенные им в этой жизни, не идут ни в какое сравнение с той славой, которой будет наделен он в грядущей жизни. Он был уверен в том, что Бог никогда не останется в долгу перед человеком. Алистер Маклин, духовный отец автора "Корабля Юлиссис", рассказывает о старой женщине, которую обстоятельства вынудили оставить дом и чистый воздух гор и жить в трущобах большого города. Но она продолжала верить в Бога, и однажды сказала: "Бог вознаградит меня лучшим, и я вновь увижу цветы".

В "Канун Рождества" английский поэт Роберт Браунинг пишет о мученике, о котором "надгробная надпись на грубой доске" гласила:

Я родился рабом больным и бедным,
Но нищета не в силах была скрыть
Кристально чистый жемчуг в сердце
От Цезаря. Поэтому пришлось
Бороться дважды мне с дикими зверями,
По прихотям его страдали трижды деточки мои;
И, наконец, я заслужил освобожденья:
Мучительно меня сжигали на костре.
Но перед смертию Рука явилась мне
Над головой сквозь пламя,
И, душу трепетную приняв мою,
Представила ее Христу;
Отер Он всякую слезу с очей моих,
И вижу ненаглядное лицо Его.
Сергей, собрат мой, пишет на стене
Свидетельство сие,
Ибо я все уж позабыл.

Земные страдания были забыты в небесном ликовании. Примечательно, что в Евангелии Иисус всегда, когда он предсказывал свою смерть, предсказывал и свое воскресение. Кто страдает за Христа, будет соучаствовать в Его славе. Залогом тому служит благородство Самого Бога.

3) Именно по этой причине человек должен заострять свое внимание не на видимом, а на невидимом. Видимое принадлежит этому миру – его дни сочтены и оно преходящее; невидимое же небесное – оно пребывает вечно.

Жизнь можно воспринимать двумя способами. Мы можем смотреть на жизнь как на медленное, но неизбежное отдаление от Бога. Вадсворт в своей "Оде на напоминания о смерти", выразил мысль, что пришедший в мир ребенок имел какое-то воспоминание о небесах, которое он постепенно утратил с годами.

Витая в облаках славы,
Начинаем мы жизнь свою.
Тени мирские наводят сомнения
В душу пытливого подростка.

И в конце человек оказывается прикованным к земле, а небо забыто. Томас Гуд написал с тоскливым пафосом:
Припоминаю я
Пихту высокую
С стройной главой
В небе родном.
Вера счастливая
Детства невинного,
Где ты теперь?
Счастья не знал с тех пор
Как понял правду я:
Рай – близок малышу –
Далек от меня.

Если мы будем думать лишь о видимом, то, поневоле, познание мира будет таким. Но есть и другое восприятие мира. Автор Послания к Евреям написал о Моисее: "Ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд" (Евр. 11,27).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →