Комментарии Баркли на Откровение Иоанна 12 глава

ЖЕНА И ЗВЕРЬ (Отк. 12)

ЖЕНА И МЛАДЕНЕЦ (Отк. 12,1-2)

У Иоанна было изумительное видение, подобное живой картине на небе; ее детали он собрал из различных источников. Жена облачена в солнце, под ногами у нее луна, а на голове – венец из двенадцати звезд. Псалмопевец говорит, что Бог одевается светом, как ризою (Пс. 103,2). В Книге Песни Песней Соломоновых любимая названа прекрасной, как луна, светлой, как солнце (Песн. П. 6,10). Иоанна как бы собрал все знаки Божественности и красоты, которые мог найти, и соединил их в одно.

Жена мучилась в родах – она должна была родить младенца, Который вне всякого сомнения, и есть Мессия, ср. 12,5, где сказано, что Ему предназначено стать пастырем всех народов и пасти их жезлом железным. Это цитата из Пс. 2,9 и это была общепринятая характеристика Мессии. Женщина, следовательно, мать Мессии.

1. Если женщина – "мать" Мессии, то совершенно естественно было бы ожидать, что это Мария, но это фигура столь сверхчеловеческая, что ее едва ли можно отождествить с каким-либо одним человеческим существом.

2. Гонение, которому подвергается жена со стороны дракона, заставляет предположить, что ее надо отождествить с христианской Церковью. Против этого, однако, есть возражение – христианскую Церковь едва ли можно назвать матерью Мессии.

3. В Ветхом Завете невестой Бога часто называется избранный Богом народ, идеальный Израиль, общество народа Божия. "Твой Творец есть супруг твой" (Ис. 54,5). Пророк Иеремия жалуется на то, что Израиль блудодействовал в своей неверности Богу (Иер. 3,6-10). Пророк Осия слышит, как Бог говорит: "Обручу тебя Мне навек" (Ос. 2,19.20).

В самом Откровении слышим мы о брачном пире Агнца и о невесте Агнца (Отк. 19,7; 2,9). "Я обручил вас", – пишет Павел коринфской церкви, – единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою" (2 Кор. 11,2). И это может послужить нам отправным пунктом. В Своей человеческой родословной Иисус Христос происходил из избранного Богом народа. Жена символизирует идеальную общность избранного Богом народа. И из этой общности вышел Христос, и именно эта человеческая общность претерпела ужасные муки и страдания от рук враждебного мира. Мы вполне можем назвать эту общность Церковью, если будем помнить, что Церковь – это общность народа Божия в любую эпоху.

Из этой картины мы узнаем три важные вещи об общности народа Божия. Во-первых, из нее произошел Христос, и из нее Христос выходит и сейчас для тех, кто никогда не знал Его. Во-вторых, существуют силы зла, бесовские и человеческие, направленные на разрушение общности народа Божия. В-третьих, как бы сильно они против нее не выступали и какие бы жестокие страдания ей не пришлось выносить, общность людей Божиих находится под его защитой и, потому, никогда не может быть окончательно разрушена.

НЕНАВИСТЬ ДРАКОНА (Отк. 12,3-4)

Здесь перед нами картина большого красного дракона. В нашем анализе предшественников антихриста мы видели, что на востоке люди представляли себе творение как борьбу дракона хаоса с Богом – Творцом порядка. Этот дракон появляется в Ветхом Завете в различных формах.

Он появляется, как Раав. "Не ты ли сразила Раава, поразила крокодила?" (у Баркли: дракон) (Ис. 51,9). Он появляется, как левиафан. "Ты сокрушил головы змиев в воде. Ты сокрушил голову левиафана" (Пс. 73,13.14). В День Господень Бог поразит Своим большим и тяжелым мечом левиафана (Ис. 27,1). Он появляется в драматическом образе бегемота в Иов. 40,15-24. Дракон – заклятый враг Бога, – типичная и страшная картина в мировоззрении древнего востока. Связью дракона с морем объясняется водяная река, которую пускает дракон, чтобы увлечь женщину (12,15).

У дракона семь голов и десять рогов. Это символ его могучей силы. У него семь царских диадем (корон), что символизирует его абсолютную власть над этим миром, в противоположность Царствию Божьему. Картина дракона, сметающего хвостом своим третью часть звезд с неба, имеют своим источником картину небольшого рога, сбрасывающего на землю звезды (часть воинства небесного) и попирающего их в Дан. 10,8. Картина дракона, ждущего перед женщиной, чтобы пожрать младенца, восходит к Книге пророка Иеремии, где говорится о Навуходоносоре, что он "поглощал меня, как дракон" (Иер. 51,34).

Английский богослов Суит видит в этой картине символ вечной истины – положение человека. В человеческом положении, как показывает христианская история, стоят две фигуры: человек падший и постоянно подвергающийся нападению сил зла, но всегда стремящийся к высшей жизни; и силы зла, постоянно улавливающие момент, чтобы сорвать чаяния человека, его стремление вверх. Эта борьба достигла своей кульминации на Распятии.

ВОСХИЩЕНИЕ МЛАДЕНЦА (Отк. 12,5)

Младенцу, которого родила жена, надлежало железным жезлом править всеми народами. Как мы уже видели, эта цитата из Пс. 2,9, указывает на то, что он – Мессия.

Родившийся младенец был спасен от дракона – вознесен, восхищен на небо, даже до престола Божия. Слово, переведенное здесь как было восхищено употреблено также в 2 Фес. 4,17, где говорится о том, что христиане восхищены будут на облаках в сретенье (на встречу) Господу на воздухе (ср. 2 Кор. 12,2, где Павел говорит о том, что сам он восхищен был до третьего неба).

Этот отрывок в некотором смысле ставит нас в замешательство. Как мы уже видели, речь идет об Иисусе Христе, как Мессии, а в том виде, как это излагает Иоанн, после рождения приходит вознесение; восхищение, собственно, должно соответствовать Вознесению. Как сказано в Деянии святых Апостолов: "Он поднялся" (Деян. 1,96). Странным образом опущена вся земная жизнь Иисуса. Это объясняется двумя обстоятельствами.

Во-первых, тем, что в данный момент Иоанна волнует лишь тот факт, что Иисус Христос был освобожден от постоянно нападавших на Него враждебных сил прямым вмешательством Бога. И во-вторых, тем, что в Откровении Иоанна интересует не Иисус-человек, а вознесшийся Иисус, Который может спасти Свой народ во время опасности.

БЕГСТВО В ПУСТЫНЮ (Отк. 12,6)

Здесь говорится о том, что женщина спаслась бегством от нападений дракона. С помощью Божьей она спасается в месте, где ее питали и где ей было приготовлено место.

При этом Иоанн, вне всякого сомнения, думал о нескольких картинах. Есть такие истории ухода Илии к потоку Хорафу, где его кормили вороны (3 Цар. 17,1-7), и его бегства в пустыню, где его кормил ангел Господень (3 Цар. 19,1-8). Есть история бегства Иосифа и Марии с Младенцем в Египет, чтобы спастись от ужасных намерений Ирода (Мат. 2,13). Но больше всего он думает о следующих историях.

1. Во времена Антиоха Епифана, когда смерть угрожала всякому, кто хранил свиток закона или почитал истинного Бога, многие преданные правде и закону, ушли в пустыню и оставались там (1 Макк. 2,29).

2. Иерусалим был разрушен римлянами в 70 году. Несколько предшествовавших этому лет были настолько полны кровопролитий и революций, что всякий здравомыслящий мог предсказать, что должно что-то произойти. Христианский историк Евсевий рассказывает, что перед наступлением последнего несчастья, христиане в Иерусалиме получили через откровение предупреждение покинуть Иерусалим, перейти через Иордан в Перею и жить там в городе Пелла (Евсевий: "Церковная история" 3,5). На это указывают и слова Иисуса Своим ученикам о последних временах: "Когда же увидите мерзость запустения... тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы" (Мар. 13,14), что они и сделали.

Английский богослов Суит видит в этом нечто символическое. Церковь должна была бежать в пустыню, а в пустыне уединенность. Первые христиане жили уединенно; они были одиноки и изолированы в языческом мире. Есть такие времена, когда христианский свидетель одинок, но даже тогда, когда он уединен от людей, у него есть небесное общение.

Тысяча двести шестьдесят дней – это опять типичный для Иоанна срок несчастья.

САТАНА, ВРАГ БОЖИЙ (Отк. 12,7-9)

Перед нами картина битвы в небесах между драконом, древним змием, диаволом и сатаной – все это имена одного злого существа, – с одной стороны, и архангелом Михаилом и всеми его ангелами, с другой стороны. Идея, по-видимому, заключается в том, что такова была ненависть дракона к Мессии, что он преследовал Его и на небе, где был встречен архангелом с его ангельским воинством и, в конечном счете, был сброшен. Здесь будет уместно собрать вместе все, что говорится в Писании о сатане; складывается сложная картина.

1. В Писании есть эхо древнего мира о древней битве в небесах. Сатана был ангелом, которому пришла невероятная мысль "поставить свой престол превыше престола Божия" и был сброшен с неба. В Ветхом Завете есть одна определенная ссылка на эту древнюю историю. В Книге пророка Исаии читаем: "Как упал ты с неба, денница, сын зари!" (Ис. 14,12). Причиной падения с неба был грех гордыни. Может быть, ссылка на эту историю есть еще и в 1 Тим. 3,6 где Павел настаивает на том, чтобы христианский проповедник воздерживался от гордыни, чтобы не подпасть осуждению с диаволом. После того, как сатана был сброшен с небес, он пребывал в воздухе, где он должен был скитаться, и потому его иногда называют князем воздуха (Еф. 2,2).

2. В Ветхом Завете сильна мысль, что сатана все еще ангел, подчиненный Богу и имеющий доступ в Его присутствие. В Книге Иова сатана назван в числе сынов Божиих, имеющих доступ в Его присутствие (Иов. 1,6-9; 2,1-6), и в Книге пророка Захарии мы тоже видим сатану, имеющего доступ в присутствие Бога (Зах. 3,1.2).

Чтобы понять такую идею сатаны, нужно сперва разобрать, что значит само слово сатана. Первоначально сатана значило просто-напросто соперник, противник. Даже ангел Божий, стоявший на пути Валаама, чтобы остановить его и его грешные намерения, назван сатаной (Числ. 22,22). Филистимляне боялись, что Давид будет их противник (сатана) (1 Цар. 29,4). Когда Соломон взошел на престол, Господь столь благоволил ему и даровал ему покой, так что не было у него противника (сатаны) (3 Цар. 5,4). Но позже чужеземные цари Разон и Адраазар стали его противниками (сатанами) (3 Цар. 11,23).

В Ветхом Завете сатана – это ангел, выступающий обвинителем против людей в присутствии Бога, их противник. Так, он выступает обвинителем против Иова, цинически заявляя, что Иов служит Богу только потому, что может от этого что-то иметь и, что, если у него будут крупные неприятности и невзгоды, от его преданности скоро не останется и следа (Иов. 1,11.12); тогда Бог дает ему разрешение использовать любые средства, за исключением смерти, чтобы испытывать Иова (Иов. 2,1-6). Так, в Книге пророка Захарии сатана выступает обвинителем Иисуса, великого Иерея (Зах. 3,1.2). В Пс. 108,6 стоит: "Диавол да станет одесную его". Таким образом, в Ветхом Завете сатана – это ангел, выступающий в качестве обвинителя человека, стоящего перед судом Божиим; архангел Михаил выступает при этом в качестве защитника.

3. В Ветхом Завете мы никогда не читаем о дьяволе, хотя иногда и встречаем дьяволов, а в Новом Завете сатана становится дьяволом. В греческом это диаболос, буквально клеветник, обвинитель. Ведь не столь уж велико различие между тем, кто выступает обвинителем и высказывает обвинения против людей и тем, кто выдумывает такие обвинения и искушает людей к поступкам, на которых позже можно будет основывать обвинения. Таким образом, в Новом Завете сатана становится соблазнителем людей. Из истории искушения Иисуса видно, что три имени употребляются не дифференцированно. Дух зла назван сатаной (Мат. 4,10; Мар. 1,13); диаволом (Мат. 4,1.5.8.11; Лук. 4,2.3.5.13) и искусителем (Мат. 4,3).

И потому в Новом Завете мы находим сатану за нечестивыми делами. В искушениях он пытается соблазнить Иисуса; он вкладывает в голову Иуды ужасный план предательства (Иоан. 13,2; 13,27; Лук. 22,3). Он пытался соблазнить Петра (Лук. 22,31); вложил в сердце Анании утаить часть цены земли своей (Деян. 5,3). Он строит козни (Еф. 6,11) и делает ущерб (2 Кор. 2,11) для достижения своих целей соблазнить людей; вызывает болезнь и страдания (Лук. 13,16; Деян 10,38; 2 Кор. 12,7). Он тормозит действие благой вести, сея плевелы, заглушающие доброе семя (Мат. 13,39) и похищая семя слова из сердца человеческого, когда они еще не закрепились там (Мат. 4,15; Лук. 8,12). Таким образом, сатана становится врагом Бога и человека; поэтому, мы должны так читать "Отче наш": "Избави нас от нечистого" (Мат. 6,13).

Он может быть назван князем мира сего (Иоан. 12,31; 14,30; 16,11) потому что, будучи сброшен с небес, должен оказывать свое дурное влияние на людей. Его начинают отождествлять со змием, из-за истории падения в Быт. 3.

4. Странно, однако, то, что история сатаны, как на нее ни смотри – трагедия. Сатана – это ангел света, когда-то величайший из ангелов, гордость которого толкнула добиваться места выше, чем Бог и который был сброшен с небес. Сатана – высший пример трагедии того, как лучшее становится худшим.

ПЕСНЬ МУЧЕНИКОВ ВО СЛАВЕ (Отк. 12,10-12)

В этих стихах песнь мучеников во славе, когда сатана был сброшен с небес.

1. Сатана выступает в первую очередь в роли клеветника. Как выразился английский богослов Суит, сатана – это "циничный клеветник всего того, что сотворил Бог". Согласно Ренану, автору "Истории происхождения христианства" и знаменитой книги "Жизнь Иисуса", он "недоброжелательный и злобный критик творения". Сатана символизирует неусыпную бдительность зла против добра.

Исторический фон, на котором было написано Откровение, придает образу сатаны особую заостренность. Это был великий век доносчика, осведомителя. Людей постоянно арестовывали, пытали, убивали только потому, что кто-то донес на них. Писавший за несколько лет до того римский историк Тацит, сказал: "Того, у кого не было врагов, предавали друзья". Античный мир очень хорошо знал, кто такие злые недоброжелательные, циничные, корыстные клеветники.

2. В этой картине мы видим, если можно так сказать, очищение небес. Сатана, злой и недоброжелательный клеветник, навсегда сброшен оттуда, и потому мученики в славе поют победную песнь.

Это мученики победили сатану.

а) Мученичество уже само по себе победа над сатаной. Мученик доказал, что он выше любого соблазна и всякой угрозы и даже насилия сатаны. В этом драматическая жизненная истина – каждый раз, когда мы предпочитаем страдать, вместо того, чтобы быть неверными, это победа над сатаной.

б) Победа мучеников одержана кровью Агнца. В этом заключены два значения. Во-первых, на Распятии и через Воскресение Иисус навсегда победил самое худшее, что зло могло причинить Ему; и те, кто вверил Ему свою жизнь, разделяют с Ним эту победу. Во-вторых, через жертву Иисуса Христа на Распятии грех прощен и, если человек в вере примет то, что Иисус сделал для него, ему прощены грехи его. А если он прощен, не остается ничего, за что его молено было бы обвинить.

в) Мученики одержали победу, потому что жили в согласии с великими принципами Евангелия. Они не ставили свою жизнь выше верности. "Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную" (Иоан. 12,25). Этот принцип проходит через Евангелие (Мат. 10,39; 16,25; Мар. 8,35; Лук. 9,24; 17,33). Для нас это вовсе не обязательно связано со смертью, но верность Иисусу Христу нужно ставить выше комфортабельного образа жизни.

3. Этот отрывок заканчивается мыслью, что сатана сброшен с небес и сошел на землю. Его власть в небесах сломлена, но на земле она еще действует, и он в ярости, зная, что до окончательного поражения осталось не много времени.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ДРАКОНА (Отк. 12,13-17)

Дракон, то есть диавол, сброшенный с неба и спустившийся на землю, стал преследовать жену, мать младенца мужского пола. Мы уже видели, что она символизирует Церковь в самом широком смысле слова избранного Богом народа, из которого происходит Помазанник Божий.

Здесь можно видеть определенную символику. Дракон может причинить ущерб младенцу, причинив ущерб матери; то есть, причинить ущерб Церкви – это значит причинить ущерб Иисусу Христу. Воскресший Христос обратился на дороге в Дамаск со словами: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" (Деян. 9,4). Павел гнал и преследовал Церковь, а Иисус ясно показывает, что гонение на Церковь – это гонения против Него.

Лишая Церковь помощи, которую мы могли бы оказать ей, мы, тем самым, лишаем Иисуса помощи, которую могли оказать Ему; служа в Церкви, мы служим Иисусу Самому. Мы уже видели (12,6), что бегство жены в пустыню отражает уход Церкви в Пеллу на другом берегу Иордана перед окончательным разрушением Иерусалима. Но в бегстве жены и в преследовании дракона Иоанн видит две очень знакомые картины тем, кто знал Ветхий Завет.

Жена бежала на двух больших орлиных крыльях. В Ветхом Завете орлиные крылья символизируют поддерживающие руки Бога. "Вы видели, – сказал Бог Израилю, – что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе" (Иск. 19,4). "Как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих: так Господь один водил его (народ Израиля)" (Втор. 32,11.12).

Можно отметить, что когда люди стали придавать Писанию аллегорическое значение, Ипполит увидел в орлиных крыльях символ "двух святых рук Христа, распростертых на Кресте".

Вторая картина связана с реками воды, которые пускал змий. Мы уже видели, что древний змий хаоса был морским змием, и, потому, было вполне естественно связывать с ним потоки воды. Но и к этому у нас есть ветхозаветная картина – аналог. В Ветхом Завете несчастья и гонения неоднократно связываются с сокрушительными потоками. "Все воды Твои и волны Твои прошли надо мною" (Пс. 41,8). Бог обещает псалмопевцу, что "разлитие многих вод не достигнет его" (Пс. 31,6). Если бы Господь не помог им, то воды потопили бы их, поток прошел бы над душою их (Пс. 123,4). Когда он будет проходить через воды, с ним будет Бог (Ис. 43,2).

Заканчивается этот отрывок еще двумя картинами.

Когда змий пустил на женщину реки воды, земля помогла женщине и разверзла уста свои и поглотила реку, и жена была спасена. Нетрудно видеть, откуда Иоанн взял эту картину. В Малой Азии реки часто уходят в песок, а потом появляются вновь, пройдя какое-то расстояние под землей. Это имело место около города Колоссы, который Иоанн, должно быть, хорошо знал.

Но не так легко понять, что эта картина значит. Символика здесь, возможно, вот какая: сама природа на стороне человека, если он верен Иисусу Христу. Как подчеркивал историк Фроуд, в мире действует нравственный закон, и, в конечном счете, добродетельному будет хорошо, а безнравственному плохо.

И в самом конце у Иоанна картина дракона, вступающего в битву с прочими членами и чадами семьи этой женщины, то есть с остальной частью Церкви. Это говорит о надвигающихся гонениях на Церковь.

В глазах Иоанна дракон, сброшенный с небес, находится в своих последних ужасных судорогах и навлечет на всю семью Церкви страшную волну гонений.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →