Комментарии Женевской Библии на евангелие от Луки 22 глава

22:1 праздник опресноков, называемый Пасхою. Строго говоря, праздник Опресноков и Пасха – это два разных праздника (Чис. 28,26.27), однако второй следовал немедленно за первым, и в новозаветные времена они уже воспринимались всеми как одно долгое празднование, установленное в память об исходе евреев из Египта под предводительством Моисея (Исх. 12,17).

22:2 первосвященники. Первосвященники продолжали пользоваться значительной властью и авторитетом в Израиле, даже когда тот стал всего лишь римской провинцией. В конечном счете именно они, а не фарисеи добились казни Иисуса.

22:3 Вошел же сатана в Иуду. О том, что в Иуду вошел сам сатана и внушил ему мысль о предательстве, говорится также в Ин. 13,2.

он пошел, и говорил с первосвященниками. Знаменательно, что не первосвященники подбили Иуду на предательство, а он сам пришел к ним с предложением выдать Учителя.

начальниками. Имеются в виду начальники храмовой стражи, преимущественно левиты.

22:7 надлежало заколать пасхального агнца. Жертвоприношение агнца надлежало совершать при наступлении вечерних сумерек (Исх. 12,6).

22:8-12 Иисус был готов принять смерть, однако не желал ничьего вмешательства в предопределенный свыше ход событий. Поэтому, возможно, Он и сделал так, что никто, даже ученики, не знали заранее места последней трапезы.

22:10 человек, несущий кувшин воды. Ученики не должны были ошибиться, поскольку мужчина (а здесь речь идет именно о мужчине) с кувшином воды в руках был в Палестине редким явлением: в отличие от женщин, мужчины носили воду только в бурдюках.

22:12 горницу большую устланную. Комнату, в которой будут подготовлены места для участников трапезы.

22:14 когда настал час. Т.е. установленный час начала пасхальной трапезы.

возлег. Участники трапезы обыкновенно возлежали головой к столу, опираясь на локоть левой руки.

22:16 уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. Слова о совершении Пасхи в Царстве Божием предвосхищают смерть Иисуса, которая сама явилась пасхальным жертвоприношением (1 Кор. 5,7).

22:17 взяв чашу. За пасхальной трапезой каждый ее участник должен был выпить четыре чаши красного вина (это требование являлось у евреев столь непременным, что, дабы не осталось никого, его не исполнившего, на Пасху устраивалась специальная бесплатная раздача вина для неимущих). Вино это обычно разбавляли в пропорции три части воды к одной части вина.

приимите ее и разделите между собой. Разделенная чаша вина символизировала дружеское единение.

22:18 не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. Иисус снова говорит о неминуемом наступлении Царства Божиего. Это – один из важнейших моментов Вечери Господней, ибо в нем содержится указание на Второе пришествие Господа (1 Кор. 11,26).

22:19 сие есть Тело Мое. Смысл этих слов Спасителя является предметом споров. Слово "есть" не следует понимать в значении "есть ни что иное как", "является" (см. ком. к Мф. 26,26). Его суть передается словами "представляет", "знаменует" или, возможно, "сообщает идею". (В одной из ветвей Реформатской церкви в момент принятия хлеба читают: "Питайтесь Им (Христом) в сердце своем".) См. статью "Вечеря Господня".

которое за вас предается. Этими словами Иисус говорит о будущей отдаче Себя на крестную смерть.

сие творите в Мое воспоминание. Единственное, что Иисус заповедал совершать в память, относится к Его смерти. Это говорит о том, что Крест (искупительная смерть Христова) занимает центральное место в христианской вере.

22:20 чашу после вечери. Очевидно, что чаша с вином была взята Иисусом не сразу же после преломления хлеба, а некоторое время спустя. Новый Завет в Моей крови. Завет – одна из важных ветхозаветных концепций. Заключение нового завета между Господом и Его народом было предречено пророком Иеремией (Иер. 31,31); крестная смерть Иисуса Христа явилась тем жертвоприношением, которым этот завет был введен в силу.

которая за вас проливается. Здесь говорится о том, что кровь Иисуса Христа будет пролита на кресте.

22:21 вот, рука предающего Меня со Мною за столом. Один из участников трапезы предаст Иисуса.

22:22 Сын Человеческий идет по предназначению; но горе тому человеку, которым Он предается. Крестная смерть Иисуса предопределена, но это ни в коем случае не снимает вины с предателя.

22:24-27 Из всех евангелистов только Лука сообщает об этом споре о первенстве, который с очевидностью свидетельствует, насколько далеки были даже ученики от понимания подлинного значения земного служения Иисуса Христа.

22:26 Ученики, подобно Самому Иисусу, призваны служить, а не властвовать.

22:28-30 Слова о том, что ученики призваны к служению, а не к земному величию (ст. 26), отнюдь не означают, что им навсегда уготовано самое незаметное место. За то, что они были с Иисусом в течение Его земного служения, ученики воссядут в Царстве Божием судьями над всеми коленами Израиля (ст. 30).

22:31 Симон! Симон! Повторение Иисусом этого обращения подчеркивает значимость момента.

сатана просил. Эти слова в высшей мере знаменательны, ибо показывают, что зло сатана может творить лишь тогда, когда это попускает Господь.

сеять вас, как пшеницу. Точный смысл этой метафоры непонятен, однако ясно, что просьба сатаны не была удовлетворена.

22:36 купи меч. По-видимому, эти слова следует понимать не буквально, но как призыв быть готовым во всеоружии встретить грядущие опасности и испытания.

22:38 вот, здесь два меча... довольно. Ученики поняли слова Иисуса о мече (ст. 36) буквально. В ответ Он просит их оставить этот разговор.

22:40 Придя же на место. Гефсиманский сад (Мк. 14,23).

22:41 преклонив колена, молился. Лука не упоминает о том, что Иисус взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна, которые уснули во время Его молитвы. Для евангелиста гораздо важнее молитва Иисуса.

22:42 если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Чаша в Писании часто символизирует страдание и гнев Божий (Ис. 51,17; Иез. 23,33). Это третье упоминание о чаше в течение пасхальной вечери (см. 22,17 и ком.; 22,20).

не Моя воля, но Твоя да будет. По Своей человеческой природе Иисус испытывал ужас перед крестной казнью, еще больше усугубляемый знанием о том, что на кресте Он будет оставлен Отцом и примет на Себя всю тяжесть Божиего гнева за грехи человечества. Но, несмотря на это, Иисус решает полностью доверить Себя воле пославшего Его Отца.

22:43-44 Слова об ангеле, явившемся укрепить Иисуса, и о Его поте, который был "как капли крови, падающие на землю", из всех евангелистов имеются только у Луки.

22:46 молитесь, чтобы не впасть в искушение. Эти слова Иисус говорил ученикам и перед Своей молитвой (ст. 40).

22:47 появился народ. Лука опускает некоторые детали, известные по другим Евангелиям, и, в частности, то обстоятельство, что пришедшие были членами синедриона и римскими солдатами.

чтобы поцеловать Его. Поцелуй являлся обычным приветствием (1 Фес. 5,26) и знаком дружеского расположения.

22:51 коснувшись уха его, исцелил его. Об исцелении раба первосвященника из всех евангелистов упоминает только Лука.

22:54 привели в дом первосвященника. Из Гефсиманского сада Иисуса привели в дом первосвященника, поскольку именно он организовал Его арест.

22:55-62 Все четыре евангелиста едины в том, что первой Петра как ученика Иисуса опознала одна из служанок первосвященника. Однако относительно того, кто вторым уличил его, между ними существуют разногласия: называются та же служанка (Мк. 14,69), другая служанка (Мф. 26,71) и слуга-мужчина (22,58). Объяснение этого разногласия очевидно: слуги сидели во дворе у костра (ст. 55,56), и, естественно, обвинение, выдвинутое одним, тут же подхватывалось остальными собравшимися.

22:61 вспомнил слово Господа. Троекратное отречение Петра явилось исполнением предсказанного Иисусом (ст. 34).

22:66-71 Во всех четырех Евангелиях суду над Иисусом уделено больше места, чем казни. Рассказ о суде важен, поскольку он дает ответы на такие вопросы, как: почему синедрион признал Иисуса виновным? почему римляне предали Его смерти? Проясняется также значение титулов "Сын Божий" и "Царь Иудейский". Тем не менее, ни в одном из Евангелий не содержится полного и последовательного изложения хода этого суда. Таким образом, можно обозначить лишь общую его схему: синедрион признал Иисуса виновным в святотатстве (богохульстве) и заслуживающим за это смертной казни; право же выносить смертные приговоры в Палестине имели только римские власти, которые со своей стороны, не считали, что святотатство должно караться смертью. В результате первосвященникам пришлось выдвинуть новое обвинение – в нарушении законов империи.

22:66 как настал день. По еврейским обычаям любая судебная процедура могла начинаться только после восхода солнца; разбирательство дела Иисуса, начатое ночью, немедленно после ареста, оказалось бы незаконным.

22:67-69 Лука ничего не говорит ни о соблюдении судебных формальностей, ни о выдвижении синедрионом официального обвинения. Судьи просто задали Иисусу вопрос, ответом на который Он доказал бы, что является святотатцем, поскольку неоправданно, с их точки зрения, объявляет Себя Христом, т.е. Мессией. Иисус отказался отвечать на провокационный вопрос, сославшись на то, что члены синедриона Его все равно бы не поняли. См. ком. к 20,21.

22:69 отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией. Как бы ни был теперь унижен Иисус, Его страсти и оскорбления являются тем поворотным моментом, от которого ("отныне") начинается Его прямой и уже недолгий путь наивысшему месту в небесной иерархии.

22:70 Ты Сын Божий? Не вполне ясно, что именно имели в виду судьи, задавая Иисусу этот вопрос. Как известно, само по себе именование кого-либо "сыном Божиим" не содержит ничего предосудительного (см., напр., 1 Пар. 28,6). Впрочем, употребление словосочетания "Сын Божий" с определенным артиклем могло предполагать особенно тесные узы с Богом.

22:71 какое еще нужно нам свидетельство? Иисус не давал судьям положительного ответа на вопрос, является ли Он Сыном Божиим, но и ничего не отрицал ("вы говорите, что Я", ст. 70). Для синедриона и этого оказалось достаточно, чтобы признать Его виновным. Но для того чтобы предать Иисуса смерти, еврейским начальникам необходимо было убедить в Его виновности римские власти, с точки зрения которых обвинение в святотатстве не являлось достаточно серьезным.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →