Комментарии Баркли на послание к Евреям 7 глава

СВЯЩЕННИК ПО ЧИНУ МЕЛХИСЕДЕКА (Евр. 7)

Мы переходим к отрывку, который для автора Послания к Евреям имеет чрезвычайно важное значение и представляет такие трудности для понимания, что нам нужно выбрать для его рассмотрения совершенно особые методы. Глава 6 заканчивается фразой о том, что Иисус сделался Первосвященником навек по чину Мелхиседека. Мысль о священничестве Мелхиседека играет характерную роль в Послании к Евреям. Образ мышления, аргументации и манера обращения со Священным Писанием кажутся нам странными, но все же мы должны попытаться понять их. Поэтому лучше всего будет собрать все вместе, что автор Послания к Евреям говорит по поводу священничества по чину Мелхиседека и прочитать это целиком, прежде чем разбить его на отрывки и исследовать их детально. Таким образом мы попытаемся понять, какова цель автора, прежде чем начать изучение главы в деталях.

Итак, сведем отрывки, в которых изложена эта мысль.

Сперва Евр. 5,1-10.

Кроме того, этой идее целиком посвящена Евр. 7. Поэтому, прочтем ее всю, помня, что Евр. 6 заканчивается словами о том, что Иисус сделался Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

Этими словами автор Послания к Евреям характеризует Иисуса как Первосвященника по чину Мелхиседека. Что он хочет сказать, употребляя этот титул?

Прежде всего, нужно понять общую позицию, из которой он исходит. Он исходит из того, что религия является доступом в присутствие Божье. Чтобы обеспечить этот доступ к Богу, были две возможности. Во-первых, через закон. Пока человек соблюдает заповеди закона, он находится в дружеских отношениях с Богом и дверь к Нему для него открыта. Но люди не могут соблюдать закон, и потому наступает конец к дружбе с Богом и доступу к Нему. Для устранения возникающего между людьми и Богом отчуждения существовала вторая возможность священства и вся система жертвоприношений. Понтифекс – латинское обозначение священника, означает строитель мостов, священник должен был строить мост между человеком и Богом с помощью жертвоприношений. Если человек нарушал закон, его дружбе с Богом приходил конец и ему был закрыт доступ к Богу. Принесение соответствующей жертвы искупало нарушение закона, восстанавливало дружеские отношения и устраняло преграды к Богу.

Так было в теории. Практика же показала, что священство и система жертвоприношений не были в состоянии этого сделать. Отчуждение между человеком и Богом, возникавшее как следствие совершенного греха, не могло быть устранено. Вся проблема заключалась в том, что никакие усилия священства и никакие жертвы не могли восстановить разрушенные отношения между человеком и Богом. Поэтому автор послания и утверждает, что возникла необходимость в новом, другом священстве, и в новой эффективной системе жертвоприношения. Автор видит в Иисусе Христе Того Единственного Первосвященника, Который может открыть людям доступ к Богу, и он называет священство Иисуса священством по чину Мелхиседека.

Эту идею он взял из двух отрывков Ветхого Завета. Во-первых, Пс. 109,4, где сказано:

"Клялся Господь, и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека".

А во-вторых, Быт. 14,17-20, где впервые изложена история Мелхиседека:

"Когда он возвращался после поражения Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь Содомский вышел ему на встречу в долину Шаве, что ныне долина царская.
И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино. Он был священник Бога Всевышнего.
И благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли;
И благословен Бог Всевышний, который предал врагов твоих в руки твои. Аврам дал ему десятую часть из всего".

Автор Послания к Евреям делает здесь то же, что любой искусный иудейский раввин, и пользуется теми же методами истолкования.

1. Для ученого-иудея любой отрывок Священного Писания имел четыре значения, каждое из которых имело свое название, а) Песхат – буквальное и практическое значение, б) Ремац – предполагаемое значение, в) Деруш – значение, выведенное после длительных и тщательных исследований, г) Сод – аллегорическое, скрытое значение. Для иудея важнее всего было аллегорическое, внутреннее значение Сод. Его не столько интересовал действительный, сколько аллегорический, мистический смысл отрывка, который мог быть выведен из него, хотя он даже ничего общего не имел с буквальным смыслом. Было вполне допустимо, и в действительности широко практиковалось, брать предмет исследования из контекста и находить в нем значения, которые нам бы показались фантастическими и совершенно неоправданными. И этот метод применяет здесь автор Послания к Евреям.

2. Далее необходимо отметить, что иудейские толкователи считали себя совершенно вправе говорить не только о том, что сказано в Писании, но и о том, о чем оно умалчивает. Доказательство могло быть основано на том, что говорит Писание, и на том, о чем оно ничего не говорит. В сущности, автор Послания к Евреям в настоящем отрывке основывает свое утверждение, по крайней мере, ровно столько же на том, что сказано в Писании о Мелхиседеке, сколько и на том, чего о нем не сказано.

А теперь посмотрим, чем отличается священстве по чину Мелхиседека от обычного священства по чину Аарона.

1. У Мелхиседека не было родословной; он был без отца и без матери (Евр. 7,3). Это утверждение автор выводит из очевидного умолчания Священного Писания, о родословной Мелхиседека (Евр. 7,3). Это было необычным по двум причинам, а) Потому что это противоречит общему принципу, проводимому в книге Бытия. В ней родословные являются характерной особенностью: мы постоянно встречаем длинные списки предков людей. Мелхиседек же появляется вдруг, ниоткуда, б) Еще важнее то, что это противоречит нормам, регулировавшим левитское священство, которое основывалось на наследственном праве. По иудейскому закону человек вообще не мог стать священником, если у него не было письменного свидетельства, удостоверяющего его происхождение от Аарона. При этом характер и способности человека не играли никакой роли, существенной была родословная. После возвращения иудеев в Иерусалим из Вавилонского плена некоторые семьи не могли предоставить письменных родословных и, поэтому, навечно были лишены священства (Ездр. 2,61-63; Неем. 7,63-65). И, напротив, если человек имел родословную, восходящую к Аарону и если только у него не было определенных физических недостатков, он становился священником. Родословная в буквальном смысле определяла все.

Таким образом, первое различие между двумя священствами заключается в следующем: левитское священство основывалось на происхождении от Аарона; священство по чину Мелхиседека определялось исключительно личными качествами.

2. В Евр. 7,1-3 собраны все другие сведения о Мелхиседеке. Имя Мелхиседек в буквальном переводе значит царь справедливости, или, в русской Библии царь правды. Салим значит мир (покой), то есть, Мелхиседек – также царь мира. Как мы видели, у него не было родословной. И вновь автор Послания к Евреям обращается к тому, о чем Писание умалчивает. В Писании ничего не сказано о том, когда началось или закончилось священство Мелхиседека. В нем также не сказано ничего о том, когда он родился или умер. Следовательно, (делает вывод автор) у него не было ни начала, ни конца дней, а его священство длится вечно.

Отсюда мы выводим пять важных особенностей священства Мелхиседека, а) Это священство справедливости, б) Это священство мира, в) Это царское священство, потому что Мелхиседек царь, г) Оно дано по личным качествам, а не по наследству. д) Оно вечно, потому что Мелхиседек не рождался и не умирал, и его священство не имело ни начала, ни конца.

3. Если допустить, что все так и есть, то, как оно доказывает превосходство священства Мелхиседека над священством левитским? Автор Послания к Евреям использует для этого два момента из истории Мелхиседека, приведенной в книге Бытия.

Во-первых, там сказано, что Авраам дал Мелхиседеку десятину от всего. Бывало, священники требовали уплаты десятины. Но бросается в глаза принципиальное различие: священники облагали десятиной своих собратьев-иудеев, и это в соответствии с законом. А Мелхиседек взял десятину с Авраама, не состоявшего с ним в родстве, и бывшего, к тому же, родоначальником народа Израиля. Далее, Мелхиседек взял с Авраама десятину, опираясь не на нормы закона, а на неоспоримое личное право. Совершенно очевидно, что это ставило его много выше обычного священника.

Во-вторых, там сказано, что Мелхиседек благословил Авраама. Благословение всегда дает вышестоящий. Следовательно, Мелхиседек стоял выше Авраама, хотя Авраам был основателем иудейского народа и ему одному были даны обетования Божий. Таким образом, Мелхиседек занимал самое высокое положение.

А. Б. Брюс так подытоживает моменты, по которым Мелхиседек превосходил обычного левитского священника.

а) Он взял десятину с Авраама и, поэтому, стоял выше его. Авраам был одним из патриархов, а патриарх стоит выше своих потомков. Посему Мелхиседек стоит выше потомков Авраама. Все обычные левитские священники – потомки Авраамовы. Следовательно, Мелхиседек стоит выше их.

б) Мелхиседек стоит выше сынов Левин, потому что последние взимали десятину, основываясь на нормах закона, а Мелхиседек взимал ее, основываясь на своем личном праве, которое ему не могло быть дано человеком.

в) Левиты получали десятину как смертные; Мелхиседек же получал ее как живущий вечно (Евр. 7,8).

г) Следовательно, можно было бы сказать, что Левий, которому иудеи платили десятину, сам уплатил десятину Мелхиседеку. Левий приходился внуком Аврааму и поэтому находился в чреслах его в момент, когда Авраам платил десятину.

4. В Евр. 7,11 след. показано, в чем же заключается превосходство нового священства.

а) Уже сам факт того, что новое священство было предметом обетования (Евр. 7,11), показывает, что прежнее было несовершенным. Если бы прежнее священство выполнило возложенную на него задачу – привести людей в присутствие Бога, то не возникла бы потребность в новом. Далее, введение нового священства представляло собой переворот. Согласно закону, все священники должны были быть из колена Левия; Иисус же происходил из колена Иудина. Это показывает, что прежняя система была упразднена и заменена новой. На смену закону пришло нечто более великое.

б) Новое священство установлено навечно (Евр. 7,15-19). В соответствии со старой системой не было постоянства, потому что священники были смертны; теперь же пришел священник, который будет жить вечно.

в) Новое священство основано на клятве Божьей. В Пс. 109,4 сказано: "Клялся Господь и не раскается: "Ты священник вовек по чину Мелхиседека". Совершенно очевидно, что Бог не клянется легкомысленно. Он никогда не говорил ничего подобного об обычном священстве. Это было чем-то совершенно новым.

г) Новому священнику нет нужды приносить ежедневно жертвы за себя (Евр. 7,27). Обычно священник сперва должен был приносить жертвы за свои собственные грехи, прежде чем он мог принести жертвы за других. Иисус Христос новый Первосвященник, однако, был безгрешен и Ему не нужно было приносить жертвы за Себя.

д) Новому священнику не нужно было ежедневно приносить жертвы и за других (Евр. 7,27). Он принес одну совершенную жертву, которую не нужно больше повторять, потому что она навечно открыла людям доступ к Богу.

Теперь вкратце подытожим, о чем думал автор Послания к Евреям, когда писал об Иисусе как о Первосвященнике по чину Мелхиседека. Для ясности приведем лишь великие и выдающиеся идеи, не вдаваясь в связанные с ними детали.

1. Иисус Христос – Первосвященник, священство Которого основано не на родословной, а на Нем Своем.

2. Иисус Христос – Первосвященник, живущий вечно.

3. Иисус Христос – Первосвященник, безгрешный, Которому не нужно приносить жертвы за Свои грехи.

4. Иисус Христос – Первосвященник, Который, пожертвовав Собой, принес совершенную жертву, раз и навсегда открывшую всем людям путь к Богу. Больше жертв приносить не надо.

Рассмотрев общие мысли автора Послания к Евреям об Иисусе, Первосвященнике по чину Мелхиседека, мы рассмотрим этот отрывок в деталях и изучим его по частям.

ИСТИННЫЙ ЦАРЬ И ИСТИННЫЙ СВЯЩЕННИК (Евр. 7,1-3)

Как мы видели, автор Послания к Евреям основывает свои мысли на двух текстах Священного Писания: Пс. 109,4 и Быт. 14,18-20. По старой истории, изложенной в книге Бытия, Мелхиседек является странной и почти сверхъестественной фигурой. Он появляется вдруг, ниоткуда: ничего не сказано о его жизни, рождении, смерти, происхождении. Он просто появляется. Он дает Аврааму хлеб и вино, что звучит для нас, читающих эти строки в свете известных нам фактов, как таинство. Он благословляет Авраама. А потом он исчезает с исторической сцены столь же необъяснимо и внезапно, как и появляется. Неудивительно, что в этой таинственной истории автор Послания к Евреям видит символ Христа.

Мелхиседек был, по своему имени, царем справедливости (в русской Библии: царь правды), а по имени своей страны – царем мира. Последовательность и взаимосвязь этих определений примечательны и одновременно обязательны. Справедливость всегда должна предшествовать миру. Без справедливости не может быть мира вообще. Как говорит апостол Павел в Рим. 5,1: "Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом", а также в Рим. 14,17: "Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость". Порядок, последовательность всегда те же – сперва справедливость, а потом – мир.

Можно с уверенностью сказать, что жизнь есть поиски мира, но что люди упорно ищут его не там, где нужно.

1. Люди ищут мира в бегстве. Но все дело в том, что после побега всегда нужно возвращаться назад. Доктор Джонсон утверждал, что у человека должно быть хобби, увлечение; по его мнению, человек должен иметь как можно больше возможностей мысленно уйти от действительности. Но и в этом случае ему необходимо возвращаться. Само по себе бегство не представляет чего-то зазорного – иногда оно даже необходимо для сохранения физического и духовного здоровья, – но оно лишь облегчает положение и никогда не излечивает.

2. Другие ищут покоя и мира, отказываясь смотреть в глаза жизненным проблемам, уклоняясь от них; они отодвигают их на задний план и пытаются затемнить вообще. К этому еще надо помнить следующее: во-первых, никто никогда не смог разрешить какую-либо проблему, отказываясь смотреть ей в глаза. Сколько бы мы ни уклонялись от них, они остаются с нами. А проблемы как болезни, чем дольше их не заметишь, тем сложнее они становятся. Вполне может наступить время, когда болезнь уже невозможно больше излечить, а проблему – разрешить. Во-вторых, психологи установили, что определенная часть нашего мозга думает непрерывно. Даже если мы сознательно избегаем думать об определенных неприятных проблемах, наше подсознание не оставляет нас в покое. Эта проблема подобна осколку снаряда в теле и также может разрушить жизнь человека. И, поэтому, избегая проблем, человек не только не достигает мира и покоя, но напротив, разрушает их.

3. Иные же идут путем компромиссов. Этим путем можно достичь какого-то мира и покоя. Им люди чаще всего и идут. Мы можем добиваться мира, поступая какими-то принципами или заключая соглашение, не удовлетворяющее обе стороны. Кермит Эби говорит, что человек довольно долго может идти путем компромиссов, но настанет время, когда он должен занять решительную позицию, если хочет спокойно спать. Идти путем компромиссов, значит оставлять проблемы неразрешенными. Путь компромиссов неизбежно приводит к напряженным и неудобным положениям, даже если они и остаются более или менее скрытыми. Напряжения же вызывают мучительные и разрушительные процессы. Компромиссы в действительности чреваты опасностями для мира и покоя.

4. Но есть еще путь справедливости, или, другими словами, путь воли Божьей. Человек не сможет успокоиться, пока не скажет: "Да будет воля Твоя". Но как только он скажет это, душа его наполнится миром и покоем. Так было и с Иисусом. Он пришел в Гефсиманский сад с таким напряжением в душе, что "был пот Его как капли крови, падающие на землю". Он принял в Гефсимании волю Божью и вышел оттуда в мире и покое. Встать на путь праведности, принять волю Божью – значит вырвать корни разлада и найти путь к прочному и длительному миру.

Автор Послания к Евреям приводит много доказательств того, что у Мелхиседека не было родословной. Этим он хочет подчеркнуть отличие нового священства Иисуса Христа от священства по чину Аарона. Иудей не мог стать священником, если у него не было подтверждения своего прямого происхождения от Аарона. Если же он мог подтвердить это происхождение, ничто не мешало ему стать священником. Когда священник хотел жениться, его будущая невеста должна была обладать родословной минимумом на четыре поколения предков, если она была дочерью священника, и на пять поколений, если она не была дочерью священника. Странно и неправдоподобно, что все иудейское священство базировало на родословных. Личные качества человека при этом почти не играли роли. Иисус Христос, однако, был истинным священником не по Своей родословной, а по тому Кем Он был.

Некоторые слова автора Послания к Евреям поразительны. Он утверждает, что Иисус был без родословной (агенеалогетос). Насколько нам известно, до того это слово не употреблялось не одним греческим писателем. Может быть, в своем страстном желании подчеркнуть тот факт, что сила и власть Иисуса зависели не от Его родословной, он стал изобретателем этого слова. Очень похоже на то, что для обозначения нового феномена было употреблено новое слово. Автор говорит, что Мелхиседек был без отца (апатор) и без матери (аметор). Эти два греческих слова тоже представляют большой интерес. В обыденном греческом языке они имеют несколько значений. Обычно они обозначают беспризорников и бездомных детей, людей низкого происхождения, и употребляются для презрительной сегрегации людей, у которых нет предков. Более того, апатор в то время употреблялось как юридический термин в правовых документах, особенно в свидетельствах о рождении, со значением "отец неизвестен", то есть, незаконнорожденный. Так, например, существует папирус, в котором говорится: "Хоиремон, апатор, отец неизвестен, мать которого Тезея". Остается только поражаться тому, что автор Послания к Евреям употребил эти слова, для того, чтобы подчеркнуть свою мысль. Автор не пренебрегал никаким сильным словом в своем стремлении доказать, что сила и власть Иисуса были в Нем Самом и не были даны Ему человеком.

ВЕЛИЧИЕ МЕЛХИСЕДЕКА (Евр. 7,4-10)

А теперь автор Послания к Евреям стремится доказать превосходство священства Мелхиседека над обычным, левитским священством. Он продолжает говорить о десятине, потому что Авраам дал Мелхиседеку десятую часть добычи, полученной им после победы. Положение закона о десятине изложено в Числ. 18,20.21, где Аарону сказано, что левиты не получат удела своего в земле обетованной, но что они будут получать за свою службу в скинии десятину из всего, что у Израиля. "И сказал Господь Аарону: в земле их не будешь иметь удела, и части не будет тебе между ними. Я часть твоя и удел твой среди сынов Израилевых. А сынам Левия, вот, Я дал в удел десятину из всего, что у Израиля, за службу их, за то, что они отправляют службы в скинии собрания".

Таким образом, проводя ряд параллелей и противопоставлений, автор Послания к Евреям доказывает превосходство Мелхиседека над священниками-левитами. Он отмечает при этом пять пунктов.

1. Левиты получают десятину от людей, и это право принадлежит только им. Мелхиседек получает десятину от Авраама, хотя и не принадлежал к колену Левия. Можно утверждать, что хотя это и ставит Мелхиседека на один уровень со священниками-левитами, но еще не доказывает его превосходства над ними. Поэтому автор прибавляет еще четыре пункта.

2. Левиты получают десятину от своих собратьев-иудеев. Мелхиседек же не был иудеем, а чужаком; десятину же он получил не от рядового иудея, а от самого Авраама, родоначальника всего народа.

3. Левиты получали десятину согласно заповедям и положениям закона. Мелхиседек же получил десятину, благодаря своим личным качествам. Он сам настолько велик, что ему не нужны ни заповедь, ни закон, чтобы получать ее.

4. Левиты получали десятину, будучи смертными; Мелхиседек же живет вечно.

5. И, наконец, автор приводит странный довод, за который он сперва извиняется: Левий был прямым потомком Авраама и лишь он получил право получать десятину. Так как он был прямым наследником Авраама, он уже тогда был в чреслах Авраамовых. Следовательно, в момент, когда Авраам платил Мелхиседеку десятину, ее платил и Левий, бывший в чреслах его. Вот последний довод, подтверждающий превосходство Мелхиседека над Левием. Этот, несомненно, странный довод казался достаточно убедительным тем, кому он был адресован.

Но, как это ни странно, в этом доводе заключается и великая истина, а именно то, что делает человек, оказывает влияние на его потомков. Если он совершает грех, он может передать своим потомкам либо склонность к этому греху, либо связанный с ним физический недостаток. Если же он взлелеет в себе прекрасную душу, он оставит прекрасное наследство потомкам. На Левия, по мнению автора Послания к Евреям, оказало влияние то, что делал Авраам. И здесь, среди джунглей раввинской аргументации, вскрыта важная истина – ни один человек не живет сам по себе, а передает частичку себя идущим за ним.

НОВЫЙ СВЯЩЕННИК И НОВЫЙ ПУТЬ (Евр. 7,11-19)

Читая этот отрывок, следует помнить краеугольную идею о религии, из которой автор исходить при всех размышлениях. Для него религия является доступом к Богу; она дает людям возможность приблизиться к Нему как друзья. Религия есть отсутствие всяких преград между нами и Им. Прежняя иудейская религия была направлена на установление этой дружбы двумя путями. Во-первых, через соблюдение закона. Если человек соблюдает закон, он будет другом Господа. Во-вторых, стало ясно, что такое соблюдение выше сил человеческих и потому создана система жертвоприношений. Если человек нарушал закон, то приношение надлежащей жертвы должно было исправить это нарушение. Если автор Послания к Евреям говорит, что закон народа сопряжен с левитским священством, он имеет в виду, что закон был бы совершенно невозможен без левитских жертвоприношений, совершаемых во искупление нарушений этого закона. В сущности же, левитская система жертвоприношений оказалась неспособной восстановить утерянную дружбу между Богом и человеком. Поэтому стало необходимым новое священство, священство по чину Мелхиседека.

Автор послания утверждает, что это новое священство отличается от прежнего тем, что оно не зависит от чисто человеческих – в греческом оригинале плотских – норм, заповедей, а от неуничтожимой, непреходящей жизненной силы. Он имеет в виду следующее: каждое отдельное правило, регулировавшее старое священство, затрагивало исключительно физическое тело священника. Чтобы стать священником, нужно было быть лишь прямым потомком Аарона. Но даже в этом случае, в законе были зафиксированы сто сорок два физических недостатка – некоторые из них приведены в Лев. 21,16-23, – из-за которых левит мог быть признан непригодным (недостойным). Процедура рукоположения в сан описана в Лев. 8:

1. Его купали в воде, чтобы он был обрядово чистым.

2. Его одевали в четыре священнические одежды: хитон, нижнее платье от чресл до колен; ефод – узкая длинная рубашка с длинным рукавами, целиком (без швов) вытканная из лучшей шерсти или хлопка; пояс, который обматывался вокруг груди, и тюрбан.

3. Его помазывали маслом (елеем).

4. Край его правого уха, большие пальцы правой руки и правой ногой окропляли кровью определенных принесенных в жертву животных.

Все элементы этой церемонии затрагивают непосредственно тело священника. После посвящений в сан он должен был соблюдать много омовений водой, помазаний маслом. Он должен был особым образом обрезать волосы. С начала и до конца иудейское священство было связано с физическими процедурами, затрагивавшим исключительно тело, плоть. Характер и способности самого человека не играли при этом никакой роли. Новое же священство было связано с жизнью, которая неразрушима. Священство Христа зависело не от физических процедур, а от Его личности. Это означало решающий переворот: священника теперь делали не внешне направленные обряды и ритуалы, а его личная ценность.

Кроме того, произошло еще одно важное изменение, имевшее фундаментальное значение. В законе ясно сказано, что священники должны быть из колена Левия; они должны быть потомками Аарона; а Иисус происходил из колена Иудина. И потому сам факт, что Он был великим Первосвященником, означал, что закон отменен, упразднен навсегда. При этом автор употребляет слово атетесис (отмена), которое употребляется для обозначения аннулирования соглашения, отказа от обещания, вычеркивания имени человека из списка, отмены закона или постановления. Священство Иисуса упразднило все регламенты обрядового закона.

И, наконец, Иисус может сделать то, чего не могло сделать прежнее священство: дать человеку доступ к Богу. Как Он это делает? Что закрывает человеку доступ к Богу? Во-первых – страх. Если человек страшится Бога, он не может чувствовать себя удобно в Его присутствии. Иисус пришел показать людям беспредельную, нежную любовь Бога, имя Которого Отец, и освободить их от этого ужасного страха. Теперь мы знаем, что Бог хочет, чтобы мы пришли домой не для того, чтобы нас наказать, а чтобы взять в Свои радушные объятия. Во-вторых – грех. Иисус принес на кресте совершенную жертву, искупающую грех. Страх исчез, грех побежден. Теперь путь к Богу открыт всем людям.

ВЕЛИКОЕ СВЯЩЕНСТВО (Евр. 7,20-25)

Автор Послания к Евреям приводит еще два доказательство того, что священство по чину Мелхиседека превосходит священство левитов.

Во-первых, он подчеркивает, что установление священства по чину Мелхиседека было подкреплено клятвой Божьей, тогда как сыны Левия становились священниками без такой клятвы. При этом автор ссылается на Пс. 109,4: "клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека". Сама мысль о том, что Бог клялся, поражает. Это уже в древности отметил Филон Александрийский. Он указал на то, что необходимость клятвы может быть обусловлена отказом человека поверить на слово. Клятва же должна гарантировать истинность слова. Богу это не нужно, потому что невозможно, чтобы кто-то не поверил Ему на слово. Следовательно, если уж Бог когда-либо подтверждал и заверял Свое слово клятвой, то это должно было быть заявлением чрезвычайной важности. Таким образом, прежнее священство может носить преходящей характер, священство же Иисуса Христа непреходящее, потому что Бог дал клятву и никогда не раскается.

Именно потому, что священство Его было заверено клятвою Божьей, Иисус сделался поручителем лучшего завета. Вспомним, что задачей священника является открытие пути и доступа к Богу. И здесь мы снова встречаем слово завет. Скоро нам придется остановиться на нем подробнее; здесь же достаточно сказать, что завет – это соглашение между двумя человеками о том, что при выполнении одним из них определенных взятых на себя обязательств, другой должен поступить определенным образом.

Был древний завет, положенный Богом между Собой и Израилем, который говорил что, если народ Израиля будет верно соблюдать закон Божий, ему всегда будет открыт доступ к Его дружбе. В Исх. 24,1-8 мы видим, как народ Израиля принял этот завет. Моисей взял книгу закона и прочитал его народу, и народ отвечал ему такими словами: "все, что сказал Господь, сделаем, и будем послушны" (Исх. 24,7). Старое соглашение было основано на соблюдение закона. Это соглашение поддерживалось лишь при условии, что священники приносили жертвы за каждое его нарушение.

Иисус сделался поручителем лучшего завета, новых отношений между человеком и Богом. Вся разница состоит в том, что старый завет был основан на законе, справедливости и повиновении; новый завет основан на любви и совершенной жертве Иисуса Христа. Прежний завет был основан на человеческих свершениях; новый завет основан на любви Божьей.

Что же имеет в виду автор Послания к Евреям, говоря, что Иисус сделался поручителем (эггуос) нового завета? Эггуос – это тот, кто поручается за безопасность, гарантирует что-либо. Этим словом обозначают человека, ручающегося за другого в том, что тот не превысит свой кредит в банке, что деньги будут уплачены. Этим словом обозначают человека, ручающегося за другого сидящего в тюрьме, что этот человек явится на суд. Эггуос – это тот, кто гарантирует, что соглашение или обязательство будут выполнены.

Таким образом, автор Послания к Евреям имеет в виду следующее. Можно сказать: "Откуда вы знаете, что старый завет потерял силу? Откуда вы знаете, что доступ к Богу отныне зависит не от свершений и послушания людей, а лишь от радушной любви Господа?" На это есть только один ответ: "Иисус Христос ручается, что это так. Он поручился за любовь Божью. Он поручился за то, что любовь Божья не оставит людей, если они поверят Ему на слово".

Другими словами, мы должны верить что, когда мы смотрим на Иисуса во всей Его любви, мы видим каков Бог.

И автор Послания к Евреям приводит второе доказательство превосходства священства Иисуса. Священники умирали и на их место приходили новые; священство же Иисуса – непреходяще. В этом отрывке важны специфические и скрытные значения слов, употребляемых автором, которые почти все непереводимы.

Он говорит, что священство Иисуса непреходяще (апарабатос). Это слово – правовой термин со значением окончательный, абсолютный. Судья выносит решение о том, что его приговор окончательный, обжалованию не подлежит. Оно также имеет значение недвижимый. Им определяют вещь, которая принадлежит одному человеку и никогда не может быть передана другому. Гален, писатель-медик, употребляет это слово для обозначения абсолютного научного закона, который никогда не теряет своей силы; принципов, по которым построена вселенная и которые управляют ее движением и развитием. Следовательно, автор Послания к Евреям говорит, что священство Иисуса есть нечто присущее Ему, что не может быть у Него отнято, чем никто другой никогда не может владеть, что является таким же вечным и непреходящим, как и законы, по которым движется и развивается вселенная. Иисус есть и всегда будет единственным путем к Богу. Но автор Послания к Евреям употребляет здесь по отношению к Иисусу еще одно удивительное слово, когда он говорит, что Он пребывает вечно (параменеин).

Этот глагол имеет две специфические особенности. Во-первых, он означает оставаться в должности, на службе. Никто никогда не сможет отнять у Иисуса Его служение. В вечности он останется Тем, Кто вел людей к Богу. Во-вторых, оно означает оставаться слугою. Так, греческий учитель Церкви Григорий Назианзин предусмотрел в своем завещании, чтобы его дочери оставались (параменеин) с их матерью, до самой ее смерти. Они должны были оставаться с нею, оказывать ей помощь и быть ее опорой. В одном папирусе сказано, что девочка должна остаться (параменеин) в лавке и отработать в течение трех лет долг, который она не может уплатить. Существует еще один папирус-договор, согласно которому мальчик, обязавшийся стать учеником, должен остаться (параменеин) еще столько дней у хозяина, сколько он прогулял. Когда автор Послания к Евреям говорит, что Иисус пребывает вечно, он как бы вкладывает в эту фразу удивительную мысль, что Иисус вечно служит людям. Как и в Своей земной жизни, Иисус для того пребывает в вечности, чтобы служить человечеству. Вот почему Он и является абсолютным Спасителем. На земле Он служил людям и отдал жизнь Свою за них; на небесах Он также пребывает для того, чтобы заступаться и ходатайствовать за них. Он – Первосвященник непреходящий, Который навечно открывает дверь к дружбе Божьей и навечно пребывает великим служителем человечества.

ПЕРВОСВЯЩЕННИК, КОТОРЫЙ НАМ НУЖЕН (Евр. 7,26-28)

Мысли автора Послания к Евреям все еще обращены к Иисусу-Первосвященнику. Представляя Его нам, он употребляет здесь целый ряд важных слов и фраз.

1. Он называет Иисуса святым (хосиос). Такое же определение Иисуса находим в Деян. 2,27 и 13,35; им же Он охарактеризован в Отк. 15,4 и 16,5; также характеризуется епископ в Тит. 1,8; им же характеризуются руки, которые человек должен простирать к Богу в молитве в 1 Тим. 2,8. Это слово выражает особую мысль. Оно всегда означает человека, честно исполняющего свой долг по отношению к Богу. Оно характеризует человека не столько в его отношениях к людям, сколько в отношениях к Богу. Хосиос обладает величайшей из всех добродетелей – непорочностью в глазах Бога.

2. Он – непричастен злу (акакос). Зло в греческом – какиа; а акакос – это человек, очистившийся от греха и зла, в котором осталось лишь хорошее. Это слово характеризует влияние и воздействие человека на его собратья. Вальтер Скотт утверждал, что он, как писатель, никогда не развращал мораль людей и не колебал их веры. Человек акакос настолько очистился и так чист, что само его присутствие действует как дезинфицирующее, антисептическое средство; а в его сердце – лишь любящая Божия доброта.

3. Он – непорочен. Греческое слово амиантос характеризует человека, совершенно свободного от всех недостатков и пороков, мешающих приблизиться к Богу. Животное, имеющее пороки, не может быть принесено в жертву Богу; развращенный или порочный человек не может приблизиться к Богу; человек амиантос достоин войти в присутствие Господа.

4. Иисус отделен (отличается) от грешников. Эта фраза не значит, что Иисус в действительности не был человеком. Он отличался (был отделен) от грешников в том смысле, что Он прошел через все человеческие искушения, преодолел их и вышел из них безгрешным. Он отличается от других людей не тем, что Он не был таким же человеком, как они, но Он был в вышей степени зрелым и хорошим человеком.

5. Иисус был превознесен выше небес. При этом автор думает о Вознесении Христа. В предыдущей фразе автор подчеркивает Его человеческую зрелость и совершенство: Тот, Кто был человеком среди людей, был вознесен и посажен одесную Бога.

А теперь автор Послания к Евреям переходит к другому аспекту – священство Иисуса намного превосходит левитское священство. Первосвященник, прежде чем принести жертву за грехи других должен сперва принести жертву за свои грехи, потому что он тоже грешник.

Особенно занимает автора мысль о Дне Очищения. Это был великий день, когда все люди очищались от грехов своих; день, когда первосвященник выполнял высшую функцию, возложенную на него. Обычно лишь в этот единственный день в году он сам приносил жертвы. В другие дни это делали священники более низкого ранга, но в День Очищения первосвященник сам совершал богослужение. Обряд этот заключался в том, что первосвященник приносил жертву за свои собственные грехи. Он омывал руки и ноги, снимал свои пышные одежды и одевал незапятнанное белое льняное одеяние. Ему приводили тельца, которого он покупал за свои деньги, возлагал руки на голову тельца, что символизировало передачу своих грехов тельцу, и делал такое признание: "О Господи Боже мой, я совершил беззаконие, я преступил закон, я согрешил, я и дом мой. О Господи, умоляю Тебя, покрой грехи и проступки, которые я совершил, преступив закон и согрешив пред Тобою, я и дом мой".

Величайшее жертвоприношение левитов начиналось жертвоприношением за грехи первосвященника. Иисусу же никогда не нужно было приносить эту жертву, потому что Он безгрешен. Левитский первосвященник был грешником, приносившим за грешных людей в жертву животных; Иисус же был безгрешным Сыном Божиим, принесшим за всех людей Самого Себя в жертву. Закон назначал левитского первосвященника; Иисус же получил Свое назначение через клятву Божью; и именно потому, что Он был безгрешным Сыном Божиим, Он был лучше всяких первосвященников подготовлен к Своему служению.

А теперь автор Послания к Евреям обращается к одному из своих излюбленных приемов. Он делает знак, показывающий, в каком направлении он намерен продолжать далее. Он говорит, что Иисус принес в жертву Самого Себя. Для совершения жертвоприношений нужны двое: священник и жертва. Автор Послания к Евреям доказал, что Иисус был не только совершенным Первосвященником, но также и совершенной жертвой. Только один Он мог открыть путь к Богу, потому что Он был совершенным Первосвященником и Он принес единственную совершенную жертву – Самого Себя.

Нам многое трудно понять из этого довода. Автор думает и говорит на языке давно забытых обычаев и обрядов, но в сказанном им заключена одна непреходящая истина. Человек ищет доступ к Богу. Грехи его воздвигли преграду между ним и Богом, и он не находит себе покоя, пока не обретет его в Господе. Лишь Иисус – тот Священник, Который может принести жертву, способную людям вновь открыть дорогу, ведущую к Богу.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →