Комментарии Баркли на 1-е послание Фессалоникийцам, введение

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

ВВЕДЕНИЕ К ПОСЛАНИЯМ К ФЕССАЛОНИКИЙЦАМ

ПАВЕЛ ПРИХОДИТ В МАКЕДОНИЮ

Для всех, кто может читать между строк, история прихода Павла в Македонию – одна из самых драматических в Деяниях святых Апостолов. Лука скупыми словами рассказывает ее в Деян. 16,6-10. Хотя это повествование очень кратко, оно создает впечатление цепи обстоятельств, которые неизбежно должны вылиться в одно великое событие. Павел прошел через Фригию и Галатию. Перед ним лежал Геллеспонт (Дарданеллы), налево была многолюдная провинция Асия, направо расстилалась огромная провинция Вифиния, но Дух Святой не допустил его ни в ту, ни в другую. Что-то непреклонно гнало его к Эгейскому морю. Так пришел он в Троаду Александрийскую, еще не зная, куда идти дальше, а потом у него было ночное видение человека, звавшего: "Приди в Македонию и помоги нам". Павел поставил паруса и благая весть впервые достигла Европы.

ЕДИНЫЙ МИР

В тот момент Павел, наверное, видел перед собой намного больше, чем один континент, который должен быть завоеван для Христа. Он высадился в Македонию, а Македония была царством Александра Македонского, завоевавшего весь мир и плакавшего оттого, что нечего было больше завоевывать. Но Александр был не только военным завоевателем. Он, можно сказать, был первым универсалистом. Он был скорее миссионером, чем солдатом, и он мечтал о едином мире, в котором господствовала бы просвещенная культура Греции. Даже такой великий мыслитель, как Аристотель (бывший в свое время учителем Александра Македонского) говорил, что с греками совершенно необходимо обращаться, как со свободными людьми, а с населением востока – как с рабами. Однако Александр Македонский заявил, что он послан Богом "объединить, умиротворить и примирить весь мир". Он сознательно говорил, что его задача состоит в том, чтобы "сочетать восток и запад". Он мечтал об империи, в которой не будет ни грека, ни иудея, ни варвара или скифа, раба или свободного (Кол. 3,11). Трудно представить себе, чтобы Павел во время поездки в Македонию не думал об Александре Македонском, тем более, что он и отправился из Троады Александрийской, названной так в честь Александра Македонского. Он прибыл в Македонию, царство Александра, проповедовал в Филиппах, названных так в честь Филиппа, отца Александра; отправился в Фессалонику, которая была названа так в честь сводной сестры Александра. Вся местность была полна воспоминаний, связанных с Александром Македонским и Павел, наверное, думал не о стране и не о континенте, а о мире для Христа.

ПАВЕЛ ПРИХОДИТ В ФЕССАЛОНИКУ

Это ощущение широко раскинутых рук христианства должно быть еще больше обострилось у него, когда Павел прибыл в Фессалонику. Это был большой город. Когда-то он назывался Термай, что значит "Горячие источники" и он дал имя Термейскому заливу, на берегах которого он стоял. Он всегда был большим портом и знаменитой гаванью. Там, например, находилась военно-морская база персидского царя Ксеркса во время его вторжения в Европу, и даже в римскую эпоху там находились крупнейшие судостроительные верфи тогдашнего мира. В 315 г. до Р. Х. Кассандр вновь отстроил город и дал ему имя Фессалоники, в честь своей жены, дочери Филиппа Македонского и сводной сестры Александра Великого. Это был свободный город, то есть его честь никогда не была унижена присутствием римского гарнизона. У него было собственное народное собрание и свои магистраты; его население увеличилось до 200 тысяч человек; и одно время ставился вопрос, какой город объявить столицей мира – Фессалонику или Константинополь. Еще и сегодня в городе Салониках (так он теперь называется) живет 346 тысяч жителей.

Но особое значение Фессалоники было связано с тем, что она стояла на дороге Виа Эгнация, соединявшей побережье Адриатического моря с Константинополем на Боспоре и дальше с Малой Азией и востоком. Запад и восток сходились в Фессалонике; говорили, что она находится "в лоне римской империи". Здесь сходились торговля запада и востока, так что говорили: "До тех пор, пока природа не изменится, Фессалоника будет богатой и процветающей".

Невозможно переоценить важность прихода христианства в Фессалонику. Когда христианство пустило корни там, оно неизбежно должно было распространиться по Виа Эгнация на восток и завоевать Малую Азию, и на Запад, и овладеть Римом. Приход христианства в Фессалонику сыграл решающую роль в его становлении, как мировой религии.

ПРЕБЫВАНИЕ ПАВЛА В ФЕССАЛОНИКЕ

История пребывания Павла в Фессалонике изложена в Деян. 17,1-10. Для Павла пребывание в Фессалонике было крайне важно. В течение трех суббот он проповедовал в синагоне (Деян. 17,2), так что он навряд ли оставался там много дольше, чем три недели. Павел имел там такой поразительный успех, что иудеи пришли в ярость и причинили ему столько неприятностей, что Павлу пришлось срочно под покровом темноты отправить в Верию. То же самое произошло в Верии (Деян. 17,10-12) и тогда Павлу пришлось, оставив Тимофея и Силу, бежать в Афины. Волновало же его вот что. Он был в Фессалонике всего три недели; смог ли он за эти три недели произвести там такое впечатление, чтобы христианство уже нельзя было больше искоренить? Тогда идея завоевать римскую империю для Христа вовсе не будет пустой мыслью. Или, может быть, нужно поселиться там надолго и работать месяцы и даже годы, чтобы это принесло нужные плоды? В таком случае, никто не может даже и смутно представить себе, когда же христианство проникнет во все уголки мира. Фессалоника была первым экспериментом, и Павла очень волновал вопрос, какие будут результаты.

НОВОСТИ ИЗ ФЕССАЛОНИКИ

Павла настолько волновало это, что как только он снова встретился с Тимофеем в Афинах, он послал его назад в Фессалонику за информацией, без которой он не мог успокоиться (1 Фес. 3,1.2.5; 2,17). Какие же новости принес Тимофей? Это были хорошие новости. Чувства фессалоникийцев были такими же сильными, как и раньше, и они стояли твердо в своей вере (1 Фес. 2,14; 3,4-6; 4,9.10). Они действительно были его "славой и радостью" (1 Фес. 2,20). Но были и тревожные новости.

1. Проповедь Второго Пришествия Христа создала нездоровую ситуацию, в которой люди перестали работать и оставили все обыденные дела в каком-то истерическом ожидании Второго Пришествия. И потому Павел просит их успокоиться и делать свое дело (1 Фес. 4,11).

2. Их волновал вопрос о том, что произойдет с теми, кто умрет еще до Второго Пришествия. Павел объясняет, что усопшие в Иисусе не будут лишены славы (1 Фес. 4,13-18).

3. Существовала тенденция презирать все законные власти. Любящему спорить греку всегда грозила опасность тяготеть к доведенной до абсурда демократии (1 Фес. 5,12-14).

4. Существовала извечная опасность, что они впадут в аморальность. Было трудно отвыкнуть от моральных устоев, формировавшихся в течение многих поколений и избежать заразы языческого мира (1 Фес. 4,3-8).

5. Существовала еще какая-то группа, клеветавшая на Павла. Они намекали на то, что он проповедовал Евангелие исходя из корыстных соображений (1 Фес. 2,5.9), и что он, якобы, был чем-то вроде диктатора (1 Фес. 2,6. 7.11).

6. В церкви были какие-то разногласия и расколы (1 Фес. 4,9; 5,13).

Вот те проблемы, которые стояли перед Павлом, и они показывают, что человеческая природа с тех пор не очень изменилась.

ПОЧЕМУ ДВА ПОСЛАНИЯ?

Мы должны задать вопрос, почему существуют два Послания к Фессалоникийцам? Они очень похожи друг на друга и они, должно быть, были написаны с промежутком всего в несколько недель, может быть даже дней. Второе послание было написано для разъяснения недоразумения, возникшего в связи с учением о Втором Пришествии. В первом послании сказано, что День Господень придет, как тать ночью (5,2.6). Но это привело к нездоровой ситуации, когда люди лишь ждали, а во втором послании Павел объясняет, какие этому будут предшествовать знамения (2 Фес. 2,3-12). У фессалоникийцев сложилось преувеличенное представление о Втором Пришествии. Как часто случается с проповедником, Павлово учение было понято неправильно; некоторые фразы были выхвачены из контекста и им было придано преувеличенное значение. Во втором послании Павлом сделана попытка поставить все на свое место и уравновесить мысли возбужденных фессалоникийцев относительно Второго Пришествия. Конечно, во втором послании Павел постарался воспользоваться возможностью повторить и подчеркнуть многие из сделанных в первом добрых слов и укоров, но главная его цель заключалась в том, чтобы указать на те обстоятельства, которые успокоят их истерию и помогут им ждать, не в возбуждении и праздности, а спокойно исполняя будничную работу. В этих двух посланиях мы видим Павла, решающего обыденные проблемы, возникшие в разраставшейся церкви.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →