Комментарии Женевской Библии на книгу Руфь 3 глава

3:1-18 Ход событий убыстряется, приближаясь к своему завершению. Руфь одновременно выполняет план Ноемини и идет дальше него, отдавая в руки провидения Божия свою собственную репутацию и, как оказалось, будущее царственного наследия Израиля, требуя защиты Вооза как родственника-искупителя (ст. 9). Однако и Руфь, и Вооз, подчиняясь воле Божией и Его закону, не могут совершить ничего такого, что навлекло бы на них гнев Божий и людское осуждение.

3:1 Оказавшись в тех же обстоятельствах, в каких оказались и дочери Лота (Быт. 19,31.32), Ноеминь с Руфью также стремятся сохранить свою родовую линию, но действуют не так, как это сделали их предшественницы. не поискать ли тебе пристанища. Букв.: "покоя". "Покой" Руфи станет "покоем" (осуществленным и обеспеченным в будущем) для всех нуждающихся в нем.

3:2 родственник. Ноеминь избегает слова "искупитель" (2,20); слово, которое она употребляет, имеет общий корень со словом "родственник" в 2,1. К чему конкретно призывал обычай или закон, остается тайной, но родство несет в себе определенные обязанности, и Ноеминь опирается именно на это.

3:3.4 Хотя эти указания даны Руфи четко и ясно, они содержат в себе элементы скрытой интриги.

3:3 умойся. Нельзя сказать определенно, были эти приготовления вызваны намерениями в замужестве Руфи или же просто желанием сделать ее более привлекательной.

на гумно. Оно, возможно, находилось на обдуваемом ветром склоне холма, в стороне от города. После жатвы гумно было удобным местом для тайных противозаконных свиданий (Ос. 9,1) и поэтому таило в себе определенную угрозу для плана, разработанного Ноеминью.

3:4 откроешь у ног его. Эту сцену проясняет тот факт, что рассказчик стремится противопоставить характер Руфи моавитянки характеру ее прародительницы, дочери Лота. Для описания действий Руфи используется слово "открывать", то же слов употребляется и в законе, запрещающем кровосмешение (Лев. 18,6-20): "открывать наготу". Здесь же, однако, рассказчик заботливо изменяет это выражение, чтобы подчеркнуть чистоту Руфи в противовес извращенности Лотовой дочери: Руфь открывает "у ног" Вооза; ее прародительница открыла "наготу" своего отца.

ляжешь. Руфь спокойно лежала у ног Вооза до тех пор, пока он не проснулся (ст. 8 и 9); между ними за всю ночь не произошло ничего противозаконного (ст. 11). Руфь противопоставляется дочери Лота, которая вступила в связь со своим отцом (Быт. 19,33).

3:7 развеселил сердце свое. Ср. ст. 3. Как и Лот (Быт. 19,33), Вооз выпил вина, но в отличие от Лота, не был пьян. Однако усталость от работы, празднования жатвы и позднее время привели Вооза на дальний конец гумна, в уединенное место, приготовленное провидением Божиим для последующего события.

3:9 простри крыло твое на рабу твою. Иез. 16,8 объясняет это выражение. Руфь просит о браке, и в этом она дерзновенно идет дальше указаний Ноемини.

ты родственник. Букв.: "родственник-искупитель". Нигде в законе специально не говорится о женитьбе как об обязанности, хотя это вполне можно допустить при более внимательном прочтении Лев., гл. 25. Скрытый намек на левиратный брак содержится в том, что имя Махлона должно быть сохранено наряду с его имуществом (4,10), однако весьма сложно понять, как же в точности следует применять положение из Второзакония (25,5.6). См. Введение: Трудности истолкования; ком. к 2,20. И вновь Руфь идет гораздо дальше плана, разработанного Ноеминью.

3:10 это ... доброе дело. Букв.: "любовь завета". На протяжении всей книги Божия любовь завета (1,8; 2,20) отражается Руфью в ее любви завета (1,8.16.17). Теперь верность Руфи подтверждается тем, что она взывает к обязанностям родственника и отказывается искать жениха среди молодых людей. Слова "это доброе дело", несомненно, означают ее упование на обычай, который принесет наследника Ноемини.

лучше прежнего. Имеется в виду уже доказанная Руфью привязанность к Ноемини.

3:11 женщина добродетельная. В еврейском языке это выражение по отношению к женщине служит эквивалентом выражения "человек знатный" (2,1).

3:12 родственник ближе меня. Возникает неожиданное обстоятельство, которое может разрушить весь план. Совершенно очевидно, что закон о левиратном браке уже не единственное, что связывает Руфь и Вооза, теперь закон может помешать (в лице более близкого родственника) их счастью. Но и Руфь, и Вооз по-прежнему следуют предписаниям закона, оставляя решение своей судьбы за Господом.

3:13 переночуй эту ночь. За этим указанием Вооза стоит намерение избежать огласки и стыда. Неизвестно, как могло осуществиться его намерение, но для того, чтобы этот план осуществился, чистота Руфи не должна вызывать ни малейшего сомнения.

3:15 шесть мер ячменя. Ячмень в ст. 17 становится свидетельством великодушия Вооза по отношению к Руфи, а также символом того, что положение Ноемини изменилось (1,21). То, что Руфь получает от Вооза зерно, символизирует будущее зачатие, однако это не имеет ничего общего с нравственным осквернением ее прародительницы, получившей "семя" от своего отца (Быт. 19,33).

3:16 что, дочь моя? Букв.: "Кто ты?", что означает: "Замужем ли ты теперь? обручена? опозорена? возвышена?"

3:18 подожди. Букв.: "сиди". В этом есть оттенок иронии, ибо на этот раз, как отмечает сама Ноеминь, ожидание будет недолгим.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →