Комментарии Баркли на послание к Евреям 4 глава

НЕ УПУСКАЙТЕ ВАШУ ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЙТИ В ПОКОЙ БОЖИЙ (Евр. 4,1-10)

В таком сложном отрывке, как этот, лучше сперва попытаться уловить общее направление мысли автора, прежде чем рассматривать отдельные аспекты. Автор Послания к Евреям в действительности употребляет слово покой – катапаусис, – в трех различных значениях.

1. В смысле спокойствие, безмятежность Бога. Это величайшее благо – приобщиться спокойствия Божьего, Его безмятежности.

2. В смысле Земля Обетованная, как и в Евр. 3,12. Для сынов Израиля, столь долго странствовавших в пустыне, земля обетованная действительно была покоем Божиим.

3. В смысле отдыха Божьего, которым почил Он в день седьмой от всех дел Своих. Такое употребление слова в двух или трех значениях, такая манера выжимать из слова каждую каплю заключенного в нем смысла, были типичными для научного, теоретического мышления в эпоху написания Послания к Евреям.

А теперь рассмотрим систему его аргументации. Для простоты рассмотрим его доводы по порядку.

1. Обетование покоя Божьего Его народу еще живо и пребывает с нами; опасность же заключается в том, что мы не сможем достичь его.

2. Сыны Израиля тогда не смогли войти в покой Его. В данном случае слово покой употреблено в значении поселения в земле обетованной после долгих лет странствования в пустыне. Автор имеет здесь в виду историю, изложенную в Числ. 13 и 14. В этих главах рассказывается о том, что сыны Израиля пришли к границам земли обетованной, что они послали соглядатаев высмотреть землю Ханаанскую. Десять из двенадцати вернулись и сообщили, что земля богата, но что захватить ее будет невозможно, и лишь Халев и Иисус Навин высказались за то, чтобы с милостью и силою Божьей пойти вперед и завоевать эту землю. Но народ Израилев послушался боязливых и посему всему этому поколению "неверующих" был закрыт вход в покой и мир земли обетованной. Они не поверили тому, что Бог проведет их через лежавшие перед ними трудности и потому они не достигли покоя, который они могли получить.

3. А теперь автор вкладывает в слово покой иной смысл. Эти люди действительно не достигли покоя, который они могли получить. Но, несмотря на то, что они не вошли в него, для народа Божьего еще остается субботство, то есть покой, отдых. В основе этого аргумента лежит одна из любимых теорий иудейских раввинов. В седьмой день, после завершения творения, Бог почил от всех дел Своих. В истории творения, Быт. 1 и 2, примечателен один факт. О первых шести днях творения везде сказано: "и был вечер, и было утро"; то есть, каждый день имел начало и конец. А относительно седьмого дня, в который Бог почил от дел Своих, вообще нет никакого упоминания о вечере. Исходя из этого, раввины утверждали, что, тогда как все другие дни кончались, День, когда Бог отдыхает, не имеет конца; Бог удалился почивать навечно. Поэтому, хотя сыны Израиля когда-то давно и не смогли войти в покой, он все же оставался.

4. И автор опять употребляет слово покой в значении земля обетованная. После сорока лет странствования в пустыне настал день, когда народ Израиля под руководством Иисуса Навина вошел в землю обетованную, земля обетованная была покой, и можно было утверждать, что обетование было исполнено.

5. Обетование все же не было исполнено, потому что в Пс. 94,7-11 царь Давид слышит голос Божий, обращенный к людям, что, если они не ожесточат сердец своих, то они смогут войти в Его покой. Другими словами, через сотни лет после того, как Иисус Навин ввел народ свой в покой земли обетованной, Бог все еще взывает к ним, приглашая их войти в Его покой. Этот покой есть нечто намного большее, чем просто вступление в землю обетованную.

6. И вот приходит последний призыв. Бог взывает к людям не ожесточать сердец их и войти в Его покой. Божье "ныне" все еще длится и обетование все еще действительно; но это "ныне" не будет длиться вечно: жизнь человеческая имеет конец; обетование может быть упущено. Поэтому, говорит автор Послания к Евреям: "Здесь же и теперь через веру войдем в самый покой Бога".

Интересно обратить внимание на возможные значения и толкования 4,1. В русском переводе Библии этот стих звучит так: "Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим", другими словами: "Берегись, чтобы своим непослушанием и безверием вы сами не закрыли себе путь к покою и миру, которые предлагает вам Бог".

Вполне может быть, что и это верный перевод. Другой возможный вариант греческого текста звучит так: "Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим".

Такой перевод звучит как предупреждение нам. Легко подумать, что великие дни веры ушли в прошлое. Рассказывают, что один ребенок, послушав некоторые из великих историй Ветхого Завета, задумчиво сказал: "Тогда Бог был намного интереснее". В Церкви существует тенденция оглядываться назад в убеждении, что сила Божья ослабла, и что золотые времена веры ушли в прошлое. Но автор Послания к Евреям трубит другой сигнал: "Никогда не думайте, что вы опоздали родиться; никогда не думайте, будто времена великих обетовании и больших свершений ушли в прошлое. Мы все еще живем в эпоху, которую Бог назвал "ныне". И вам уготовано такое же великое блаженство, которое вкушают святые, и вас еще ждут муки, которые выпали мученикам за веру. Бог ныне так же велик, как Он был всегда".

Этот отрывок заключает в себе две важные вечные истины.

1. Слово, каким бы важным оно ни было, не приносит никакой пользы, если оно не станет неотъемлемым достоянием человека, услышавшего его. Люди могут слышать по-разному. Одни слушают безразлично, другие – беспристрастно; одни – критически, другие – скептически; иные – цинически. Слушать же всегда нужно заинтересованно и добросовестно, веря услышанному и поступая соответствующим образом. Обетования Господни – это не просто прекрасные произведения искусства, это обетования, ради которых нужно пожертвовать свою жизнь и в соответствии с которыми нужно поступать.

2. В 4,1 автор Послания к Евреям умоляет людей опасаться, чтобы не оказаться среди опоздавших. Употребленное автором греческое слово фабеисфай в буквальном смысле значит опасаться, бояться. Страх христианина не тот страх, в котором человек бежит прочь от возложенной на него задачи; это также и не тот страх, который парализует человека и делает его бездеятельным; это страх, заставляющий его мобилизовать все силы, в стремлении достичь той единственной цели, ради которой стоит жить.

СТРАХ, ВНУШАЕМЫЙ СЛОВОМ (Евр. 4,11-13)

Смысл этого отрывка заключается в том, что Слово Божие, дошедшее до людей, не может быть игнорировано. Иудеи всегда особо относились к словам. Высказанное слово обретало самостоятельное бытие. Оно не было просто звукосочетанием, имеющем определенное значение; оно обладало силой и властью, оно жило и творило. Бог говорил Исаии, что слова Его всегда будут действенными; они всегда будут творить то, к чему Он их предназначил.

Мы сможем лучше понять все это, если вспомним то огромное значение, которое слово играло в истории человечества. Вожди и лидеры формулировали лозунги и воздаяния, с которыми потом люди отправлялись в крестовые походы и совершали преступления. Выдающиеся люди писали манифесты, которые приводили к созданию национальных государств или к их гибели. На протяжении тысячелетий устное слово, произнесенное великим вождем или мыслителем, вершило историю. Если это можно сказать о словах людей, то насколько вернее это по отношению к Слову Божьему!

Автор Послания к Евреям характеризует Слово Божие в нескольких важных фразах. Слово Божие живо. Некоторые типографские издания мертвы, как ихтиозавры; некоторые книги и слова не вызывают никакого живого интереса. Платон был одним из величайших мыслителей человечества, но маловероятно, чтобы какое-нибудь изучение наследия Платона, сходное с настоящим изучением Библии, нашло бы интерес у широкой публики. Великий факт заключается в том, что Слово Божие было и оставалось живым для всех людей всех времен. Многое безвозвратно кануло в небытие, некоторые проблемы вызывают чисто научный или исторический интерес, а слово Божие должен услышать каждый человек, чтобы выразить свое отношение к сделанному в нем обетованию – принять его или отказаться.

Слово Божие действенно. История ясно показывает, что везде, где люди серьезно относились к Слову Божию, происходило невероятное. Как только Библия была переведена на английский язык и Слово Божие дошло до простых людей, это неизбежно привело к грандиозным событиям эпохи Реформации. Когда люди серьезно относятся к Богу, они неизменно осознают, что Слово Божие не только нужно изучать, читать или обсуждать – его нужно воплотить в жизнь; по нему нужно жить.

Слово Божие острее всякого меча обоюдоострого. Автор Послания к Евреям не жалеет слов для утешения и иллюстрации своей мысли: Слово Божие проникает до разделения души и духа. Греческое слово псухе, душа, означает источник жизни. Все живое имеет псухе, это сама физическая жизнь. По-гречески дух, который свойствен лишь человеку, означает пнейма. Дух дает человеку способность думать, логически мыслить и устремлять взор свой за пределы земные к Богу. Автор Послания к Евреям как бы говорит, что Слово Божие испытывает как земное физическое бытие человека так и его духовную жизнь. Он говорит, что слово Божие судит сердечные помышления и намерения. Намерения (желания), в греческом – энфумесис, – эмоциональная сторона человека; помышления, в греческом энноиа, – умственная, интеллектуальная сторона его. Автор как бы говорит: "Бог должен испытывать как вашу эмоциональную, так и умственную жизнь".

И, наконец, автор Послания к Евреям делает свои выводы. "Нет твари, – говорит он, – сокровенной от Него", и "все обнажено и открыто пред очами Его". При этом автор употребляет два интересных слова: греческое гумнос, буквально "обнаженный", которым автор хочет сказать, что люди могут носить любые одежды и личины, но в присутствии Божием все они спадают, и мы должны предстать пред Ним в естественном виде. Второе слово – тетрахелисменос, – еще более ярко. Это не обычное слово и значение его точно не установлено. По-видимому, его употребляли в следующих трех значениях.

1. Как термин спортивной борьбы для обозначения приема: схватить противника за горло так, чтобы он не мог пошевелиться. Человек может долго избегать Бога и уходить от Него, но, в конце концов, Бог так схватит его, что он не сможет избежать встречи с Ним лицом к лицу. Ведь именно от Бога никто не может убежать.

2. В значении снимать шкуру с животных. Животное подвешивали и снимали с него шкуру. Люди могут судить нас по нашему поведению и по нашей внешности, а Бог читает в тайниках наших сердец.

3. Иногда под подбородком преступника, которого вели на суд или казнь, привязывали кинжал острием вверх, так, чтобы он не мог склонить головы и скрыть свое лицо и все видели его и его бесчестие. В таком случае говорили, что с человеком сделали тетрахелисменос. В конце нашего пути все мы должны посмотреть в глаза Богу. Мы можем отворачивать взгляд от людей, с глазами которых нам стыдно встретиться, но мы обязаны посмотреть в глаза Богу. В книге Кермита Эби "Бог в тебе" читаем: "Рано или поздно человек должен остановить свой бег от себя самого и от своего Бога – может быть, просто потому, что больше некуда бежать". И настает момент, когда каждый человек должен встретиться с тем Богом, от глаз Которого ничто не может быть скрыто.

ИДЕАЛЬНЫЙ ПЕРВОСВЯЩЕННИК (Евр. 4,14-16)

Здесь мы вплотную приближаемся к чрезвычайно важной концепции, получившей отражение именно в Послании к Евреям – об Иисусе, как идеальном Первосвященнике. На Него возложена задача донести глас Божий до людей и ввести людей в присутствие Бога. Первосвященник должен одновременно отлично знать человека и Бога. И автор этого послания утверждает, что именно Иисус обладал этими способностями.

1. Прежде всего, автор подчеркивает абсолютное величие и божественность Иисуса Христа. Он велик по Своему рождению, а не через почести, которые воздали Ему люди или придали Ему какие-нибудь внешние атрибуты; исключительно по Своему существу. Он прошел небеса; эта фраза может иметь два значения. В Новом Завете слово небеса имеет несколько различных значений: оно может означать небо или присутствие Бога. Таким образом, эта фраза может значить, что Иисус прошел все существующие небеса и находился в присутствии Самого Бога. Но она также может иметь значение, которое вкладывала в свои слова Кристиана Россетти, когда она писала: "Небеса не могут удержать Его". Иисус так велик, что даже небеса недостаточно велики для Него. Никто не подчеркивал так настойчиво абсолютное величие Иисуса, как автор Послания к Евреям.

2. Потом он обращает внимание на другую сторону. Никто никогда не настаивал на то, что Иисусу были свойственны все человеческие качества. Он прошел через все человеческие немощи и во всем похож на нас, за исключением того, что Он без всякого греха. Прежде чем подробнее рассмотреть этот аспект, нужно отметить следующее: так как Иисус был без греха, Он знает недоступные нам глубины и высоты искушения. Ему приходилось вести неизмеримо более жестокую борьбу с искушением, чем нам. Почему? А потому что мы уступаем искушению много раньше, чем искуситель успеет приложить все свои силы. Нам неизвестно жгучее искушение по тому, что мы поддаемся ему намного раньше, чем оно обретет такую силу. Иисус же подвергался испытаниям и искушениям, которые намного превосходили известных нам, потому что против Него искуситель пускал в ход всю меру Своей силы.

Проиллюстрируем это на примере боли. Тело и скелет человека могут выдержать определенную степень боли; при превышении этого порога, человек теряет сознание, поэтому ему просто неизвестны определенные формы интенсивной боли. Вот также и с искушением. Человек уступает искусителю, а Иисус выдержал те искушения, которые известны человеку, и еще гораздо большие, и все же не уступил, не поддался ему. Вне всякого сомнения, враг искушал Его во всем, в чем он искушает всех людей, но также верно, что он искушал Его много острее, чем нас.

3. Обретенный Иисусом жизненный опыт оказал на Него разностороннее действие.

а) Он обрел дар сострадания. Необходимо понять сказанное автором послания, но следует сразу отметить, что это связано с большими трудностями. Христианское понимание Бога, как о любящем Отце, давно уже вросло в каждую клетку нашего ума и сердца, а в то время это была новая идея. В иудаизме основная идея о Боге заключалась в том, что Он свят, то есть отличен. В представлении иудеев отсутствовала мысль о том, что Ему могут быть свойственны человеческие переживания и чувства, и что Он вообще может разделять их с людьми – уже только потому, что Он – Бог.

Еще хуже могли себе представить это греки. Стоики – вершина греческой мысли, – говорили, что главной особенностью Бога является апатеиа, а под этим они понимали полное отсутствие способности вообще что-нибудь чувствовать. Стоики утверждали, что если человек способен радоваться или печалиться, то другие люди могут оказывать на него влияние. А коль так, то этот другой человек может, по крайней мере, на какой-то момент, стать более значительным, более великим, чем первый. И потому никто не может быть и не должен быть способным в каком-либо смысле оказывать какое-либо влияние на Бога, ибо это сделало бы его более значительным, более великим, чем Сам Бог; и потому Бог должен стоять выше всяких чувств.

Представители другой греческой философской школы – эпикурейцы, – считали, что боги пребывают в совершенном счастье и блаженстве. А жили они, по их убеждению, в интермундии, пространстве между мирами, и к тому же вообще не знали о том, что миры существуют.

У иудеев Бог был отличным от всех; у стоиков были бесчувственные боги, у эпикурейцев – совершенно отрешенные боги. И вот в этот мир пришла христианская религия с ее невероятной идеей о Боге, Который сознательно и добровольно прошел через все человеческие чувства и переживания. Плутарх, один из наиболее верующих людей среди греков, считал кощунством вовлекать Бога в дела нашего мира. Христианство же изображало Бога не только вовлеченным в дела мира сего, но даже пережившим и прочувствовавшим все страдания этого мира. Нам даже трудно себе представить, какой переворот в отношениях человека с Богом принесло христианство в этот мир. На протяжении многих веков люди представляли себе Бога совершенно недосягаемым и недоступным, а теперь они вдруг увидели Того, Кто прошел через все то, что проходит каждый человек.

б) Это имело два последствия. Это придавало Богу милосердие. Совершенно очевидно почему – потому что Бог понимает. Многие люди прожили жизнь свою отшельниками, в уединении; они были защищены от соблазнов, искушавших тех, жизнь которых очень сложна. Многие люди легко справляются со своей натурой; другие наделены пылкими страстями, делающими жизнь опасным приключением. Люди, жившие отшельниками или обладающие холодной натурой, с трудом смогут понять, почему другой человек впал в искушение. Они чувствуют лишь отвращение ко всему и лишь осуждают то, чего не могут понять. Но Бог знает. "Знать все, значит, прощать все" – это верно прежде всего именно по отношению к Нему.

В одной книге Джон Форстер рассказывает о том, как он однажды, в тридцатых годах, пришел домой в деревню и увидел свою дочь, сидящей в слезах у радиоприемника. На его вопрос о причине ее слез, дочь ответила: "В последних известиях сообщили, что сегодня японские танки вошли в Кантон". Большинство людей, услышав это, в лучшем случае почувствуют сожаление. Государственный деятель мог усмотреть в таком известии плохое предзнаменование, но большинство людей отнеслись к нему равнодушно. Почему же плакала тогда дочь Джона Форстера? Потому что она родилась в Кантоне. Для нее Кантон был домом, там были ее няня, школа и друзья.

Вся разница заключалась в том, что она бывала там, в Кантоне. Если вы где-то побывали – все звучит для вас совсем иначе. И точно также Бог может сказать относительно всякого человеческого чувства и переживания: "Я был там". Когда мы должны поведать печальную и грустную историю, когда глаза наши полны слез, мы обращаемся не к Богу, Который неспособен понять происшедшее; мы обращаемся к Богу, Который побывал здесь.

в) Это дало Богу способность помогать. Он знает наши трудности, потому что Он прошел через них. Лучший совет и наилучшую помощь вам в дороге может дать человек, когда-то путешествовавший по этой дороге. Бог может помочь, потому что Он знает все. Иисус – идеальный Первосвященник, потому что Он совершен как Бог и как человек. Потому что Он знает нашу жизнь, Он может сочувствовать и сострадать нам и придать нам силы. Он принес людям Бога и Он может привести людей к Богу.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →