Комментарии Баркли на Откровение Иоанна 10 глава

НЕВЫРАЗИМОЕ ОТКРОВЕНИЕ (Отк. 10,1-4)

Отрывок 10,1-11,14 представляет собой промежуточный эпизод между звуками шестой и седьмой трубы. Шестая труба уже вострубила, седьмая вострубит в 11,15, а в промежутке между ними происходят ужасные вещи.

Сильный ангел описан в этом отрывке так, что сразу видно, что он пришел прямо от присутствия Божия и Воскресшего Христа. Он облечен облаком, а облака являются колесницами Божиими, ибо Бог делает облака Своей колесницей (Пс. 103,3). У Него на голове радуги, а радуга – часть славы престола Божия (Иез. 1,28). Радуга – это свет от лица ангела, сияющий сквозь облако. Лицо ангела подобно солнцу, а таким именно образом описано лицо Иисуса на горе Преображения (Мат. 17,2). Голос его подобен львиному рыканию, а львиному рыканию часто уподобляется голос Бога: "И возгремит Господь с Сиона, и даст глас Свой из Иерусалима" (Иоил. 3,16; Ос. 11,10; Ам. 3,8). Совершенно очевидно, что этот ангел пришел из непосредственного присутствия Бога; иные богословы полагают, что это Сам Христос в Своей славе.

Ангел поставил свою правую ногу на море, а левую на землю. Это показывает его размеры и его силу, потому что море и земля символизируют всю вселенную. Кроме того, это показывает, что сила и власть Божия столь же тверды на море, как и на суше. В руке у ангела маленький свиток, развернутый и раскрытый. Это значит, что он дает Иоанну короткое откровение о совершенно коротком отрезке времени. Когда говорил ангел, прогремели семь громов – это вероятнее всего указание на семь гласов Божиих в Пс. 28.

Совершенно естественно, что пророк, видя открытый свиток и слыша голос ангела, готовится записать все это, но получает указание не делать этого. Другими словами, он получает откровение, которое не может открыть людям немедленно. Эта же самая идея заключена в словах Павла, когда он говорит о том, что был вознесен до третьего неба и "слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать" (2 Кор. 12,4). Не надо даже пытаться рассуждать о том, в чем же заключалось таинственное откровение. Мы просто знаем, что Иоанн пережил нечто такое, что он не мог сообщить людям. Бог иногда поведает человеку больше, чем этот человек может сказать или его поколение может понять.

БОЖЕСТВЕННОЕ ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ (Отк. 10,5-7)

А теперь ангел делает заявление и подкрепляет его клятвою. Иногда считалось, что заявление сводится к тому, что "времени уже не будет". Это значит, что время, каким его знаем мы, вот-вот кончится, и наступит вечность. Но более вероятно, что значение сводится к тому, что осталось мало времени, что нельзя откладывать дальше, что сразу на сцену выступит антихрист во всем своем разрушительном ужасе. Пробил час, когда "откроется человек греха, сын погибели" (2 Фес. 2,3). Каким бы ни было значение этой фразы, весть несомненно заключается в том, что антихрист вторгнется на землю; все готово для последней битвы.

Когда это случится совершится тайна Божья. Значение этих слов таково, что тогда именно откроются все цели Божий в человеческой истории. Очень многое в жизни весьма трудно понять; нам кажется, что порок утверждает свою власть. Но, как это видел Иоанн, все устремлено к раскрытию собственных планов и намерений. Бог и антихрист, добро и зло, окажутся пред лицом друг друга, тогда и одержана будет последняя завершающая победа; на прежние вопросы дарованы будут соответствующие ответы, и зло будет осуждено.

Несмотря на всю странность предлагаемого образа, вполне очевидна та истина, что история движется к неизбежному триумфу Бога, и если ныне зло еще преуспевает, тем не менее победа в конце концов окажется не за ним.

РАДОСТЬ И ПЕЧАЛЬ ВЕСТНИКА БОЖИЯ (Отк. 10,8-11)

Прежде чем приступить к подробному анализу этого отрывка отметим, что автору два раза говорится взять книжку (свиток). Когда он просит ангела отдать ее ему, он слышит в ответ, что должен сам взять ее. Смысл заключается в том, что откровение Божье не навязывается человеку насильно; он должен сам взять его.

Картина восходит к переживаниям пророка Иезекииля, которому повелено было съесть свиток и напитать чрево свое (Иез. 3,1.3). Идея в обеих картинах одна: вестник Божий должен воспринять весть Божью в свою жизнь и усвоить ее.

Идея сладости свитка повторяется в Писании несколько раз. Для псалмопевца суды Господни слаще меда и капель сота (Пс. 18,11). "Как сладки гортани моей слова Твои! Лучше меда устам моим" (Пс. 118,103). Вполне возможно, что за этими словами стоит приятный иудейский обычай воспитания детей. Когда иудейский мальчик учил алфавит, его писали на грифельной доске смесью муки и меда. Мальчику объясняли, что это за буквы и как они звучат.

После первого объяснения учитель спрашивал, указывая на букву: "Что это такое и как она звучит?" Если мальчик отвечал правильно, он в качестве вознаграждения мог слизнуть букву с доски! Когда пророки и псалмопевец говорили, что слово и суды Божий слаще меда, они, вполне возможно, думали об этом.

К этому Иоанн добавляет еще одну идею. Для него свиток был сладок и одновременно горек. Имеет же он в виду вот что: весть Божья может быть для вестника одновременно и сладка и горька. Она сладка, потому что эта великая честь, быть удостоенным и избранным в вестники Божий, но сама весть может быть предсказанием гибели и, потому, горькой задачей. Так что Иоанн воспринимал это как невероятную привилегию, быть допущенным к небесным секретам, но ему в то же время было горько предсказывать время ужасов, даже если потом за этим в конце будет победа.

АНТИХРИСТ

В отрывках, к которым мы теперь переходим, неоднократно встречается фигура антихриста. Эта фигура оказывала странное очарование на умы людей и о нем было много рассуждений и теорий. Поэтому будет лучше собрать сперва все об антихристе и попытаться составить из этого цельную картину.

Можно сразу сказать, что антихрист в общем символизирует во вселенной враждебную Богу силу. Точно так же, как Христос – Святой и Помазанный Царь Божий, так и антихрист – нечестивый и князь зла. Точно так же, как Христос является воплощением Бога и добродетели, так и антихрист является воплощением дьявола и зла.

Идея некоей враждебной Богу силы не была чем-то новым. У антихриста были предшественники задолго до эпохи Нового Завета и, если мы взглянем сперва на некоторых из них, это может помочь нам, потому что они оставили свой отпечаток на новозаветном образе.

1. Вера в борьбу между Богом-Творцом и драконом хаоса получила отражение и в Ветхом Завете и объясняет появление в нем нескольких неясных мест. Пророк Исаия говорит о дне, когда Господь поразит левиафана, змея прямо бегущего и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское (Ис. 27,1). В иудейском мировоззрении этот древний дракон хаоса получил название Раав. Пророк Исаия говорит: "Не ты ли (мышца Господня) сразила Раава, поразила крокодила?" (Ис. 51,9). Перечисляя победы Бога, псалмопевец говорит: "Упомяну знающим меня о Рааве" (Пс. 86,4). "Ты низложил Раава, как пораженного" (Пс. 88,11). Это один из предшественников идеи антихриста и вот почему идея великого дракона возникает в Отк. 12,9.

2. Существовала идея Велиала, или, как его иногда называют, Велиара. Имя Велиара часто употребляется в Ветхом Завете как синоним зла. Злого и порочного мужчину или женщину называют сыном или дочерью Велиала [в русской Библии: негодным, негодной]. Негодные сыновья Илия – сыновья Велиала (1 Цар. 2,12). Когда Анна долго молилась тихо в храме о том, чтобы Бог дал ей ребенка, Илия счел ее пьяной, но Анна ответила, что она не дочь Велиала [в русской Библии: "не считай ... негодною женщиною"] (1 Цар. 1,16). Злой Навал назван сыном Велиала [в русской Библии: человек злой] (1 Цар. 25,17). Злословя Давида, Симей называет его сыном Велиала [в русской Библии: убийца и беззаконник] (2 Цар. 16,7). Лжесвидетели, которых Иезавель выставила против Навуфея, были сыны Велиала [в русской Библии: негодные] (3 Цар. 21,10.13). Точное значение слова неизвестно. Исследователи считают, что оно означает князь воздуха, негодность или погибель. В эпоху между Заветами на Велиала стали смотреть как на главного из бесов. В Новом Завете это имя встречается всего один раз. "Какое согласие между Христом и Велиаром?" (2 Кор. 6,15). Здесь оно употреблено как антипод Христа. Вполне возможно, что эта идея, хотя бы частично, восходит к зороастризму – религии персов, с которой иудеи тоже сталкивались. В зороастризме мир представлялся как поле битвы между Ормуздом, богом света, и Ахриманом, богом тьмы. И здесь заложена идея существования в мире силы, враждебной Богу.

3. В некотором смысле этот антихрист есть сатана, дьявол. Иногда сатану отождествляют с Люцифером, сыном зари, ангелом, который на небесах восстал против Бога и был сброшен в ад. "Как упал ты с неба, денница, сын зари!" (Ис. 14,12). Несложно найти примеры, когда сатана – само имя его значит противник, – действует так, чтобы разрушить цели и предназначения Божий, потому что это присуще ему по самой его природе. Один из примеров, когда сатана побудил Давида исчислить, в прямое нарушение заповеди Божьей, народ (1 Пар. 21,1). Но хотя сатана и является противником Бога, он остается ангелом, тогда как антихрист – реальная фигура на земле, в которой воплотилась сама суть зла.

4. В некотором смысле именно развитие идеи Мессии привело к развитию идеи антихриста. Мессия, Помазанник Божий, должен обязательно встретить сопротивление, а это сопротивление должно воплотиться в одну высшую фигуру зла. Надо помнить, что Мессия и Христос – это одно и то же, и значат Помазанник соответственно в древнееврейском и в древнегреческом. Где Христос, там неизбежно будет и антихрист, ибо до тех пор, пока существует грех, будет и сопротивление Богу.

5. В Ветхом Завете есть не одна картина битвы с объединенными силами противников Бога, так, например, битва с Гогом и Магогом (Иез. 38) и уничтожение всех народов, воевавших против Иерусалима (Зах. 14).

Но для иудеев более поздней эпохи зло обрело свое высшее проявление в одном ужасном эпизоде их истории. Это запечатлено у пророка Даниила в образе небольшого рога, который чрезвычайно разросся, даже до воинства небесного, приостановил ежедневные жертвоприношения Богу и поругал место святыни Его (Дан. 8,9.12). Этот небольшой рог символизирует сирийского царя Антиоха Епифана, который решил ввести в Палестине греческий образ жизни, греческий язык и греческое богослужение, потому что считал себя миссионером греческой культуры. Иудеи воспротивились этому, и тогда Антиох Епифан вторгся в Палестину и захватил Иерусалим. Говорили, что до 80 000 иудеев были либо убиты, либо проданы в рабство. Обрезать по иудейскому обряду ребенка или иметь в доме копию Пятикнижия Моисеева считалось преступлением и каралось смертью. В истории редко или даже вообще не было другой столь продуманной попытки уничтожить религию целого народа. Антиох Епифан осквернил храм. Он устроил во Святом Святых алтарь Зевса и приносил на нем в жертву свиное мясо. Помещения же храма он превратил в публичные дома. В конце концов, храбрость и отвага Маккавеев освободила храм и победила Антиоха, но в глазах иудеев Антиох был воплощением всякого зла.

Отсюда видно, что фигура антихриста начала вырисовываться уже в Ветхом Завете; в нем уже заложена идея воплощения зла.

А теперь посмотрим, какое отражение получила идея антихриста в Новом Завете.

1. В синоптических Евангелиях едва упоминается идея антихриста. Единственное действительное упоминание находится в последних главах. Там Иисус говорит: "Тогда, если кто скажет вам: "вот здесь Христос", или "там", – не верьте; ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных" (Мат. 24,23.24; Мар. 13,6.22; Лук. 21,8). В четвертом Евангелии Иисус говорит: "Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня, а если иной придет во имя свое, его примете" (Иоан. 5,43). Здесь идея антихриста скорее сводится к лжеучению, уводящему людей от истинной верности Иисусу Христу; идея, которая вновь возникает в Новом Завете.

2. Одна из главных картин антихриста представлена в человеке греха во второй главе Второго послания к Фессалоникийцам. Павел напоминает фессалоникийцам о том, чему он уже учил их изустно и что составляет существенную часть его учения: "Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это?" (2 Фес. 2,5). Здесь сперва речь идет вообще об отпадении, потом о пришествии человека греха, превозносящего себя выше Бога и претендующего на поклонения, подобающее только Богу, который будет творить ложные знамения и чудеса, которые обманут многих. В момент, когда Павел пишет, тайна беззакония уже в действии, и это удерживает окончательное разоблачение зла (2 Фес. 2,7). По всей вероятности, Павел имеет в виду римскую империю, которая в его представлении удерживала мир от распада и перехода в хаос последних дней. Антихрист сведен к одному лицу, которое является сосредоточием всего зла. Это имеет нечто общее с идеей Велиала из Ветхого Завета и с борьбой света и тьмы у персов.

3. Идея антихриста появляется в посланиях Иоанна. Только там это слово и появляется. "Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из того, что последнее время" (1 Иоан. 2,18). "Это – антихрист, отвергающий Отца и Сына" (1 Иоан. 2,22). "А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста" (1 Иоан. 4,3; ср. 2 Иоан. 7). Антихриста отличает прежде всего то, что он отрицает реальность воплощения.

Здесь антихрист прежде всего связывается с ересью. Антихрист – это дух лжи, отвращающий людей от истины и вводящий их в заблуждение, которые есть погибель христианской веры.

4. Самая полная картина антихриста дана в Откровении и притом даже в нескольких формах.

а) В 11,7 есть картина зверя из бездны, который должен убить двух свидетельствующих в Иерусалиме и который будет господствовать сорок два месяца. Это картина антихриста, как бы приходящего из ада, у которого будет ужасная и разрушительная, но недолгая власть. Эта картина имеет какую-то, пусть и отдаленную, связь с картиной небольшого рога у пророка Даниила. Именно оттуда идет этот срок в сорок два месяца, потому что столько времени длилась власть Антиоха Епифана и осквернение храма.

б) В главе 12 есть картина красного дракона, который преследует жену, облеченную в солнце; жену, которая должна была родить сына. В конечном счете, этот дракон был побежден и сброшен с неба. Дракон, совершенно очевидно, отождествлен со змеей, называвшейся дьяволом и сатаной (12,9). Это как-то перекликается с мифом о драконе хаоса, враге Бога.

в) В главе 13 есть картина зверя с семью головами и десятью рогами, выходящего из моря, и другого зверя, с двумя рогами, выходящего из земли. Здесь Иоанн, вне всякого сомнения, имеет в виду ужас и дикость культа кесаря и в данном случае антихрист – это великий зачинатель гонений на христианскую Церковь. Это идея жестокой, преследующей власти, направленной на окончательное уничтожение Христа и Его Церкви.

г) В 17,3 есть картина багряного зверя с семью головами и десятью рогами, на котором сидит жена по имени Вавилон. Далее говорится, что семь голов – это семь гор, на которых сидит жена. В Откровении Вавилон символизирует Рим, а Рим построен на семи холмах. Совершенно очевидно, что этот образ является символом Рима, а антихрист – гонение на Церковь, которое устроил Рим.

Здесь чрезвычайно важно отметить произошедшую перемену. Как мы видели, в глазах Павла, когда он писал Второе послание к Фессалоникийцам, Рим был единственной силой, сдерживавшей появление антихриста. В Рим. 13,1-7 Павел пишет о государстве и власти, данным от Бога, и призывает всех христиан быть лояльными гражданами. В 1 Пет. 2,13-17 Петр повелевает христианам быть покорными всякому человеческому начальству, Бога бояться и чтить Царя. В Откровении же перед нами совершенно иной мир; времена переменились, гонения разразились во всем своем ужасе и Рим стал в глазах Иоанна антихристом.

5. Отметим еще один элемент в картине антихриста. К древней иудейской идее о враждебной Богу силе, и к христианской идее о воплощении зла, прибавлена еще одна идея из греко-римского мира. Самым ужасным из всех ранних римских императоров был Нерон, которого считали самым ужасным чудовищем зла и беззакония не только христиане, но и сами римляне. Нерон покончил жизнь самоубийством в 68 г. и все вздохнули с облегчением. Но почти тотчас же разнесся слух, что он не умер и ждет в парфянском царстве того момента, чтобы наброситься с ордами парфян и принести разрушение и ужас. Эта идея носит название Неро редививус, воскресший Нерон. Этот миф был широко распространен в античном мире в течение более двадцати лет после смерти Нерона. Для христиан император Нерон был воплощением всего зла; это он возложил на христиан вину за большой пожар Рима; это он начал гонения на христиан; это он изобрел самые ужасные пытки и мучения. Многие христиане верили в миф о воскресшем Нероне и часто – как в определенных частях Откровения, – этот миф о воскресшем Нероне отождествляли с антихристом, и потому христиане представляли себе приход антихриста как возвращение Нерона.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →