Комментарии Женевской Библии на Псалтирь, введение

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Автор

В заглавиях каждого псалма, как правило, упоминается тот или иной человек или группа лиц. В древнееврейском тексте перед их именами всегда стоит один и тот же предлог, посредством которого может быть передан целый ряд падежных значений. Если посредством дательного падежа, то "псалом Давида" везде следовало бы читать "псалом Давиду", то есть посвященный ему; предложного – тогда надо полагать, что в заглавиях указывается на то, о чем, о ком или в связи с чем написан данный псалом ("о Давиде"); и, наконец, родительного, означающего, что то или иное лицо является его создателем. О том, что в заглавии псалмов названный предлог имеет именно это, последнее, значение, явно свидетельствуют более обширные заглавия текстов (напр., Пс. 17). В качестве создателя псалмов, среди прочих, наиболее часто называется именно Давид. Приписываемые ему тексты сосредоточены в основном в первых двух книгах псалмов. Однако целая группа псалмов Давидовых есть и в конце пятой книги (Пс. 137-144). Относительно того, что приписываемые Давиду псалмы действительно созданы им, сомнений практически не возникает, так как это убедительно подтверждается традицией (напр., 1 Цар. 16,14-23; 2 Цар. 1,17-27; 2 Цар. 22; 2 Цар. 23,1; 1 Пар. 6,31; 15,16; 16,7; Пс. 17; Ам. 6,5).

Помимо Давида, авторами псалмов в заглавиях называются также Моисей (Пс. 89), Соломон (Пс. 71; 126), сыны Кореевы (Пс. 41-48; 83; 84; 86; 87), Асаф или его сыновья, (Пс. 49; 72-82) и Ефам Езрахит (Пс. 88). Авторство некоторых псалмов изначально не было обозначено: заглавия к ним были добавлены позднее, что не повлияло на нумерацию стихов в основном тексте (напр., Пс. 1). Часть псалмов заглавий не имеет (напр., Пс. 113).

Время и обстоятельства написания

Псалмы создавались разными людьми, отражая их личный либо совместный опыт. Время и обстоятельства создания различных псалмов (этой теме посвящены вступительные замечания, предваряющие Комментарии к отдельным псалмам) также весьма различные. Так, есть среди псалмов один, написанный еще Моисеем (Пс. 89), есть и относящиеся к царствованию Давида, к периоду после вавилонского пленения и т.д. Однако, несмотря на особенности и уникальность духовного опыта каждого из их создателей, псалмы, предназначенные для общественного богослужения, могут применяться вновь и вновь в разных жизненных ситуациях.

Процесс составления сборника псалмов занял несколько столетий, на протяжении которых псалмы добавлялись к нему по одному или целыми группами, как, например, "песни восхождения" (Пс. 119-133). Окончательное оформление сборника в то, что мы теперь называем Книгой псалмов (или Псалтирью), уже произошло после возвращения Израиля из вавилонского плена.

Характерные особенности и темы

Заглавия. Большинство псалмов начинается с заглавия. Во многих переводах Библии на европейские языки заглавия выпадают из общей нумерации стихов, как бы не являясь неотъемлемой частью псалма. Такую практику следует признать ошибочной, тем более, что в еврейских изданиях они всегда считаются первым стихом. Если даже в некоторых случаях заглавие отсутствовало в изначальном тексте того или иного псалма, его добавление имело достаточно древнюю традицию.

В зависимости от их функций заглавия можно было бы разделить на пять основных классов: называющие автора псалма, определяющие исторический контекст его создания, содержащие указания исполнителям, жанровые определения, указания относительно использования псалма в богослужении.

1. Заглавия, называющие автора псалма. См. Введение: Автор.

2. Заглавия, определяющие исторический контекст создания псалма. Таких зачинов в Псалтири гораздо меньше, чем тех, которые называют автора (Пс. 3; 7; 17; 29; 33; 50; 51; 53; 55; 56; 58; 59; 62; 141). Порой очевидны несоответствия между заглавием псалма и его содержанием (напр., Пс. 29) или между версиями одного и того же события, предлагаемыми в заглавии и в определенной исторической книге (ср. Пс. 55 с 1 Цар. 21,10-15). Многие специалисты полагают, что заглавия, определяющие исторический контекст создания того или иного псалма, являются позднейшими искусственными дополнениями. Но даже если они действительно не входили в первоначальный текст псалмов, у редакторов, впоследствии вводивших их, должны были быть на это веские основания; связь между содержанием псалма и новодобавленным зачином представлялась им, по всей видимости, вполне органичной.

Зачины рассматриваемого типа позволяют нам судить об обстоятельствах написания того или иного псалма, практически не облегчая его толкования. Автор псалма стремился избежать излишних частностей, которые связывали бы его произведение с какой-то одной конкретной ситуацией. Так, например, в заглавии псалма 3 говорится: "Псалом Давида, когда он бежал от Авессалома, сына своего". Собственно же псалом начинается со слов "Господи! как умножились враги мои!", а не так, как можно было бы ожидать: "Господи! Авессалом восстал на меня!", поскольку перед псалмопевцем стояла задача создать не интимно-лирическое произведение, а выразить переживание, которое при общественном богослужении могло бы быть разделено всем народом.

Сообщая об обстоятельствах, подвигнувших того или иного человека на создание псалма, эти заглавия указывают, какое именно событие израильской истории может служить иллюстрацией к его содержанию: так, например, псалом 50 соотнесен с историей греховной связи Давида с Вирсавией. Но это отнюдь не означает, что для всестороннего истолкования псалма непременно необходимо, подобно древним комментаторам, восстанавливать исторический контекст его написания.

3. Заглавия, определяющие жанровую принадлежность псалма. Часто заглавие служит указанием, к какому именно жанру относится тот или иной псалом. В древнееврейском языке существовал целый ряд терминов, смысл которых не всегда нам понятен. Такие термины, как "мизмор" (переводимый словом "псалом") и "шир" ("песня"), имеют широкое значение и встречаются в Псалтири весьма часто. Другие, например, "шиггайон" (в заглавии псалма 7 переведенное как "плачевная песнь"), встречаются реже. Иногда в заглавии могут стоять сразу два таких термина (Пс. 29). Древнееврейская классификация поэтических жанров, безусловно, интересна. Однако мы до сих пор не знаем точного значения древнееврейских терминов, обозначающих эти жанры. Поэтому сегодня псалмы подразделяются на жанры в соответствии с их содержанием и эмоциональным настроем.

4. Заглавия, содержащие указания исполнителям. Некоторые из терминов жанровой принадлежности одновременно являются и указаниями для исполнителей псалмов. Это в первую очередь относится к словам "мизмор" (от глагольной основы со значением "петь") и "шир" ("песня"). Значение многих других терминов, служащих аналогичной цели, не вполне ясно. Большинство из рассматриваемых заглавий указывает, на кого возлагается исполнение псалма во время богослужения (напр., псалом 139: "начальнику хора"). Другие, встречающиеся реже, обозначают, по всей видимости, на какую мелодию следует петь псалом (этот момент явственно выражен в псалме 59: "на музыкальном орудии шушан-эдуф", что а самом деле значит: на напев "Лилия завета"). Значение часто встречающегося в основном тексте псалмов слова "села", которое, несомненно, является музыкальным термином, также неизвестно.

5. Заглавия, содержащие инструкции относительно использования псалма в богослужении. Изредка в заглавии говорится о том, какое место должен занимать тот или иной псалом в богослужении. Наиболее известными примерами здесь служат "песни восхождения" (Пс. 119-133; о значении этого выражения см. вводные замечания к Пс. 119) и "псалом на день субботний" (Пс. 91).

Композиция. Псалмы, созданные в разное время разными людьми, позднее были собраны в пять книг (Пс. 1-40; 41-71; 72-88; 89-105; 106-150), каждая из которых завершается славословием, формально обозначающим окончание одной и начало другой книги. Разделение между четвертой и пятой книгами несколько искусственное, возникшее из желания составителей структурно соотнести Псалтирь с Пятикнижием Моисея: Моисей дал Израилю литургию, Давид создал ее текст.

Псалмы 1, 2 служат своего рода входом во святилище Псалтири, тогда как псалмы 145-150 представляют собой одно большое заключительное славословие, подлинный апофеоз хвалы Создателю. Через псалом 1 молитвы и хвалы, изначально возносившиеся только в храме, входят в книгу, над которой можно размышлять и в синагоге, и дома. Завершающий стих псалма 71 ("Кончились молитвы Давида, сына Иессеева") свидетельствует о том, что первые две книги приобрели свою нынешнюю форму в конце царствования Давида. Первые же два псалма были добавлены к ним лишь по окончании составления книги Псалтирь, то есть уже после возвращения Израиля из вавилонского плена.

Первая и вторая книги посвящены прославлению золотого века, который Израиль переживал в эпоху единого царства. Псалмы 2 и 71 представляют собой молитвы о том, чтобы вовеки на земле длилось богоугодное правление царя. Все псалмы первой книги (Пс. 1-40), за исключением 1-го, 2-го и 32-го, приписываются Давиду. Если в первых двух книгах и встречаются плачи, то они неизменно завершаются хвалой.

В противоположность первым двум, третья книга выдержана в печальных тонах. В открывающем ее псалме 72 оплакиваются страдания праведных, которые, видя благоденствие нечестивых, могут надеяться лишь на торжество справедливости в мире ином. Последний в книге, 88-й, является сетованием на то, что Господь, по-видимому, нарушил Свой завет с Давидом и "поверг на землю венец его". Предыдущий же, 87-й, – единственный в Псалтири не содержит хвалы Господу.

Четвертая книга, то есть псалмы 89-105, обращается от темы павшей израильской монархии к Самому Богу, все предшествовавшие века бывшему для Израиля надежной опорой. Моисей здесь упоминается семь раз, в то время как ранее в Псалтири его имя появлялось лишь однажды: в псалме 76. Псалмы 92-98, так называемые "престольные", посвящены правлению Господа над всей землей. Слова, которыми Бог восхваляется в псалмах 101,26-28, автор Послания к евреям относит к Иисусу Христу (Евр. 1,10-12).

Последняя, пятая, книга открывается псалмом благодарения Господу за избавление Израиля из вавилонского плена. Помимо прочего, эта книга содержит псалмы, представляющие Давида образцом благочестия (Пс. 137-144), а также предрекающие, как, например, псалом 109, пришествие Царства Христова. Составители поместили так называемые "царские псалмы" в ключевых местах книги Псалтирь, придав тем самым в целом определенную мессианскую направленность.

Жанры. В состав Псалтири входят сто пятьдесят поэтических композиций, каждая из которых обладает неповторимой красотой и силой. Тем не менее существует целый ряд жанровых признаков, позволяющих разделить псалмы на шесть групп. Приводимой ниже жанровой классификации следует и комментарий к Псалтири.

1. Хвалебные гимны. Они легко узнаваемы благодаря содержащимся в них восторженным хвалам Богу: Бог превозносится за то, что Он – Бог и за Его деяния, исполненные могущества и милосердия. Примерами хвалебных гимнов являются, в частности, псалмы 8, 23, 28, 32, 46, 47.

2. Плачи (сетования и прошения). По эмоциональному настрою плачи являются полной противоположностью хвалебным гимнам. Псалмопевец в них открывает перед Господом свое сердце, полное печали, горечи, страха, а порой и озлобленности. Однако, за редкими исключениями, все плачи оканчиваются изъявлениями веры в Бога и упования на Него. Типичными примерами плачей являются псалмы 24, 38, 50, 85, 101, 119.

3. Псалмы благодарения. Эти псалмы – благодарность Богу, внявшему плачу-прошению. Вместе с двумя названными выше типами псалмов они образуют своего рода триаду: псалмопевец слагает хвалебные гимны, когда ощущает гармонию с Богом, плачет, когда эта гармония рушится, и в конце концов благодарит Бога за ее восстановление. В качестве примеров можно назвать псалмы 17, 65, 106, 137.

4. Песни упования (или веры). Тема упования на Господа так или иначе звучит и в хвалебных гимнах, и в плачах, однако в некоторых псалмах ей принадлежит основополагающее место. Такие псалмы, как правило, бывают краткими и содержат какую-нибудь впечатляющую метафору, посредством которой псалмопевец передает глубину своего упования. Примерами такого рода являются псалмы 22, 120, 130.

5. Царские псалмы. Господь, Царь мироздания, – Тот, Кому посвящены псалмы; Давид, царь над людьми, – одновременно и создатель многих псалмов, и субъект действия в некоторых из них. Тема царства, таким образом, занимает в Псалтири весьма значительное место. Но в отдельных псалмах мотивы царского достоинства Бога (Пс. 23; 92) и служения земного царя (Пс. 19; 20; 44) получают столь яркое воплощение, что представляется необходимым выделить их в особую группу.

6. Учительные псалмы (или псалмы мудрости). Говоря о библейских учительных писаниях, обычно имеют в виду книги притчей Соломоновых, Иова, Екклесиаста и Песнь песней. В этих книгах прямо говорится о том, как следует жить, дабы быть угодными Господу. Учительные писания занимают важное место и в псалмах. Так, содержащееся в Книге притчей резкое противопоставление праведных нечестивым содержится и в псалме 1. Другими примерами учительных псалмов могут служить 36-й, 48-й.

Стилевые особенности. Текст Псалтири имеет поэтический характер. Псалмы состоят из коротких, практически равных по длине поэтических строк. Благодаря этой особенности Псалтирь выделяется на фоне прочих книг Библии.

Используя специфический язык, поэт стремится затронуть не только разум, но и воображение, и эмоции читателя. Так, к примеру, слова "Господь – Пастырь мой" (Пс. 22,1) не просто передают информацию: они создают зрительный образ, воздействуя тем самым на восприятие человека гораздо сильнее, чем может воздействовать фраза, допускающая одно-единственное, буквальное понимание.

Самым распространенным в ВЗ поэтическим приемом является, пожалуй, параллелизм. Суть этого приема в том, что две или более строки связываются воедино наличием в них перекликающихся по смыслу слов. Хорошим примером параллелизма может служить стих 2 из псалма 6: Господи! не в ярости Твоей обличай меня, и не во гневе Твоем наказывай меня. В подобных случаях для истолкования первой строки совершенно необходимо помнить, что содержащаяся в ней мысль продолжается и углубляется в следующей. В приведенном примере псалмопевец молит Господа не наказывать его; если в первой строке речь идет о наказании словом, обличении, то во второй – о наказании делом.

Параллелизм может быть более явным, чем в данном примере (Пс. 2,1), или же едва распознаваемым (Пс. 2,6). Однако следует помнить, что связанные им строки всегда должны истолковываться только в совокупности, ибо в противном случае есть риск упустить значительную долю смысла.

Богословие книги Псалтирь. Книга Псалтирь создавалась почти на всем протяжении ветхозаветной истории, и ее богословское содержание соответственно оказывается соразмерным богословскому содержанию ВЗ в целом. Именно это имел в виду Мартин Лютер, называя Псалтирь малой Библией и конспектом Ветхого Завета. Книга эта доносит до нас важнейшие истины. Не оформляя их в систему и не облекая в абстрактную терминологию, она преподает их увязанными с практической жизненной реальностью и предписаниями завета.

Иисус Христос после Своего воскресения обратился к ученикам с такими словами: "вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в Законе Моисеевом и в пророках и псалмах" (Лк. 24,44). То есть весь ВЗ, и в том числе Псалтирь, устремлен в будущее – к пришествию, страданию и славному воскресению Христа. И поэтому нет ничего удивительного в том, что часто Христос (а вслед за ним и новозаветные авторы) обращался к псалмам, – так Он поступает и в минуту крестной муки (Мф. 27,46), и говоря о Своем грядущем прославлении (Мф. 22,41-46).

Песни-мольбы псалмов обращены к Богу. Ко Христу, являющемуся вторым Лицом Троицы, также обращены заключенные в этой книге гимны и плачи. Одновременно Он и псалмопевец (Евр. 2,12), и Тот, Кто в псалмах воспевается. Ему мы можем возносить псалмами хвалу, к Нему обращаться с жалобами и прошениями, Его благодарить за внимание к нашим молитвам. Хвалебные гимны мы поем, вспоминая принесенную Им за нас крестную жертву; царскими псалмами превозносим Его как нашего Царя. Христос – источник наших надежд и упований, и в этом Своем качестве – адресат псалмов упования; учительные псалмы также имеют непосредственное отношение к Нему как к воплощенной премудрости Божией.

Псалмы взывают к воздаянию праведным и к наказанию нечестивых (Пс. 68,23-30), отражая тем самым призвание Израиля к священной войне, которую ему надлежало вести в качестве исполнителя Божиего суда. С пришествием Иисуса Христа, носителя Божественного правосудия, характер священной войны избранного народа переменился: она направлена уже не против неприятеля из плоти и крови, а "против духов злобы поднебесных" (Еф. 6,12).

Заглавие

Слово "Псалтирь" в русском синодальном переводе соответствует названию "Псалмы" и восходит к Септуагинте – греческому переводу ВЗ. Этот греческий заголовок может быть переведен как "Песни" и соответствует древнееврейскому "мизмор", которое происходит от глагольной основы со значением "петь" или "играть на струнном инструменте" и часто встречается в заголовках отдельных псалмов.

Древнееврейское заглавие книги "Хвалебные песнопения" звучит несколько неадекватно, поскольку плачи в ней явно преобладают над хвалебными гимнами. Не следует, однако, забывать, что практически каждый плач завершается заверением в уповании на Господа. Кроме того, по мере продвижения от начала Псалтири к ее концу число плачей уменьшается, а хвалебных гимнов, напротив, возрастает.

Содержание

I. Превознесение золотого века Израиля, совпавшего с эпохой единого царства (Пс. 1-71)

II. Сетования и упования праведных перед лицом падения израильской монархии (Пс. 72-88)

III. Превознесение Господа за Его помощь Израилю в минувшие века (Пс. 89-105)

IV. Превознесение царского достоинства Господа и Его помазанника (Пс. 106-150)


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →




Смотрите другие комментарии к этой главе