Комментарии Женевской Библии на первую книгу Царств 17 глава

17:1 между Сокхофом и Азеком в Ефес-Даммиме. Точнее не "Азеком", а "Азекой". Иудейское поселение Сокхоф располагалось к западу от Вифлеема, на границе с филистимскими землями. Азека находилась северо-западнее Сокхофа, а Ефес-Даммим, как можно заключить из данного стиха, где-то между этими двумя поселениями.

17:2 в долине дуба. Эта долина и в наши дни носит свое древнееврейское название. Она лежит несколько севернее Сокхофа и Азеки.

17:4 единоборец. В ВЗ практически не встречается упоминаний о таком способе разрешения противоречий между двумя враждующими народами, как смертельный поединок единоборцев, представляющих каждую из сторон (со значительными оговорками описанием такого поединка можно считать 2 Цар. 2,14-16). Однако, согласно многочисленным сведениям, схватки единоборцев были распространены у соседей Израиля. По победе одного из них язычники судили о воле богов.

ростом он – шести локтей и пяди. Т.е. приблизительно 2,7 метра. В Септуагинте, Свитках Мертвого моря и у Иосифа Флавия ("Иудейские древности", 6.9.1) говорится не о шести, а лишь о четырех локтях. В этом случае рост Голиафа равнялся двум метрам. По стандартам того времени его можно называть гигантом.

17:11 Саул и все Израильтяне... очень испугались и ужаснулись. Логично было бы, если бы против филистимского гиганта и от Израиля вышел гигант, т.е. Саул (см. 9,2; 10,23.24). Однако Саул "испугался и ужаснулся" вида Голиафа и его слов, не меньше, чем все прочие израильтяне.

17:12 сын Ефрафянина. См. Быт. 35,19; 48,7; Руфь 1,2; 4,11; 1 Пар. 4,4; Мих. 5,2.

17:15 Давид возвратился от Саула. Этими словами данный эпизод связывается с событиями предыдущей главы, в которой рассказано о том, как Давид поступил на службу к Саулу. Очевидно, он не постоянно находился при Сауле, а делил свое время между царской службой и работой в отцовском хозяйстве.

17:25 одарил бы того царь. Ср. 8,14-18; 22,7.

дочь свою выдал бы за него. Ср. Нав. 15,16; см. ком. к 18,17-19.

17:26 необрезанный Филистимлянин. См. ком. к 14,6.

17:28 рассердился Елиав на Давида и сказал. В данном случае можно провести параллель между сыновьями Иессея и сыновьями Иакова: последние также стали испытывать неприязнь к своему брату Иосифу, когда тот получил знамение об ожидавшей его великой будущности (Быт. 37,2-11), и дурно обошлись с ним (Быт. 37,12-19).

на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Давид, несмотря на все свое нетерпение принять участие в битве, со всей ответственностью подошел и к более прозаическим обязанностям: и овец, и данные ему отцом припасы он, прежде чем отправиться к боевым линиям израильтян, передал в надежные руки (см. ст. 20 и 22).

дурное сердце твое. Если ранее упоминание о высоком росте Елиава уже в некотором роде уподобило его Саулу (16,6.7), то теперь это уподобление усиливается благодаря его глубокому заблуждению относительно человеческих качеств Давида (ср. 13,14: "Господь найдет Себе мужа по сердцу Своему"; 16,7: "Господь смотрит на сердце").32 пусть никто не падает духом. Букв.: "ни один человек". Септуагинта предлагает иное прочтение этого места: "пусть мой господин не упадет духом", что также возможно, поскольку по-древнееврейски слова "человек" и "господин" пишутся и произносятся практически одинаково.

17:33-37 В этом диалоге Саула с Давидом проявляется разница в их позициях. Саул мыслит в сугубо человеческих понятиях ("не можешь ты идти против этого Филистимлянина ... ибо ты еще юноша", ст. 33), Давид же выражает уверенность, что "Господь... избавит" его (ст. 37).

17:36 Филистимлянином необрезанным. См. ком. к 14,6.

17:37 да будет Господь с тобою. Саул, сам того не понимая, продолжает способствовать восхождению Давида к престолу. Ранее он призвал будущего царя к себе на службу (см. ком. к 16,19), а теперь предоставляет Давиду возможность отличиться в бою, где Давид сражается фактически вместо самого Саула. Суть такова, что, произнося фразу "да будет Господь с тобою", Саул говорит о том, что отличает Давида от него самого.

17:38-39 Упоминание о том, что Давид отказался воспользоваться доспехами и мечом Саула, предвосхищает его слова в ст. 47: "не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа" (см. ком. к ст. 5-7).

17:45 во имя Господа Саваофа. См. ком. к 1,3. Давид выходит против Голиафа "во имя Господа", т.е. как орудие Божие, как человек, облеченный всем тем могуществом, которое стоит за именем Господа. О значении имени Божиего см. Исх. 34,5-7.

17:47 это война Господа. См. ком. к ст. 38,39; 14,6.

17:49 в лоб. Здесь игра слов. По звучанию древнееврейское слово "лоб" очень похоже на слово "наколенники" (доспехи для защиты голеней), о которых упоминается в ст. 6.

17:50 убил его. Точнее, нанес ему смертельную рану (ст. 51).

17:меча же не было в руках Давида. Эти слова подводят итог поединку между Голиафом, превосходившим Давида и физической силой, и вооружением, и будущим царем Израиля, который, имея на своей стороне Бога, победил, даже не взяв в руки меч (ср. ст. 45-47).

17:51 ударил его. Букв.: "добил".

17:52 до Гефа и до Аккарона. См. ком. к 4,1; 5,8.10.

17:54 отнес ее в Иерусалим. Во время описываемых здесь событий Иерусалим принадлежал еще не израильтянам, а иевусеям (2 Цар. 5,6-9). Давид мог отнести свой трофей в Иерусалим, чтобы деморализовать иевусеев и предупредить об ожидающем их поражении.

17:55 чей сын этот юноша? Этот вопрос и ответ на него Авенира звучат, на первый взгляд, странно. Если считать, что события, описываемые в гл. 16, предшествовали изложенным в гл. 17 (а это представляется вполне достоверным, ввиду сообщаемого в 17,15 и 18,2), то этому вопросу можно найти три объяснения. Во-первых, несмотря на то, что имя отца Давида было единожды названо Саулу (16,18), а Давид служил царским телохранителем (16,21), Саул мог быть мало осведомлен о семье Давида. Во-вторых, после того как он обещал столь многое победителю Голиафа (17,25), Саулу, естественно, хотелось знать, из какой семьи происходит его возможный зять и чей дом будет "свободным в Израиле". В-третьих, заинтересованность Саула могла объясняться тем, что ему прежде уже было сказано: "отторг Господь царство... от тебя и отдал его ближнему твоему, лучшему тебя" (15,28). Т.е. он мог задаться мыслью: уж не этому ли выдающемуся юноше передано его царство? См. 18,8 и ком.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →