Комментарии Женевской Библии на книгу Руфь 2 глава

2:1-23 Во второй главе появляется последнее главное действующее лицо, Вооз, и начинается развитие основной темы – темы родственного выкупа. Рассказчик, заранее зная, что будет впереди, дает лишь тонкий намек на эти события, упоминая "близкого родственника" Вооза (ст. 1). Только после того как доброта Вооза и привлекательность Руфи сделали свое дело, Ноеминь дает ключ ко всей истории: "человек этот близок к нам; он из наших родственников" (2,20). И даже в этот момент не высказывается никакого притязания; никто не обращается к обычаю. Всему этому будет свое время, а пока Ноеминь строит планы, Руфь неприметно служит (лишь позднее она будет играть важную роль во всей этой истории), и Вооз заканчивает жатву. Бог же в Своем законе (Лев., гл. 25) уже приготовил разрешение этой истории.

2:1 родственник. Или "друг", "брат по завету". Здесь еврейский текст оставляет неясным формальный статус Вооза, но история говорит о том, что он был родственником-искупителем (Лев. 25,25), несущим ответственность в основном (но не исключительно) за имущество менее удачливого родственника. Позднее (напр., 2,20; 3,9) со всей очевидностью прояснится, что Вооз является именно родственником-искупителем, но в этот момент он упоминается лишь для того, чтобы подготовить читателя к обстоятельствам, приведшим Руфь на его поле.

знатный. Это слово в древнееврейском языке может означать как военную доблесть, так и богатство. Здесь же говорится о высоком положении Вооза в обществе.

2:2 пойду я на поле. На первый взгляд, Руфь предпринимает это просто для того, чтобы обеспечить пропитание себе и Ноемини, и ее действия соответствуют обычаю, изложенному в книгах Левит (19,9.10; 23,22) и Второзаконие (24,19). Как люди бедные, они могли рассчитывать на помощь, но их ожидало нечто гораздо большее. Рассказчик намекает на это печальными словами Руфи о том, что она будет подбирать колосья "по следам того, у кого найду благоволение".

2:3 И случилось, что та часть поля... Эти слова допускают случайность происходящего, однако незримое присутствие Бога исключает всякую возможность случайного стечения обстоятельств, поскольку Его провидение не оставляет места случаю.

2:4-7 Обмен приветствиями (ст. 4) однозначно дает понять, что эти люди живут в присутствии Господа и что дальнейшее развитие событий будет зримым проявлением Божиего благословения.

2:7 буду я подбирать... позади жнецов. По праву вдовы (Втор. 24,19-21) Руфь просит разрешения собирать среди снопов колосья, оставленные жнецами. Однако ответ Вооза значительно превосходит обязательные требования благотворительности, определенные законом (ст. 15).

находится. Букв.: "стоит ожидая"; это означает, что Руфь не решалась настаивать на своих правах, ожидая ответа на свою просьбу.

2:8-12 Вооз удовлетворяет просьбу и предлагает свою защиту и помощь (ст. 8,9). Руфь видит его благосклонность к ней, недостойной "чужеземке" (ст. 10). И только тогда (ст. 11,12) рассказчик полностью раскрывает действие Божиего провидения. Вооз, оказывается, уже знает, что Руфь не простая чужеземка. Она "пришла, чтоб успокоиться под ... крылами" Господа (2,12), и будет ей "полная награда" от Него (ст. 12). Преданность Руфи Богу открывает смысл Божиего искупления Израиля, который прояснится только во времена Давида и реально осуществится в великом Сыне Давида. Награда за веру выходит далеко за пределы конкретного времени и обстоятельств; в конечном итоге она открывается лишь в свете Божественного видения истории.

2:14-16 Гостеприимство Вооза превосходит предписанную законом меру (см. ком. к ст. 7).

2:14 уксус. Вероятно, это был кислый на вкус освежающий напиток.

2:17 вымолотила ... около ефы. Упоминание ефы (предположительно равна 40 литрам) указывает на большой объем выполненной работы.

2:18 то, что оставила. Т.е. то, что оставила свекрови от своего обеда (ст. 14).

2:20 не лишил милости своей. За этими необычайными событиями стоит Божия любовь завета. Благословение распространится с Вооза на Руфь, далее – на Ноеминь и, наконец, через Давида – на весь Израиль.

он из наших родственников. Букв.: "родственников-искупителей" (см. Введение: Трудности истолкования; ком. к 2,1). Закон о выкупе становится центральным моментом повествования. Согласно этому закону, ближайший кровный родственник мужского пола обладал правом и обязанностью защищать имя своей семьи и беречь ее имущество. Такое право выражалось в различных формах: 1) отмщение за смерть члена семьи (Чис. 35,19-21); 2) выкуп семейного имущества, которое его непосредственный владелец вынужден был продать по бедности, чтобы уплатить долг (Лев. 25,25); 3) выкуп ближайшего родственника, который по бедности вынужден был продать себя в рабство, чтобы уплатить долг (Лев. 25,47-49) и 4) женитьба на вдове умершего родственника (Втор. 25,5-10). Эти обязанности ложились на родственников согласно порядку очередности, установленному в Лев. 25,49 (брат отца, затем его сын, затем остальные родственники); очевидно, эти обязанности можно был отклонить, не навлекая на себя осуждения (ср. 3,12; 4,1-8). Теперь ход событий определяется тем фактом, что Вооз – "из наших родственников-искупителей", на что уже намекалось в 2,1 (см. ком.). Руфь будет действовать в подчинении закону (левиратного брака), в отличие от своей прародительницы, дочери Лота, поступавшей вопреки закону (запрещающему кровосмесительную связь с отцом).

2:23 кончилась жатва ячменя и жатва пшеницы. Т.е. прошло два месяца.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →