Комментарии Баркли на послание к Филиппийцам 2 глава

ПРИЧИНЫ РАЗНОГЛАСИЙ (Фил. 2,1-4)

Одной из опасностей, угрожавших филиппийцам, были разногласия. В некотором смысле такая опасность грозит каждой здоровой церкви. Люди готовы выступать друг против друга, когда они относятся к делу серьезно и когда вера имеет для них большое значение. Чем больше их энтузиазм, тем больше опасность, что они могут войти в конфликт. Именно от такой опасности хочет Павел оградить своих друзей.

В 2,3.4 он указывает на три важные причины разногласий:

1. Любопрение. Всегда существует опасность, что люди работают ради того, чтобы продвинуться самим, а не для того, чтобы продвигать работу. Как это ни странно, но иногда великие деятели Церкви готовы были бежать со своих постов, потому что чувствовали свою недостойность.

Амвросий (около 340-397 гг.) был важной фигурой ранней церкви. Крупный ученый, он был губернатором римских провинций Лигурии и Эмилии и правил с такой любовью и заботой, что народ видел в нем своего отца. Когда умер епископ Миланский, встал вопрос о его преемнике. Во время споров внезапно раздался детский возглас: "Амвросий – епископ! Амвросий – епископ!". Вся толпа подхватила этот крик. Амвросий и представить себе не мог этого и скрылся ночью, чтобы избежать предложенного ему высокого церковного поста. Лишь непосредственное вмешательство и приказ императора побудили его согласиться стать епископом Миланским.

Когда Джон Раф публично с кафедры призвал основателя шотландской пресвитерианской церкви Джона Нокса принять сан священника, Нокс испугался. В своей книге "История реформации" Нокс пишет: "Тогда этот Джон, приведенный в замешательство, разразился обильными слезами и удалился в свою комнату. С того самого дня и до того дня, когда он был вынужден предстать в церкви и проповедовать, выражение его лица и его поведение с достаточной силой показывали печаль и волнение его сердца. Никто не видел в нем признака радости и долгое время он не получал никакого удовольствия от общества своих друзей".

Великие люди далеки от честолюбия; они часто испытывали чувство, что недостойны занимаемого ими высокого поста.

У многих людей преобладает тщеславие, стремление добиться личного авторитета. Престиж является для многих людей даже большим искушением, чем богатство. Многие больше всего как раз и хотят, чтобы ими восхищались, чтобы они могли сидеть в президиумах, чтобы другие спрашивали их мнения, чтобы их все знали по имени и узнавали по внешности, даже чтобы им льстили. А цель христианина должно быть не стремления показать себя, а самозабвение. Он должен делать добрые дела не для того, чтобы прославляли его, а для того, чтобы люди прославляли Отца Небесного. Христианин должен привлекать взоры людей не к себе, а к Богу.

Иные люди заботятся только о себе. Человек, который всегда думает прежде всего о себе, обязательно придет в конфликт с другими. Кто считает жизнь соревнованием, в котором он должен получить все призы, тот всегда будет видеть в других людях врагов, или, по меньшей мере, соперников, которых нужно убрать с дороги. Эгоизм неизбежно ведет к уничтожению других; целью жизни становятся не оказание помощи другим, а их устранение.

УСТРАНЕНИЕ РАЗЛАДА (Фил. 2,1-4 (продолжение))

Перед лицом опасности разладов, Павел излагает пять соображений, которые должны предотвратить их возникновение:

1. Мы должны сохранять единство потому, что мы все во Христе. Человек не может быть в разладе со своими собратьями и оставаться в единении с Иисусом Христом. Кто идет вместе с Иисусом Христом, тот идет вместе со всеми странниками. Отношения человека со своими собратьями являются хорошим показателем его отношений с Иисусом Христом.

2. Сила христианской любви должна держать нас в согласии. Христианская любовь – это та добрая воля, та доброжелательность, которая никогда не приходит в раздражение, и которая всегда хочет только добра для других. Это не просто побуждение сердца, как, например, человеческая любовь; это – победа воли, одержанная с помощью Иисуса Христа. Это вовсе не значит любить только тех, кто любит нас, или тех, кто нравится нам, или тех, кто мил. А это значит – несокрушимая доброжелательность, даже по отношению к тем, кто ненавидит нас, к тем, кто не нравится нам, и к тем, кто неприятен и противен нам. Это истинная суть христианской жизни и она оказывает на нас влияние на земле и в вечности. Ричард Тэтлок писал в книге "В доме Отца Моего": "Ад – это вечное состояние тех, кто в своей жизни уничтожил любовь, сделал невозможными отношения с Богом и со своими собратьями... Небеса же – это вечное состояние тех, кто обрел настоящую жизнь в отношениях через любовь с Богом и со своими собратьями".

3. Уберегать христиан от разногласий должен и тот факт, что они являются сопричастниками Святого Духа. Святой Дух связывает человека с Богом и человека с человеком. Это Дух Святой дает нам способность жить жизнью любви, которая есть жизнь Бога. Человек, живущий в разладе со своими собратьями, тем самым показывает, что у него нет дара Духа Святого.

4. Чувство человеческого сострадания должно предохранять от разногласий. Как выразился когда-то греческий философ Аристотель, люди были созданы не рычащими волками, а для того, чтобы жить вместе, в сообществе. Разногласия разрушают структуру жизни.

5. Последний призыв Павла носит чисто личный характер. Он не может быть счастлив до тех пор, пока знает, что в дорогой ему церкви царит раздор.

Если филиппийцы хотят пополнять его радость, они должны иметь совершенную дружбу. Павел обращается к филиппийским христианам не с угрозами, а с призывом любви; а так должен делать каждый пастор, так же, как это делал наш Господь.

ИСТИННАЯ БОЖЕСТВЕННОСТЬ И ПОДЛИННАЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ (Фил. 2,5-11)

Этот отрывок во многих отношениях самое великое и трогательное из всего, что Павел когда-либо писал об Иисусе. Смысл ее заключается в простом заявлении, которое Павел сделал во Втором послании к Коринфянам, что Иисус, будучи богат, обнищал ради нас (2 Кор. 8,9). Здесь же идея представлена в полноте, которая не имеет себе равных. Павел умоляет филиппийцев жить в согласии, забыть всякие разногласия, отбросить тщеславие, гордыню, стремление к продвижению и к престижу, и жить с тем же смиренным, беззаветным желанием в сердце – служить, которое составляло суть жизни Иисуса Христа. Последний призыв Павла – брать пример с Иисуса Христа.

Мы должны попытаться полностью понять этот отрывок, потому что в нем заложено многое, что может разбудить наши умы и вселить удивление в наши сердца. Для этого необходимо внимательно рассмотреть некоторые важные греческие слова.

Греческий язык очень богат; часто для выражения одной мысли в нем есть два, три и даже больше слов. В некотором смысле эти слова – синонимы, но они никогда не имеют совершенно одинакового значения; в них всегда есть какой-то особый оттенок. В особенности это относится к настоящему отрывку. Павел очень тщательно выбирал каждое слово, чтобы показать две вещи – реальность человеческой природы Христа и реальность Его Божественности. Рассмотрим предложения одно за другим.

Стих 6: Он, будучи образом Божиим. Два слова выбраны очень тщательно, чтобы показать неизменную Божественность Иисуса Христа. Слово, переведенное как будучи – производное от греческого глагола хупархепн. Хупархейн – это не обычное греческое слово со значением будучи. Оно передает то, чем человек является по самой своей сущности, и что не может быть изменено. Им характеризуется та часть человека, которая в любых обстоятельствах остается той же, остается неизменной. Таким образом, Павел с самого начала говорит, что Иисус был Богом по Своему существу, и Он был Им неизменно.

Далее, Павел говорит, что Иисус был в образе Бога. В греческом есть два слова со значением образ: морфе и схема. Оба надо переводить как образ, потому что в русском языке нет другого эквивалента, но не значат они одно и то же. Морфе -эта существенная, неизменная форма; схема – внешняя форма, которая время от времени и в различных обстоятельствах меняется. Например, морфе любого человеческого существа является его человеческая природа, и она никогда не меняется; а схема его непрерывно меняется. Ребенок, мальчик, юноша, мужчина и старик все имеют общий морфе всего человечества, а внешняя схема всегда меняется. У роз, нарциссов, тюльпанов, хризантем, примул, далий, люпинов – один общий морфе – цветок, а схема их различна. У аспирина, пенициллина, магнезии один морфе – лекарство, а схема их различна. Морфе никогда не меняется, а схема меняется непрерывно. Говоря, что Иисус в образе Бога, Павел употребляет слово морфе; другими словами, Его неизменная сущность небесна, Божественна. Независимо от того, как могла измениться Его внешняя схема, в сущности Он оставался Божественным.

Иисус не почитал хищением быть равным Богу. Слово, переведенное в Библии как хищение, это в греческом – харпагмос, произошедшее от глагола со значением хватать, ухватиться. За этим может скрываться одна из двух идей, которые, в сущности, одно и то же:

а) Она может значить, что Иисусу не нужно было хвататься за равенство с Богом, потому что оно было Его по праву.

б) Она может значить, что Он не хватался за равенство с Богом и не тянул его ревниво к Себе, а добровольно поступился им ради людей. Как бы мы это ни понимали, это еще раз подчеркивает Божественную сущность Иисуса.

Стих 7: Но уничижил Себя Самого; Он лишил Себя славы.

В греческом тексте стоит глагол кеноун, который буквально значит опорожнять, выливать. Этим глаголом можно обозначить извлечение предметов из контейнера до тех пор, пока он будет пустым; выливание, пока в сосуде ничего не останется. Здесь Павел употребляет самое выразительное слово, с тем, чтобы ясно показать жертву, которая была принесена воплощением. Иисус добровольно поступился от своей славы, чтобы стать человеком. Он снял с Себя Свою Божественность, чтобы принять на Себя человеческое. Бессмысленно спрашивать, как Он это сделал; мы можем лишь стоять в благоговении при виде Его, – всемогущего Бога, – голодного, утомленного и в слезах. Здесь, с использованием последних возможностей человеческого языка выражена великая спасительная истина, что Он, будучи богат, обнищал ради нас.

Приняв образ раба. И здесь для передачи значения образ употреблено слово морфе, которое, как мы видели, имеет значение неизменная существенная форма. Павел имеет в виду, что когда Иисус стал человеком, то это было действительно так, а не игра. Он не был подобен греческим богам, которые иногда, как гласят мифы и предания, становились людьми, но сохраняли свои божественные привилегии. Иисус воистину стал человеком, но в этом заключено нечто большее: Сделавшись подобным человека. Слово, которое в Библии переведено как сделаться, является частью греческого глагола гиганесфай. Этот глагол передает значение состояния, которое не является постоянным. Смысл сводится к становлению, и слово обозначает перемена, совершенно реальная, но которая проходит. Это значит, что человеческая сущность Иисуса не была постоянной; она была в высшей степени реальна, но преходяща.

Стих 8: И по виду став как человек. И здесь Павел делает то же заключение. Слово, переведенное как по виду, это в греческом – схема, и, как мы видели, это – форма, которая меняется.

Это очень короткий абзац, но во всем Новом Завете нет другого абзаца, так трогательно показывающего абсолютную реальность Божественности и человеческой сущности Иисуса и так ясно представляющего жертвой, на которую пошел Иисус, отказавшись от Своей Божественности и приняв на Себя человеческую сущность. Мы не можем сказать как все это происходило, но за этим стоит тайна столь великой любви, что, хотя мы никогда не можем понять всего до конца, мы можем блаженно ощущать ее и поклоняться ей.

УНИЖЕНИЕ И ВОЗВЫШЕНИЕ (Фил. 2,5-11 (продолжение))

Всегда надо помнить, что когда Павел думал и говорил об Иисусе, его интересы носили в первую очередь не интеллектуальный и умозрительный, а практический характер. Для него богословие и действия всегда были тесно связаны друг с другом. Любая теория или философская система обязательно должны воплотиться в образе жизни. Этот отрывок представляет собой во многих отношениях высшую точку богословского мышления в Новом Завете, но написан был он для того, чтобы побудить филиппийцев жить так, чтобы разногласиям, раздорам и личному тщеславию не оставалось места.

Таким образом, Павел говорит, что Иисус смирил Себя и был послушным даже до смерти крестной.

Величайшими особенностями жизни Иисуса были покорность, смирение, самоотречение и самопожертвование. Он жаждал не господствовать над людьми, а лишь служить им; Он не стремился поступать по Своему, Он хотел следовать по пути Божьему; Он хотел не возвыситься, а отречься от Своей славы ради людей. В Новом Завете неоднократно утверждается, что кто унижает себя, тот возвысится (Мат. 23,12; Лук. 14,11; 18,14). Если покорность, смирение, самоотречение и самопожертвование были величайшими особенностями жизни Иисуса, они также должны быть отличительной чертой жизни христианина. Эгоизм, своекорыстие и хвастовство разрушают наше подобие Христу и наше братство друг с другом.

Но самоотречение и самопожертвование Иисуса Христа принесло Ему еще большую славу. Это ясно показало, что однажды, раньше или позже, Ему будет поклоняться каждое живое существо во вселенной, на небесах, на земле и даже в аду. Необходимо тщательно подчеркнуть источник этого поклонения. Оно исходит от любви. Иисус покорил сердца людей, поражая их не силой, а любовью, которой они не могли противостоять. При виде Иисуса, отказавшегося от Своей славы ради людей и любившего их настолько, что пошел ради них на смерть на Кресте, сердца людей смягчаются и они перестают оказывать сопротивление. Поклоняясь Иисусу Христу, люди падают к Его ногам с чувством восхищения и любви. Они говорят: "Такая изумительная, небесная любовь требует моей жизни, моей души, меня всего", а не: "Я не могу противиться такой силе". Поклонение Иисусу Христу основано не на страхе, а на любви.

Павел говорит далее, что за эту жертвенную любовь Бог дал Иисусу имя выше всякого имени. Это типичная библейская идея, что новое имя указывает на начало новой стадии в жизни человека. Аврам стал Авраамом, когда он получил обетование Божие (Быт. 17,5). Иаков стал Израилем, когда Бог вступил с ним в новые отношения (Быт. 32,28). Воскресший Христос обещает Пергаму и Филадельфии новое имя (Отк. 2,17; 3,12).

И какое же новое имя было дано Иисусу Христу? Мы не знаем наверное, что имел в виду Павел, но, вероятно это новое имя – Господь.

В ранней Церкви Иисуса знали под великим титулом курнос, Господь, у которого очень поучительная история.

1. Сперва это слово значило хозяин или собственник.

2. Оно стало официальным титулом римского императора.

3. Оно стало титулом языческих богов.

4. Этим словом в греческом переводе Священного Писания было переведено Иегова. Назвать Иисуса куриос, Господь, это значило, что Он – Хозяин и Собственник всякой жизни, Царь Царей; Он был Господом, каким никогда не могли быть языческие боги и немые идолы; Он был сама Божественность.

ВСЕ ДЛЯ БОГА (Фил. 2,5-11 (продолжение))

Фил. 2,11 – один из самых важных стихов Нового Завета. Здесь сказано, что цель Божия заключается в том, чтобы однажды каждый язык исповедал, что Иисус Христос – Господь. Эти три слова были первым кредо веры христианской Церкви. Быть христианином значило исповедовать, что Иисус Христос – Господь (ср. Рим. 10,9). Это было простое кредо веры, но оно охватывало все. Может быть, было бы неплохо, если бы мы вернулись к нему. Позже люди пытались точнее определить, что же оно значило, и спорили из-за этого и ссорились, называя друг друга еретиками и глупцами. Но и нынче остается правдой, что человек, который может сказать: "Для меня Иисус Христос – Господь" – христианин. Если человек может это сказать, то это значит, что для него Иисус Христос – Единственный и что Ему он готов повиноваться, как никому другому. Может быть этот человек не может объяснить словами, за кого он почитает Иисуса, но, коль скоро в сердце его присутствует эта чудесная любовь, а в его жизни – это полное повиновение – он христианин, потому что христианство – это не столько интеллектуальное понимание, сколько сердечная любовь.

Итак, мы подходим к концу этого отрывка, а когда мы подходим к его концу, мы возвращаемся к его началу. Придет день, когда люди назовут Иисуса Господом, но сделают они это во славу Бога Отца. Целью Иисуса является не Его собственная слава, а слава Божия. Павел совершенно ясно осознает абсолютную верховную власть Бога. В Первом послании к Коринфянам Павел пишет, что в конце и Сам Сын покорится Покорившему все Ему (1 Кор. 15,28). Иисус привлекает людей к Себе, с тем, чтобы привлечь их к Богу. Некоторые в филиппийской церкви хотели утолить свое тщеславие; цель же Иисуса заключалась в том, чтобы служить другим, независимо от того, каких глубин самоотречения и самопожертвования это служение не потребует. Иные в филиппийской церкви стремились привлечь взгляды всех к себе; цель же Иисуса заключалась в том, чтобы обратить взгляды людей к Богу.

Христианин должен всегда думать не о себе, а о других; не о своей славе, а о славе Божией.

СОТРУДНИЧЕСТВО В СПАСЕНИИ (Фил. 2,12-18)

Но Павел призывает филиппийцев не только к единению в данной ситуации; это призыв жить жизнью, ведущей к спасению Божиему во времени и в вечности.

Нигде в Новом Завете не изложено так сжато действие спасения. Как сказано в 2,12.13: "Со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению". Как и всегда, Павел тщательно выбирает слова.

Совершайте свое спасение. Для совершать Павел употребил слово катергазесфай, котором заложен смысл приводить к завершению. Павел как бы говорит: "Не останавливайтесь на полпути; идите вперед, пока спасение не совершилось в вас полностью". Христианин должен довольствоваться лишь абсолютной пользой благовествования.

"Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению". Для производит и действие Павел употребляет одно и то же слово – глагол энергейн. Об этом глаголе надо сказать две важные вещи: он всегда употребляется для обозначения действий Бога и всегда для обозначения эффективных действий. Действия Бога не могут быть тщетными или совершаться лишь наполовину; они должны быть совершенно эффективными.

Как мы сказали, в этом отрывке дана совершенная формулировка действия спасения.

1. Спасение – от Бога: а) Бог производит в нас желание к спасению. Это правда, что "наши сердца беспокойны, пока они не успокоятся в Нем" и тоже правда, что "мы не могли бы даже начать искать Его, если бы Он не нашел нас". Желание обрести спасение Божие вызвано не каким-то человеческим чувством, а исходит от Самого Бога. Процесс поисков спасения пробуждает в человеке Бог; б) Продолжение этого процесса зависит от Бога; без Его помощи не может быть побежден никакой грех и не может быть обретена никакая добродетель; в) Завершается процесс спасения у Бога, потому завершение спасения – это дружба с Богом, в которой мы принадлежим Ему, а Он – нам.

2. Но у этого есть и другая сторона. Спасение – от человека. "Совершайте свое спасение", – требует Павел. Без помощи и сотрудничества со стороны человека даже Бог беспомощен. Дело в том, что всякий дар и всякая польза должны быть приняты. Когда человек болен, врач может прописать лекарства для его исцеления, а он все же не исцелится, если не будет принимать эти лекарства; он даже может упорно отказываться принимать их. Так же обстоит дело и со спасением. Бог предложил нам его – без Божьего предложения вообще не может быть никакого спасения. Но ни один человек не может обрести спасения, если он не ответит на призыв Бога и не примет то, что Он предлагает.

Без Бога не может быть спасения, но человек должен принять то, что предлагает Бог. Не Бог отнимает у человека спасение, а это человек сам лишает его себя.

ЗНАМЕНИЯ СПАСЕНИЯ (Фил. 2,12-18 (продолжение))

Тщательный анализ мыслей в этом отрывке показывает, что Павел изложил в нем пять знамений спасения:

1. Знамение эффективного действия. Своей повседневной жизнью христианин должен постоянно свидетельствовать, что он действительно добивается своего спасения. С каждым днем оно должно все более и более завершаться. Великая трагедия многих из нас заключается в том, что мы так и не продвигаемся ни на йоту дальше. Мы остаемся рабами тех же привычек и жертвами тех же искушений, повинны в одних и тех же прегрешениях. Истинно же христианская жизнь должна быть непрерывным совершенствованием, непрерывным продвижением вперед, потому что она есть путь к Богу.

2. Знамение страха и трепета. Это не тот страх и трепет раба, съежившийся перед своим хозяином, и даже не страх и трепет в ожидании наказания. Эти страх и трепет исходят: во-первых, от сознания, что мы есть твари Божий и бессильны совладать жизнью. Другими словами, это не тот страх, что заставляет прятаться от Бога, а скорее страх, который заставляет нас искать Бога, потому что мы знаем, что без Его помощи не можем выстоять перед жизнью. И, во-вторых, он происходит от страха огорчить Бога. Когда мы действительно любим человека, мы не боимся того, что он может сделать нам, а мы боимся причинить неприятности ему.

3. Знамение безмятежности и уверенности. Христианин делает все без ропота и сомнения. Для ропота Павел употребляет необычное слово гоггусмос. Это слово вызывает особые ассоциации с греческими переводами Священного Писания. Оно употреблено для обозначения мятежного ропота детей Израиля в пустыне. Народ возроптал на Моисея (Исх. 15,24; 16,2; Числ. 16,41). Гоггусмос – звукоподражательное слово; оно передает низкое, угрожающее, недовольное ворчание толпы, не доверяющей своим предводителям и готовой взбунтоваться. Для сомнения Павел употребляет греческое слово диалогисмос, что значит бесполезное, а иногда и грубое дискутирование и оспаривание. В христианской жизни должны быть совершенная уверенность и совершенное доверие.

4. Знамение чистоты. Христиане должны быть неукоризненными, чистыми и непорочными. Каждое из этих слов дополняет идею христианской чистоты:

а) Неукоризненный в греческом – амемптос, и выражает каким христианин является для мира. Жизнь его настолько чиста, что никто не может найти в ней ничего, к чему можно было бы придраться. В суде часто говорят, что судебная практика не только должна быть справедливой, но эта справедливость должна быть видима. Христианин не только должен быть чистым, но все должны видеть эту чистоту.

б) Чистый в греческом – акерайос, и выражает каким христианин является сам по себе. Акерайос в буквальном смысле значит несмешанный, неразбавленный. Этим словом, например, можно описывать вино или молоко, неразбавленное водой, и металл без всякой примеси. По отношению к людям оно может означать чистые мотивы. Христианская чистота должна проявляться в искренних мыслях и в искреннем характере.

в) Непорочный, в греческом – амомос, и это слово показывает, каким христианин является в глазах Бога. Это слово употребляется по отношению к жертвам, которые пригодны для того, чтобы принести в жертву Бога на алтаре. Жизнь христианина должна быть такой, чтобы она могла быть принесена как жертва без порока Богу. Чистота христианина безупречна в глазах мира, чистосердечна в самой себе, и может выдержать испытующий взгляд Бога.

5. Знамение миссионерских стремлений. Христианин предлагает всем слово жизни, то есть слово, дающее жизнь. Миссионерские устремления христианина имеют два аспекта: а) Провозглашение и предложение Евангелия в ясных и безошибочных словах; б) Свидетельство жизни, совершенно прямой в строптивом и развращенном мире. Это предложение людям света в мире тьмы. Христиане должны быть светилами в мире. Светила, в греческом – фостерес, то же самое слово, что употреблено в истории о сотворении мира: светила (солнце и луна), которые Бог поставил на тверди небесной, чтобы светить на землю (Быт. 1,14-18). Христианин показывает и предлагает прямоту в извращенном и развращенном мире, и свет в темном мире.

КАРТИНЫ, НАРИСОВАННЫЕ ПАВЛОМ (Фил. 2,12-18 (продолжение))

Этот отрывок заканчивается двумя яркими картинами, типичными для образа мыслей Павла.

1. Он надеется на продвижение филиппийцев по христианскому пути, с тем, чтобы на закате дней своих он обрел радость от сознания того, что он не тщетно подвизался и не тщетно трудился. При этом Павел употребляет глагол копиан, переведенный как трудиться. С этим могут быть связаны две идеи: а) Это может быть картина труда в самом прямом смысле. Копиан имеет значение трудиться до полного изнеможения; б) Но копиан может также значить труд, связанный с тренировкой спортсмена и в таком случае Павел говорит, что молится о том, чтобы вся самодисциплина подготовки, которую он наложил на себя, не пропала даром.

Отличительной чертой манеры письма Павла является его любовь к картинам из жизни спортсменов. И этому не приходится удивляться. В греческих городах гимнастический зал был не только местом для тренировки. В гимнастических залах часто обсуждал вечные проблемы великий греческий философ Сократ; в гимнастических залах часто находили слушателей философы и софисты, бродячие учители и проповедники. Во многих греческих городах гимнастический зал был не только спортивным залом, но и интеллектуальным клубом. У греков были Истмийские игры в Коринфе, Всегреческие игры в Ефесе и самые великие – Олимпийские игры, проводившиеся раз в четыре года. Между греческими городами часто возникали разногласия и они часто воевали друг с другом, но, когда подходили Олимпийские игры, независимо от того, какие существовали споры и разногласия, устанавливалось месячное перемирие, чтобы они могли принять участие в дружеском соревновании. На эти игры приходили не только спортсмены, но приходили и греческие историки и поэты читать свои новые сочинения, и скульпторы с бессмертными именами, чтобы делать скульптуры победителей.

Конечно, и в Коринфе и в Ефесе Павел был зрителем на этих спортивных играх. Павел был везде, где были толпы людей, чтобы завоевать их для Христа. Но, помимо проповедования, эти соревнования находили и иной отклик в сердце Павла. Он знал соревнования боксеров (1 Кор. 9,26). Он видел бегунов, стремительно несущихся к цели (Фил. 3,14); он видел судей, награждавших победителей после окончания соревнования (2 Тим. 4,8); он знал о присуждении победителю лаврового венка и о ликовании, которую такая награда вызывает (1 Кор. 9,24; Фил. 4,1). Павел знал о жесткой дисциплине, связанной с тренировками и подготовкой к соревнованию и о строгих требованиях, которые нужно соблюдать (1 Тим. 4,7.8; 2 Тим. 2,5).

Павел молится о том, чтобы не быть похожим на спортсмена, все тренировки и усилия которого оказались напрасными. Величайшей наградой для него было сознание, что через него другие узнали и полюбили Иисуса Христа и стали служить Ему.

2. А в 2,17 Павел рисует другую картину. У Павла был особый дар говорить понятным людям языком. Он часто брал примеры и картины из будничной жизни людей, с которыми он говорил. Он уже использовал пример из спортивных игр, а теперь берет картину из жертвоприношения язычников. Одним из типичнейших языческих жертвоприношений была либатион, чаша вина, которую выливали как жертву богам. Так, например, каждая трапеза язычников начиналась и заканчивалась таким возлиянием, своеобразная молитва перед едой и после еды. Здесь Павел смотрит на веру и служение филиппийцев как на жертву Богу. Он знает, что его смерть, может быть, совсем близка, потому что пишет из тюрьмы, где находится в ожидании суда. И потому он говорит, что совершенно готов быть "жертвою за жертву" [у Баркли: возлиянием за жертву] их веры. Другими словами, он говорит филиппийцам следующее: "Ваша христианская преданность и ваша христианская верность уже принесены в жертву Богу; и если я должен принять смерть за Христа, я рад, что жизнь моя будет пролита, как возлияние, на алтарь, на котором принесена ваша жертва".

Павел был совершенно готов принести свою жизнь в жертву Богу, и он призывает филиппийцев не печалиться из-за того, что это может случиться, а радоваться. Для него каждый призыв к жертвенности и к труду был призывом к его любви ко Христу, и потому он встречал их не сетованиями и жалованиями, а радостью.

ВЕРНЫЙ ОРУЖЕНОСЕЦ (Фил. 2,19-24)

Коль скоро Павел не может сам прийти в Филиппы, он намерен послать туда в качестве своего представителя Тимофея. Тимофей был Павлу самым близким человеком. О нем мы знаем очень мало, но история его служения с Павлом ясно показывает нам его верность.

Он происходил из Дервии или из Листры. Мать его, Евника, была еврейкой, а бабушку его звали Лоида. Отец его был греком и, по-видимому, Тимофей был воспитан в греческой традиции, потому что он был не обрезан (Деян. 16,1; 2 Тим. 1,5). Нельзя определенно сказать, когда и как он был обращен в христианскую веру, но Павел встретил его во время своего второго миссионерского путешествия и увидел в нем человека, который мог хорошо содействовать ему в служении Иисусу Христу.

С тех пор Павел и Тимофей были очень близки. Павел говорил о Тимофее как о своем возлюбленном в Господе сыне (1 Кор. 4,17). Тимофей был с Павлом в Филиппах (Деян. 16); в Фессалониках и в Верии (Деян. 17,1-14); в Коринфе и в Ефесе (Деян. 18,5; 19,21.22); и он был с Павлом в тюрьме в Риме (Кол. 1,1; Фил. 1,1). Тимофей упоминается не менее чем в пяти посланиях Павла (Послания к Фессалоникийцам, Второе послание к Коринфянам, Послание к Колоссянам и Послание к Филиппийцам), а когда Павел писал Послание к Римлянам, Тимофей тоже посылает свои приветствия (Рим. 16,21).

Большая польза Тимофея заключалась в том, что когда Павлу нужна была какая-нибудь информация от какой-нибудь церкви, или хотел послать совет, ободрение или укор, и если он не мог сделать этого сам, он посылал Тимофея. Так Тимофей был послан в Фессалоники (1 Фес. 3,6); в Коринф (1 Кор. 4,17; 16,10.11); в Филиппы. В конце концов Тимофей тоже был узником ради Христа (Евр. 13,23). Тимофей был очень ценным сотрудником, потому что он всегда был готов идти куда угодно, и в его руках весть была в столь же надежных руках, как если бы ее нес сам Павел. Иных съедает эгоистическое тщеславие, а у Тимофея же было только одно желание – служить Иисусу Христу и Павлу. Тимофей является великим примером всех тех, которые вполне готовы удовлетвориться вторым местом, если они только могут служить.

УЧТИВОСТЬ ПАВЛА (Фил. 2,25-30)

За этим скрыта драматическая история. Когда филиппийцы услышали о том, что Павел находился в тюрьме, их сердца загорелись желанием действовать. Они послали Павлу подарок с Епафродитом. Все, что они не могли сделать сами, они поручили сделать Епафродиту. Он не только должен был принести Павлу подарок, но и остаться при нем в Риме в качестве личного слуги и помощника. Совершенно очевидно, что Епафродит был смелым человеком, потому что согласиться стать помощником человека, ожидающего суда и, может быть, смертной казни, значило рисковать самому быть привлеченным по этому обвинению. Епафродит действительно рисковал своей жизнью ради Павла.

В Риме Епафродит заболел и был близок к смерти. Может быть, это была известная римская лихорадка охватывавшая иногда, как эпидемия, весь город. Епафродит знал, что слухи о его болезни долетели до Филиппы, и переживал о том, что его друзья будут волноваться о нем. В Своем милосердии Бог сохранил жизнь Епафродита и тем самым избавил Павла еще от одной печали. Но Павел знал, что Епафродиту пора вернуться назад и, очень может быть, что он принес в Филиппы это послание.

Но была одна сложность. Филиппийская церковь послала Епафродита, чтобы он оставался с Павлом, и, если он теперь вернется домой, найдутся такие, которые будут называть его ленивым и трусливым. И вот тут Павел дает Епафродиту рекомендательное письмо, которое должно было исключить всякую критику по его возвращении.

В этой характеристике тщательно выбрано каждое слово. Епафродит – его брат, сотрудник и сподвижник. Как выразился комментатор Лайтфут, Епафродит был един с Павлом в чувствах, в труде, в опасности. Он действительно стоял на линии огня. Далее Павел называет Епафродита посланник и служитель в нужде. В переводе трудно передать оттенки этих слов.

Посланник – это у Павла апостолос. В буквальном смысле апостолос значит – всякий, посланный с поручением, но у христиан это слово получило возвышенное значение и, употребляя его здесь, Павел ставит Епафродита наравне с собой, как апостола Христа.

Служитель – это у Павла лейтоургос. Это прекрасное слово. В древности в греческих городах были люди, так сильно любившие свое отечество, что они принимали на себя выполнение, за свой счет, важные гражданские обязательства. Они брали на себя расходы по оплате какого-нибудь посольства, постановку драмы великого поэта, подготовку спортсменов, представляющих город на играх, или снаряжение боевого корабля и оплату жалованья команды. Эти люди были высшими благодетелями государства и их называли лептоургой.

Павел прилагает к Епафродиту великое христианское слово апостолос и замечательное греческое слово лейтоургос. "Примите же его... со всякою радостью, – говорит он, – и уважайте таких людей, потому что он рисковал своей жизнью ради Христа".

Павел облегчает Епафродиту возвращение домой, и в этом есть что-то прекрасное. Трогательно думать о Павле, находившемся в тюрьме в ожидании суда, в самой тени смерти, и так по-христиански заботившемся об Епафродите. Он сам смотрел в лицо смерти, и все же он заботился о том, чтобы по возвращении домой у Епафродита не было трудностей. В отношении других людей Павел был настоящим христианином, потому что он никогда не был настолько занят своими проблемами, чтобы у него не было времени подумать о проблемах своих друзей.

Одно слово из этого отрывка получило позже славное употребление. Здесь говорится об Епафродите – подвергая опасности жизнь (свою). В греческом это глагол параболеуесфай, которое является словом из жаргона азартных игр и значит – ставить все при игре в кости. Павел говорит, что ради Иисуса Христа Епафродит поставил на карту свою жизнь. В эпоху ранней Церкви существовало объединение мужчин и женщин, которых называли параболани, азартными игроками. Они ставили своей целью посещать заключенных и больных, в особенности тех, кто был болен опасными и заразными болезнями. В 252 г. в Карфагене вспыхнула чума. Язычники бросали тела своих умерших и в ужасе бежали. Христианский епископ Карфагена Киприан собрал свою общину и они начали хоронить мертвых и ухаживать за больными в охваченном чумой городе, и таким образом они, рискуя своей жизнью, спасли город от гибели и опустошения.

У христианина должно быть чувство почти отчаянной храбрости, которое дает ему возможность в служении ставить на карту свою жизнь.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →