Комментарии Баркли на послание к Титу 1 глава

ГЛАВНАЯ ДВИЖУЩАЯ СИЛА АПОСТОЛЬСТВА (Тит. 1,1-4)

Призывая одного из своих последователей к выполнению какой-либо задачи, Павел всегда начинает с обоснования своего права говорить так и как бы заново излагает основание положения благовествования. И здесь Павел излагает сперва некоторые пункты, касающиеся его апостольства:

1) Апостольство сделало Павла звеном в длинной цепи избранников Божиих. Павел сразу называет себя "рабом (доулос) Божиим". Этот титул-смесь смирения и осознанного достоинства. Это значит, что он подчинил всю свою жизнь Богу; и в то же время, и в этом замечается элемент достоинства, этот титул давали пророкам и другим великим предшественникам. Моисей был рабом Божиим (Иис. Н. 1,2); и Иисус Навин, его преемник, не желал большей чести (Иис. Н. 24,29). Пророкам, рабам Своим, Бог открывал Свои намерения (Ам. 3, 7); пророков, рабов Своих, неоднократно посылал Бог Израилю на протяжении всей истории Своего народа (Иер. 7,25). И этот титул – раб Божий – давал Павлу право быть звеном в длинной цепи избранников Божиих.

Каждый человек, вступающий в Церковь, вступает в общность людей, которая имеет длинную историю. У Церкви за плечами века человеческой истории, и еще в предвечные времена она была в предначертаниях Божиих. Человек, берущий на свои плечи задачу проповедовать, наставлять или служить в Церкви, должен помнить, что у этого служения многовековая традиция; он пойдет путем, которым шествовали святые.

2) Апостольство дало Павлу большие полномочия. Он был посланником, апостолом Иисуса Христа. Павел никогда не считал, что его полномочия и его власть есть следствие его собственных умственных способностей, его умственного превосходства, а еще менее – его нравственных добродетелей. Павел говорил от имени Христа, обличенный Его властью. Человек, действительно преданный Христу, проповедует Его Евангелие и наставляет Его истине, не излагая своего мнения и не делая своих выводов: он приходит и приносит благовествование Христово и слово Божие. Подлинный апостол Христов преодолел стадию, когда говорят: возможно, может быть или вероятно; он уверенно говорит в силе Того, Кто знает зачем и почему.

АПОСТОЛЬСКОЕ БЛАГОВЕСТВОВАНИЕ (Тит. 1,1-4 (продолжение))

В этом отрывке мы видим также суть апостольского благовествования и главные элементы задачи апостола:

1) Все апостольское благовествование основано на надежде вечной жизни. Слова жизнь вечная вновь и вновь повторяются на страницах Нового Завета. В греческом для вечной употреблено слово аиониос, которое может относиться, собственно, лишь к Богу. Христианство предлагает нам, ни более, ни менее, как разделить с Богом эту жизнь. Оно предлагает нам силу и безмятежность Божию взамен разочарования и беспокойства, истину Божию взамен наших догадок, добродетель Божию взамен нашей нравственной несостоятельности, радость Божию взамен наших печалей. Христианское благовестие предлагает людям не столько мировоззрение или моральный кодекс, сколько жизнь, причем жизнь Самого Бога.

2) Чтобы войти в эту жизнь, человеку нужны две вещи. Долг апостола – будить в людях веру. Для Павла вера всегда значит одно – абсолютное доверие Богу, абсолютную надежду на Бога. С первых шагов своей христианской жизни человек должен осознать, что он не может сделать сам ничего, ему остается только принимать. В любой сфере жизни сделанное человеку предложение оказывает свое действие лишь в том случае, если оно принято. И первый долг христианина заключается в том, чтобы убедить людей принять предложение Божие. В конечном счете, мы не можем убедить человека стать христианином. Мы можем лишь сказать: "Попробуй – и увидишь!".

3) Апостол должен вести людей к познанию. Христианское благовествование и христианское наставление должны идти рука об руку. Вера может зародиться как ответ, импульс сердца, но в дальнейшем она должна стать и достоянием разума. Чтобы испытать христианское благовествование, его нужно сперва продумать. Ни один человек не может постоянно жить на гребне эмоциональной волны. Жизнь христианина должна быть каждодневным стремлением любить Христа и лучше понимать Его.

4) Вера и знание должны вести к благочестию. Вера всегда должна проявляться в жизни, а христианское познание – это не интеллектуальное знание, а знание жизни. Многие крупные ученые были очень непонятны в делах будничной жизни и совершенными неудачниками в личной жизни. Подлинно христианская жизнь характеризуется правильными отношениями человека с Богом, с самим собой и со своими согражданами. Подлинная христианская жизнь помогает человеку совладать как с важными критическими моментами жизни, так и с будничными обязательствами. Подлинно христианская жизнь – это жизнь, в которой живет Иисус Христос.

Долг христианина – показывать людям жизнь самого Бога; пробуждать веру в их сердцах и углублять знания в их умах; придавать людям способность жить так, чтобы другие видели в них отблеск Господа.

ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ БОЖИЕ И ВРЕМЯ ЕГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ (Тит. 1,1-4 (продолжение))

Здесь речь идет о предназначении Божием и способах его воплощения:

1) Бог предназначал людям испокон веков одно – спасение. Он дал людям обетование вечной жизни еще до начала вековых времен. Интересно отметить, что здесь Павел употребляет титул Спаситель и по отношению к Богу и по отношению к Иисусу. Проповедуя Евангелие, часто противопоставляют нежного, любящего и милосердного Иисуса строгому, суровому и жестокому Богу. Иногда представляют дело так, будто Иисус сделал нечто, что изменило отношение Бога к людям, и убедил Его забыть Свой гнев и не наказывать людей. Но в Новом Завете нет ничего, что оправдывает такую точку зрения. В основе всего процесса спасения человечества лежит вечная и неизменная любовь Божия, и Иисус пришел к людям именно за тем, чтобы рассказать им об этой любви. Бог-Отец, единственное желание Которого заключается в том, чтобы дети Его пришли домой и, чтобы Он мог прижать их к Своей груди.

2) Но здесь речь идет не только о предвечных целях и предначертаниях Божиих, но и о том, как Он осуществляет их. Здесь сказано, что Он явил Свое слово и проповеди в свое время. Это значит, что вся история человечества была подготовкой явления, пришествия Иисуса. Человека нельзя научить чему-нибудь до тех пор, пока он не будет подготовлен настолько, чтобы принять эти знания и понять их. И в человеческом познании мы всегда должны начинать с самого начала; так же и людей нужно было подготовить к пришествию Христа. Вся ветхозаветная история и поиски греческих философов были подготовкой к этому событию. Дух Божий пребывал с иудеями и другими народами, чтобы подготовить их к приятию Его Сына, когда Он придет. На всю историю мы должны смотреть как на процесс обучения Богом людей.

3) Далее, христианство пришло в мир именно в тот момент, когда его благовествование имело уникальный шанс получить широкое распространение. Его распространению в тогдашнем мире содействовали следующие пять пунктов:

а) Практически весь мир говорил по-гречески. Это вовсе не значит, что народы забыли родные языки, но помимо родного языка почти все люди говорили и по-гречески. Это был язык торговли, коммерции, литературы. Человек, собиравшийся принимать какое-либо участие в общественной жизни и деятельности, должен был знать греческий язык. Люди говорили на двух языках, и именно в эпоху раннего христианства у миссионеров не было языковых проблем.

б) Не существовало никаких границ предначертаниям и целям Божиим. Римская империя включала в себя весь известный в то время мир и, собственно говоря, совпадала с ним. Куда бы ни шел путник, он всегда находился на территории Римской империи. Нынче же человеку, намеревающемуся пересечь Европу, нужен паспорт, его могут задержать на границах; перед ним будут железные занавесы. В первые века христианства миссионер мог передвигаться с одного края известного мира до другого без всяких помех.

в) Путешествовать было сравнительно просто. Правда, это занимало много времени, потому что не было механизированных транспортных средств, и большинство путешествий нужно было совершать пешком, нагрузив поклажу на медленно движущихся животных. Но римляне построили между странами большие дороги и по большей части очистили сушу от разбойников, а море от пиратов. Путешествовать было легче, чем когда-либо раньше.

г) В первые века христианства в общем, как это было редко, царил мир. Если бы на территории Европы свирепствовали войны, это сделало бы невозможной работу миссионеров. Но царил римский мир, так называемый пакс романа, и путник мог безопасно передвигаться в пределах империи.

д) Тогдашний мир хорошо сознавал свои нужды и потребности. Старые верования были разрушены, а новые философы были недосягаемы для понимания простого народа. Люди ждали, как выразился Сенека, спасения. Они все больше осознавали "свою слабость в самых насущных делах". Они искали "руку, которая бы опустилась, чтобы поднять их". Они ждали "мира, провозглашенного не кесарем, а Богом". Никогда больше сердца людские не были так готовы принять благовестие спасения, которое несли христианские миссионеры.

Поэтому вовсе не случайно, что христианство появилось именно тогда. Оно пришло в предначертанное Богом время; вся история была подготовкой к этому; и обстоятельства чрезвычайно способствовали его распространению.

НАДЕЖНЫЙ ОРУЖЕНОСЕЦ (Тит. 1,1-4 (продолжение))

Мы знаем о Тите, которому было написано настоящее послание, не много, но из разбросанных тут и там замечаний складывается образ человека, бывшего одним из самых доверенных и полезных Павловых помощников. Павел называет Тита "истинным сыном по вере". Поэтому очень вероятно, что он сам и обратил его, может быть в Иконии. Тит был спутником Павла в сложное и трудное время. Когда Павел отправился в Иерусалим в церковь, которая относилась к нему с подозрением и была готова высказать ему свое недоверие нелюбовь, вместе с ним и Варнавой отправился Тит (Гал. 2,1). О Дондасе, знаменитом шотландце, один из его друзей сказал: "Дондас – не оратор, но он готов идти с вами в любую погоду". Именно таков был Тит, и когда Павла ждали трудности, Тит стоял рядом с ним.

Тит был человеком, готовым выполнять трудные задачи. Когда раздоры в коринфской церкви достигли своего апогея, именно Тит был послан с одним из самых суровых посланий, когда-либо написанных Павлом (2 Кор. 8,16). Совершенно очевидно, что у Тита был сильный ум и крепкое сложение, что и позволяло ему сталкиваться с трудными ситуациями и разрешать их. Есть два рода людей – одни могут еще больше усугубить плохую ситуацию, а другие могут навести порядок в хаосе и мир среди ссоры. Тита можно было послать туда, где сложилась сложная ситуация. У него был дар практика-администратора. Именно Тита Павел выбрал для организации соборов пожертвований для бедных членов Иерусалимской церкви (2 Кор. 8,6.10). Совершенно очевидно также, что у Тита не было крупного ораторского дарования, но он был хорошим практическим работником. Церковь должна благодарить Бога за людей, к которым мы обращаемся для отличного выполнения практических дел.

Павел находит для Тита очень сильные слова. Он называет Тита своим истинным сыном. Это по-видимому значит, что Павел обратил его в христианство и Тит был его сыном по вере (Тит. 1,4). В этом мире нет для проповедника и учителя большей радости, чем видеть, что человек, которого он учил, приносит пользу церкви. Тит вселял радость в сердце Павла, его отца по вере.

Павел называет Тита братом (2 Кор. 2,13), товарищем и сотрудником (2 Кор. 8,23). День, когда сын по вере становится братом по вере – великий день в жизни проповедника и учителя; когда бывший ученик способен занять его место в служении Церкви не как ученик, а как равный.

Павел говорит также, что Тит действовал в одном с ним духе (2 Кор. 12,18). Павел знал, что Тит относится ко многим проблемам так же, как он сам. Счастлив человек, у которого есть помощник, которому он может передать свое дело, уверенный в том, что оно будет выполнено так, как он сам хочет выполнить его.

Павел возлагает на Тита важную задачу: он посылает его на Крит, чтобы Тит во всем показывал образец добрых дел, был образцом для живущих там христиан (Тит. 2,1). Павел делает Титу большой комплимент, заявляя, что послал Тита на Крит не для того, чтобы говорить там, а чтобы показать, каким христианин должен быть. Нет более высокой ответственности, чем эта, и нет также большей похвалы.

В 2 Кор. 8,18 и 2 Кор.12,18 говорится о том, что вместе с Титом был послан еще один брат на Крит, который характеризуется в предшествующем отрывке как "брат известный во всех Церквах" и, которого отождествляют с евангелистом Лукой. Рассказывалось предположение, что Тит был братом Луки. Очень странно, но факт, что Тит никогда не упоминается в книге Деяния святых Апостолов, но мы знаем, что Деяния святых Апостолов написаны Лукой и часто от первого лица множественного числа со словами: "Нами было решено это", "Нами было сделано то", и было высказано предположение, что под этим Лука подразумевал и себя и Тита. Мы не можем сказать, оправдано такое предположение или нет, но определенное семейное сходство между Титом и Лукой несомненно существует, потому что они оба были людьми дела.

В западной церкви память Тита отмечается 4 января, а в восточной церкви – 25 августа.

ПРЕСВИТЕРЫ ВЕРЫ (Тит. 1,5-7а)

Мы уже детально изучили личные качества и особенности пресвитеров-старейшин, в том виде как они изложены апостолом Павлом в 1 Тим. 3,1-7. Поэтому нет необходимости вновь подробно рассматривать их. Павел имел обыкновение называть пресвитеров-старейшин сразу, как только основывал церковь (Деян. 14,23). Крит был островом многих городов "Крит ста городов", – назвал его Гомер. Павел принципиально считал, что основанные им маленькие церкви следует поощрять к тому, чтобы они как можно скорее становились на ноги.

В этом уже известном нам перечне особенностей и качеств пресвитеров Павел подчеркивает один пункт. Пресвитером должен быть человек, наставивший вере своих детей. Карфагенский консилиум так постановил позже: "Епископов, старейшин и диаконов не посвящать в сан, пока все члены их семей не станут членами католической церкви". Христианство начинается дома. Нельзя думать, что это говорит в пользу человека, если он так усердно занимается общественной работой, что у него уже не остается времени для своего дома. Никакое церковное служение не искупит вины человека, недосмотревшего за своей собственной семьей. И Павел употребляет здесь очень выразительное слово. Семья пресвитера не должна подавать повода для обвинения в распутстве. Павел употребил слово асотиа. Это же слово употреблено в Лук. 15,13, где речь идет о распутной жизни блудного сына.

Человек, которого характеризуют как асотос, неспособен экономить, беречь; он расточителен, сумасброд и щедро тратит свое состояние в свое удовольствие; он разрушает свое состояние, и в конце концов губит себя. Человека, характеризуемого как асотос, в старину называли в России вертопрах, мот, а нынче – никудышный человек. Аристотель, определявший добродетель как середину между двумя крайностями, заявляет, что одна крайность – скаредность, другая – асотиа, безрассудное и эгоистичное сумасбродство, а соответствующая добродетель – щедрость, широта. Дом пресвитера никогда не должен служить дурным примером безрассудных трат на личные удовольствия.

Но семья пресвитера, кроме того, не должна быть примером непокорности. Ничто не может заменить родительского надзора. Фалконер приводит такое высказывание о семье Томаса Мора: "Он руководит семьей такой же легкой рукой: никаких трагедий, никаких ссор. Если начинается спор, его быстро решают. Его дом дышит счастьем и в него входят лишь такие же хорошие люди". Подлинным полем наставления для пресвитеров в не меньшей мере чем церковь, является их дом.

Комментарий ко второй половине стиха 7 смотрите в следующем разделе.

КАКИМ ПРЕСВИТЕР НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ (Тит. 1,7б)

А вот от этих качеств пресвитер церкви должен быть свободен, и для каждого качества Павел употребил выразительное слово:

1) Он не должен быть дерзок. [У Баркли: упрямо своевольный]. В греческом это аутхадес, что буквально значит доставлять себе удовольствие. Человек, характеризуемый как аутхадес, настолько доволен собой, что ничто другое не доставляет ему удовольствия и он не думает о том, чтобы доставить удовольствие кому-либо. Р. С. Тренч сказал о таком человеке, что он "упрямо настаивает на своем мнении или отстаивает свои права, и в то же время совершенно игнорирует права, мнения и интересы других". Греческие авторы многое сказали по поводу этого человеческого недостатка аутходейа. Аристотель считал одной крайностью человека, угождающего каждому – арескос, а другой – человека, не радующего, не доставляющего удовольствия никому – аутхадес, а между ними человека, обладающего подлинным чувством собственного достоинства – семнос. Аристотель считал, что человек, характеризуемый как аутхадес, не будет ни с кем общаться или солидаризироваться. Евдем сказал о таком человеке, что аутхадес – это человек, "устраивающий свою жизнь, не считаясь с другими, высокомерный и презрительный". Еврипид сказал о таком человеке, что он "груб по отношению к своим согражданам из-за своей некультурности". Филодем говорил, что характер такого человека состоит из равных долей самонадеянности, надменности и презрительности. Самомнение и тщеславие заставляют его слишком высоко ценить себя, презрительность заставляет его думать слишком плохо о других, а надменность заставляла его поступать сообразно по отношению к себе и к остальным. Вне всякого сомнения, такой человек – аутхадес – неприятный тип. Он нетерпим, осуждает все, что не может понять и считает, что его только действия правильны. Такое качество "представляет крайнюю опасность, – как выразился Локи, – при руководстве свободными людьми". Люди, презирающие других и надменно нетерпимые, не могут занимать должности в Церкви.

2) Он не должен быть гневлив. В греческом это оргилос. В греческом есть два слова со значением гнев. Во-первых, это тумос, гнев вспыхивающий быстро и также быстро угасающий, как солома. Во-вторых, орге, существительное, родственное оргилос, которое значит закоренелый гнев. Это не внезапно вспыхивающий гнев, а постоянно подогреваемый человеком гнев. Взрыв гнева – крайне неприятная вещь, но такой закоренелый, умышленно подогреваемый гнев и того хуже. Человек, вскармливающий свой гнев по отношению к людям не годится в руководители церкви.

3) Он не должен быть пьяницей. В греческом это пароинос, которое значит склонный к злоупотреблению вином. Но постепенно значение этого слова расширялось и оно приобрело значение неистовое, возмутительное поведение. Так, например, иудеи употребляли это слово для характеристики поведения иудеев, вступивших в брак с мадианитянками; христиане употребляли его для обозначения тех, кто распял Иисуса Христа. Это слово характеризует человека, поступки которого даже в трезвом состоянии отличаются неистовостью пьяного.

4) Он не должен быть бийией (быстро начинать драться). В греческом это плектес и в буквальном смысле значит молотобоец, тот, кто бьет. Может показаться, что в раннехристианской церкви были епископы, силой наставлявшие заблудших овец своего стада, хотя и в Апостольских Канонах записано: "Приказываем, чтобы епископ, бьющий заблудшего верующего, был лишен должности". Пелагий говорит: "Он не может ударить кого-либо, кто является учеником Христа, Который, когда Его ударяли, не ударял в ответ". Греки сами расширили значение этого слова, и оно стало значить насилие не только действиями, но и словами. И это слово стало значить человека, запугивающего, стращающего своих собратьев, и вполне может быть, что так его и следовало бы перевести здесь. Человек, забывающий любовь и прибегающий к насильственным действиям или речам, не пригоден для официального служения в христианской церкви.

5) Он не должен быть корыстолюбив. В греческом это слово аисхрокердес и характеризует человека нещепетильного в средствах добывания денег, коль скоро он эти деньги добывает. Так случилось, что именно этими недостатком славились критяне. Полибий говорил: "Они так предаются добыванию денег позорными и стяжательными способами, что лишь среди критян любая прибыль не считается позорной". Плутарх говорил, что они липли к деньгам, как пчелы к меду. Их не заботило, чего стоят им их деньги, а христианин знает, что некоторые вещи стоят слишком дорого. Человек, у которого цель в жизни – накопление материальных ценностей, независимо от способов, непригоден для исполнения официальной должности в христианской церкви.

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРЕСВИТЕР (Тит. 1,8.9)

В предыдущем абзаце Павел указывал, какие качества должны отсутствовать у пресвитера, здесь же он указывает, какими качествами он должен обладать. Эти качества можно свести в три группы:

1) Качества, проявляемые пресвитером в отношениях с другими людьми. Он должен быть гостеприимным, страннолюбивым. В греческом это филоксенос, что значит любящий странников. В древнем мире всегда много людей шло куда-то и откуда-то. Гостиницы были очень дороги, грязны и славились развратом; и потому было важно, чтобы путешествующий и странствующий христианин мог найти в христианской общине открытые двери. И до сегодняшнего дня больше всего христианское братство в черном мире нужно страннику. Он должен любить добро; в греческом – филагатос, что может значить или любить хорошие вещи, или хороших людей. Аристотель употребляет это слово в значении бескорыстный, то есть любящий добрые дела. Нам нет смысла выбирать между этими тремя значениями: у Павла они присутствуют все. Руководитель церкви должен быть человеком, сердце которого отвечает на добро в любом человеке, в любом месте, в любом поступке.

2) Во-вторых, качества, которыми церковный руководитель должен обладать как личность, внутренние. Он должен быть целомудрен [у Баркли: благоразумный]. В греческом это софрон. Еврипид назвал это качество "самым прекрасным даром, который боги дали людям". Сократ назвал его краеугольным камнем добродетели. Ксенофинт сказал, что это дух, избегающий зла не только тогда, когда все видят его, но и тогда, когда его никто не видит. Тренч охарактеризовал его как "полный контроль над страстями и желаниями, не позволяющий им выходить за пределы, установленные и одобренные законом и здравым смыслом". Софрон – это определение человека, как выражались сами греки, "мысли которого экономят мысли". Руководитель церкви должен быть человеком, разумно контролирующим все свои инстинкты". Он должен быть справедлив, в греческом дикайос. Греки определяли справедливого человека как отдающему должное и людям и богам. Руководитель христианской церкви должен уважать человека и почитать Бога, то есть отдавать должное человеку и Богу.

Он должен быть благочестив, в греческом хосиос. Это трудно переводимое слово, потому что оно характеризует человека, почитающего фундаментальные нормы приличия в жизни, стоящие превыше всех созданных людьми законов.

Он должен быть воздержан, в греческом егкратес. Греческим словом характеризуют человека, достигшего полного умения владеть собой. Каждый человек, который служит другим, должен владеть собой.

3) И, наконец, качества, характеризующие руководителя церкви в его поведении и отношениях внутри церкви. Он должен быть силен наставлять в здравом учении членов церкви. На флоте существует правило, что ни один офицер не должен говорить ничего такого, что может обескуражить другого офицера во время выполнения его служебных обязанностей. Неправильно, если проповедь и наставления оказывают обескураживающее воздействие на людей. Подлинные христианские проповедники и учителя должны не вводить человека в отчаяние, а открывать ему надежду. Он должен обличать противящихся вере. В греческом это елегчейн, очень многозначительное слово. Оно значит упрекать человека так, чтобы он был вынужден признать ошибочность своего поведения. Тренч говорит, что это слово значит, укорять человека и так направлять его в объятия истины, чтобы он, если и не признает и не исповедует свой грех, то хотя бы осознал его. Древнегреческий оратор Демосфен говорил, что этим словом определяют ситуацию, в которой человек неопровержимо доказывает истинность сказанного им. Аристотель, в свою очередь, определил значение этого слова так: доказать, что все может быть только так, как мы сказали. Христианский упрек – это не просто гневные и осуждающие слова в адрес человека. Это значит, говорить так, чтобы он увидел ошибочность своего поведения и осознал истину.

ЛЖЕУЧИТЕЛИ КРИТА (Тит. 1,10.11)

Перед нами образ лжеучителя, затруднявшего работу на острове Крит. Хуже всего были, конечно, иудеи. Они стремились внушить обратившимся ко Христу две вещи: во-первых, что одной простой истории жизни Иисуса и Его распятия не достаточно, и для того, чтобы быть действительно мудрым, люди должны приобщиться к запутанным историям, длинным генеалогиям и утонченным аллегориям, разработанных раввинами. И, во-вторых, они пытались внушить, что недостаточно одного милосердия Божия и, чтобы быть действительно хорошими, люди должны соблюдать все нормы и правила о еде и омовении, которыми так изобиловала иудаистская религия. Эти лжеучители пытались убедить людей в том, что для спасения недостаточно верить в Христа и полагаться на милосердие Божие. Это были интеллектуалы, для которых истина Божия была слишком простой и хорошей, чтобы быть правдой. И перед нашими взорами – характерные черты этих лжеучителей. Они были непокорны, подобны вероломным солдатам, отказывающимся исполнять приказы. Они отказывались признавать вероучение или указания церкви. Церковь, правда, не пытается требовать от людей плоского однообразия веры, но есть некоторые вещи, которые отличают веру каждого христианина и, прежде всего, признание всеобъемлющей роли Христа. Дисциплина не упразднена даже в протестантской церкви.

Они были пустословами, в греческом это матаилогой, а прилагательным матайос, тщетный, пустой, бесполезный, характеризовалось языческое поклонение богам. Главная идея при этом сводилась к тому, что такое поклонение не имеет никакого отношения к добродетельной жизни. Философы – киники говорили, что знание, не способствующее росту добродетели, тщетно. Наставник, лишь создающий своим ученикам возможность для заумных и запутанных дискуссий, учит напрасно.

Они были обманщиками. Вместо того, чтобы вести людей к истине, они уводили их от нее. Их учение развращало целые дома. Здесь нужно отметить два пункта. Их учение в основе своей было развращающим. Истина, действительно, часто заставляет человека переосмыслить свои идеи и установки, и христианство также не избегает вопросов и сомнений, а рассматривает их беспристрастно и справедливо. Но также верно, что учение, ведущее лишь к вопросам и сомнениям, – плохое учение. В ходе истинного учения из беспорядочных мыслей должна кристаллизоваться новая и еще большая уверенность. Во-вторых, они развращали целые дома: другими словами, они плохо влияли на семейную жизнь. Любое учение, разрушающее семейные отношения – ложно, потому что в основе христианской церкви лежит христианская семья.

Они учили из корысти. Они больше заботились о том, что они могут получить от людей, которых они учили, нежели о том, что они могут вложить в них. Парри сказал, что профессионального учителя в действительности всегда одолевают такие желания. Учитель, видящий в своей работе лишь способ сделать карьеру и деньги, находится на опасном пути.

Этим людям должно заграждать уста. Это вовсе не значит, что их следует силой заставить замолчать, либо подвергнуть гонениям. Употребленное Павлом греческое слово епистомицеин действительно значит надевать намордник, заставлять молчать, но оно обычно употреблялось в значении убедить человека замолчать. Бороться с лжеучением можно только одним способом – предложить людям истинное учение, а наставление в христианской жизни – единственное воистину неопровержимое учение.

ДУРНАЯ СЛАВА (Тит. 1.12)

Ни один народ не пользовался когда-либо такой плохой славой, как критяне. В древнем мире говорили о трех злостнейших "к": критянах, каппадокийцах и сицилийцах.

Критяне пользовались дурной славой пьяниц, наглецов, ненадежных, лжецов, обжор. Их скупость вошла в поговорку "Критяне, – говорил Полибий, – вследствие врожденной их скупости, живут в состоянии непрекращающихся личных ссор, общественной вражды и гражданских раздоров... и едва ли можно еще где-нибудь найти более хитрых и лживых типов, чем критяне... Деньги они ценят так высоко, что иметь их считается не только необходимым, но и чрезвычайно похвальным; и, в сущности, жадность и скупость столь присущи критской почве, что это единственный народ в мире, у которого любая нажива морально оправдана". Полибий рассказывает об одном соглашении, заключенном предателем по имени Болис с вождем по имени Комбил, тоже критянином. Болис обратился к Комбилу "со всей тонкостью, присущей критянину. Они начали обсуждать это в чисто критском духе. Они никогда не считались с тем, что надо спасти человека, которому угрожает опасность, или со своим долгом чести по отношению к тем, кто доверился им в этом предприятии, но обсуждали исключительно вопрос собственной безопасности и своей собственной выгоды. Они оба были критяне и они быстро нашли общий язык". Критяне пользовались столь дурной славой, что греки образовали даже особый глагол кретицейн, со значением лежать и болтать, и поговорку кретицейн прос Крета со значением отвечать ложью на ложь, как в русском: клин клином выбивают. Павел действительно цитирует греческого поэта Эпименида. Он жил около 600 г. до Р. X. и считался одним из семи греческих мудрецов. Первую фразу: "Критяне всегда лжецы" прославил впоследствии тоже хорошо известный поэт Каллимах. На Крите был памятник, называвшийся надгробным памятником Зевса. Совершенно очевидно, что величайший из богов не может умереть и быть погребен в гробнице, и Каллимах приводит это как совершенный образец критской лжи. В своем Гимне Зевсу он пишет:

"Критяне всегда лжецы
Ведь они построили надгробный памятник, О, Царь!
И назвали его твоим; но ты не смертен;
Ты живешь вечно".

Критяне были известные лжецы, мошенники, обжоры и предатели, но вот что удивительно: зная все это и, испытав на своем опыте, Павел не говорит Тимофею: "Оставь их. Они безнадежны и все это прекрасно знают". Павел вместо этого говорит: "Это скверные люди, и это известно всем. Иди и обрати их". Лишь немногие отрывки демонстрируют так ярко оптимизм христианского благовестника, отказывающегося считать кого-либо безнадежным. Чем больше порок, тем больше требования. Христианин убежден, что нет такого греха, которого не может победить милосердие Христа.

ЧИСТОТА В СЕРДЦЕ (Тит. 1,13-16)

Величайшей особенностью иудейской религии были тысячи правил и норм. И это, и то и третье – все считалось нечистым; это, то и третье нельзя было есть. Когда иудаизм и гностицизм объединялись, даже тело начинали считать нечистым, а естественные потребности тела начинали считаться пороками. Вследствие этого постоянно составлялись длинные списки грехов. Считалось греховным трогать то или это, есть то или это, считалось даже греховным вступать в брак и рождать детей. Осквернялись многие совершенно естественные и даже благие элементы человеческой жизни.

Таким образом, ап. Павел изложил великий принцип: для чистого человека все чисто. Он высказал эту же мысль, даже еще более ясно в Рим. 14,20, где он заявил людям, постоянно рассуждавшим о чистой и нечистой пище: "Все чисто". Очень даже может быть, что это выражение не просто поговорка, а действительное высказывание Иисуса. Иисус так высказался по поводу бесчисленных иудейских норм и правил: "Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека" (Мар. 7,15).

Важное значение имеет сердце человеческое. Для человека с чистым сердцем все чисто. Человека же с нечистым сердцем делает нечистым все, о чем он думает, говорит, трогает. К такому же выводу приходили великие писатели классической древности. "Если сосуд нечист, – говорил Гораций, – чтобы вы в него ни влили – все становится горьким". Сенека сказал: "Точно так же, как больной желудок портит всякую пищу, так и затуманенный мозг обращает себе же в бремя и на гибель все, что он получает". Порочному человеку все не в добро, а на погибель. Все, чего он касается, делает он тоже порочным, и даже то, что было бы полезно другим, становится пагубным для него. "Человек с грязными мыслями осквернит все". Он может запятнать даже самое прекрасное. Человек с чистыми мыслями видит все чистым.

У таких людей, говорит Павел, осквернены и ум их и совесть. Человек выносит решения и приходит к заключениям опираясь на две способности. Умом он постигает вещи, совестью он прислушивается к гласу Божьему. Но если ум его настолько извращен, что он всюду видит только нечистое, и если сознание его затуманено и поражено постоянным чувством порока, он вообще не может прийти к какому-либо решению. Человек должен сохранять незапятнанной свою чистоту и свою непорочность. Как только он позволит нечистоте заразить свой ум, он начинает видеть все в тумане нечистого. Уже каждая мысль его становится нечистой, воображению его рисуются только картины похоти, он извращает все мотивы человеческих поступков, толкует двояко каждое высказывание. Чтобы избежать такой нечистоты, мы должны постоянно ходить и жить в очистительном присутствии Иисуса Христа.

БЕЗОБРАЗНАЯ И БЕСПОЛЕЗНАЯ ЖИЗНЬ (Тит. 1,13-16 (продолжение))

Человек, впавший в такое состояние нечистоты, может даже знать о существовании Бога, но вся жизнь такого человека будет непрерывным отрицанием этого знания. Павел выделил здесь три пункта в характере таких людей:

1) Они гнусны. Греческое бделуктос особо употреблялось для характеристики языческих образов и идолов. От этого слова происходит греческое бделугма, что значит отвращение. Гнусным является поведение человека с грязным образом мыслей, отпускающего двусмысленные шуточки и являющегося мастером клеветы.

2) Они непокорны. Такие люди не могут повиноваться воле Божией. Сознание их затемнено. Он стал сам таким, что едва ли слышит глас Божий, не то чтобы уже повиноваться ему. Такие люди оказывают лишь дурное влияние и, потому, неспособны быть орудием в руке Божией.

3) Другими словами, они не приносят никакой пользы Богу и своим собратьям и согражданам, они неспособны, как сказано в Библии, ни к какому доброму делу. В греческом оригинале употреблено очень интересное слово адокимос, переведенное как неспособны. Этим словом определяются фальшивые монеты, вес которых меньше настоящих. Этим словом характеризуется трусливый солдат, изменивший в решающий час битвы. Этим словом определяется отведенный кандидат на должность, человек, которого сограждане посчитали неспособным. Так же называют забракованный строителями камень. (Камень с дефектом маркировали большой буквой А, от адокимос и откладывали в сторону, как совершенно непригодный для строительства здания). В конечном счете, смысл жизни человека определяется приносимой им пользой, а человек, оказывающий только плохое влияние, непригоден ни Богу, ни своим согражданам и собратьям. Он не способствует делу Божьему, а вредит ему, а бесполезность обычно ведет к гибели.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →