Комментарии Женевской Библии на первую книгу Царств 24 глава

24:1 в безопасных местах Ен-Гадди. Своим названием, которое в переводе означает "Козий ручей", эта местность обязана потоку, стекающему в Мертвое море с гор, протянувшихся вдоль побережья.

24:2 в пустыне Ен-Гадди. См. ком. к 24,1.

24:5 вот день, о котором говорил тебе Господь. Саул зашел именно в ту пещеру, где скрывался со своими людьми Давид, скорее направленный туда Господом, нежели случайно, однако в тексте ничто не указывает на намерение Господа поднять руку Давида на Саула. Предложение спутников Давида, таким образом, не отвечало Божиему замыслу. См. статью "Совесть и закон".

и тихонько отрезал край от верхней одежды Саула. Отвергнув предложение своих спутников убить Саула (ст. 8), Давид ограничивается лишь символическим действием (см. ком. к ст. 6).

24:6 больно стало сердцу Давида. Хотя позже Давид показал Саулу этот отрезанный край одежды как доказательство того, что он не имеет злого умысла против царя (ст. 11), возникшие у него угрызения совести (ср. 2 Цар. 24,10) заставляют предположить, что желание сохранить видимое свидетельство своего миролюбия могло быть не главным и определенно не единственным мотивом поступка Давида. Ввиду символического значения одежд (см. ком. к 15,27.28; 18,4; 19,24) Давид мог раскаиваться в недостойном своем поведении, поскольку в нем, пусть даже на символическом уровне, можно усмотреть стремление к власти и агрессивный выпад против Божиего помазанника (ст. 7).

24:7 ибо он помазанник Господень. Несмотря на то, что дела Саула оказались недостойными его высокого звания, Давид признает и чтит святость помазанника Божиего, оберегает его жизнь (26,9; ср. ком. к 2,10) и оставляет Господу судить и карать его.

24:13 Да рассудит Господь... но рука моя не будет на тебе. См. ком. к ст. 7.

24:14 древняя притча. Ср. Мф. 7,16.20.

24:15 За мертвым псом. Давид унижает себя перед Саулом, как позже Мемфивосфей будет унижать себя перед Давидом (2 Цар. 9,8).

24:18 ты правее меня. Только что избежав смерти, Саул переживает редкий момент искреннего раскаяния и объективности суждения. Признание Саулом за Давидом правоты, превосходящей его собственную, является важным аргументом для человеческого оправдания воцарения последнего.

24:21 И теперь я знаю... и царство Израилево будет твердо в руке твоей. Это высказывание заставляет вспомнить об упреке Самуила Саулу: "но теперь не устоять царствованию твоему" (13,14). Саул, по сути, признает, что Давиду, чуждому самонадеянности и во всем полагающемуся на Бога, суждено совершить то, что самому ему из-за собственного его своеволия и непослушания Господу (13,8-10) совершить не было дано. Примечательно, что, в отличие от Ионафана (см. 18,4 и ком.), Саул, в то же время, отнюдь не выказывает намерения уступить трон Давиду (см. также 26,25 и ком.).

24:22 не искоренишь потомства моего. См. 20,14.15.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →