Комментарии Баркли на послание к Колоссянам 4 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Комментарии к Кол. 4,1 смотрите в предыдущем разделе.

ХРИСТИАНСКАЯ МОЛИТВА (Кол. 4,2-4)

Павел не написал ни одного послания, без того, чтобы не указать своим друзьям на их долг и на данную им привилегию молиться.

Они должны быть постоянны в молитве. Даже лучшим из нас иногда кажется, что молиться бесполезно, и что молитва не идет дальше стен комнаты, в которой мы молимся. Выход из этого не в том, чтобы перестать молиться вообще, а в том, чтобы продолжать молиться, потому что молящийся не может долгое время быть духовно черствым.

Они должны бодрствовать в молитве. Вполне может быть, что Павел повелевает своим друзьям не спать, когда они молятся. Может быть также, что он имеет при этом в виду время на горе Преображения, когда ученики заснули и увидели славу лишь проснувшись снова (Лук. 9,32), или же то время в Гефсиманском саду, когда Иисус молился, а ученики Его спали (Мат. 26,40). Правда, после тяжелого трудового дня нас иногда охватывает сон как раз тогда, когда мы хотим молиться. Но еще чаще в нашей молитве присутствует своего рода усталость. В таком случае не надо пытаться молиться долго: Бог поймет и одно предложение произнесено, как очень уставшим ребенком.

Павел просит своих друзей молиться также о нем. Здесь мы должны быть очень внимательны и попробовать показать, что же Павел имел при этом в виду. Павел просит их молиться не столько о себе самом, сколько о его работе. Павел мог бы просить их помолиться о многом – за освобождение из темницы, за благоприятный исход судебного разбирательства, наконец, о небольшом отдыхе и покое для него, но он просит их молиться о том, чтобы Бог дал ему силу и возможность делать дело, на которое Он послал Павла в мир. Не надо молиться за то, чтобы Бог избавил нас и других от нашей задачи, а скорее за то, чтобы Он придал нам силы выполнить возложенную на нас задачу. Молиться надо всегда о силах и лишь изредка об освобождении, потому что ключевой нотой христианской жизни должно быть не избавление, а победа.

ХРИСТИАНИН И МИР (Кол. 4,5-6)

Это три краткие инструкции о жизни христиан в мире:

1. Христианин должен мудро и тактично вести себя в отношениях с другими, которые не находятся в Церкви. Он обязательно должен быть миссионером, но он должен знать, когда говорить и когда не говорить с другими о своей и об их религии. Он не должен производить на других впечатления превосходства и склонности к критике. Лишь немногих людей удалось когда-либо убедить стать христианами; поэтому Христианин должен помнить, что он может привлечь людей к христианству или оттолкнуть их от него не столько словами, сколько своей жизнью. На Христианине лежит огромная ответственность показывать другим Христа в своей повседневной жизни.

2. Христианин должен искать хороших возможностей. Он должен пользоваться каждой возможностью трудиться ради Христа и служить людям. Повседневная жизнь и работа постоянно предоставляют людям возможности свидетельствовать о Христе и оказывать на людей влияние за Него, но ведь столькие избегают представившиеся им возможности, вместо того, чтобы ухватиться за них. Церковь постоянно предоставляет своим членам возможность учить, петь, посещать, трудиться на благо христианской общины, а ведь столько людей умышленно отказываются от этих возможностей, вместо того, чтобы принять их и воспользоваться ими. Христианин всегда должен искать возможность служить Иисусу Христу и своим собратьям.

3. Речь Христианина должна быть обаятельной и остроумной, чтобы он всегда знал, как отвечать каждому. Это очень интересный наказ, ведь в представлении многих людей христианство связано со своего рода ханжеской тупостью и со взглядом, что смех считается почти ересью. Один комментатор сказал, что это "предостережение не путать верноподданное благочестие с некрасивой вялостью". Христианин должен предлагать людям свою весть с очарованием и остроумием, которые были присущи Самому Иисусу.

ВЕРНЫЕ СОРАТНИКИ (Кол. 4,7-11)

Перечень имен в конце главы является списком героев веры. Надо вспомнить обстоятельства, в которых было написано послание. Павел находился в заключении в ожидании суда, а быть другом заключенного в тюрьму человека всегда опасно, потому что его так просто может постичь та же судьба, что и заключенного. Нужно было иметь мужество, чтобы навестить Павла в заключении и показать себя его сторонником и единомышленником. Посмотрим, что мы знаем об этих людях.

С ним был Тихик. Он пришел из римской провинции Асии и, вероятнее всего, был тем представителем церкви, который доставил пожертвования бедным христианам в Иерусалиме (Деян. 20,4). Ему также было доверено нести в разные места послание, известное нам как Послание к Ефесянам (Еф. 6,21). Здесь есть одна интересная деталь. Павел пишет, что Тихик расскажет, как обстоят дела у него, у Павла. Это указывает на то, что очень многое все же передавалось устно и никогда не включалось в сами послания Павла. Уже по своему характеру послание не могло быть очень длинным, и оно касалось проблем веры и поведения, которые могли угрожать существованию конкретных церквей. Все личное адресаты послания слушали устно. Таким образом, мы можем охарактеризовать Тихика как личного посланца Павла.

С ним был Онисим. О нем Павел говорит очень мило и обходительно. Онисим был тем беглым рабом, который каким-то образом добрался до Рима и Павел отсылал его теперь назад к его хозяину Филимону. Но Павел называет Онисима не беглым рабом, а верным и возлюбленным братом. Когда Павлу нужно было сказать что-нибудь о человеке, он всегда говорил о нем самое лучшее.

С ним был Аристарх. Это был македонец из Фессалоники (Деян. 20,4). Мы мало знаем об Аристархе, но из этого уже ясно одно – такого человека было хорошо иметь рядом в трудную минуту. Он был с Павлом, когда жители Ефеса взбунтовались в храме Артемиды и из-за того, что он не прятался, толпа захватила его (Деян. 19,29). Он был с Павлом и тогда, когда Павел отправился узником на корабле в Рим (Деян. 27,2). Вполне может быть, что он действительно записался Павловым рабом, чтобы сопровождать его в это последнее путешествие. И вот теперь он в Риме, так сказать, сокамерник Павла. Совершенно очевидно, что Аристарх был из тех людей, которые всегда оказываются на месте, когда дело становится плохо. Когда бы Павел не оказывался в трудном положении, Аристарх оказывался рядом с ним.

С ним был Марк. Из всех действующих лиц ранней Церкви у него самая поразительная история. Он был так близок Петру, что тот мог называть его своим сыном (1 Пет. 5,13), и мы знаем, что при написании своего Евангелия Марк использовал и записал материал Петра. Павел и Варнава взяли Марка с собой в свое первое миссионерское путешествие (Деян. 13,5), но в середине путешествия, когда стало трудно и опасно, Марк оставил их и вернулся домой (Деян. 13,13). Павел долго не мог забыть ему этого. Когда они собирались отправиться во второе миссионерское путешествие, Варнава опять хотел взять с собой Марка, но Павел отказался взять с собой дезертира, и по этой причине расстался с Варнавой и никогда больше не работал с ним вместе (Деян. 15,36-40). Согласно преданию, Марк отправился в Египет и основал церковь в Александрии. Что произошло в промежутке между этими событиями, мы не знаем, но мы хорошо знаем, что Марк был с Павлом во время его последнего заключения, и что Павел вновь стал смотреть на него как на очень полезного сотрудника (Фил. 24; 2Тим. 4,11). Марк искупил свою вину, а здесь в упоминании о Марке слышится эхо старой неприятной истории. Павел наказал церкви в Колоссах принять Марка и гостеприимно встретить его, если он придет. Почему он это делает? Несомненно, потому, что его церкви с подозрением смотрели на человека, которого Павел однажды не взял с собой, посчитав его непригодным для служения Христу. А вот теперь Павел, как обычно, вежливо и продуманно, хочет сделать все необходимое, чтобы Марку не помешало его прошлое, полностью одобряя его деятельность и представляя его как одного из своих доверенных друзей. Завершения жизненного пути Марка – это одновременно результат деятельности и Марка и Павла.

Об Иисусе, прозываемом Иустом, мы знаем только имя. Вот помощники и утешители Павла. Мы знаем, что иудеи встретили Павла в Риме довольно холодно (Деян. 28,17-29), но в Риме с ним были люди, верность которых должна была согревать его сердце.

ДРУГИЕ ЗНАТНЫЕ ИМЕНА (Кол. 4,12-15)

Этот список знатных христиан идет дальше.

В нем стоит Епафрас. Он, по-видимому, был пастором церкви в Колоссах (Кол. 1,7). Из этого отрывка складывается впечатление, что это был пресвитер церквей в городах Иераполе, Лаодикии и Колоссах, слуга Божий, молившийся и трудившийся за людей, над которыми его поставил Бог.

В нем стоит Лука, любимый врач, находившийся с Павлом до конца (2 Тим. 4,11). Это был врач, по-видимому, оставивший свою доходную медицинскую практику, чтобы заботиться о Павле и о жале во плоти его и проповедовать Христа.

Стоит в нем и Димас. Примечательно, что только к его имени не прибавлено никаких похвал и оценок; он просто Димас, и больше ничего. С краткими упоминаниями имени Димаса в посланиях Павла связана целая история. В Фил. 24 он приведен вместе с теми, кто назван сотрудниками Павла. В Кол. 4,14 он назван просто Димасом. А при последнем упоминании о нем (2 Тим. 4,10) сказано, что он оставил Павла, потому что возлюбил век нынешний. Здесь налицо тонкие контуры истории отпадения человека, потери энтузиазма и краха веры. Димас – один из тех, кто отказался преобразоваться во Христе.

В этом списке стоит Нимфан и братья в Лаодикии, собиравшиеся в его доме. Надо помнить, что до третьего века не было особых церковных зданий. До этого христианские общины собирались и встречались в доме руководителя церкви. Была церковь, собиравшаяся в доме Акилы и Прискиллы в Риме и в Ефесе (Рим. 16,5; 1 Кор. 16,19). В те времена церковь и дом были идентичны, и сегодня еще всякий христианский дом должен быть церковью Иисуса Христа.

ТАЙНА ПОСЛАНИЯ К ЛАОДИКИЙЦАМ (Кол. 4,16)

За этим скрыта одна из тайн посланий Павла. Послание к Колоссянам следовало отправить в Лаодикию, а другое послание, говорит Павел, придет из Лаодикии в Колоссы. Что это было за послание к лаодикийцам? Существуют четыре возможности:

1. Могло существовать особое послание к лаодикийской церкви. Если оно существовало, то оно утеряно, хотя, как мы увидим, послание, приписываемое Лаодикии, существует. Совершенно очевидно, что Павел написал больше посланий, чем дошло до нас. До нас дошло тринадцать его посланий, охватывающих приблизительно пятнадцати лет. Многие его послания, должно быть, утеряны, и, возможно, среди них и послание к лаодикийцам.

2. Это может быть послание известное нам как Послание к Ефесянам. Это послание почти наверное было написано не церкви в Ефесе, а было предназначено для широкого распространения среди всех малоазийских церквей. Вполне может быть, что это послание достигло Лаодикии и теперь находилась на пути в Колоссы.

3. Это может быть Послание к Филимону. Это даже очень может быть, как мы стараемся показать в нашем исследовании этого послания.

4. В течение многих веков существовало приписываемое Павлу послание к лаодикийцам. До нас оно дошло на латыни, но латынь его такова, что очень похоже на то, что оно является буквальным переводом с греческого. Послание было включено в Кодекс Фульденсис Нового Завета, который принадлежал Виктору Капуанскому и который восходит к шестому веку. Это так называемое послание к лаодикийцам можно проследить еще дальше. Оно упоминается и у Иеронима в пятом веке, но Иероним сам говорил, что это подделка, и что большинство исследователей согласны в том, что это не подлинник. Вот содержание этого послания.

Павел, Апостол, избранный не человеками и не чрез человека, но Иисусом Христом, братьям находящимся в Лаодикии. Благодать вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа.

Благодарю Христа во всякой молитве моей, чтобы вы оставались твердыми в вашей вере и чтобы вы были упорны в Его трудах в ожидании Его обетования в судный день. Да не обольстят вас пустыми словами определенные люди, пытающиеся увести вас от истины Евангелия, которое проповедовал вам я...

(Дальше идет строка с неясным текстом).

А теперь узы мои о Христе сделались известными всем; в них нахожу удовольствие и радость. И эта послужит мне во спасение вечное по вашей молитве и содействием Духа Святого, жизнью ли то, или смертью. Для меня жизнь – Христос, а смерть – радость. Да свершит Он это в вас в Своем милосердии, дабы вы имели ту же любовь, были единодушны.

И потому, возлюбленные мои, как вы слышали в присутствии моем, так держитесь того и совершайте со страхом и трепетом перед Богом, и тогда вам будет жизнь вечная; ибо Бог производит это в вас. Все делайте без ропота и сомнения. Наконец, возлюбленные, возрадуйтесь во Христе; берегитесь корыстных в стремлениях к наживе. Доводите все ваши молитвы до Бога и будьте тверды в уме Христовом.

Делайте и помышляйте только то, что чисто, что истинно, что благопристойно, что справедливо и что любезно. Твердо держитесь того, что слышали и получили в сердца ваши и обретете покой.

Святые приветствуют вас. Благодать Господа нашего Иисуса Христа да будет с вашим духом. Позаботьтесь о том, чтобы это послание было прочитано колоссянам, и чтобы послание к колоссянам было прочитано у вас.

Таково послание, которое, якобы, было написано лаодикийцам. Совершенно очевидно, что оно составлено, в основном, из фраз, взятых из Послания к Филиппинцам, а начало взято из Послания к Галатам. Не приходится сомневаться в том, что оно было написано благочестивым автором, прочитавшем в Послании к Колоссянам, что существовало послание к Лаодикийцам и решившем составить его таким, как ему казалось, оно должно было быть. Лишь немногие примут это древнее послание к Лаодикийцам за подлинник послания апостола Павла.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ БЛАГОСЛОВЕНИЯ (Кол. 4.17-18)

Послание заканчивается настоятельным напоминанием Архиппу исполнить возложенное на него особое поручение. Может быть, мы так никогда и не узнаем, в чем заключалось это особое поручение; может быть, на него прольет свет наше изучение Послания к Филимону. А сейчас это дело так и оставим.

Павловы послания писал обычно секретарь. Мы, например, знаем, что имя писца, записавшего Послание к Римлянам, было Тертий (Рим. 16,22). У Павла была привычка в конце послания собственноручно ставить свою подпись и свои благословения – и здесь он как раз это и делает.

"Помните мои узы", – говорит он. Павел неоднократно в своих посланиях упоминает о своих узах (Еф. 3,1; 4,1; 6,20; Флм. 9). Это не жалость к себе и не взывание к сочувствию. Павел заканчивает Послание к Галатам словами: "Я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем" (Гал. 6,17). Конечно, в этом есть пафос. Один комментатор трогательно замечает: "Когда мы читаем о его узах, нельзя забывать о том, что они скользили по бумаге, когда он писал (свою подпись). Рука его была скована с солдатом, сторожившим его". Но Павловы упоминания о страданиях являются не взыванием к сочувствию, а заявлением о полномочиях и об авторитете. Это гарантия его права говорить. Он как бы заявляет: "Это не послание человека, который не знает, что такое служение Христу, или который требует от других того, чего не готов сделать сам. Это послание человека, который сам пострадал и принес жертвы за Христа. Мое единственное право говорить заключается в том, что я тоже нес Крест Христа".

Послание пришло к неизбежному концу. В конце каждого послания Павла стоит благодать. Он всегда заканчивает тем, что призывает на других благодать, в которой он сам пребывает.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →