Комментарии Жана Кальвина на евангелие от Иоанна 5 глава

Глава 5

1. После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим. 2. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. 3. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, 4. ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. 5. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. 6. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? 7. Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. 8. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. 9. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний.

(1. После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим. 2. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, имевшая пять крытых ходов. 3. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, 4. ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. 5. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. 6. Иисус, увидев его сидящего и узнав, что он страдает уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? 7. Больной отвечал Ему: Господи не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; между тем, когда я прихожу, другой уже сходит прежде меня. 8. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. 9. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний.)

1) Был праздник. Хотя Евангелист не говорит прямо, какой именно был праздник. Вероятнее всего он имеет в виду пятидесятницу, если то, о чем здесь сказано, произошло сразу же после прихода Христа в Галилею. Ибо, покинув Иерусалим вскоре после Пасхи, Он, проходя через Самарию, был в пути сорок дней вплоть до дня жатвы. Войдя же в Галилею, Христос исцелил сына царедворца. Евангелист же добавляет, что этот день следовал за праздником. Поэтому подсчет дней приводит нас к тому, чтобы разуметь под праздником пятидесятницу, хотя я не буду слишком отстаивать свое мнение. Христос пришел в Иерусалим в день праздника. Отчасти для того, чтобы воспользоваться случаем распространить Свое учение среди большого количества людей; и отчасти потому, что было необходимо, чтобы Он подчинился закону, дабы искупить всех от рабства закону, как мы уже объяснили это в другом месте.

2) У Овечьих ворот купальня. Здесь описывается внешняя обстановка, из чего мы заключаем, что совершенное чудо видело немало людей. То, что данное место посещало немало народа, явствует из указания на пять крытых ходов и на близость храма. Кроме того, Евангелист прямо свидетельствует, что там лежало множество больных. Что касается причины обозначения места, то сведующие люди справедливо отвергают измышление Иеронима, который сделал из Вефедера Вифезду и перевел это слово как «дом стада». Ведь здесь упоминается о купальне, расположенной близ рынка, где продавался скот. Также не правы те, кто читает «Вифседа», словно это было место для ловли рыбы. Итак, вероятнее мнение тех, кто переводит название «Вифезда» как «место излияния», ибо אשד по-еврейски означает «течение». Евангелист же произнес это слово как «Эзда», пользуясь общепринятым в то время халдейским произношением. Я думаю, что вода притекала туда по каналам, чтобы ее черпали священники. Но, возможно, что имя «Вифезда» связано с сифонами, по которым струилась вода. Овчарня же, по моему мнению, названа так потому, что туда приводили скот для совершения жертвоприношений.

3) В них лежало великое множество. Может быть больные лежали в портиках для того, чтобы просить милостыню. Ведь именно здесь проходил народ, направляющийся в храм для поклонения. Здесь же продавался скот, приносимый в жертву. Кроме того, Бог в отдельные праздничные дни исцелял некоторых больных, чтобы тем самым утвердить предписанный в законе культ и святость храма. Однако это может показаться глупым. Ведь в то время, когда религия процветала в наибольшей степени, ни о чем подобном не было слышно. Более того, во времена пророков чудеса творились без какого-либо порядка. Теперь же, когда дела ухудшились и пришли в упадок, сила и благодать Божия вдруг неожиданно проявилась в чудесах. Отвечаю: на мой взгляд, на это есть две причины. Святой Дух, обитавший в пророках, был достоверным свидетелем божественного присутствия, поэтому религия не нуждалась тогда в каких-либо еще подтверждениях. Ибо сам закон был обставлен более чем подходящими знамениями, и Бог бесчисленными свидетельствами не переставал подтверждать Им же заповеданный культ.

Но ко времени прихода Христа пророки исчезли. Кроме того, народ погрузился в бедственное положение, был обуреваем разными искушениями. Все это требовало чрезвычайной помощи, дабы люди не подумали, что Бог полностью их отверг, и не изнемогли окончательно. Ибо мы знаем, что Малахия, последний из пророков, так заканчивает свое учение: дабы иудеи помнили закон, данный Моисеем (Мал.4:4), покуда не явится Христос. Бог посчитал полезным на время лишить иудеев пророческого служения, дабы они еще более возжелали Христа, а после Его прихода приняли Его с еще большим почетом. Между тем, чтобы храм и жертвоприношения, вместе с культом, от которого исходило спасение миру, не лишились основы, Господь через дар исцелений давал иудеям понять, что вполне сознательно отделил их от числа прочих народов. Ибо Бог, исцеляя больных, словно простертой с неба рукой ясно показывал иудеям, что одобряет содержащийся в законе способ поклонения. Кроме того, нет сомнений: Бог показывал таким образом, что настает время искупления, что Христос – совершитель спасения – весьма близок, и пробуждал в душах людей еще большее ожидание. Итак, я думаю, что в то время знамения служили двум целям: чтобы иудеи знали о присутствии среди них Бога, и чтобы пребывали твердыми в послушании закону. Кроме того, им следовало прилежно ожидать будущего нового и необычного устроения.

Хромых, слепых, иссохших. Чтобы мы знали, что Господь исцелял не обычные и легкие заболевания, Евангелист перечисляет некоторые из недугов. Ведь хромым, слепым и иссохшим не может помочь человеческое врачевство. Грустно было видеть столь многообразное уродство телесных членов в великом скоплении народа. Однако слава Божия проявлялась там ярче, чем при виде великого и хорошо устроенного войска. Нет ничего величественнее, чем сила Божия, исцеляющая и исправляющая неустранимый природный недостаток. Нет ничего прекраснее и приятнее, чем лицезрение Бога, по бесконечной Своей благости помогающего человеческим нуждам. Поэтому Господь и захотел устроить сие благородное зрелище, в котором Его сила была очевидна не только для бедных, но и вообще для любых посетителей. Как я уже говорил: не последнее украшение храма состояло в том, что Господь, простирая руку, делал явным Свое присутствие.

4) Ангел Господень. Исцелять больных присуще одному Богу. Но поскольку Он имеет обыкновение пользоваться услугами ангелов, то и в этом деле заповедал им надлежащее участие. Поэтому ангелы зовутся силами и властями. Не потому, что Бог, отдав им Свою силу, Сам праздно восседает на небесах, а потому, что, действуя через них, Он величественно являет нам Собственное могущество. Итак, плохо и превратно думают те, кто приписывает это дело ангелам, так помещая их между нами и Богом, что они как бы затемняют и отдаляют от нас славу Божию. Наоборот, через ангелов Бог являет нам Собственное присутствие. Посему следует опасаться платонических умствований: якобы расстояние между нами и Богом столь огромно, что надобно прибегать к ангелам, дабы те сникали для нас благоволение Божие. Скорее нам подобает прибегать ко Христу, чтобы под Его водительством и руководством ангелы были помощниками и служителями нашего спасения.

По временам. Бог мог исцелить всех в одно мгновение, но, дабы чудеса достигли своей цели, они должны происходить определенным образом. Так и Христос учит нас: хотя во времена Илии было много умерших, воскрешен был лишь один мальчик (4Цар.4:32). Хотя во время засухи голодало множество вдов, Илия восполнил нужду лишь одной (3Цар.17:9, Лк.4:25). Таким образом, Господь счел достаточным явить Свое присутствие лишь немногим больным. Кроме того, описываемый здесь способ исцеления учит нас: нет ничего глупее, чем подчинять дела Божии человеческому суждению. Какую, спрашиваю я, помощь можно было ожидать от всколыхнувшейся воды? Но Господь таким образом низвергает наше собственное разумение и вводит нас в послушание веры. Мы весьма охотно следуем тому, что нравится нашему разуму даже вопреки божественному Слову. Итак, чтобы сделать нас послушными, Господь часто предлагает нам то, что противоречит человеческому разумению. Только тогда мы явим подлинное ученичество, когда с закрытыми глазами будем следовать за одним лишь божественным Словом, даже если это дело будет казаться нам пустым. Подобный пример мы видим в истории Неемана Сириянина (4Цар.5:10), которого пророк послал к реке Иордан для исцеления проказы. Он же вначале счел это за насмешку, но потом понял: если Бог и действует вопреки человеческому разумению, Он при этом никогда не обманывает нас. Кроме того, движение воды ясно свидетельствовало о том, что Бог по Своей воле охотно пользуется любыми творениями, но результат действия всегда приписывает Себе. Весьма распространенный порок: приписывать творению то, что принадлежит одному Богу. Однако было бы чрезмерно глупо искать причину исцеления в движении воды. В итоге: Бог таким образом являл больным внешний символ, что они от вида символа переходили к лицезрению единого Подателя всякой благодати.

5) Тут был человек. Евангелист описывает разные обстоятельства, подкрепляющие достоверность чуда. Длительность болезни лишала надежды на исцеление. Больной жаловался на то, что не может добраться до воды. Он часто пытался броситься в воду, но напрасно. Никто из людей ему не помог. И отсюда еще ярче воссияла Христова сила. Туда же относится приказание взять свою постель. Никто не должен был усомниться, что больной исцелился лишь по милости Христовой. Когда же он неожиданно восстал здоровым и крепким, столь нежданная перемена неизбежно приковала всеобщее внимание.

6) Хочешь ли быть здоров? Христос спрашивает его об этом, как о чем-то сомнительном. Отчасти для того, чтобы возжечь в нем желание принять предложенную благодать, отчасти чтобы еще больше привлечь внимание окружающих. Ведь иначе чудо могло бы ускользнуть от их взора, как часто происходит в отношении незаметных событий. Посему, такая подготовка была необходима по двум причинам.

7) Не имею человека. Больной делает то, что обычно делаем все мы. Он связывает помощь Божию собственным разумением и не дерзает надеяться на большее, чем может понять умом. Но Христос прощает эту его немощь, и здесь мы видим пример снисхождения, в котором ежедневно нуждается каждый из нас. Ведь мы слишком привязываемся к промежуточным средствам, Христос же, как бы протянув руку из потаенного места, показывает нам, насколько Его благость превосходит узость нашей веры. Кроме того, этим примером Он хочет научить нас терпению. Тридцать лет – довольно большой временной промежуток, и все это время Бог откладывал помощь сему несчастному, хотя от начала постановил, что поможет ему. Итак, как бы долго Бог не испытывал наше терпение, пусть мы так воздыхаем под грузом собственных тягот, чтобы одновременно не отчаиваться от длительного ожидания. Даже если положение кажется безвыходным, а беды наши нескончаемыми, всегда надобно верить в Бога, чудесного Избавителя, силою Своею легко устраняющего все препятствия.

9) Было же это в день субботний. Христос прекрасно знал о том, какой последует соблазн, когда иудеи увидят человека, несущего постель. Ведь закон запрещает носить в субботу какие-либо тяжести (Иер.17:21). Но у Христа были две причины пренебречь опасностью и совершить подобный поступок. Он хотел, чтобы чудо приковало к себе больше внимания, и чтобы возник повод произнести ту прекрасную проповедь, которую Он вскоре скажет. Чудо это могло научить многим полезным вещам, и поэтому Христос спокойно пренебрег опасностью оскорбить окружающих. Кроме того, у Него было готово справедливое оправдание, которым Он, если бы и не удовлетворил злопыхателей, то, по крайней мере, опроверг бы их клевету. Итак, следует придерживаться правила: даже если весь мир пылает к нам гневом, нам надобно возвещать славу Божию и проповедовать Его дела, поскольку они должны быть явлены ради Его славы. Не надо ни бояться в этом деле, ни уставать, даже если наше усердие выйдет нам боком. Лишь бы у нас была цель, о которой я говорил, и мы не преступали границ своего служения.

10. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. 11. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. 12. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? 13. Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. 14. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже. 15. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус. 16. И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу.

(10. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. 11. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. 12. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? 13. Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся из-за толпы, бывшей на том месте. 14. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже. 15. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус. 16. И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу.)

10) Сегодня суббота. Поскольку все должны были почитать субботу, иудеи справедливо и обоснованно обвинили этого человека. Но, не удовлетворившись его объяснением, они уже впали в прегрешение. Ведь когда причина выяснилась, подозреваемый должен был быть оправдан. Носить бремя, как было сказано, значило нарушать субботу. Но Христос, возложивший бремя на его плечи, властью Своей превосходит субботу. Итак, этот пример учит нас, что следует воздерживаться от поспешного суждения, покуда полностью не выяснены все причины. Все, что противоречит Слову Божию, бесспорно заслуживает осуждения. Но поскольку в этом вопросе часто бывают ошибки, пусть вначале последует здравое и спокойное разбирательство, чтобы суд оказался основательным и справедливым. Ведь иудеи, обуреваемые злобой, не захотели расследовать это дело. Тем самым они закрыли дверь справедливому суду. Если бы они позволили себе поучиться, то не только перестали бы оскорбляться, но и весьма преуспели бы в познании Евангелия. Теперь мы видим, что они согрешили в том, что отвергли справедливое оправдание. Оправдание же состояло в следующем: исцеленный ответил, что ничего не делал сам, но лишь слушался повеления Того, Кто имел власть приказывать и повелевать. Хотя он еще не знал, кто такой Христос, он все же был убежден в Его божественном посланничестве. Ведь он узнал о божественной силе Христа, и заключил отсюда о Его небесной власти. Отсюда, повиновение этого человека было необходимым. Но, кажется, больной все-таки достоин порицания. Ведь чудо увело его от послушания закону. Признаюсь, что он опирался на не слишком надежный довод, но дважды грешат те, которые не обращают внимания на необычность этого дела Божия и не воздерживаются от суждений, покуда не услышат пророка, наученного божественному Слову.

13) Не знал, кто Он. Христос определенно не хотел, чтобы молва об этом деле заглохла. Но прежде чем объявить Себя его автором, Он захотел предать его известности. Поэтому тогда Иисус скрылся в толпе, позволив иудеям без лицеприятия судить о происшедшем. Отсюда мы заключаем, что исцеление нельзя приписывать здесь вере человека. Ведь исцеленный даже не знал, Кто его целитель. Однако то, что он понес свою постель, кажется говорит об определенной вере. Я не отрицаю, что в нем был некий скрытый импульс веры, но из контекста очевидно: он не имел твердого учения и чистого света, на которые было бы можно положиться.

14) Потом Иисус встретил его. Эти слова ясно говорят о том, что Христос скрывался в храме не затем, чтобы люди забыли о Его благодеянии. Ведь сейчас Он открыто заявляет о Себе. Иисус хотел лишь, чтобы вначале люди обдумали само событие, а уже потом признали в Нем его автора. Кроме того, это место содержит полезнейшее учение. Когда Христос говорит: вот, ты выздоровел, – Он имеет в виду, что мы злоупотребляем дарами Божиими, если не воздаем за них благодарение. Христос не порицает того, что дал Сам. Он лишь учит, что человек исцелился для того, чтобы, получив благодать, всю жизнь помнить о своем Избавителе – Боге. Итак, Бог приводит и побуждает нас к покаянию ударами розог, но одновременно приглашает нас к Себе Своими благостью и милосердием. Более того, здесь кроется основная цель как искупления, так и всех остальных даров Божиих: соделать нас полностью приверженными Себе. Но этого не случится, если душа не будет помнить о некогда навлеченной вине; если получивший прощение не будет всю жизнь упражняться в подобных раздумьях. Слова Христовы учат, что всякое выпавшее на нашу долю зло следует приписывать нашим же грехам. Так что, беды человека никогда не бывают случайными, но всегда служат розгами для исправления. Во-первых, следует везде видеть руку Божию, поражающую нас за наши грехи, а не воображать в собственных невзгодах слепые удары судьбы. Затем, надобно воздать честь Богу, Который, будучи наилучшим отцом, не услаждается нашими несчастьями, и поэтому никогда не обращается с нами суровее, чем мы заслуживаем нашими грехами. Запрещая же нам грешить, Он не требует от нас чистоты от всяческого греха, но лишь приготовления к более возвышенной жизни. Поэтому Христос увещевает исцеленного после покаяния не оставаться долее таким, каким тот был прежде.

Чего хуже. Если Бог ничего не добивается розгами, коими мягко исправляет нас словно человеколюбивый отец своих нежных и любимых сынов, Он вынужден перейти к другому несвойственному Ему образу действий. Итак, Он берет к руки бич для усмирения нашего упорства, как и говорит об этом в законе (Лев.26:14, Втор.28:15, Пс.31:9). Более того, подобные свидетельства встречаются в Писании повсюду. Посему, то, что мы отовсюду стесняемы все новыми и новыми бедами, следует относить к нашей гордыне. Ведь мы подобны даже не упрямым мулам и необъезженным коням, а прямо-таки дикому, неприрученному зверью. Поэтому не удивительно, если Бог словно молотом поражает нас суровыми карами, когда слабое наказание уже не может нам помочь. Те, кто не терпит исправления, вполне заслуживают тяжких ударов. В итоге, цель наказаний состоит в том, чтобы сделать нас более осмотрительными. Если на первый и второй удар мы отвечаем ожесточением сердца, последующие удары будут еще сильнее. Если после непродолжительного покаяния мы скоро возвращаемся к привычному образу действий, Бог наказывает нашу легковесность и медлительность с большей суровостью. Кроме того, на примере исцеленного больного можно увидеть, с каким милостивым и снисходительным терпением относится к нам Господь.

Вероятнее всего, этот человек был близок к старости. Должно быть болезнь одолела его в расцвете лет, может быть еще в детстве. Однако нельзя упрекать Бога в излишней суровости, в том, что Он столь долго поражал болезнью полуживого человека. Посему, когда мы наказываемся мягче, то должны понимать: Господь смягчает суровость наказаний по Своей безмерной благости. Давайте усвоим: нет таких жутких и ужасных кар, к которым не прибег бы Бог, когда сочтет это нужным.

Нет сомнения, что несчастные люди своими негодными жалобами еще больше увеличивают тяжесть своих же мучений. Они думают, что их тяготы не могут далее умножаться. «Не сокрыто ли это у Меня? не запечатано ли в хранилищах Моих?» – говорит Господь (Втор.32:34). Кроме того, надо отметить, сколь медленно ведут нас к покаянию Божии кары. Поскольку увещевание Христово не было излишним, из него можно вывести, что душа этого человека еще не очистилась от пороков. Действительно, корни пороков проникают столь глубоко, что их нельзя вырвать за один или два дня. Но исцеление болезней души – тяжелый труд, и для него не достаточно лишь короткого врачевания.

15) Человек сей пошел. Менее всего хотел он возбудить ко Христу зависть, менее всего думал о том, что люди так ополчатся на Христа. Итак, его намерения были вполне благочестивы: он только хотел воздать своему целителю справедливую и должную хвалу. Иудеи же выдали свою духовную болезнь тем, что не только обвинили Христа в нарушении субботы, но и позволили себе совершенно рассвирепеть.

17. Иисус же говорил им: Отец Мой доныне делает, и Я делаю. 18. И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу. 19. На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также.

(17. Иисус же говорил им: Отец Мой доныне делает, и Я делаю. 18 И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу. 19. Поэтому Иисус отвечал, и сказал им: аминь, аминь говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также.)

17) Отец Мой. Давайте усвоим, каким способом защиты воспользовался Христос. Он не говорит, что закон о субботе был временным и теперь подлежит отмене. Скорее Он отрицает, что нарушил закон, ссылаясь при этом на дело Божие. Не вызывает сомнения, что Христос Своим пришествием положил конец обрядам, служившим тенью грядущего, как учит о том Павел (Кол.2:16). Но это не имеет отношения к настоящему вопросу. Людям было приказано воздерживаться только от своих дел. Поэтому обрезание, принадлежащее Богу, а не человеку, никак не противоречило соблюдению субботы. Христос настаивает здесь на том, что, совершив дело Божие, Он не нарушил священный покой, заповеданный в законе Моисея. Таким образом, Он оправдывает не только Свой поступок, но и поступок понесшего постель исцеленного. Это было как бы приложением к чуду, его частью, его окончательным подтверждением. Кроме того, если среди дел Божиих числится благодарение Богу и возвещение Его славы, то свидетельствовать всеми способами о благодати Божией не может быть нарушением субботы. Но Христос говорит прежде всего о Самом Себе, поскольку именно на Него больше всего ополчились иудеи. Восстановив здоровье больному, Христос засвидетельствовал Свою божественную силу. Он проповедует Себя Сыном Божиим и утверждает, что делает то же, что и Отец.

Каково было употребление субботы, и по каким причинам она была заповедана, я не буду здесь долго обсуждать. Что касается настоящего вопроса, скажем так: соблюдение субботы нисколько не мешало совершению дел Божиих; скорее, оно заповедовало только ими и заниматься. Для чего закон предписывает людям воздерживаться от своих дел, если не для того, чтобы разум человеческий, свободный от повседневных забот, обратился к созерцанию дел Божиих? Итак, нечестиво нарушает и дурно толкует закон тот, кто не позволяет в субботу совершать дела Божии. Если кто возразит, что Сам Бог подал людям пример отдыхать в седьмой день, то ответ готов: люди подобны Богу не в том, что просто отдыхают, но в том, что, оставив волнения мира сего, воздыхают о небесном покое. Итак, покой Божий есть не полное бездействие, а усовершенствование, приносящее с собой состояние мира. Этому не противоречит то, что говорил Моисей: Бог положил конец делам Своим в день субботний (Быт.2:2). Он хочет сказать, что, завершив творение мира, Бог освятил день, который люди должны посвящать размышлениям о Его делах. Кроме того, Бог не перестает поддерживать сотворенный Им мир Своей силой, управлять Своим советом, лелеять Своей благостью, и все на небе и на земле производить по воле Своей. Итак, создание мира завершилось в шесть дней, царство же Божие пребывает постоянно, и Бог непрерывно хранит и поддерживает мировой порядок. Апостол Павел учит этому так: в Нем мы живем, движемся и существуем (Деян.17:28). И Давид учит, что все стоит постольку, поскольку питаемо Духом Божиим, и сразу же истлевает, как только прекращается Его воздействие (Пс.104:29). Господь же следит за Своим творением не только в целом, но и обустроивает отдельные его части. Особенно когда хранит и защищает верных Своих, которых наделил верой и одарил Своим покровительством.

И Я делаю. Христос, оставив разговор о текущем деле, объясняет цель и пользу Своего чуда. Цель состояла в том, чтобы признать Его Сыном Божиим. Ведь намерение Христово во всех Его делах и словах – показать Себя совершителем спасения. То, что Он присваивает Себе, принадлежит Его божеству, как утверждает и апостол в Послании к Евреям (1:3): хотением Своим и силой Он содержит все. Христос называет Себя Богом, потому что, явившись во плоти, исполняет служение Помазанника. Так же Он утверждает, что пришел с неба, дабы все знали, куда именно Он снизошел, спустившись на землю.

18) За то, что Он. Этой защитительной речью Христос не только не усмирил их ярость, но еще больше разжег ее. Он хорошо знал, сколь злобно их нечестие и сколь непреклонно упорство, но прежде всего стремился помочь немногим Своим людям, и как бы не замечал неизвинительную злобу врагов. Своим примером Христос учит нас: никогда не следует уступать ярости нечестивых. Напротив, мы должны утверждать истину Божию, несмотря на протесты всего мира. И слуги Христовы не должны жаловаться на то, что не убедили всех слушателей, ведь и Сам Христос не сумел этого добиться. Не удивительно, что, чем больше являет себя слава Божия, тем больше возмущается сатана в лице своих членов и прислужников. Евангелист, говоря вначале, что иудеи оскорбились из-за нарушения Христом субботы, имеет в виду их собственную точку зрения. Ведь раньше он сказал, что дело обстояло совсем иначе. Особенную ярость вызвало у них то, что Христос назвал Бога Своим Отцом. Действительно, Христос хотел, чтобы Бога в особом смысле считали Его Отцом, дабы тем самым исключить Себя из общего порядка вещей. Он делал Себя равным Богу, наделяя Себя непрерывным деланием. Этим Христос не только не отрицает равенства с Отцом, но еще больше его подтверждает. Так опровергается безумие ариан, говоривших, что Христос является Богом, но не равным Отцу, словно в единой и простой божественной сущности может быть некое неравенство.

19) Иисус сказал. Мы видим, как я уже сказал, что Христос не отвергает предположение иудеев как клеветническое. Скорее Он доказывает его истинность здравым рассуждением. Во-первых, Он настаивает на том, что дело Его божественно, дабы иудеи поняли: они воюют с Самим Богом, если осуждают то, что по праву принадлежит Христу. Это место по-разному толкуют ариане и православные отцы. Арий выводил отсюда, что Сын меньше Отца, поскольку Сам от Себя ничего не может делать. Отцы возражали, что здесь означается лишь различие между лицами, дабы все знали: Христос имеет бытие от Отца, но не лишен при этом внутренней творческой силы. Однако оба эти толкования ложны. Ведь речь идет не только о божестве Христа. Как мы увидим вскоре, сказанные слова никак не подходят вечному Слову Божию Самому по Себе, они могут относиться лишь к Сыну Божию, явившемуся во плоти. Итак, да будет у нас перед глазами тот Христос, Который был послан Отцом как Искупитель мира. В Нем иудеи не различали ничего выше человеческой природы. Поэтому Христос утверждает, что исцелил больного не человеческой силой, но силой божественной, скрывавшейся под видимой плотью. Так что проблема решается следующим образом: поскольку иудеи презирали Христа, обращая внимание лишь на Его плоть, Он приказывает им подняться выше и воззреть на Самого Бога. К этому антитезису и следует относить всю Его речь. Посему сильно ошибались те, кто думал, что имеет дело со смертным человеком, и обвинял Христа в присваивании божественных дел. Христос же утверждает, что в Своих свершениях никак не разнится с Богом Отцом.

20. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь. 21. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. 22. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, 23. дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его. 24. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь.

(20. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь. 21. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. 22. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, 23. дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его. 24. Аминь, аминь говорю вам: слушающий слово мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не придет, но перешел от смерти в жизнь.)

20) Ибо Отец любит. Всякий поймет, сколь натянуто и грубо толковали сей отрывок древние. Бог, – говорили они, – любит Себя в Сыне. Однако Отчая любовь вполне подобает и Христу, облеченному в плоть. Более того, мы знаем, что Сын в отличие от ангелов и людей несет примечательный титул. О Нем было сказано: Сей есть Сын Мой возлюбленный (Мф.3:17). Мы знаем, что Христос избран быть Тем, в Ком должна пребывать любовь Божия, дабы течь оттуда к нам словно из обильного источника. Ведь Отец любит Христа постольку, поскольку Тот есть Глава Церкви. И Христос учит: сия любовь есть причина того, что Отец совершает все рукою Сына. Ибо, говоря, что Отец Ему показывает, Он разумеет под этим словом сообщение чего-то. Он как бы говорит: Отец, дав Мне Свою сущность, дает и силу, дабы божественная слава блистала во всех Моих делах. Более того, люди нигде не найдут чего-либо божественного, если не будут искать его во Мне. Действительно, вне Христа напрасно было бы искать силу Божию.

И покажет Ему дела больше сих. Этими словами Христос намекает на то, что чудо, совершенное при исцелении больного, не самое большое из тех чудес, которые Он еще совершит по Отчей заповеди. Доселе Он давал людям вкусить лишь немного той благодати, Служителем и Автором которой был для восстановления к жизни всего мира. Добавляя «так, что вы удивитесь», Христос косвенно попрекает людей в неблагодарности. Ведь они презрели Того, в Ком столь ярко явилась божественная сила. Христос как бы говорит: хотя вы тупы и глупы, то, что Бог совершит через Меня потом, волей-неволей вызовет у вас удивление. Но кажется, что это предсказание так и не исполнилось. Ведь мы знаем, что эти люди, и видя, не смогли увидеть. Как говорит Исаия (Ис.6:9,10): отверженные слепнут от света Божия. Отвечаю: Христос не говорит здесь об их чувствах, но имел в виду лишь то, сколь величественно докажет впоследствии Свое божественное Сыновство.

21) Ибо, как Отец. Здесь Христос подытоживает служение, данное Ему Отцом. Хотя кажется, что Он говорит о чем-то одном, Его учение здесь является всеобщим, и в нем Он провозглашает Себя автором жизни. А жизнь содержит в себе и праведность, и все дары Святого Духа, и все прочие части нашего спасения. Действительно, сему чуду надлежало быть особым свидетельством силы Христовой, дабы принести всеобщий плод, то есть – отпереть дверь Евангелию. Кроме того, следует отметить, как именно Христос дарует нам жизнь. Поскольку Он всех нашел мертвыми, Ему и было необходимо начать с воскресения. Однако далеко не излишне здесь употребляются два слова, поелику не достаточно было бы исхитить нас от смерти, не восстановив одновременно к жизни. Кроме того, Христос не дарует эту жизнь всем без разбора. Он говорит, что оживляет кого хочет. Здесь Христос имеет в виду, что лишь определенные люди, то есть избранные, удостаиваются сей великой благодати.

22) Ибо Отец и не судит. Теперь Христос яснее говорит о том, каким образом Отец через Сына управляет миром, осуществляя Его рукою Свою власть. Словом «суд» Евангелист по обычаю еврейского языка означает власть и силу. Мы же будем верить в следующее: Отец передал царство Сыну, чтобы Он управлял Своим велением небом и землею. Но это может показаться абсурдным. Отец, словно отказавшись от Своих прав, теперь праздно сидит на небе как частное лицо. Ответ довольно прост: это сказано не по отношению к Богу, но по отношению к человеку. Ибо в Отце не произошло никакого изменения, когда Он сделал Христа верховным царем и Господом неба и земли. Ибо Сам Он пребывает в Сыне и действует через Него. Но поскольку наш разум ослабевает, как только возносится ввысь, Христос предстает перед нашим взором как ясный и видимый Отчий образ. Итак, нам не стоит напрасно утруждаться, исследуя тайники неба, ведь Бог помогает нашей немощи, являя Себя близким в лице Иисуса Христа. Всякий раз, когда идет речь об управлении миром, о нашем состоянии, о хранении небесного спасения, пусть мы научимся обращать свой взор к одному лишь Христу. Ведь Он обладает полной властью, и в Его лице нам является, Сам по Себе далекий, Бог Отец. И делает Он это для того, чтобы Его величие не уничтожило нас безмерностью Своего блеска.

23) Дабы все чтили Сына. Это предложение достаточно подтверждает сказанное мною выше. Бог не так царствует в лице Христа, чтобы Самому, как бывает с ленивыми царями, почивать в бездействии. Он царствует так, что являет во Христе Собственную силу и Собственное присутствие. Ибо что еще значат слова: чтобы все чтили Сына, – если не то, что Отец хочет познания и почитания в лице Сына? Итак, нам надлежит искать Бога Отца в лице Иисуса Христа, в Нем созерцать Его силу, в Нем поклоняться Его величию. Ведь, как будет вскоре сказано, кто не чтит Сына, лишает Бога законной чести. Все признают, что Бог достоин почитания. Это врожденное чувство прочно укоренилось в наших сердцах. Посему никто не дерзает открыто лишать Бога Его славы. Но человеческий разум полностью изнемогает, ища Бога на ложном пути. Отсюда – столько ложных богов, отсюда – столько извращенных способов богопочитания. Но мы можем найти Бога только во Христе, можем законно почитать Его, только почитая Сына, как учит об этом царь Давид (Пс.2:12). Иоанн и в другом месте утверждает: не имеющий Сына, не имеет и Отца (1Ин.2:23). Пусть турки и иудеи украшают почитаемого ими бога красивыми названиями, нам же надлежит твердо верить: имя Божие, отделенное от имени Иисуса Христа, есть лишь пустой вымысел. Поэтому всякий желающий поклоняться Богу правильно не должен уклоняться от поклонения Христу. И точно так же поклонялись отцы во времена закона. Хотя они и созерцали Христа неясно, под видом теней, Бог никогда не являлся им вне Иисуса Христа. Ныне же, после пришествия и воцарения Христова, весь мир должен склонить перед Ним колени, дабы тем самым покориться Богу. Ведь Отец повелел Сыну сидеть одесную Его величия. Посему всякий, воображающий Бога без Христа, как бы уродует и уполовинивает Бога.

24) Слушающий слово Мое. Здесь говорится о причине такой чести, дабы кто не счел, что она заключается лишь во внешних обрядах и глупых церемониях. Ведь учение Евангелия есть скипетр Христа, коим Он правит данными Ему от Отца верующими. Прежде всего надо обратить внимание на приведенное определение христианина. Нет ничего обычнее, чем ложное исповедание христианства. Ведь и паписты, яростные враги Христовы, более чем дерзко надмеваются Его именем. Но честь, которую требует от нас Христос, состоит в покорности Его Евангелию. Откуда следует: какую бы честь ни воздавали лицемеры Христу, она будет лишь предательским поцелуем Иуды. Многократно называя Христа царем, они, на самом деле, лишают Его царства и власти, поскольку не веруют в Его Евангелие. Одновременно Христос восхваляет плод послушания и говорит: послушный «имеет жизнь вечную», дабы мы тем охотнее это послушание выказывали. Ибо, кто столь упорен, что уйдет от Христа несмотря на предложенную ему вечную жизнь? Однако мы видим: сколь немногих людей привлекает ко Христу даже такое великое милосердие. Извращенность наша состоит в том, что нам приятнее погибнуть, чем стать послушными Сыну Божию и спастись по Его благости. Итак, Христос говорит как о правильном способе поклонения, так и об основании этого поклонения – нашем восстановлении к жизни. Ведь не достаточно было бы верить в то, о чем Он говорил раньше. В то, что Он пришел для воскрешения мертвых. Мы также должны знать, каким образом Христос избавляет нас от смерти. Он возвещает, что жизнь обретается от слышания Его учения. Под «слышанием» же Он разумеет веру, о чем скажет немного ниже. Однако вера имеет престол не в слухе, а в сердце. Откуда же у веры такая сила? Об этом сказано в другом месте. Так что всегда надлежит внимать тому, что говорит нам Евангелие. И не удивительно, что всякий принимающий Христа со всеми Его заслугами примиряется с Богом и избавляется от смерти. Он также наделяется Святым Духом и облекается в небесную праведность, дабы ходить в обновленной жизни (Рим.6:4). Фраза же «верует в Пославшего Меня» подтверждает авторитет Евангелия. Оно говорит, что Христос пришел от Бога, а не по человеческой воле. В другом месте Христос также отрицает, что говорит от Самого Себя. Он возвещает лишь то, что заповедано Ему Отцом (ниже, 14:10).

На суд не приходит. Здесь присутствует косвенное противопоставление между виной, которой по природе подвержены все, и незаслуженным прощением, которое мы получаем через Христа. Если бы осуждение не пребывало на всех, как могли бы верующие во Христа от него избавиться? Итак, пусть пребудет незыблемым следующее положение: мы вне опасности смерти постольку, поскольку избавляемся от нее по благодеянию Христову. Значит, как бы Христос ни освящал нас и ни царствовал Духом Своим в новизне жизни, здесь на первое место ставится незаслуженное отпущение грехов, в котором одном состоит блаженство человека. Ведь по-настоящему жить начинает лишь тот, к кому Бог стал милостив. А как бы Бог возлюбил нас, если бы не простил нам наши грехи?

Перешел. То, что некоторые латинские кодексы говорят «перейдет», возникло из-за незнания и поспешности перевода. Переводчик, не понимая смысла слов Евангелиста, позволил себе слишком большую вольность. Ведь в греческом глаголе нет никакой двусмысленности. Христос вполне уместно говорит, что переход от смерти уже совершился, поелику семя жизни в сынах Божиих нетленно. Посему с момента призвания они в надежде уже восседают со Христом в небесной славе, и царство Божие прочно утвердилось в их душах (Лк.17:21; Кол.3:3). Из-за того, что их жизнь остается сокрытой, они не перестают обладать ею по вере. Из-за того, что их отовсюду теснит смерть, они не теряют уверенности. Ведь они знают, что находятся в полной безопасности под защитой Христа. Между тем, будем помнить: ныне верующие так пребывают в жизни, что их повсюду окружает смерть. Но обитающий в них Дух есть жизнь, которая в конце концов истребит остатки смерти. Истинны слова Павла: смерть будет последним уничтоженным врагом (1Кор.15:26). Так что здесь не идет речь о полном упразднении смерти или об окончательном явлении жизни. Хотя жизнь только началась в наших душах, Христос возвещает верующим уверенность в ней. Они больше не должны пугаться смерти. Не удивительно, что это так, если вспомнить, что мы привиты к Тому, Кто есть неисчерпаемый источник жизни.

25. Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут. 26. Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе. 27. И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий. 28. Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; 29 и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения.

(25. Аминь, аминь говорю вам: наступает час, и настал уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия, и те, которые услышат, оживут. 26. Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе. 27. И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий. 28. Не дивитесь сему; ибо наступает час, когда все, находящиеся в гробах, услышат Его глас; 29. и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения.)

25) Истинно, истинно. Евангелист много раз повторяет клятву Сына Божия в том, что Он непременно нас спасет. Отсюда мы, прежде всего, выводим неустанность Его заботы, а затем – несомненность и непоколебимость евангельской веры. Но последствия веры, о которых говорит здесь Христос, кажутся чем-то невероятным. Посему Он подтверждает это клятвою: слова Евангелия настолько животворны, что способны воскресить умерших. Вполне очевидно, что говорит Он о смерти духовной. Тех же, кто относит сказанное к Лазарю, сыну вдовы из Наина, и другим подобным людям, опровергают сам контекст. Христос учит, что все мы мертвы до того, как Он нас оживотворит. Отсюда явствует, что на самом деле может человеческая природа в деле спасения. Паписты, желая превознести свободную волю, сравнивают ее с самарянином, которого разбойники полуживым оставили на дороге. Словно позволительно дымом аллегории затуманивать ясные слова, в которых Христос всех нас называет мертвыми. Действительно, после грехопадения первого человека мы отчуждены от Бога по своим грехам, и все не признающие, что находятся в вечной погибели, только обманывают себя пустой лестью.

Признаю, что в душе человека имеется некий остаток жизни. Ибо разум, способность суждения, воля и чувства представляют собой части жизни. Но поскольку ни одна из этих частей не стремится к небесной жизни, не удивительно, если весь человек в отношении царства Божия совершенно мертв. И об этой смерти многократно говорит апостол Павел (Еф.2:1 и 4:17). Он утверждает, что мы чужды здравого и чистого разума, всеми чувствами своего сердца враждуем против Бога, противимся Его праведности, слепо блуждаем в потемках и преданы превратным вожделениям. Если же у столь испорченной природы уже нет сил желать праведности, значит жизнь Божия полностью в нас угасла. Таким образом, благодать Христова есть воскресение из мертвых. И эта благодать предлагается нам в Евангелии. Не потому, что звучащие извне слова обладают такой действенностью. Напротив, в большинстве случаев они только напрасно теребят наш слух. Но, поскольку Христос изнутри обращается к нашему сердцу через Свой Дух, мы верою принимаем предложенную нам жизнь. Ибо здесь не идет речь вообще обо всех мертвых, но лишь об избранных, которым Бог отверзает слух, дабы они, как Его дети, приняли Слово, возвращающее их к жизни. Более того, Христос четко приписывает Своим словам двойную благодать, говоря: Мертвые услышат глас Сына Божия, и те, которые услышат, оживут. Ибо для мертвых слушать так же неестественно, как и вернуться к жизни, от которой отпали. Значит, и то, и другое принадлежит тайной божественной силе. Говоря же: наступает час и настал уже, Христос ведет речь о чем-то доселе невиданном. Действительно, распространение Евангелия стало новым и нежданным воскресением мира. Если кто спросит: разве Слово Божие не всегда давало людям жизнь, ответ весьма прост: учение закона и пророков, предназначенное народу Божию, скорее воспитывало уже родившихся для Бога, а не возвращало жизнь духовно мертвым. Цель же Евангелия иная. Оно делает общниками жизни те народы, которые прежде были чужды царства Божия, отделены от Бога и лишены всякой надежды на спасение.

26) Ибо, как Отец. Христос показывает, отчего у Его Слова такая действенность. Оттого что Он Сам есть источник жизни и через Свое Слово изливает эту жизнь на людей. Ибо жизнь не подавалась бы нам из Христовых уст, если бы в Нем не скрывались причина и начало этой жизни. Говорится, что Бог имеет жизнь в Самом Себе. Не только в том смысле, что Он живет собственной и присущей Ему силой, но также и потому, что, содержа в Себе полноту жизни, Он животворит всех прочих. Богу несомненно прилежит это качество, как сказано в Пс.35:10: У Тебя источник жизни. Однако, поскольку величие Божие далеко от нас и подобно сокрытому источнику, оно было открыто нам в лице Христа. Итак, теперь у нас есть видимый и несомненный источник, из которого можно черпать. Смысл в следующем: Бог не захотел, чтобы сокрытая у Него жизнь оставалась как бы погребенной в Его лоне. Посему Он передал эту жизнь Своему Сыну, дабы от Него она распространилась на нас. Из этого мы заключаем: сей титул по праву принадлежит Христу лишь постольку, поскольку Он явился нам во плоти.

27) И дал Ему власть. Христос еще раз повторяет, что Отец дал Ему власть и полное господство над всем и на небе, и на земле. Eξοuσια здесь означает «достоинство». Суд же понимается как власть и господство. Христос как бы говорит: Отец поставил Сына Царем, который должен управлять миром и осуществлять Отчую власть. И тут же приводится причина: потому что Он есть Сын Человеческий. Христос хочет сказать: Он пришел к людям, наделенный столь великой властью, дабы сообщить им то, что получил от Отца. Некоторые думают, что здесь сказано то же самое, что и у Павла в Фил.2:7: Христос, будучи в образе Божием, опустошил Себя, приняв образ раба и уничижился вплоть до крестной смерти. Посему Отец превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы перед Ним преклонилось всякое колено, и т.д. Я же понимаю это шире: Христос по Своему человечеству есть утвержденный Отцом автор жизни, дабы мы не искали эту жизнь где-то вдали. Ведь Христос не для Себя воспринял жизнь, словно Сам в ней нуждался. Он сделал это, дабы одарить Своим богатством нас. Итог таков: во Христе человеке нам было явлено то, что оставалось сокрытым в Боге, и доселе недоступная жизнь оказалась вполне достижимой. То же, что некоторые отрывают эти слова от контекста и присоединяют к следующему предложению, довольно натянуто и далеко от подлинного смысла.

28) Не дивитесь. Кажется, Христос пользуется неуместным доказательством, когда выводит правдивость сказанного Им ранее из последнего воскресения. Ведь воскресить тела – это меньше, чем воскресить души. Отвечаю: большее и меньшее сравнивается здесь не по своей сути, а по человеческому мнению. Ведь люди, будучи плотскими, дивятся только внешнему и видимому. Посему они спокойно пренебрегают воскресением души, но воскресение плоти вызывает у них большое восхищение. Одновременно неотесанная глупость заставляет нас больше доверять тому, что мы видим собственными глазами, чем тому, что познается одной верой. Поскольку здесь Христос говорит о последнем дне, Он больше не прибавляет фразу «и настал уже», но просто говорит о некоем будущем времени. Однако возникает новый вопрос: хотя верующие и ожидают телесное воскресение, они не могут пользоваться им как доказательством. То есть из того, что некогда тела восстанут из могил, они не могут выводить, что души уже теперь избавляются от смерти. У нечестивых смешным и забавным считается доказывать неизвестное через то, что еще более неизвестно. Отвечаю: Христос хвалится Своей силой над отверженными и свидетельствует, что Отец заповедал Ему полное восстановление всей твари. Он как бы говорит: Что Я теперь начал, то в будущем завершу на ваших глазах. Действительно, то, что сегодня Христос гласом Своего Евангелия оживляет погибшие души, есть некая прелюдия к последнему воскресению. Кроме того, поскольку здесь имеется в виду весь человеческий род, Христос проведет различие между избранными и отверженными. Имея в виду это различение, скажем следующее: отверженные, как теперь призываются на суд Словом Христа, так и тогда по тому же Слову предстанут пред Его судом. Но почему Он говорит лишь о тех, кто зарыт в могилах? Словно другие не будут участвовать в будущем воскресении, те, кто погиб в кораблекрушении, был съеден зверьми или сгорел в огне. Однако обычно мертвых принято хоронить, посему под лежащими в могилах Христос разумеет всех, кто успеет умереть до того дня. Ведь тех, кого смерть уже лишила света и души, она как бы увела в могилу. Глас Сына означает здесь звук трубы, которая возгремит по повелению Христову (Мф.24:31; 1Кор.15:52; Фес.4:16). Действительно, глашатаем и вестником на суде будет один из ангелов. Но данное обстоятельство не мешает приписывать Судье то, что делается Его властью и от Его лица.

29) Творившие добро. Верующих Христос отличает по их добрым делам, подобно тому, как в другом месте учит: дерево познается по своему плоду (Мф.7:17). Он хвалит их добрые дела, коим они начали предаваться с момента своего призвания. Ибо разбойник, которому Христос обещал на кресте жизнь, всю свою жизнь творил злодеяния и возжелал делать добро только перед самой смертью. Но когда рождается новый человек, он из раба греха становится рабом праведности. Посему Бог не будет припоминать его предыдущую жизнь. Добавь к этому, что верным также не вменяются те грехи, кои они ежедневно на себя навлекают. Ведь в мире нет такого праведника, который не нуждался бы в прощении. Более того, никакое дело не будет считаться добрым, если Бог не простит его недостатки, поскольку все дела осквернены и испорчены. Итак, здесь имеются в виду те делатели добрых дел, которых Павел в Послании к Титу (2:14) называет ревностными и усердными на этом поприще. Однако оценка добрых дел зависит от отеческого снисхождения Божия. Ведь Бог по благодати хвалит то, что, на самом деле, заслуживает упрека. То же, что из подобных мест паписты выводят, будто вечная жизнь полагается за добрые дела, не составляет труда опровергнуть. Ибо Христос говорит здесь не о причине спасения, но лишь проводит различие между избранными и отверженными. Он делает это, чтобы призвать Своих людей к святости и невинности. И мы также не отрицаем, что оправдывающая нас вера соединена с усердием к доброй и справедливой жизни. Мы только учим, что упование на спасение нельзя обрести нигде, кроме милосердия Божия.

30. Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца. 31. Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не есть истинно. 32. Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне.

(30. Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца. 31. Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не истинно. 32. Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне.)

30) Я ничего не могу творить Сам от Себя. Излишним будет изощренно философствовать здесь: от Себя ли, или откуда-то еще имеет Сын Божий силу делать приличествующее Его божеству. И Он не хотел, чтобы мы занимались подобными тонкостями. Посему у древних не было причины столь сильно утруждаться, опровергая клевету Ария. Этот болтун утверждал, что Сын не равен Отцу, поскольку ничего не может делать от Себя. Святые мужи отвечали: Сын по праву относит к Отцу все, что имеет Сам, поскольку от ипостаси Отца берет начало Его Собственная ипостась. Однако Христос говорит не только о Своем божестве. Он говорит о Себе постольку, поскольку явился во плоти, и учит, что Его нельзя оценивать по внешнему виду, поскольку Он – нечто большее, чем обычный человек. Кроме того, надо понять, с кем Он ведет спор. Христос хотел опровергнуть иудеев, пытавшихся противопоставить Его Богу. Посему Он отрицает, что делает что-то по человеческому разумению. Ведь Его вождь и водитель – обитающий в Нем Бог. Следует помнить: всякий раз, когда Христос говорит о Себе, Он присваивает Себе только человеческое, поелику обращается к иудеям, говорившим, что Он – обычный человек. По этой же причине все, что в Нем было выше человека, Христос относит к Отцу. Слово «судить» прежде всего относится к учению, но одновременно охватывает и все домостроительство. Иисус как бы говорит: Отец во всем является Его начальником, воля Отца для Него закон и Он всегда отстаивает эту волю.

И суд Мой праведен. Христос утверждает: Его слова и поступки находятся вне порицания. Ведь Он делает что-либо только по заповеди и под руководством Отца. Ибо все исходящее от Бога праведно, и без всяких споров должно считаться законом. Сие смирение нам следует считать первейшей аксиомой благочестия. Мы должны весьма почтительно думать о словах и делах Божиих, и для доказательства праведности и правоты чего-либо довольствоваться одним Божиим авторитетом. Но как мало тех, кто добровольно соглашается с праведностью Божией! Признаю, что Бог являет нам Свою праведность в каждодневном опыте, но ограничивать эту праведность нашим разумением и думать о ней так, как подсказывает наш разум, – великая дерзость и огромное нечестие. Итак, да будет незыблемым следующий вывод: все, что исходит от Бога, является правым и истинным. Бог непременно должен быть правдивым во всех словах Своих, праведным и правым во всех делах Своих. Одновременно мы научаемся единственному правилу доброделания: ни к чему не приступать без водительства и руководства со стороны Бога. Если же на нас восстанет весь мир, то и тогда остается непоколебимым наш довод: тот, кто следует за Богом, не ошибается.

Не ищу воли Моей. Здесь Христос не сравнивает Свою волю и волю Отца как противоположные друг другу, но лишь опровергает ложное мнение, что Он больше ведом человеческой дерзостью, чем божественным авторитетом. Итак, Он отрицает, что у Него есть какое-то собственное и отдельное намерение кроме заповеданного Отцом.

Если Я свидетельствую. Этими словами Христос не ослабляет доверие к Своему свидетельству, Он лишь делает временную уступку противникам. Поскольку Христос научен и наставлен свыше, Он как бы прощает неверие Себе. Если, – говорит Он, – Мое собственное свидетельство о Себе вам по человеческому обычаю кажется подозрительным, пусть будет так. Мы знаем, что слова, которые кто-либо произносит о самом себе, не считаются надежными и достаточными. Даже если он говорит правду, то, все равно, не может быть свидетелем в собственном деле. Хотя применять этот порядок к Сыну Божию было бы несправедливо, Он предпочитает здесь отказаться от Своих привилегий права и победить врагов не Своим, но Божиим авторитетом.

33. Вы посылали к Иоанну, и он засвидетельствовал об истине. 34. Впрочем Я не от человека принимаю свидетельство, но говорю это для того, чтобы вы спаслись. 35. Он был светильник, горящий и светящий; а вы хотели малое время порадоваться при свете его. 36. Я же имею свидетельство больше Иоаннова: ибо дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня.

(33. Вы посылали к Иоанну, и он засвидетельствовал об истине. 34. Впрочем Я не от человека принимаю свидетельство, но говорю это для того, чтобы вы спаслись. 35. Он был светильник, горящий и светящий; а вы хотели малое время порадоваться при свете его. 36. Я же имею свидетельство больше Иоаннова: ибо дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня.)

33) Вы посылали к Иоанну. Прежде чем говорить о свидетельстве Божием, Христос припоминает им ответ Иоанна, которому они не имели права отказать в доверии. Ибо зачем было посылать к нему, если не доверять его словам? Но иудеи послали к Иоанну гонцов как к пророку Божию. Посему они делали вид, что слова Иоанна для них словно божественные речения. Хотя здесь видна еще одна уступка, Христос все же ясно попрекает иудеев и говорит, что только собственная злоба мешает им уверовать. Мы видим, сколь важны обстоятельства, в которых к Иоанну были посланы гонцы. Ведь они выведывали от него, кто есть Мессия, как бы желая от него научиться, и однако же полностью пренебрегли его ответом.

34) Не от человека принимаю Я свидетельство. Но ведь Бог не напрасно избрал Иоанна Своим свидетелем. И в другом месте Христос говорит, что свидетелями Ему будут ученики (Деян.1:8). Отвечаю: Христос пользуется свидетельством Иоанна не потому, что в нем нуждается, но постольку, поскольку мы можем почерпнуть из него некоторую уверенность. Люди свидетельствуют друг о друге, потому что не могут без этого обойтись. Но положение Бога и Христа совсем иное. Ежели философы учат, что даже добродетель не нуждается в чужой поддержке, то, что такое человек, чтобы ему подтверждать истину Божию? И Христос тут же добавляет: Он ссылается на свидетельство Иоанна ради иудеев. Он хочет сказать, что, поставляя глашатаев Евангелия и свидетельствуя через них о Своей воле, не столько заботится о Себе, сколько помогает людям. В этом также сияет Его дивная благость, ведь Он все приспосабливает к нашему спасению. Посему от нас зависит, приложим ли мы усилия к тому, чтобы Христос не напрасно усердствовал в Своем спасительном деле.

35) Он был светильник. Называя Иоанна горящим светильником, Христос еще больше обличает их неблагодарность. Ведь отсюда следует, что иудеи ослепли по собственной воле. Зажженный светильник Божий горел перед самым их взором. Так что смысл следующий: Бог не хотел, чтобы вы заблуждались, поэтому поставил Иоанна светильником, сияние которого должно было вас направлять. То, что вы не признаете Меня Сыном Божиим – ваше добровольное заблуждение. Затем следует иной упрек: иудеи не только, закрыв глаза, прошли мимо предложенного им света, но и постарались злоупотребить им против Христа. Будучи готовы превознести Иоанна сверх меры, они руководствовались злым и вероломным намерением не дать места Сыну Божию. Христос изящно сравнивает это злоупотребление небесным светом с временной радостью. Как если бы отец семейства ночью зажег для рабов светильник, дабы они могли исполнить его повеления. А рабы употребили этот свет для попоек и иных непотребств. Кроме того, обличая иудеев, Христос одновременно учит всех нас: не следует злоупотреблять благочестивыми учителями, которых Бог поставил нашими вождями, знатоками правого пути.

Сколь полезно сие увещевание показывает опыт всех поколений. Бог управляет людьми всю их жизнь, вплоть до последнего их вздоха, и делает это, посылая им в руководители пророков. Но в том выражается людская необузданность, что люди медленному продвижению вперед предпочитают резвые прыжки на одном месте. Их непостоянство и легковесность таковы, что, презрев небесное водительство, они хотят руководствоваться сиюминутным чувством. Посему Христос говорит о радости на время или на час. Так Он усмиряет глупость тех, кто думал, будто мятущееся упорство способно загасить божественный свет. Мы видим, что и сегодня паписты превратно используют в своих целях учителей, поставленных Богом светильниками Церкви. Они словно сознательно закрывают глаза при виде света. Они не только злоупотребляют светильником для подавления света Божия, но часто радуются самой тьме, направляя против евангельского учения измышления своих безумных писак. Кроме того, то, что Христос говорит здесь об Иоанне, Павел относит ко всем верующим, поскольку люди, у которых есть Слово жизни, должны сиять в мире подобно светильникам (Фил.2:15). Христос учит, что нести факел перед остальными прилежит в собственном смысле апостолам и служителям Евангелия. Ибо Бог озаряет нас светом Своего Слова, когда все мы еще блуждаем в потемках. Однако здесь Христос особо хвалит Иоанна. Ведь Бог просветил Свою Церковь прежде всего его служением.

36) Я же имею свидетельство больше Иоаннова. Показав, что в случае с Иоанном иудеи извратили Божий дар, Христос повторяет, что не нуждается в человеческом свидетельстве, будучи вполне самодостаточен. Хотя то, что есть в Нем величественного, Он по обыкновению Своему относит к Отцу.

Дела, которые Отец дал Мне. Христос ссылается на два момента, кои доказывают Его божественное сыновство. Отец, – говорит Он, – чудесами засвидетельствовал о том, что Я – Его Сын. И прежде, чем Мне прийти в мир, Он поместил обильное свидетельство обо Мне в Священных Писаниях. Будем же помнить о том, к чему стремился Христос. Он хочет, чтобы Его признали Мессией и слушали как Мессию. Итак, Он заявляет, что на самом деле предстает таким, каким Его изображает Писание. Но спрашивается: разве чудеса достаточны для доказательства всего этого. Ведь и пророки совершали прежде подобные чудеса. Отвечаю: чудеса, совершенные Богом через пророков, достигали лишь предназначенной им цели. Бог являл пророков Своими служителями, потому что иначе они не могли подтвердить свой авторитет. Но Сына Своего Бог превознес выше всех. Так что цель чудес состоит в божественном замысле. Если бы иудеи не исполнились злобой и не закрыли свои глаза, Христос мог бы силою чудес показать им, Кто Он такой и Кем на самом деле является.

37. И пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне. А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни лица Его не видели; 38. и не имеете слова Его пребывающего в вас, потому что вы не веруете Тому, Которого Он послал. 39. Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. 40. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь.

(37. И пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне. А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни образа Его не видели; 38. и не имеете слова Его пребывающего в вас, потому что вы не веруете Тому, Которого Он послал. 39. Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они суть те, которые о Мне свидетельствуют. 40. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь.)

37). И пославший Меня. Некоторые толкователи неудачно ограничивают эти слова тем гласом, который люди слышали при Его крещении. Христос говорит, что Отец уже засвидетельствовал о Нем и хочет показать, что пришел вполне известным. Ведь еще прежде в законе и пророках Бог предызобразил Своего Сына, дабы Тот имел отличительные знаки, по которым мог быть распознан. Итак, Бог, по моему мнению, свидетельствовал о Сыне столько раз, сколько раз давал древнему народу обетования спасения и сколько раз обещал восстановление израильского царства. Посему иудеям подобало почерпнуть из Писаний знание о Христе еще прежде, чем Он явился во плоти. Презрев же явившегося Христа и отвергнув Его, иудеи ясно показали, что не имеют ни малейшего понятия о законе. Это Христос также ставит им в упрек. Между тем, иудеи хвалились знанием Бога, претендуя на то, что научены в Его лоне.

Ни гласа Его никогда не слышали. Христос, посетовав вначале о неприятии Самого Себя, теперь еще острее обличает их слепоту. Говоря, что они никогда не слышали глас Божий и не видели Его образа, Он выражается метафорически. В итоге Он учит, что иудеи полностью чужды знания о Боге. Как люди являют себя через свой голос и свой вид, так и Бог говорит нам устами Своих пророков и в таинствах дает нам видимый образ, откуда Его некоторым образом можно познать. Однако тот, кто не признает Бога в Его живом образе, вполне показывает, что почитает лишь изобретенное им самим божество. Посему Павел говорит, что на лице иудеев лежит покрывало, и они не видят славу Божию в лице Иисуса Христа (2Кор.3:14).

38) И не имеете слова Его. Истинно лишь то преуспеяние, когда Слово Божие пускает в нас корни и, утвердившись в нашем сердце, устраивает в нем надежный престол. Христос же отрицает, что небесное учение нашло место в душе иудеев. Ведь они не принимают Сына Божия, Которого это учение повсюду проповедует. Так что Христос заслуженно ставит это им в упрек. Бог не напрасно говорил через Моисея и пророков. Но цель Моисея состояла лишь в том, чтобы всех призвать ко Христу. Откуда явствует: отвергающие Христа – не ученики Моисея. Кроме того, как будет иметь в себе Слово жизни тот, кто отвергает саму жизнь? Как удержит учение закона тот, кто изо всех сил убивает душу закона? Ведь закон без Христа пуст и зыбок. Итак, чем больше кто знает Христа, тем больше преуспевает он в Слове Божием.

39) Исследуйте Писания. Прежде Христос сказал о том, что имеет Отца свидетелем на небесах. Как уже было сказано, это также относится к Моисею и пророкам. Теперь Христос выражается еще яснее и утверждает, что это свидетельство содержится в Писаниях. Он снова обуздывает глупую похвальбу тех, кто заявлял, что имеет в Писании жизнь, но хватался лишь за мертвую букву. Он попрекает их не за то, что они ищут жизнь в Писании. Ведь Писание как раз и предназначено для этой цели. Он лишь указывает, что иудеи, считая Писание животворным, на деле оказались чужды его подлинного смысла и подавляли содержащийся в нем свет. Ибо как закон мог бы принести жизнь без Христа, Единственного Животворителя закона? Кроме того, мы учимся в этом месте, что познание Христа проистекает из Писаний. Те же, кто выдумывает о Христе все, что им заблагорассудится, ставят на Его место лишь смутный образ. Следует верить, что Христа можно правильно познать только из Писаний. Если же это так, значит надо читать Писания именно с целью обнаружить в них Христа. Всякий уклоняющийся от этой цели, как бы ни преуспевал всю жизнь в учении, никогда не достигнет познания истины. Ведь о чем мы способны думать без помощи Божией премудрости? Помимо того, что нам велят искать в Писании Христа, Христос также обещает нам, что наше усердие не будет напрасным. Ибо Отец столь ясно засвидетельствовал в Писании о Своем Сыне, что мы без сомнения Его там найдем. Однако большая часть людей претыкается из-за того, что читает Писание небрежно и как бы походя. Однако в этом деле важно проявить наивысшее внимание. Поэтому Христос и повелевает исследовать сие скрытое сокровище. То же, что иудеи, постоянно читая закон, отошли от Христа, следует приписать их тугодумию. Ибо слава Божия открыто блистает в книгах Моисея, но иудеи хотели закрыть этот блеск покрывалом. Вполне очевидно, что под Писанием здесь разумеется ветхий завет. Ведь Христос явился в Евангелии далеко не впервые, но, получив свидетельство от закона и пророков, Он явился в нем полностью и совершенно открыто.

40) Но не хотите. Христос снова упрекает иудеев, говоря, что только собственная злоба мешает им принять предложенную в Писаниях жизнь. Утверждая, что они не хотят, Он приписывает причину невежества и слепоты их надменности и извращенности. Действительно, Христос явил Себя им с великим милосердием и добротой. Значит, они ослепли вполне добровольно. И поскольку иудеи убежали от явившегося света и возжелали затмить солнце правды потемками своего неверия, Христос заслуженно начинает еще острее их обличать.

41. Не принимаю славы от человеков, 42. но знаю вас: вы не имеете в себе любви к Богу. 43. Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. 44. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете? 45. Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. 46. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. 47. Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?

(41. Не принимаю славы от человеков, 42. но знаю вас: вы не имеете в себе любви к Богу. 43. Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. 44. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете? 45. Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцом: есть тот, кто будет обвинять вас, Моисей, на которого вы уповаете. 46. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. 47. Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?)

41) Не принимаю славу от человеков. Теперь Христос переходит к попрекам. Однако, чтобы не заподозрили, будто Он защищает Самого Себя, вначале Он говорит, что не интересуется славой от людей. Его не заботит и не огорчает то, что Его презирают. Действительно, Христос выше того, чтобы зависеть от людского суда, и злоба всего мира не способна умалить Его и даже на йоту уменьшить Его величие. Таким образом, Христос, опровергая возводимую клевету, возвышает Себя над прочими людьми. Затем Он обрушивается на самих иудеев. Он винит их в пренебрежении и в ненависти к Богу. Хотя мы сильно отстоим от Христа в отношении своего достоинства, нам также надлежит презирать превратные людские суждения. Надо только остерегаться, чтобы презрение к нам не вызвало в нас гнева. Пусть мы гневаемся только тогда, когда Богу не воздается положенная Ему честь. Эта святая ревность жжет и мучает нас, когда мы видим, как мир неблагодарно отвергает Бога.

42) Вы не имеете любви Божией в себе. Любовь Божия здесь означает все благочестивые чувствования. Ведь никто не может любить Бога, если не примет Его и не полностью Ему покорится. Наоборот, где не царит любовь Божия, не может быть никакого усердия к послушанию. Поэтому Моисей полагает ανακεφαλαΐ ωσιν [подытоживание; – прим. пер.] закона в том, чтобы мы любили Бога всем сердцем.

43) Я пришел во имя. То, что иудеи не любили Бога и не почитали Его, Христос доказывает следующим образом. Они с готовностью принимали лжепророков, но отказывались при этом покоряться Богу. То, что это знак превратной и нечестивой души, Христос считает само собой разумеющимся. Ведь, отложив в сторону истину, люди охотно подчиняются обману. Если кто скажет, что это происходит по заблуждению, а не по злому умыслу, ответ готов: никто не подвержен искушениям сатаны, ежели по некоему превратному вожделению не предпочитает обман истине. Почему еще Бог обращается к нам как к глухим, а сатана находит послушными и податливыми? Конечно потому, что, отвратившись от праведности, мы стремимся к беззаконию. Хотя следует отметить: Христос прежде всего имеет в виду тех, кого Бог одарил особым просвещением. Он удостоил этой привилегии иудеев, дабы, наученные Его закону, они шли по правому пути спасения. Несомненно, что такие люди только тогда внимают лжеучителям, когда сами хотят обмануться. Поэтому Моисей говорит (Втор.13:3): когда восстают лжепророки, народ испытывается в том, любит ли он своего Бога. Кажется, что многие невинны в своей простоте, однако нет сомнений, что очи им затмило лицемерие, гнездящееся внутри их душ. Несомненно, Бог никогда не закрывает дверь перед стучащими, никогда не посрамляет тех, кто искренне Его ищет. Но Павел именно мщению Божию приписывает то, что сатане дается действенно обманывать людей. Дабы те, кто, отвергнув истину и одобрив неправду, одновременно поверили лжи (2Фес.2:10). Он говорит, что погибают те, кто не возлюбил истину, чтобы им спастись. Так и сегодня открывается лицемерие тех, кто из-за лжи папы и приверженности нечестивым суевериям яростно восстает на Евангелие. Ведь, имей они души, склонные к страху Божию, этот страх одновременно породил бы в них послушание.

Во имя Отца (В основном издании эта часть помещается перед предыдущей.) Этим титулом хвалятся и лжепророки, и сегодня мы видим, как папа изо всех сил претендует на то, что является наместником Христа. Более того, именно этим предлогом сатана с самого начала обманывал простодушных. Однако Христос говорит здесь о самой сути, а не о пустой видимости. Ведь Он потому говорит, что пришел во имя Отца, что был послан Самим Отцом и добросовестно исполнил все, что Тот заповедал. Кроме того, этот признак отличает законных учителей Церкви от ложных и самозванных. Итак, данный отрывок учит немедленно отвергать всех, превозносящих самих себя и присваивающих себе учительство в отношении людских душ. Ведь тот, кто желает быть рабом Божиим, не должен иметь что-либо отдельно от Бога. Так что, если подвергнуть проверке все папистское учение, даже слепые увидят, что папа пришел в свое собственное имя.

44) Как вы можете. Поскольку могло показаться чрезмерно жестким и даже невероятным прямо осуждать в неведении и враждебности к истине людей, с детства воспитанных в учении закона и пророков, Христос указывает на то, что мешает им уверовать: их разум затмило самомнение. Прежде всего, Он имеет в виду священников и книжников, которые по своей надменности не могли покориться Богу. Место сие весьма примечательно. Оно учит, что дверь веры закрыта для всех, чьими душами владеет любовь к земной славе. Тот, кто желает быть чем-то в этом мире, неизбежно осуетится настолько, что не будет стремиться к Богу. Лишь тогда человек способен слушаться небесного учения, когда главной целью своей жизни считает угождение Богу. Но кажется, что превратное упование, коим лицемеры превозносят себя перед Богом, – еще большее препятствие, чем желание мирской славы. Мы знаем, что этой болезнью страдали многие книжники. Ответ весьма прост: Христос хотел сорвать в них ложную маску обрядности, коей они обманывали народ. Он как бы пальцем указывает на их главный порок. Откуда всем становится ясным: они вовсе не те, за кого себя выдают. Кроме того, хотя лицемерие и надмевается супротив Бога, оно всегда стремится к мирской и человеческой славе. Более того, единственное суетное стремление, внушающее нам гордость, – это превратное самоупование, когда мы больше зависим от собственного и человеческого суждения, чем от суда Божия. Ведь всякий, считающий Бога своим судьей, неизбежно склонится и падет перед Ним в полном смирении. Итак, чтобы искать славы от одного Бога, каждому необходимо устыдиться собственной нечистоты и прибегнуть к незаслуженному милосердию.

Действительно, почитающие Бога, видят себя осужденными и погибшими. У них нет ничего, чем бы они хвалились, кроме благодати Христовой. Усердие к такой славе всегда соединено со смирением. Что же касается настоящего отрывка, Христос говорит, что люди не иначе готовятся к принятию евангельского учения, как отвращая помышления от мира и обращая их к Богу. Они серьезно считают, что будут иметь дело лишь с Ним, и, забыв об удовольствиях, коими привыкли забавляться, погружаются в глубины своей совести. Посему не удивительно, если Евангелие обретает сегодня столь мало учеников. Ведь большинство руководствуется своим самомнением. Не удивительно, что столь многие отпадают от евангельской веры. Ведь они поглощены собственной суетой. Тем усерднее надлежит нам стремиться к тому, чтобы, презренные и отвергнутые миром, отчаявшись в самих себе, мы числись среди истинных детей Божиих.

45) Не думайте. Это сказано из-за упорных и неуступчивых, коим не помогают учение и дружеские увещевания. Эти люди должны мысленно предстать перед судилищем Божиим. Немного таких, кто открыто насмехается над Богом, но многие, на деле враждуя с Богом, думают, что Бог к ним милостив, и спокойно играют с Ним, льстя себе пустым упованием. Так поступают сегодня наши титаны, нечестиво попирающее учение Христово. Между тем они превозносятся так, как если бы были ближайшими друзьями Бога. Ибо кто сможет убедить папистов в том, что они едва ли имеют какое-либо отношение к христианству? Таковыми были и те книжники, с которыми спорил Христос. Презирая закон, они тем не менее превозносили Моисея и, ничуть не сомневаясь, противопоставляли его Христу. Если бы Христос стал угрожать им и говорить, что противится им лично, они бы презрели Его слова. Христос отлично это знал, поэтому Он возвещает, что осуждение их исходит от Моисея. Ошибаются те, кто полагает, что здесь проводится различие между служением Христа и Моисея. Ведь закону прилежит обвинять неверующих. Но Христос имеет в виду не это. Он лишь хочет лишить самоупования лицемеров, ложно хвалившихся почтением к Моисею. Так обстоит дело и с папистами, если кто и управляет ими – это определенно не святые учителя Церкви. Для папистов нет более яростных врагов, чем те учителя, на авторитет которых они ложно претендуют. Кроме того, отсюда мы научаемся, что не следует напрасно хвалиться Писаниями. Ведь ежели мы не почитаем Сына Божия истинным послушанием веры, в последний день против нас восстанет столько же обвинителей, сколько свидетелей поставил Бог Своему Сыну. Говоря же, что они уповают на Моисея, Христос имеет в виду не то, что они суеверно приписывали Моисею причину спасения, но то, что они превратно опирались на авторитет Моисея, делая из него патрона своей нечестивой гордыни.

46) Если бы вы верили. Христос показывает, почему Моисей будет впоследствии их обвинителем. Потому что они отвергают его учение. Мы знаем, что рабов Божиих больше всего оскорбляют тогда, когда презирают и попирают их учение. Те же, кого Господь назначил служителями Своего Слова, должны быть и защитниками Его дела. Итак, Он наделил Своих пророков двойным служением: благочестивых учить спасению, а отверженных обличать в нечестии. Христос же, говоря, что Моисей писал о Нем, не имеет нужды доказывать это тем, кто признает Христа целью и душою закона. Однако ежели кто, не довольствуясь этим, пожелает увидеть и прочие доказательства, то, во-первых, я посоветую ему прочесть Послание к Евреям, которому соответствует речь Стефана в 7 главе Деяний. Затем пусть он прочтет все свидетельства, приводимые в поддержку своего учения Павлом. Признаю, что имеется весьма мало мест, в которых Моисей открыто предсказывает пришествие Христа, но чем еще были скиния, жертвы, и все обряды, если не образами, изображающими первообраз, некогда показанный пророку на горе? Итак, без Христа все служение Моисея становится тщетным. Кроме того, мы видим, как Моисей упорно призывает народ вернуться к завету отцов, заключенному во Христе и поставляющему Христа своим главою и основанием. Это было известно и святым отцам, всегда взиравшим на Посредника. Более пространный ответ не соответствовал бы краткости настоящего изложения.

47) Если же его Писаниям. Кажется, что здесь Христос претендует на меньшую веру, чем требует для Моисея. Мы знаем, что от гласа Евангелия сотрясаются земля и небо. Но Христос приспосабливает Свою речь к тем, к кому обращается в настоящий момент. Ведь для иудеев авторитет закона был свят. Посему Христос не мог оказаться для них ниже Моисея. Сюда же относится и противопоставление слов и Писаний. Ибо Христос еще больше отягчает их неверие, говоря, что истина Божия, запечатленная на скрижалях, так и не снискала у них веры.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →