Комментарии Баркли на 2-е послание Тимофею 3 глава

ВРЕМЯ УЖАСА (2 Тим. 3,1)

Раннехристианская Церковь жила под впечатлением, что время истекает и что конец мира близок: христиане ждали, что второе пришествие может произойти в любой момент.

В эти последние времена, говорит он, наступят тяжелые, тяжкие, по выражению Павла, времена. В греческом это халепос. Его обычное значение – трудный, тяжелый, но оно употребляется в разных специфических выражениях, которые и раскрывают его значение в данном контексте. Это слово употреблено в Мат. 8,28 для характеристики двух бесноватых в стране Гергесинской, встретивших Иисуса среди гробниц: они были весьма свирепые. Плутарх употребил это слово в выражении, которое мы бы перевели как страшная, опасная рана. Древние авторы-астрологи употребляли это слово для описания неблагоприятного, угрожающего сочетания небесных тел. В этом слове заключена идея опасности и угрозы. В последние дни настанут времена, которые будут угрожать самому существованию христианской Церкви и добродетели вообще, это будет своего рода последний ужасный штурм зла перед его окончательным поражением.

Иудеи как раз так и представляли себе эти последние ужасные времена, как это представлено здесь. Зло распустится ужасными цветами в эпоху, когда, кажется, поколеблены все моральные основы. В завете Иссахара, книге, написанной в эпоху между Ветхим и Новым Заветом, мы находим такую картину:

"Я знаю, дети мои, что в последние дни
Ваши сыновья откажутся от искренности.
И предадутся ненасытным желаниям;
И, оставив бесхитростность, впадут в злобу;
И отрекутся от заповедей Божиих
Они предадутся дьяволу
И, оставив хлебоношество,
Они предадутся своим гнусным порокам
Будут рассеяны среди язычников
И будут служить своим врагам" (Заповедь Иссахара 6,1.2).

В 2 Вар. мы имеем даже более яркую картину морального хаоса этих последних дней.

"И слава будет обращена в стыд,
И сила будет унижена в презрение,
И честность уничтожена,
И красота станет уродством...
И зависть поднимется в тех, кто не думал вовсе о себе,
И страсти охватят того, кто спокоен,
И во многих поднимется гнев, чтобы обидеть многих.
И в конце они погибнут вместе с теми" (2 Вар. 27)

В нарисованной картине Павел мыслит в знакомых иудеям выражениях: в конце мира – силы зла должны раскрыться в полной мере.

Нынче мы должны вновь нарисовать эти старые картины, но в современных выражениях. Люди всегда относились к этим картинам всего лишь как к видениям. Мы попросту насилуем и извращаем иудейское и раннехристианское мировоззрение, толкуя эти картины буквально. Но оно включает в себя и отражает непреходящую истину, что однажды должно настать такое завершение, такой конец, когда зло вступит в прямое столкновение с Богом и наступит конечное торжество Бога.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ БЕЗБОЖНОСТИ (2 Тим. 3,2-5)

Перед нами одна из самых ужасных в Новом Завете картин, рисующих безбожный мир с ужасным перечнем характерных отличительных черт безбожности.

Рассмотрим их по порядку.

Не случайно список начинается с самолюбия. Павел употребил прилагательное филаутос, которое и имеет значение самолюбие. Любовь к себе – главный грех и от него происходят все остальные. В тот момент, когда в центре жизни человек ставит свое собственное желание, он разрушает все отношения с Богом и с людьми; повиновение Богу и милосердие по отношению к людям оставляют его. Сущность христианства заключается не в том, чтобы человек воссел на престоле, а в том, чтобы он забыл свое "я".

Люди станут сребролюбивы, филаргурос. Нельзя забывать, что сферой деятельности Тимофея был город Ефес, может быть крупнейший торговый центр всего древнего мира. В ту эпоху торговые пути вели, в основном, вдоль речных долин; Ефес лежал в устье реки Каистры и господствовал над торговлей богатейших районов Малой Азии. В Ефесе сходились многие крупнейшие дороги тогдашнего мира: величайший торговый путь из долины реки Евфрат, ведший через города Колоссы и Лаодикию и выливавший восточные богатства в лоно Ефеса; дорога из северной Малой Азии и Галатии, проходившая через Сарды; дорога с юга, сосредотачивавшая торговлю из долины реки Мландр в городе Ефесе. Ефес называют "сокровищницей древнего мира", "ярмаркой тщеславия Малой Азии". Указывали, что автор Откровения вполне мог иметь в виду Ефес, когда он писал этот яркий отрывок, рисующий торг людской: "Товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора, Корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих" (Отк. 18,12.13). Ефес был центром процветающей материалистической цивилизации; в таком городе человек мог легко потерять свою душу.

Всегда есть опасность в том, что люди оценивают собственность количеством материальных предметов. Необходимо помнить, что много проще потерять свою душу в пору процветания, нежели в бедствии; когда человек начинает оценивать жизнь количеством принадлежащих ему материальных предметов, он уже начинает терять свою душу.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ БЕЗБОЖНОСТИ (2 Тим. 3,2-5 (продолжение))

Люди будут в те дни горды [у Баркли: хвастуны] и надменны. В греческой литературе эти два слова часто стоят рядом и они очень живописны.

Слово алацон, переведенное в Библии как гордые, имеет очень интересное происхождение. Оно происходит от слова але, что значит бродяга. Первоначально алацон значило бродящий знахарь, бродящий шарлатан. Плутарх употребляет это слово для обозначения бродячего знахаря. Алацон – это шарлатан, бродивший по стране с лекарственными снадобьями, заклинаниями и средствами для изгнания духов, утверждая, что эти средства помогают от всех болезней. Таких людей мы можем видеть еще и сегодня на ярмарках и торговых площадях, выкрикивающими достоинства патентованных лекарств, обещая чудодейственное излечение. Слово постепенно приобретало более широкое значение, пока не стало означать любого хвастуна.

Греческие писатели-моралисты много писали об этом слове. В Платоновских Определениях соответствующее существительное алацонейа толкуется так: "Претензия на обладание чем-то хорошим, которого у человека в действительности нет". Аристотель (Никомахова этика 7,2) определил алацон как "человек, претендующий на обладание похвальными качествами, которыми он не обладает, или же обладает в меньшей степени, чем он из себя изображает". Ксенофонт передает, как персидский царь Кир определял алацон: "Имя алацон, по-видимому, относится к тому, кто делает вид, что он богаче, чем он на самом деле, или храбрее, чем он есть, и к тому, кто обещает сделать то, чего он не может, и, кроме того, делает это совершенно очевидно для того, чтобы получить что-нибудь или какую-нибудь выгоду" (Ксенофонт: Киропедия 2,2.12). Ксенофонт же рассказывает о том, как проклинал Сократ таких мошенников и самозванцев. Сократ говорил, что их можно встретить в любом обществе, на любой ступеньке социальной лестницы, но хуже всего из них те, кто занимается политикой. "Самый большой мошенник тот, кто сможет обманно убедить свой город в том, что он способен управлять им".

Мир и до сего дня полон такого рода мошенников; ловкие всезнайки, обманно заставляющие людей думать, что они мудры, политические деятели, утверждающие, что у их партии есть программа создания Утопии, общества благоденствия, и что только они рождены для того, чтобы руководить согражданами; люди, заполняющие рекламные колонки газет и журналов обещаниями дать желающим красоту знание или здоровье; люди в Церкви, блистающие своего рода показными добродетелями.

Много общего с гордыми – мошенниками и бахвалами имеют надменные. В греческом (хуперефанос, но как мы увидим, они еще хуже. Это слово – производное от двух греческих слов, которые значат казаться выше других. Греческий философ Теофраст, ученик Аристотеля, говорил, что такой человек хуперефанос испытывает какое-то презрение ко всем, кроме себя. Он повинен в грехе высокомерия. Это неугодный Богу человек, потому что в Писании неоднократно говорится о том, что Бог смиренным дает благодать, а гордым хуперефанос противится. (Иак. 4,6; 1 Пет. 5,5). В другом месте такая гордыня названа акрополис каком, цитаделью зол.

Различие между алаион (гордый), [у Баркли: бахвал, мошенник] и хуперефанос заключается в том, что первый – это чванливый хвастун, стремящийся хвастовством добиться власти и положения: такого распознает каждый. У второго же грех – в сердце. Может быть он даже кажется смирным и скромным, но в сердце его – презрение ко всем, кроме самого себя. Его съедает всепожирающая, доминирующая над всем гордыня, а в сердце его – маленький жертвенник, где он становится перед собой на колени.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ БЕЗБОЖНОСТИ (2 Тим. 3,2-5 продолжение)

Эти два родственных между собой человеческих качества – гордыня (бахвальство) и надменность, неизменно выливаются в злоречие, бласфемиа. Бласфемиа переводят обычно как богохульство. В русском языке мы понимаем под этим оскорбление, поношение Бога, в греческом же это значило одинаково – поношение, оскорбление и людей и Бога. Гордыня всегда порождает оскорбление. Гордыня приводит к пренебрежению к Богу в заблуждении, что Он больше не нужен, и в уверенности, что сами все лучше знают. Гордыня порождает презрение к людям, что может привести к оскорбительным действиям и ранящим словам. Иудейские раввины ставили на одно из первых мест грех, как они его звали, оскорбления. Оскорбление, нанесенное в гневе, плохо само по себе, но оно простительно, потому что оно произнесено в пылу момента, а холодное оскорбление, в основе которого лежит надменная гордыня – ужасная и непростительная вещь.

Люди станут родителям непокорны. Древний мир предписывал соблюдение высоких обязательств по отношению к родителям. Уже в самом древнем греческом законе человек, ударивший своего родителя, лишался гражданства, ударить отца – по римскому закону это было преступление, равносильное убийству; и в иудейском законе почитание отца и матери стоит на одном из первых мест в Десяти заповедях. Это признак крайне плохого состояния общества, если юность теряет всякое уважение к глубокому возрасту и не желает воздать неоплатный долг и выполнить свой первейший долг по отношению к тем, кто дал ей жизнь.

Люди будут неблагодарны, ахаристос. Они не будут признавать свой долг по отношению к Богу и к людям. Неблагодарность обладает странным свойством – она наиболее остро ранит, потому что ранит в незащищенное место. Всегда остаются справедливыми слова короля Лира:

"Больней, чем быть укушенным змеей,
Иметь неблагодарного ребенка!"

Признак честного человека в том, что он платит свои Долги, а каждый человек в долгу перед Богом и своими согражданами, и он не должен забыть вернуть этот Долг.

Люди будут нечестивы, аносиос. Это слово аносиос значит в греческом не только, что люди будут и преступать писанный закон, но что они будут преступать неписаный непреложный закон, который является неотъемлемой частью сущности жизни. Греки считали аносиос если лишали мертвого погребения, или брак между братом и сестрой, сыном и матерью. Человек аносиос нарушает фундаментальные, непреложные нормы жизни. И в наше время может случиться и даже случается такое нарушение. Если человек – раб своих низких страстей, будет удовлетворять их самым бесстыдным образом, как это можно видеть на улицах большого города поздней ночью. Человек, изведавший все естественные наслаждения и все еще не насытившийся, будет искать свое наслаждение в противоестественном.

Люди будут недружелюбны, асторгос. Слово сторге греки особенно употребляли для характеристики семейной любви, любви ребенка к родителям и родителей к ребенку. Семья не может продолжать существовать, если в ней нет человеческой привязанности, человеческой любви. В грядущие страшные времена люди будут столь заняты собой, что они не будут ценить даже самые близкие узы.

Люди будут непримирительны, аспондос. Спонде означает перемирие или соглашение. Аспондос может значить две вещи: 1) что человек ненавидит так сильно, что никогда не сможет прийти к соглашению с человеком, с которым он в ссоре; или 2) что у человека настолько отсутствует честность, что он нарушает условия заключенного им соглашения. И в том и в другом случае это слово передает такую резкость и жестокость, которые делают невозможными нормальные отношения между согражданами. Может быть, коль скоро мы всего лишь люди, мы не можем жить, не имея каких-либо расхождений и особенностей в поведении с нашими собратьями, но возводить эти расхождения в абсолют и увековечивать их – это один из наихудших и один из самых типичных грехов. Когда у нас возникает желание сделать подобное, мы должны помнить голос нашего благословенного Господа, Которые Он сказал на распятии: "Отче, прости им".

ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ БЕЗБОЖНОСТИ (2 Тим. 3,2-5 (продолжение))

В те ужасные дни люди будут клеветниками. В греческом клеветник – это диаволос, что в русском значит дьявол, бес. Дьявол – покровитель всех клеветников; он – предводитель всех клеветников. Можно сказать, что, клевета, в некотором смысле, самый тяжкий, самый ужасный грех. Человек, у которого украли добро, может снова встать на ноги и заработать себе состояние; но если у него похитили его доброе имя, ему причинили непоправимый вред. Одно дело – распустить ложный и подлый слух о человеке, и совершенно другое дело – остановить такую сплетню. Как это у Шекспира:

"Доброе имя в мужчине и женщине, милорд,
как истинный перл их души,
Крадущий мой кошелек – крадет ветошь, это – нечто, ничто;
Он был моим, стал его, он был во владении у многих:
Но тот, кто украдет мое доброе имя, не обогатится,
А меня сделает нищим".

Многие люди, мужчины и женщины, которым и в голову никогда не придет мысль украсть что-либо не подумав, так, мимоходом, из чистого интереса, расскажут историю, Даже не подумав, насколько она правдива, которая может погубить доброе имя человека. Во многих церквях достаточно злословия, чтобы заставить заплакать ангела, записывающего все это в историю.

Люди будут невоздержны, акратес. Греческий глагол кратейн значит управлять, распоряжаться, сдерживать.

Человек может потерять контроль над своими привычками и желаниями и даже стать их рабом. Это неизбежно ведет к гибели, ибо человек, неспособный распоряжаться собой и сдерживать свои чувства, не может совладать с чем-либо другим.

Люди будут жестокими. Греческое слово анемерос более применимо к зверю, чем к человеку: это жестокость, которой чужды и чувствительность и сострадание. Жестокость человека может проявиться и в упреках и в безжалостных действиях. Даже собака может почувствовать жалость и сожаление, если она причинила боль своему хозяину, но некоторые люди в своих отношениях к другим людям могут потерять всякое человеческое сочувствие.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ БЕЗБОЖНОСТИ (2 Тим. 3,2-5 (продолжение))

Люди в эти последние дни будут не любящими добра, афилагатос. В жизни человека может настать момент, когда ему попросту будет затруднительно находиться в компании хороших людей или в окружении хороших вещей. Человек, постоянно читающий лишь бульварную литературу, в конце концов, не будет способен оценить по достоинству великие шедевры литературы, его мозг и вкус тупеет. Человек должен уже сильно опуститься, чтобы ему захотелось избежать даже одного присутствия хороших людей.

Люди станут предателями. Употребленное Павлом греческое слово продотес так и значит предатель. Нужно помнить, что это было написано в самом начале эпохи гонений против христиан, когда стало преступлением принадлежность к христианской Церкви. В это время бичом и проклятием Рима даже в вопросах обычной политики было существование доносчиков, делаторес. Дело обстояло настолько плохо, что Тацит даже сказал:

"Того, у кого не было врага, предавал его друг". Многие доносили на человека попросту потому, что хотели отомстить ему за что-нибудь. Павел думает здесь не просто о неверности в дружбе, хотя уже и это поистине ужасная вещь, но он думает и о тех, кто, мстя за старое, доносил римскому правительству на христиан.

Люди будут наглы в своих словах и в своих действиях. Павел употребил греческое слово пропетес, которое значит опрометчивый, неосмотрительный. Оно характеризует человека, настолько охваченного страстью или чувством, что он совершенно не способен разумно думать. Такая осмотрительность и причиняет самый большой вред. Очень часто мы могли бы уберечь себя и других от крупных неприятностей, если бы во время остановились на минутку и подумали.

Люди станут напыщенными, тетуфоменос. Греческое слово хорошо соответствует русскому самомнительный. Эти люди будут преисполнены чувства собственной важности. И в Церкви еще и сегодня есть высокие сановники, больше всего думающие о собственном достоинстве: Христос же, – Которому мы должны следовать, – был скромным и не тщеславен.

Они будут более сластолюбивы, нежели боголюбивы. И мы опять приходим к тому, с чего начали. Такие люди делают критерием всего свои желания, поклоняются себе, а не Богу.

И, наконец, Павел осуждает тех, кто соблюдая вид благочестия, силы же его отрекаются. Другими словами, они внешне делают все правильно, соблюдают все внешние религиозные обряды, но им остается совершенно неведомой движущая сила веры, изменяющая жизнь человеческую. Говорят, лорд Мельбурн однажды заметил после церковной службы: "Дело принимает плохой оборот, если религия может вмешиваться в личную Жизнь". Надо полагать, что важнейшую проблему в христианстве составляют не отпетые грешники, а елейные "святыни", безупречно соблюдающие религиозную форму и величавую условность, но испытывающие ужас при одной мысли о присущей религии движущей силе, способной изменить личную жизнь человека.

СОБЛАЗН ИМЕНЕМ РЕЛИГИИ (2 Тим. 3,6.7)

Эмансипация в христианстве женщин принесла с собой и свои проблемы. Мы уже видели, какой уединенный образ жизни вели уважаемые греческие женщины, что женщина воспитывалась под строгим надзором, что ей запрещалось "видеть что-либо, слышать что-либо, спрашивать что-либо", что она никогда, даже для покупок, не появлялась на улице одна, что она даже не могла посещать общественные собрания. Христианство покончило со всем этим, но это вызвало к жизни новые проблемы. Можно было даже предвидеть, что некоторые женщины не будут знать, что делать со своей свободой. И этим поспешили воспользоваться лжеучители.

У Иринея находим очень яркий образ как раз такого лжеучителя его времени. Описываемые им события, правда, относятся к несколько более позднему времени, чем настоящее послание, но существо дела от этого не меняется (Ириней, Против Ересей 1,13.3). Так, один еретик, по имени Марк, занимался магией. "Особенно много времени он уделял женщинам, особенно хорошо воспитанным, элегантно одетым и очень богатым". Он говорил этим женщинам, что своими заклинаниями и чарами может сделать их пророчицами. Если женщина возражала и говорила, что она никогда не пророчествовала и не может пророчествовать, он говорил: "Открой рот и говори все, что придет тебе в голову и ты будешь пророчествовать". У женщины от радости трепетало сердце и таким образом он убеждал ее, что она может пророчествовать. "За это она старалась вознаградить Марка не только дарами материальными (в результате чего он собрал очень большое состояние), но и отдаваясь ему сама, в желании быть одно с ним и вовсе слиться с ним". Способы и методы во времена Тимофея, несомненно, были те же, что и позже, при Иринее.

В эпоху Тимофея такие еретики могли двумя способами оказывать пагубное влияние на женщин. Надо помнить, что эти лжеучители были гностиками, и что в основе их философии лежал тезис об абсолютной порочности материи и абсолютном благе духа. Как мы уже видели, это лжеучение развивалось двумя путями. Еретики-гностики проповедовали: коль скоро материя абсолютно порочна, нужно вести жесткий аскетический образ жизни и сократить, по возможности до минимума, вес потребности тела, или же: не имеет никакого значения, что мы будем делать с нашим телом и можно безгранично удовлетворять свои потребности и желания. Лжеучители гностики проповедовали эти теории впечатлительным женщинам. И в результате этого такие женщины часто разрывали брачные отношения со своими мужьями, чтобы вести аскетический образ жизни и либо же предавались низким инстинктам и беспорядочным отношениям. Но и в том и в другом случае разрушался семейный очаг и жизнь.

И в наше время такие учители могут обрести неоправданно большое и нездоровое влияние на других людей, особенно на очень впечатлительных.

Павел осуждает таких людей, "всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины". Е. Ф. Браун указывал на опасность того, что он называл "интеллектуальной любознательностью, не имеющей моральной серьезной основы". Есть такие люди, которые всегда готовы обсуждать каждую новую теорию, всегда с головой уходят в новейшие модные религиозные течения, но не признают будничной дисциплины – даже тяжелого труда – христианской жизни. Никакое интеллектуальное любопытство не может заместить моральную серьезность. Не нужно приятно щекотать умы новейшими интеллектуальными увлечениями; нужно очищать и укреплять себя в моральной битве за христианскую жизнь.

ПРОТИВНИКИ БОГА (2 Тим. 3,8.9)

В эпоху между Ветхим Заветом и Новым Заветом было написано много книг, расширявших и дополнявших истории Ветхого Завета. В некоторых из этих книг большое место занимали Ианний и Иамврий. Это были имена двух придворных чародеев фараона, выступавших против Моисея и Аарона, когда Моисей выводил детей Израилевых из египетского рабства. Сперва эти чародеи были способны конкурировать с чудесами, которые совершали Моисей и Аарон, но потом они были побеждены и опозорены. В Ветхом Завете их имена не упоминаются, но о них идет речь в Исх. 7,11; 9,11.

Вокруг их имен сложился целый цикл рассказов. Рассказывали, что именно они были теми двумя слугами, которые сопровождали Валаама, когда он не повиновался Богу (Числ. 22,22); рассказывали, что они были в толпе разноплеменных людей, сопровождавших детей Израиля при исходе из Египта (Исх. 12,38); иные же рассказывали, что они погибли при переходе Красного моря; иные же рассказывали, что именно Ианний и Иамврий стояли за сотворением золотого тельца и погибли они в числе тех трех тысяч, которые погибли за этот грех (Исх. 32,28); другие еще рассказывали, что, в конце концов Ианний и Иамврий стали прозелитами иудаизма. Из всех этих историй и рассказов очевиден один факт – Ианний и Иамврий стали легендарными фигурами, воплощавшими все то, что противилось предначертаниям Божиим и работе его верных слуг, поставленных руководить Израилем.

У христианского руководителя всегда будет достаточно противников. В числе их всегда будут и такие, у которых извращенные представления о христианской вере и которые хотят обратить людей к своим ошибочным верованиям. Но в одном Павел был убежден – дни лжеучителей сочтены: ложность их учений будет обнаружена перед всеми и они получат заслуженное наказание.

История христианской Церкви учит нас, что ложь не может жить долго. Она может процветать какое-то время, но стоит пролиться на нее свету истины, она засыхает и умирает. Есть только один способ проверить подлинность и ложность учений – "вы узнаете их по плодам их". Лучший способ победить и изгнать фальшь и ложь – жить так, чтобы все ясно видели красоту и милосердие истины. Преодоления ошибок нужно добиваться не искусным доказательством, а демонстрацией на собственной жизни более совершенного образа жизни.

ДОЛГ АПОСТОЛА И ЕГО КАЧЕСТВА (2 Тим. 3,10-13)

Павел противопоставляет поведение Тимофея, своего верного ученика, поведению еретиков, приложивших много усилий для того, чтобы разрушить Церковь. Греческое слово параколоутейн, переведенное в Библии как последовал включает в себя такое большое содержание, что его попросту нельзя перевести одним словом: хотя оно в буквальном смысле и значит идти рядом, следовать, но оно употребляется в очень многих значениях. Оно значит следовать за человеком физически, идти за ним в огонь и в воду. Но это слово значит, также следовать, следить за человеком мысленно, старательно следить за его учением и в полной мере понимать значение того, о чем он говорит. Оно значит также быть духовным последователем человека: не только понимать то, что он говорит, но и осуществлять на деле его идеи и быть таким человеком, каким он хочет вас видеть. Так вот, слово параколоутейн действительно характеризует ученика, потому что оно включает в себя и непоколебимую верность настоящего товарища, полное понимание настоящего ученика и полное повиновение преданного слуги.

И Павел продолжает перечислять в каких сферах Тимофей был его учеником; интересен этот перечень тем, что в нем нашли отражение все аспекты жизни и работы апостола. В нем мы видим, что делает апостол, какими он обладает качествами и какой ему нужен опыт.

Прежде всего, каковы обязанности апостола, сфера его деятельности. Во-первых – учение. Никто не может учить тому, чего не знает сам, и потому, прежде чем человек может учить о Христе других, он должен знать Его сам рассуждая о том, какой священник нужен общине, один человек заметил: "Этой общине нужен священник, который знает Христа не из вторых рук". Подлинное учение всегда требует настоящего личного опыта. Во-вторых, жизнь. Жизнь христианина сводится не только к тому, чтобы знать что-то; скорее она заключается в том, чтобы быть кем-то или чем-то. Апостол должен не только говорить людям истину; он должен также помочь им осознать истину. Такую помощь настоящий церковный руководитель оказывает, показывая пример своею жизнью.

Далее Павел перечисляет личные качества апостола. И на первом месте здесь стоит расположение апостола, его установки, его целеустремленность. Как-то два человека говорили о великом сатирике, преисполненном высоких моральных установок. "Он гнал мир, как футбольный мяч", – говорил один. "Да, – отвечал другой, – но он гнал его к цели". Иногда каждый из нас задает себе вопрос: "Какова моя цель в жизни? К чему я стремлюсь?" Но и как учители мы должны иногда спрашивать себя: "Что я хочу сделать из этих людей, которых я учу?" Спартанского царя Агиселая однажды тоже спросили: "Чему мы будем учить наших мальчиков?" – "Тому, – ответил он – что им больше всего пригодится, когда они станут мужчинами". Что же хотели мы им передать – знания или знание жизни?

И, как члены христианской Церкви, мы должны иногда спрашивать себя, что мы хотим делать в Церкви? Мало с удовлетворением смотреть на хорошо функционирующую Церковную организацию и на наполненные по вечерам Церкви. Нам следует задавать себе вопрос: "Содействует ли эта деятельность единению прихожан и в чем это выражается?" Ясное представление своей цели – самое важное для реализации творческих усилий.

Другое важное личное качество апостола – вера, Уверенность в необходимости соблюдения заповедей Божиих и в том, что Он исполнит Свои заветы. А также великодушие [у Баркли: терпение] в греческом тексте – макротумиа, а макротумия в греческом значило терпение в обращении с людьми. Это значит не терять терпения, когда люди поступают глупо, не раздражаться, когда они, кажется, не могут ничему научиться. Это значит соглашаться с глупостью, упрямством, слепотой, неблагодарностью людей, оставаясь добрым и продолжая трудиться. И, наконец, к личным качествам апостола относится любовь. Так относится к людям Бог, Он любит людей. Это отношение, мирящееся со всем, что люди могут сделать, не впадая в гнев и раздражение, и желающее только высшего блага людей. Любить людей – значит прощать их и заботиться о них так, как прощает их и заботится о них Бог, и только Он может дать нам способность быть такими.

ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ И ИСПЫТАНИЯ АПОСТОЛА (2 Тим. 3,10-13 (продолжение))

И Павел заканчивает рассказ о том, что разделил с ним Тимофей, перечислением испытаний, которые он перенес. которые должен быть готов вынести каждый апостол. И этому списку он предпослал способность терпеть, стойкость: по-гречески хупомоне, значит не пассивное сидение со сложенными руками и перенесение сложностей жизни, а победоносное сопротивление им, с тем, чтобы даже зло обратилось в добро. Хупомоне характеризует дух, подчиняющий себе жизнь, а не просто принимающий ее.

И вот это качество – победоносная стойкость – необходимо апостолу, потому что гонения составляют значительную часть испытания жизненного опыта. Здесь Павел приводит три случая, когда ему пришлось пострадать за дело Христово. Он был изгнан из Антиохии Писидийской (Деян. 13,50), ему пришлось бежать из Иконии (Деян. 14,5.6), а в Листре его побили камнями и даже посчитали убитым (Деян. 14,9). Правда, все это произошло прежде, чем юноша Тимофей совершенно определенно встал на христианскую стезю, но все это произошло в местах близких ему с детства и он вполне мог быть из очевидцев. И в этом даже можно видеть доказательство смелости и его посвящения; ведь он очень хорошо видел, что может грозить апостолу и, не поколебавшись, связал свою жизнь с Павлом.

Павел глубоко убежден в том, что истинный последователь Христа не может избежать гонений. Когда начались гонения на церковь в Фессалониках, Павел писал братьям: "Мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете" (Фес. 3,4). Он как бы говорил им: "Я ведь вас предупреждал". После своего первого путешествия Павел вернулся проведать основанные им Церкви "утверждая души учеников, увещевая пребывать в вере и поучая, что многими скорбями надлежит им войти в Царствие Божие" (Деян. 14,22). За право войти в Царствие нужно было платить. Сам Иисус тоже говорил: "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное" (Мат. 5,10). Человек, намеревающийся следовать нормам и стандартам, отличающимся от мирских, обязательно натолкнется на неприятности. Если кто-нибудь намерен следовать в своей жизни вере и верности, которые стоят выше мирской веры и верности, у него обязательно возникнут конфликты. А христианство именно этого требует от человека.

Гонения и трудности будут, но у Павла есть две твердые надежды.

Он уверен в том, что Бог спасет человека, полностью поверившего в Него. Павел уверен, что в конечном счете лучше страдать с Богом и за истину, нежели процветать среди людей и неправды. Павел сознает неизбежность временных гонений, но он уверен и в конечной славе.

Павел уверен в том, что человек без Бога становится все хуже и хуже, и что для человека, отказавшегося принять Бога, нет будущего.

ЗНАЧЕНИЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ (2 Тим. 3,14-17)

Павел заканчивает отрывок призывом к Тимофею оставаться верным всему тому, чему его учили. По материнской линии Тимофей был иудеем, хотя отец его был грек Деян. 16,1, и, несомненно, воспитывала его мать. Иудеи славились тем, что их дети с раннего детства учили закон. Иудеи даже говорили, что их дети учат закон Божий еще с пеленок и впитывают его с материнским молоком. Они утверждали, что закон так запечатлен в уме и в сердце иудейского ребенка, что он скорее позабудет свое имя, чем закон. И потому Тимофей с раннего детства знал Священное Писание. Надо, конечно, помнить, что Павел имеет в виду Ветхий Завет, так как Новый Завет еще не был написан. И, если Павел придавал такое значение знанию и соблюдению Ветхого Завета, сколь еще важнее все это по отношению к бесценным словам Нового Завета.

Обратите внимание, Павел делает маленькое уточнение. Он говорит о "богодухновенном Писании". У гностиков были свои фантастические и причудливые книги; все еретики создавали книги для обоснования своих идей и претензий. Павел видел в них произведение человеков, великими же и огромной важности для человеческой души были, по его мнению, богодухновенные книги, освященные традицией и человеческим опытом.

1) Священное Писание, говорит Павел, может умудрить... во спасение. А. М. Чиргвин в книге "Библия в евангелизации мира" рассказывает историю одной медсестры детской больницы в Англии. Жизнь она считала, по ее собственным словам, пустой и бессмысленной. Она усердно прочитывала массу книг и знакомилась с разными философскими школами, в попытке найти какое-то удовлетворение. Она никогда не пробовала читать Библию, потому что один из друзей искусно убедил ее в том, что все это не может быть правдой. Однажды в палату зашел посетитель и оставил несколько Евангелий. Медсестру убедили прочитать Евангелие от св. Иоанна. "Оно сияло и светилось, истиной, – сказала она – и все мое существо ответило на него". Окончательно убедили ее слова из Иоан. 18,37: "Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего. И я прислушалась к этому голосу, услышала истину и нашла моего Спасителя".

Священное Писание неоднократно открывало людям путь к Богу. Из чистой справедливости ни один человек не может в поисках истины пренебречь чтением Библии. Такой книгой никто не может пренебрегать. Даже неверующий поступает несправедливо, если он даже не пытается читать Библию. Если же он попытается прочитать ее, могут произойти удивительные вещи, потому что в ней та спасительная мудрость, которой нет нигде более.

2) Священное Писание полезно для учения. Только в Новом Завете даны образ Христа, описание Его жизни и изложено Его учение. Уже по этой причине церковь Должна использовать Евангелие в своей деятельности, не смотря на то, что люди бы не говорили об остальном содержании Библии. Абсолютная истина заключается в том, как мы уже неоднократно указывали, что христианство основано не столько на писаной книге, сколько на живом человеке. И остается фактом, что единственное место, где мы можем прочитать написанный очевидцем рассказ о Нем Самом и о Его учении – это Новый Завет. И потому церковь, в которой нет класса для изучения Библии, упускает важную часть своей работы,

3) Священное Писание полезно для обличения. Это не значит, что Священное Писание ценно в деле выискивания ошибок в поведении человека; Павел имеет в виду, что Священное Писание очень полезно, когда надо убедить человека в ошибочности его образа жизни и поведения и указать ему путь истинный. У А. М. Чиргвина много рассказов о том, как Библия, случайно попадая в руки людей, меняла их жизнь. В Бразилии некоторый сеньор Антонио из Минасса купил Новый Завет для того, чтобы сжечь его. Придя домой, он обнаружил, что огонь в печи погас; он зажег его снова и бросил в него Новый Завет, но он не загорелся. Он раскрыл тогда книгу, чтобы пламя лучше охватило листы. И открыл он его на Нагорной проповеди; он бросил взгляд на страницу, предавая книгу огню, она заинтересовала его и он вытащил ее из огня. Он читал ее всю ночь, забыв о времени, и когда занималась заря, он встал и сказал: "Я верую".

Некий Винсент Кирога из Чили нашел однажды на берегу моря несколько книжных листов, прибитых приливной волной после землетрясения. Он прочитал их и не успокоился до тех пор, пока не собрал всю Библию. Он просто стал христианином; он посвятил остаток своей жизни распространению Библии в заброшенных деревнях северного Чили.

Однажды темной ночью в сицилианском лесу разбойник направил свой пистолет на разносчика религиозных книг. Он приказал ему разжечь костер и сжечь свои книги. Разносчик разжег костер и потом попросил разрешения прочитать прежде чем бросать книгу в огонь по несколько строк из каждой. Из одной он прочитал двадцать третий псалом, из другой – причту о милосердном самарянине, из третьей – Нагорную проповедь, еще из другой 1 Кор. 13. После каждого отрывка разбойник говорил: "Это хорошая книга, ее мы не будем сжигать, дай ее мне". В конце вышло так, что ни одна книга не была сожжена; разбойник отпустил разносчика книг, а сам ушел в темноту с книгами. Через много лет этот разбойник появился снова, но на этот раз это был христианский священник, и перемену в нем вызвало чтение книг тогда в лесу.

Вне всякого сомнения, Священное Писание может показать человеку, что он совершил ошибку и заставить поверить в силу и власть Христа.

4) Священное Писание полезно для исправления. Эта фраза, собственно, значит, что любую теорию, любое богословие, любую этику нужно подвергнуть испытанию на Библии. Если они противоречат учению Библии, от них нужно отказаться. Мы обязаны задумываться над проблемами и даже пускаться в рискованные умственные путешествия, но после испытания наши идеи не должны противоречить учению Иисуса Христа, как оно представлено в Писании.

5) И, наконец, указывает Павел, изучение Писания служит человеку наставлением в праведности, и готовит его к любому доброму делу. Вот оно, важное заключение. Изучение Священного Писания никогда не должно быть самоцелью и не должно быть на пользу только его душе. Обращение, дающее человеку мысль о его спасении это не истинное обращение. Он должен изучать Писание, чтобы стать полезным Богу и своим собратьям. Человек, не горящий желанием спасти своих собратьев, еще сам не спасен.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →