Комментарии Женевской Библии на третью книгу Царств 21 глава

21:1 в Изреели. Город в тридцати четырех километрах к северу от Самарии. В нем у Ахава, так же как и в Самарии, был дворец (18,45).

21:2 отдай мне свой виноградник. У народов, населявших ханаанскую землю до прихода израильтян, считалось, что владельцем любой собственности в стране является царская семья, лишь передающая эту собственность в пользование своим подданным. Царь естественным образом обладал правом отобрать у любого из подданных все, что ему заблагорассудится. У израильтян понятия о собственности были иными. В частности, хозяином земли для них был Бог (Исх. 19,3-8; Лев. 25,23), и Он лишь вверял ее в пользование и управление Своему народу (Чис. 14,8; 35,33; Втор. 1,8; 8,7; 34,1). Таким образом, израильские цари могли распоряжаться собственностью, в том числе земельной, своих подданных с гораздо меньшей свободой, нежели цари языческих народов Ханаана (Втор. 17,14-20; 1 Цар. 8,9-17; 10,25). Поэтому Ахав не отбирает силой понравившийся ему виноградник Навуфея, а сначала предпринимает попытку сторговаться с его владельцем (ср. 16,24).

21:3 сохрани меня Господь, чтоб я отдал тебе наследство отцов моих! Когда земля обетованная была поделена между коленами Израиля (Нав. 13,6 – 21,45), каждая семья получила свой надел, считавшийся с тех пор даром Божиим. Поскольку виноградник являлся долей Навуфея в наделе его семьи, продать или обменять его значило бы для Навуфея лишить своих потомков доли в наследии предков (Лев. 25,23; Чис. 27,1-11; 36,1-12).

21:8 написала ... письма к старейшинам и знатным ... живущим с Навуфеем. Иезавель предпринимает попытку привлечь на свою сторону тех, кто вершил правосудие в Изрееле.

21:9 объявите пост. Предлагая жителям Изрееля объявить пост, Иезавель совместно с Ахавом стремится внушить им мрачные предчувствия, ибо пост часто связан с наступлением периода испытаний или с чьим-либо тяжким грехом (Суд. 20,26; Шар. 7,5.6; 14,24; 2 Пар. 20,3; Иона 3,5.7-9).

21:10 против него посадите двух негодных людей. По израильскому законодательству обвинение в тяжком преступлении должно было быть поддержано показаниями сразу двух свидетелей (Чис. 35,30; Втор. 17,5.6; 19,15).

которые... бы ... сказали: "ты хулил Бога и царя". Таким образом, двое "негодных людей" обрекли бы ничего не подозревающего Навуфея на смерть, поскольку по израильским законам именно смертью каралась хула на Бога (Исх. 22,28; Лев. 24,10-16).

21:13 И вывели его за город, и побили его камнями. См. Лев. 24,14; Чис. 15,35.36. В 4 Цар. 9,26 сообщается, что убиты были также и сыновья Навуфея, и, таким образом, уже никто не мог в законном порядке претендовать на его виноградник.

21:22 поступлю с домом твоим так, как поступил с домом Иеровоама. См. 14,10; 15,29.

и с домом Ваасы. См. 16,1-4.11-13.

21:24 того съедят псы... того расклюют птицы. См. ком. к 14,11.

21:25 не было еще такого, как Ахав. См. ком. к 16,30-33.

21:26 Аморреи. В данном случае этим словом обозначены все народы, населявшие Ханаан до прихода туда израильтян (см. Быт. 15,16; Втор. 1,7; 2 Цар. 21,2).

21:27 разодрал одежды свои, возложил на тело свое вретище. Переданный через Илию суд Божий возымел должное воздействие на Ахава. Разрывание одежд и ношение вретища были в Израиле знаками скорби и раскаяния (Быт. 37,34; 2 Цар. 3,31; 4 Цар. 6,30; Плач. 2,10; Иоил. 1,13).

21:29 Я не наведу бед в его дни. Господь не отменяет наказания Ахаву и его дому, о котором говорится в ст. 21-24, но лишь откладывает его исполнение. во дни сына его. Т.е. Иорама (4 Цар. 9,25.26). Хотя Ахаву и не суждено было стать свидетелем гибели своего дома, его самого и Иезавель ожидала бесславная смерть (22,37.38;4Цар.9,10.34-37).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →