Комментарии Жана Кальвина на евангелие от Иоанна 7 глава

Глава 7

1. После сего Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его. 2. Приближался праздник Иудейский – поставление кущей. 3. Тогда братья Его сказали Ему: выйди отсюда и пойди в Иудею, чтобы и ученики Твои видели дела, которые Ты делаешь. 4. Ибо никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты творишь такие дела, то яви Себя миру. 5. Ибо и братья Его не веровали в Него. 6. На это Иисус сказал им: Мое время еще не настало, а для вас всегда время. 7. Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы. 8. Вы пойдите на праздник сей; а Я еще не пойду на сей праздник, потому что Мое время еще не исполнилось.

(1. После сего Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его. 2. Приближался праздник Иудейский – поставление кущей. 3. Тогда братья Его сказали Ему: выйди отсюда и пойди в Иудею, чтобы и ученики Твои видели дела, которые Ты делаешь. 4. Ибо никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты творишь такие дела, то яви Себя миру. 5. Ибо и братья Его не веровали в Него. 6. На это Иисус сказал им: Мое время еще не настало, а ваше время всегда готово. 7. Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы. 8. Вы пойдите на праздник сей; а Я еще не пойду на сей праздник, потому что Мое время еще не исполнилось.)

1) После сего Иисус ходил. Кажется, Евангелист обрывает здесь прежний рассказ. Из историй, происходивших в разное время, он выбирает то, что достойно упоминания. Он говорит, что Христос до времени жил в Галилее, поелику среди иудеев жить Ему было небезопасно. Если кто-то сочтет глупым, что Христос искал укрытия, хотя мог одним повелением сломать и сделать бездейственными все усилия врагов, ответ готов: помня о порученном Ему Отцом служении, Он хотел удержаться в положенных человеку пределах. Ибо, приняв образ раба, Он уничижал Себя, доколе Его не превознес Отец. Посему сейчас Он по человеческому обыкновению избегает опасности. Если кто возразит и скажет, что поскольку Иисус знал о предопределенном времени Своей смерти, у Него не было причин скрываться, то прежний ответ подходит и к этому возражению. Он вел Себя как человек, подверженный опасностям. Посему не должен был необдуманно пускаться на рискованные дела. Когда мы избегаем опасности, то должны знать не то, что именно о нас постановил Бог, но что Он заповедует и предписывает нам, что требует наш долг, каково правило правильного обустройства жизни. Кроме того, Христос так избегал опасности, что тем не менее ни на волосок не отклонился от исполнения Своего служения. Ибо для чего еще нам беречь жизнь, если не для служения Господу? Итак, следует всегда остерегаться упустить из виду причину, по которой мы живем, ради самой жизни. Из того же, что презренная земля Галилеи дала Христу пристанище, которое не смогла предоставить Иудея, мы заключаем, что не всегда главные церковные кафедры отличаются благочестием и страхом Божиим.

2) Приближался праздник. Хотя я не могу утверждать определенно, но, кажется, что это происходило на второй год после крещения Христова. О празднике же, упомянутом Евангелистом, нет надобности говорить много. С какой целью он был установлен, Моисей учит в Лев.23:43, а именно: ежегодный обряд напоминал иудеям, что отцы их сорок лет жили в скиниях и не имели своих домов. Посему иудеям надлежало восхвалять благодать своего избавления. Выше мы говорили, что у Христа было две причины ходить на праздники в Иерусалим. Ибо Он, будучи покорен закону, дабы всех нас избавить от его рабства, не хотел упускать никакого его предписания. Кроме того, в людской толпе и большом скоплении народа можно было успешнее распространять Евангелие. Теперь же Евангелист говорит: Христос прочно обосновался в пределах Галилеи и, как будто, не собирался идти в Иерусалим.

3 и 4) Братья Его сказали Ему. Евреи обозначают этим словом всех родственников и единокровников, в любой степени родства. Они стали смеяться над Христом, поскольку Тот скрывался в невзрачной и бесславной части Иудеи, избегая известности и света. Не вполне ясно, двигало ли ими самомнение, когда они твердили, что Христу надобно явиться миру. Как бы то ни было, очевидно, что они говорили с презрением. Ибо не считали, что Христос действует обоснованно и сознательно. Более того, они попрекали Его в глупости, ибо Он, желая быть чем-то, не верил в Самого Себя и не дерзал предстать перед людьми. Говоря же, чтобы и ученики Твои видели, они имели в виду не только Его ближайших учеников, но и тех, кого Он желал привлечь к Себе из всего иудейского народа. Они как бы намекают: Ты хочешь всем быть известным, а Сам скрываешься. Если Ты творишь, то есть, если Ты стремишься к такому величию, хочешь, чтобы все говорили о Тебе, сделай так, чтобы очи всех обратились к Твоей персоне. Они противопоставляют мир тем немногим людям, среди которых Христос влачил незаметную жизнь. Но может быть здесь и иной смысл: Если Ты творишь, то есть, если Ты наделен такой силой, что обретаешь славу Своими чудесами, Ты не должен терять эту славу. Ведь дарованное Тебе Богом Ты тратишь понапрасну – там, где нет никаких подходящих ценителей Твоих деяний. Отсюда мы видим, сколь глупо думают люди, размышляя о делах Божиих. Родственники Христа никогда не говорил бы так, если бы не попирали ногами те очевидные проявления Его божественной силы, которыми должны были бы восхищаться. То, что здесь мы слышим о Христе, происходит ежедневно с детьми Божиими. Родня доставляет им больше неудобств, чем чужие люди. Ибо родственники – орудия сатаны, подвигающие то на самомнение, то на жадность тех, кто искренне и верно желает служить Богу. Но Христос отвергает подобных искусителей и учит Своим примером, что не подобает следовать глупым желаниям родственников.

5) Ибо и братья Его. Отсюда мы заключаем, как мало значит плотское родство. Дух навечно заклеймил бесславием родню Христову, которая, даже видя столько Его дел, не уверовала в Него. Итак, как говорит Павел, всякий желающий числиться во Христе да будет новой тварью (1Кор.5:7; Гал.6:15). Ибо посвящающие себя целиком Богу, становятся для Христа отцами и матерями и братьями. Прочих Он отсылает от Себя. Тем более смешно суеверие папистов, которые, оставив всех остальных родственников, почитают кровное родство только в деве Марии. Как будто Христос не упрекнул женщину, воскликнувшую в толпе (Лк.11:27): Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие. Христос ответил ей так: Скорее блаженны те, кто слушает Слово Божие.

6) Мое время еще не настало. Некоторые ложно относят это ко времени Его смерти. Христос же говорит о времени Своего выхода в мир. Он свидетельствует, что отличается от родственников в следующем: им можно свободно и безнаказанно во всякое время выходить в мир, потому что мир дружествен к ним и милостив. Сам же Христос справедливо боится мира, поскольку мир враждебен к Нему. Он хочет сказать, что они дают Ему дурной совет. Кроме того, Он обличает их плотской характер, говоря, что мир не может их ненавидеть. Ведь для нечестивых плата за мир с миром – это согласие со всяким родом зла и всяческими пороками.

7) А Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую. Мир понимается здесь как собрание невозрожденных людей, сохраняющих плотской разум. Итак, тех, кто еще не возрожден Духом, Христос называет Своими противниками. Почему? Потому что осуждает их дела. Если же мы согласны с мнением Христа, то должны исповедовать: вся человеческая природа до того порочна и извращена, что от нее не происходит ничего правильного, ничего искреннего, ничего благого. Вот почему каждый из нас нравится самому себе, когда думает о своей личности. Христос же говорит, что Его ненавидят, поелику Он свидетельствует: дела мира злы. Он хочет сказать: Евангелие нельзя проповедовать правильно, если не вызывать весь мир на суд Божий, дабы плоть и кровь сокрушились и обратились в ничто согласно сказанному: Дух же, когда придет, обличит мир в грехе (ниже, 16:8). Одновременно мы научаемся отсюда тому, что врожденная людям гордыня столь велика, что льстит себе и хвалится даже в своих пороках. Ибо обличенные не стали бы злопыхать, если бы по излишней любви к себе и слепоте не потакали своей злобе. Более того, среди человеческих пороков главным и самым гибельным является гордыня и превозношение. Один же Дух укрощает нас, дабы мы спокойно принимали обличения и позволяли мечу Евангелия ранить нас.

9. Сие сказав им, остался в Галилее. 10. Но когда пришли братья Его, тогда и Он пришел на праздник не явно, а как бы тайно. 11. Иудеи же искали Его на празднике и говорили: где Он? 12. И много толков было о Нем в народе: одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ. 13. Впрочем никто не говорил о Нем явно, боясь Иудеев.

(9. Сие сказав им, остался в Галилее. 10. Но когда пришли братья Его, тогда и Он пришел на праздник не явно, а как бы тайно. 11. Иудеи же искали Его на празднике и говорили: где Он? 12. И много толков было о Нем в толпе: одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ. 13. Впрочем никто не говорил о Нем явно, боясь Иудеев.)

9) Остался в Галилее. Здесь Евангелист, с одной стороны, говорит о родственниках Христа: они по обычаю выставляли на показ свое богопочитание, но, будучи при это друзьями нечестивых, безбоязненно ходили в народе. С другой стороны, Евангелист показывает нам Христа, Который, будучи ненавидим миром, тайно пришел в город и скрывался, доколе долг порученного служения не заставил Его Себя явить. Если же нет ничего несчастнее, чем быть оторванным от Христа, будь проклят тот мир, цена которого состоит в отречении от Спасителя.

11) Иудеи же искали Его. Здесь надо принять во внимание положение Церкви. Ибо иудеи в тот период, словно алчущие, ждали обещанного искупления. Однако, когда им явился Христос, они усомнились. Отсюда произошли ропот и всякие разные толки. То, что они шептались между собой приватно, говорит о тирании, осуществляемой священниками и книжниками. Действительно, ужасная картина – видеть такой хаос и смущение в то время, когда на земле пребывала только одна церковь. Те, кто председательствовал на месте пастырей, держали народ в угнетении и страхе. Во всем теле церкви отвратительное опустошение и печальное рассеяние. Под Иудеями Евангелист разумеет собрание разных людей, которые, привыкнув в течение двух лет слушать Христа, стали искать Его, когда Он не явился по обычаю на праздник. Ибо, вопрошая: где Он? – они имеют в виду известного человека, однако же сей вопрос показывает, что их чувства не затронуты серьезно, но пребывают в сомнениях.

12) Много толков. Евангелист хочет сказать, что люди собирались повсюду толпами, как обычно происходит при большом стечении народа, и вели о Христе тайные разговоры. Возникшие тогда разногласия показывают, что зло сие вовсе не ново. Так что, даже в среде Церкви о Христе высказываются разные мнения. Когда же мы без сомнения принимаем Христа, Которого осудила большая часть Его народа, нам подобает остерегаться вступать между собой в ежедневные распри. Кроме того, полезно увидеть, сколь необдуманно относятся люди к божественным делам. Даже в малейшем деле они не так распущенны, но, когда речь идет о Сыне Божием и Его священном учении, тут же высказывают скоропалительное суждение. Тем более нам надлежит соблюдать скромность, дабы не подвергнуться осуждению, осудив извечную истину Божию. Если же мир считает нас мошенниками, будем помнить, что это стигмы Христовы, лишь бы нам самим постараться быть истинными. Этот отрывок показывает также, что в огромной толпе, где даже телу негде приткнуться, всегда найдутся некоторые правомыслящие люди. Но это правомыслящее меньшинство заглушается большинством отъявленных безумцев.

13) Впрочем никто не говорил о Нем явно. Здесь Евангелист зовет иудеями первенствующих в народе, держащих в свои руках бразды правления. Они настолько ненавидели Христа, что не позволяли говорить о Нем никакое слово, пусть даже критическое. Не потому, что их оскорбляло, если бы Христа стали поносить, но потому что они считали лучшим предать забвению Его имя. Так враги истины, после того как понимают, что ничего не достигли жестокостью, больше всего хотят заглушить память о Христе и стремятся лишь к этому. То же, что все, покорившись страху, замолчали, свидетельствует, как я уже сказал, о тирании. Ибо, когда Церковь хорошо организована, нет места безумной вседозволенности. Но когда всякая свобода подавляется страхом, положение становится самым печальным. Тем чудеснее и яснее сияет нам сила Христова, Который среди ополчившихся врагов, среди яростной ненависти к Себе, заставил Себя слушать и, как говорят, во весь голос возвестил истину.

14. Но в половине уже праздника вошел Иисус в храм и учил. 15. И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись? 16. Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение – не Мое, но пославшего Меня; 17. кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. 18. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем. 19. Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить Меня?

(14. Но в половине уже праздника вошел Иисус в храм и учил. 15. И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись? 16. Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение – не Мое, но пославшего Меня; 17. кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. 18. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправедности в Нем. 19. Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить Меня?)

14) Вошел в храм. Теперь мы видим, что Христос не настолько боялся иудеев, чтобы оставить Свое служение. Ведь причина Его задержки состояла в том, чтобы иметь возможность произнести речь перед торжественным собранием. Итак, надо обращать внимание на опасности, но никогда не следует пренебрегать возможностью делать добро. То, что Христос учил в храме, согласовывалось с древним обычаем и установлением. Ибо Бог, заповедав столько обрядов, не хотел, чтобы Его народ внимал лишь холодным и пустым зрелищам. Дабы наличествовала польза, надобно присоединить и учение, и таким образом внешние обряды будут живыми образами духовных вещей, заимствуя свою форму из Слова Божия. Поскольку же священники были тогда почти немыми, а книжники своей закваской и ложными измышлениями искажали чистое учение, Христос принял на Себя обязанности учителя. И сделал это по праву, ибо Он – верховный первосвященник, как и немного ниже заявляет, что все делает по Отчей заповеди.

15) И дивились Иудеи. Ошибаются те, кто думает, будто слова Христовы пользовались уважением и почетом. Ибо иудеи дивились Христу так, что одновременно презирали Его. Ведь неблагодарность человеческая состоит в том, что в оценке даров Божиих люди охотно ищут повод для заблуждений. Если Бог действует через обычные средства и привычным путем, то эти предстающие взору средства, словно покрывала, мешают нам видеть десницу Божию. Посему мы видим в этом одно лишь человеческое. Если же нам блистает необычная сила Божия, превосходящая природный порядок, то мы приходим в оцепенение и как бы во сне видим то, что должно было затронуть все наши чувства. Ибо по своей гордыне мы считаем за ничто то явление, причину которого не можем отыскать. Чудесное явление благодати и силы Божией состояло в том, что Христос, не учившись ни у какого учителя, выделялся глубоким пониманием Писаний. Более того, Тот, Кто никогда не учился, Сам явился великим и выдающимся учителем. Потому иудеи и презрели благодать Божию. Ведь она много превосходила их понимание. Так что, наученные этим примером, мы должны проявлять к делам Божиим большее почтение, чем обычно принято у людей.

16) Мое учение – не мое. То, что для иудеев было соблазном, Христос скорее зовет лестницей, которая должна вознести нас ввысь к созерцанию славы Божией. Христос как бы говорит: Видя учителя, не учившегося в человеческой школе, признайте Его наученным от Бога. Ведь Небесный Отец для того восхотел, чтобы Сын Его был плотником, а не книжником, дабы истоки Евангелия стали очевидны, и никто не подумал, что оно сочинено на земле и автором его является человек. Так и апостолами Христос избрал грубых и необразованных людей и три года терпел их полное невежество, дабы в один момент, научив их, послать словно новых людей, словно ангелов с неба. Между тем Христос показывает, откуда черпает духовный авторитет Его учение: от единого Бога. Отрицая же, что Отчее учение принадлежит Ему, Он приспосабливается к восприятию слушателей, которые думали, что Он только человек. Итак, уступая их невежеству, Он позволяет отделять Себя от Отца, дабы, однако, говорить лишь то, что заповедано Отцом. Итог таков: имя Отчее говорит о том, что учение Христово не человеческое и вышло не от человека, так что его нельзя безнаказанно презирать. Мы видим, каким доводом Христос подтверждает авторитет Своего учения, а именно: Он делает его автором Самого Бога. Мы также видим, по какому праву Он требует внимания к Своим словам: потому, что был послан Отцом в качестве учителя. Итак, надо, чтобы всякий, выдающий себя за учителя и требующий к себе веры, обладал и тем, и другим.

17) Кто хочет. Здесь Христос упреждает возможные возражения. Ведь у Него было множество противников, которые могли бы сказать: Почему Ты хвалишься именем Божиим, мы же знаем, что Ты пришел не от Бога? Почему ты считаешь за данное то, что мы за Тобой не признаем? А именно, – то, что Ты учишь по Его приказу. Итак, Христос говорит, что правое суждение происходит из страха Божия и почтения к Нему. Поэтому, если бы души иудеев были исполнены страха Божия, они легко поняли бы, истинно ли то, что Он проповедует. Этими словами Христос косвенно попрекает иудеев. Ведь почему еще они не могут различать между учениями, если не потому, что у них нет правого разумения, благочестия и усердия к повиновению Богу? Это утверждение в наивысшей степени достойно внимания. Сатана постоянно подстерегает нас, и повсюду протягивает тенета, дабы уловить в свои заблуждения. Здесь же Христос дает нам лучшее средство уберечь себя, дабы мы не увлеклись сатанинским мошенничеством. Если мы готовы повиноваться Богу, свет Его Духа всегда будет помогать нам различать между истиной и ложью. Итак, нет причин, которые мешали бы нам правильно судить. Кроме случаев, когда мы не способны к научению, упорны и несем справедливую кару за наше лицемерие, всякий раз обманываясь сатаной. Так Моисей учит, что, когда появляются лжепророки, Господь искушает и испытывает нас. Ибо правые сердцем никогда не ошибаются (Втор.13:4). Отсюда явствует, сколь глупы сегодня те, кто, боясь впасть в заблуждение, из этого страха лишены и всякого усердия к учению. Словно напрасно сказано: Стучите и отворят вам (Мф.7:7). Но если мы полностью привержены послушанию Богу, то не должны сомневаться: нам будет дан от Него Дух различения, постоянный наш водитель и наставник. Если же кому-то нравится колебаться, пусть поймет, сколь глуп предлог для такого неведения. Действительно, все, кто сегодня колеблется, и вместо того, чтобы читать и слышать, лелеет свое сомнение и не знает, где находится истина Божия, – все такие люди, как мы видим, безбоязненно пренебрегают Богом в основных вопросах. Один говорит, что молится за умерших потому, что, сомневаясь в собственном разуме, не решается осудить то, что выдумали о чистилище превратные люди. Между тем он уверенно позволяет себе блудить. Другой станет отрицать свою способность различать между глупыми человеческими выдумками и чистым учением Христовым. Между тем он с готовностью ворует и нарушает клятву. Наконец, все эти скептики, которые в сегодняшних спорах прикрываются своим сомнением, выдают очевиднейшее презрение к Богу в более ясных вопросах. Посему не удивительно, что евангельское учение принимается сегодня столь немногими. Ведь и страх Божий очень редок в этом мире. Кроме того, в этих словах Христа содержится истинное определение благочестия: мы должны быть готовы от всего сердца следовать за Богом, а этого никто не может делать, не отрекшись от собственного разумения.

Или Я Сам от Себя говорю. Надо отметить, как именно Христос хочет судить о том или ином учении. То учение, которое от Бога, Он принимает без всяких споров, а то, которое от людей, с охотою отвергает. Он только предлагает нам критерий, по которому подобает судить о разных учениях.

18) Говорящий сам от себя. До сего момента Христос учил: единственная причина человеческой слепоты в том, что людьми не правит страх Божий. Теперь же Он прилагает к учению еще один критерий, по которому можно распознать, от Бога ли оно или от людей. Все, что являет нам славу Божию, свято и божественно; все же, что служит самомнению людей и, превознося людей, затемняет Божию славу, – не только не заслуживает никакой веры, но и должно решительно отвергаться. Итак, никогда не допустит ошибки тот, кто будет стремиться к славе Божией. Никогда не обманутся в своей правоте те, кто меряет этой мерой преподаваемое от имени Божия. Отсюда мы научаемся, что никто не может верно исполнять в Церкви служение учителя, если, лишенный всяких амбиций, не поставит перед собой цель всеми силами способствовать божественной славе. Говоря же «нет неправды в Нем», Христос хочет сказать: в Нем нет ничего превратного и лживого; Он действует так, как подобает искреннему и верному служителю Божию.

19) Не дал ли вам Моисей. Евангелист не передает полностью речь Христа, но приводит лишь отдельные отрывки, имеющие отношение к главному вопросу. Священники и книжники возненавидели Его за то, что Он исцелил парализованного. Они претендовали на то, что ревнуют по закону Божию. Дабы отвергнуть их лицемерие, Христос использует довод не «от вещи», а «от личности». Поскольку все распущенно потакали своим порокам, как если бы никогда не знали о законе, Он заключает отсюда, что они нисколько не затронуты любовью и усердием к закону. Такой способ защиты был бы недостаточен для доказательства Его правоты. Ведь если допустить, что иудеи прикрывали свою ненависть благовидными предлогами, отсюда не следует, что Сам Христос поступил правильно, если совершил нечто вопреки предписаниям закона. Ибо чужие грехи не облегчают нашу вину. Но Христос соединяет здесь две части предложения. В первой Он обличает своих противников, когда те горделиво объявляли себя блюстителями закона. Он срывает с них маску, поскольку они позволяли себе нарушать закон, когда вздумается. Посему закон их вовсе не заботил. Кроме того, вскоре, как мы увидим, Христос перейдет к основному вопросу. Так что Его защита вполне основательна и цельна. Итог сего отрывка таков: в Его презрителях не было никакой ревности по закону. Отсюда Христос выводит: что-то другое толкало иудеев к такой ярости, что они хотели убить Его.

Таким же образом следует выводить на чистую воду всех нечестивых, всякий раз, когда они нападают на здравое учение Божие под предлогом благочестия. Те, кто сегодня является злейшим врагом Евангелия и яростным защитником папства, больше всего любят прикидываться великими ревнителями. Впрочем, если исследовать жизнь каждого из них, окажется, что, покрытые всеми гнусными пороками, они открыто насмехаются над Богом. Кто не знает, что в папской курии процветает злостное эпикурейство? Разве заботятся епископы и аббаты о том, чтобы прикрыть свою мерзость и хотя бы как-то напоминать верующих? Также монахи и подобные им разбойники – неужели не преданы всякой неправде, похоти, алчности и всевозможным чудовищным порокам, свидетельствуя своей жизнью, что полностью забыли Бога? И когда теперь они не стыдятся прикрываться ревностью по Богу и Его Церкви, разве ответ Христов не обуздает их дерзость?

20. Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе? Кто ищет убить Тебя? 21. Иисус, продолжая речь, сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь. 22. Моисей дал вам обрезание, – хотя оно не от Моисея, но от отцев, – и в субботу вы обрезываете человека. 23. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, – на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу? 24. Не судите по наружности, но судите судом праведным.

(20. Народ сказал в ответ: в Тебе бес. Кто ищет убить Тебя? 21. Иисус отвечал и сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь. 22. Посему Моисей дал вам обрезание, – не то, которое от Моисея, но которое от отцов, – и в субботу вы обрезываете человека. 23. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, – на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу? 24. Не судите по наружности, но судите судом праведным.)

20) Не бес ли в Тебе? Это значит то же, что сказать: Ты безумен. Такое выражение весьма распространено среди иудеев. Они были воспитаны в учении, что гневливые и лишенные разума обуреваются дьяволом. Действительно, мягкие и умеренные наказания суть розги Божии; но и там, где Он обращается с нами суровее, кажется, что Бог поражает нас не Своей рукой, но, скорее, предает дьяволу – палачу и служителю Своего гнева. Кроме того, толпа попрекает Христа по простодушию. Ведь ей не был известен замысел священников. Итак, глупые люди приписали безумию то, что Христос жаловался на близость смерти. Отсюда мы научаемся, что следует остерегаться выносить суждение о неизвестных нам вещах. Если же когда-нибудь неопытные люди и осудят нас по незнанию, по примеру Христа следует терпеливо сносить их оскорбления.

21) Одно дело сделал Я. Теперь, оставив разговор о лицах, Христос переходит к самой сути. Он показывает, что Его чудо никак не противоречит закону Божию. Слова о том, что Он сделал одно дело, несут следующий смысл: Он повинен лишь в одном преступлении – в том, что в субботу исцелил человека. Они же, каждую субботу делая точно такие или подобные дела, не вменяют их в преступление себе. Ибо не проходило такой субботы, в которую по всей Иудее не обрезывалось бы множество младенцев. Этим примером Христос защищает свой образ действий, хотя Он рассуждает не просто от подобного, но и сравнивает меньшее с большим. У обрезания и исцеления расслабленного сходство в том, что и то, и другое – дело Божие. Однако Христос отстаивает превосходство второго дела, поелику оно облагодетельствовало всего человека. Далее, если бы Христос исцелил человека только от телесной болезни, сравнение было бы не уместно. Ведь обрезание, относящееся в здоровью души, обладало бы тогда большим достоинством. Итак, Христос соединяет плод духовного чуда с внешним благодеянием, оказанным телу. Посему Он справедливо предпочитает обрезанию спасение всего человека. У этого сравнения могло бы быть и иное основание: таинство не всегда обладает силой и действенностью, а Христос в исцелении расслабленного явил полную действенность Своего поступка. Но я предпочел бы первое толкование, что иудеи по своей злобе и злокозненности отвергли то самое дело, в котором благодать Божия воссияла ярче, чем в их обрезании. А обрезанию они воздавали такую честь, что не считали его нарушением субботы. Удивление, о котором говорит Христос, означает толки, которые возникли после совершенного Им чуда, поелику люди думали, что Его дерзость превысила тогда положенные пределы.

22) Моисей дал вам (Посему Моисей дал вам). Причинный союз кажется не соответствует контексту. Поэтому некоторые фразу δια τουτο понимают как δια το, но их мнению противоречит греческий синтаксис. Я понимаю это проще: обрезание было заповедано таким образом, что и в субботу было необходимо пользоваться данным символом. Словом «посему» Христос как бы говорит: отсюда вам должно быть ясно, что божественные дела не нарушают почитание субботы. Так что Христос приспосабливает пример обрезания к своему собственному поступку. Он тут же поправляется, когда говорит, что Моисей не был первым служителем обрезания. Однако для Него было достаточно и того, что Моисей, столь сурово требовавший соблюдения субботы, повелел обрезывать младенцев в восьмой день, даже если он падал на субботу.

24) Не судите. Сказав слова в собственную защиту, Христос опять переходит к упрекам: иудеи, находясь во власти превратных чувств, не судят исходя из существа дела. Обрезание у них пользуется справедливым почетом. Когда оно случается в субботу, они знают, что не нарушают закон, так как дела Божии законно согласуются друг с другом. Почему же они не думают так о деле Христовом? В чем причина, если не в том, что в уме их возникло предубеждение против конкретного лица? Итак, суд никогда не будет правильным, если происходит не по истине. Ведь как только мы начинаем взирать на конкретных людей, наш разум полностью обращается к ним и уже не смотрит на истину. Это увещевание, имеющее значимость во всех делах и предприятиях, еще более необходимо тогда, когда речь идет о небесном учении. Ибо мы весьма склонны отчуждаться от него из-за презрения и ненависти к конкретным лицам.

25. Тут некоторые из Иерусалимлян говорили: не Тот ли это, Которого ищут убить? 26. Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос? 27. Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он. 28. Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете. 29. Я знаю Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня. 30. И искали схватить Его, но никто не наложил на Него руки, потому что еще не пришел час Его.

(25. Посему некоторые из Иерусалимлян говорили: не Тот ли это, Которого ищут убить? 26. Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос? 27. Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он. 28. Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете. 29. Я знаю Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня. 30. И искали схватить Его, но никто не наложил на Него руки, потому что еще не пришел час Его.)

25) Некоторые из Иерусалимлян. Коим были известны козни начальников, и которые знали, насколько им ненавистен Христос: Ведь простой народ, как было показано выше, считал это безумием и выдумкой. Итак, те, кто знал, сколь бессильной яростью пылали против Христа начальники народа, не напрасно дивились тому, как Христос не только ходил по храму, но и свободно учил при полном их попустительстве. Однако грешили они в том, что в воистину божественном чуде не признавали провидение Божие. Так удивляются плотские люди всякий раз, как только видят необычное дело Божие, но принимать во внимание божественную силу им на ум не приходит. Мы же должны разумнее истолковывать дела Божии. Особенно, поскольку нечестивые, строя козни, не вредят Евангелию настолько, насколько хотят. Отсюда следует вывод, что их усилия напрасны, ибо Бог расстраивает их Собственной рукою.

27) Но мы знаем Его, откуда Он. Здесь мы видим не только то, сколь велика людская слепота в рассуждении о божественных делах, но и то, что порок этот почти врожден. Так что люди талантливы на изобретение препятствий, мешающих прийти к истинному знанию. Часто по навету сатаны возникают различные соблазны, удерживающие многих от Христа. Даже если путь ровен и гладок, каждый изобретает для себя собственный соблазн. Как бы ни чужды Христу были начальники народа, одно их неверие было достаточным препятствием для остальных. Теперь же, устранив это препятствие, люди изобретают для себя новую причину для неверия. Более того, пример начальников вполне законно мог их волновать. Но, ведь, и сами они настолько не хотели следовать истине, что добровольно споткнулись на первом же шаге. Так обычно ослабевают и останавливаются хорошо начавшие люди, если Господь не до конца проведет их по нужному пути. Далее, довод, коим они мешали сами себе, состоял в следующем: Пророки сказали, что происхождение Христа будет неизвестным. Мы же знаем, откуда Он произошел. Итак, мы не должны считать Его Христом.

Отсюда мы видим, сколь гибельно разрывать Писание на части. Это значит разрывать на части Самого Христа и оценивать Его только наполовину. Бог обещал Избавителя из семени Давида. Однако Он повсеместно присваивал это служение Самому Себе, как особо Ему принадлежащее. Значит, Бог должен был явиться во плоти и стать Искупителем Собственной Церкви. Так Михей говорит о том месте, где должен был родится Христос (5:1): От тебя, Вифлеем, изойдет вождь, Который будет править народом Моим. Но сразу же после он говорит о другом исходе – более возвышенном, и потому более скрытом и таинственном. Несчастны люди, видящее во Христе лишь то, что невзрачно и презренно. Отсюда они делают вывод, что не Он является Тем, Кого обещал Бог. Пусть же мы научимся так взирать на уничижение Христово во плоти, чтобы Его смирение, презираемое нечестивыми, возносило нас к Его же небесной славе. Посему Вифлеем, где должен был родиться человек, станет для нас дверью, которой мы войдем к вечному Богу.

28) Тогда Иисус возгласил. Христос сурово обрушивается на их дерзость. Ведь они, надмеваясь своим ложным мнением, лишили себя истинного знания. Христос как бы говорит: Вы, зная все, на самом деле ничего не знаете. Действительно, самая худшая болезнь состоит в том, что упование на собственное знание опьяняет людей, и они уверенно отвергают все несогласное с их разумением. Христос использует иронию, говоря: и знаете Меня, и знаете. Откуда Я, и Я пришел не Сам от Себя. Он противопоставляет их ложному мнению суждение истинное и как бы говорит: склонив свой взор к земному, вы думаете таким образом полностью Меня познать. Посему вы презираете Меня как невзрачного сына земли. Но Бог свидетельствует, что Я пришел с неба. Так что, как бы вы ни отвергали Меня, Бог признает Меня воистину Своим. Он называет Бога истинным в том же смысле, в каком Павел зовет Его верным. Если мы неверны, Он пребывает верным и не может отречься от Себя (2Тим.2:13). Цель Христа состоит в том, чтобы ничего не убавить из евангельской веры, как бы мир ни пытался ее ослабить. Как бы ни ругали Христа нечестивые, Он пребывает целостным, поелику истина Божия неизменна и всегда тождественна Самой Себе. Христос видит, что Его презирают, но не уступает Своим презрителям. Наоборот, Он величественно обличает безумную гордыню людей, для которых нет ничего святого. Он учит, что сим непобедимым и героическим величием наделены все верующие. Больше того, вера наша никогда не будет незыблемой и постоянной, если не станет смеяться над упорством нечестивых, восстающих на Христа. Благочестивым учителям надлежит особенно пребывать в утверждении здравого учения, несмотря на сопротивление всего мира. Так Иеремия (20:7), когда его осуждали как мошенника, называет Бога Своим покровителем и отмстителем: Ты обманул меня, Господи, и я обманулся. Так Исаия (50:8), когда на него отовсюду обрушились наветы и поношения, прибегает к этому убежищу, видя в Боге защитника Своего дела. Так Павел (1Кор.4:5) призывает отягощенных неправедным судом воззреть на день Господень, считая, что всему мятущемуся миру достаточно противопоставить одного Бога.

Которого вы не знаете. Христос хочет сказать: не удивительно, если Он неизвестен иудеям, не знающим также и Самого Бога. Ведь начало правого разумения – воззреть на Бога. Присваивая же Себе знание Бога, Христос говорит, что не дерзок в таком уповании. Своим примером он учит нас не пренебрегать тем, что мы носим имя Божие, Защитника и Отмстителя нашего дела. Многие более или менее дерзки в своей претензии на божественный авторитет. Более того, для безумцев, выдающих за глаголы Божии свои измышления, это самый лучший повод отвергнуть возражения всех людей. Но этими словами Христос учит нас, прежде всего, остерегаться ветреного и напрасного самомнения. Лишь тогда следует уверенно противостоять людям, когда нам определенно ясна божественная истина. Тому, кто твердо знает, что Бог на его стороне, нет причин бояться того, чтобы попрать ногами силу всего мира.

29) Потому что Я от Него. Но желание вредить не покидало иудеев. У них оставались для этого и силы и старание. Итак, почему, несмотря на всю их ярость, у них как бы связаны руки и ноги? Евангелист отвечает: потому что еще не пришел час Христа. Он учит, что Христос был защищен от их силы и ярости божественным попечением. Одновременно Он упреждает соблазн креста. Ведь для нас нет причин волноваться, когда мы слышим, что Христос не по человеческому хотению был предан смерти, но определен к такой жертве Отчим постановлением. Но отсюда следует извлечь общее учение. Как бы долго мы ни жили, час смерти каждого постановлен Богом. Трудно поверить, что подверженные стольким случайностям, стольким несправедливостям и козням людей, мы, тем не менее, находимся вне опасности, покуда Бог не призовет нас из мира. Но следует бороться с собственным отчаянием. И, прежде всего, надо держаться приведенного здесь учения, иметь в виду его цель и извлекать из него должное ободрение. Итак, каждый должен возложить свои заботы на Бога и служить своему призванию. Пусть он не отвлекается от него каким-либо страхом, но пусть и не преступает положенные ему пределы. Ибо не подобает уповать на провидение Божие больше, чем заповедал Сам Бог.

31. Многие же из народа уверовали в Него и говорили: когда придет Христос, неужели сотворит больше знамений, нежели сколько Сей сотворил: 32. Услышали фарисеи такие толки о Нем в народе, и послали фарисеи и первосвященники служителей – схватить Его. 33. Иисус же сказал им: еще недолго быть Мне с вами, и пойду к Пославшему Меня; 34. будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти. 35. При сем Иудеи говорили между собою: куда Он хочет идти, так что мы не найдем Его? Не хочет ли Он идти в Еллинское рассеяние и учить Еллинов? 36. Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?

(31. Многие же из толпы уверовали в Него и говорили: когда придет Христос, неужели сотворит больше знамений, нежели сколько Сей сотворил: 32. Услышали фарисеи такие толки о Нем в толпе, и послали фарисеи и первосвященники служителей – схватить Его. 33. Иисус же сказал им: еще недолго быть Мне с вами, и пойду к Пославшему Меня; 34. будете искать Меня, и не найдете; и где Я, туда вы не можете придти. 35. При сем Иудеи говорили между собою: куда Он хочет идти, так что мы не найдем Его? Не пойдет ли Он в Еллинское рассеяние и не будет ли учить Еллинов? 36. Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и куда Я иду, туда вы не можете придти?)

31) Многие же из народа. Может показаться, что Христос говорит перед глухими и полностью ожесточенными людьми. Евангелист же утверждает, что Христос преследовал некую цель. Итак, как бы одни ни бесновались, другие ни насмехались, а третьи ни клеветали, какие бы ни возникали споры, проповедь Евангелия не будет напрасной. Посему надо сеять семя и терпеливо ждать, покуда в свое время оно не принесет плод. Впрочем, слово «веровать» здесь употребляется не в собственном смысле, поелику вера эта скоре опиралась на чудеса, нежели на учение. Кроме того, иудеи не были убеждены в том, что Иисус есть Христос. Однако, поскольку они были готовы слушать Его и внимали Ему как учителю, подобное приготовление к вере называется самой верой. Итак, то, что даже слабую искру доброго расположения души Дух удостаивает столь почетного титула, должно воодушевить нас и устранить всякие сомнения: любая, даже самая немощная вера, угодна Богу.

32) Услышали фарисеи. Отсюда явствует, что фарисеи, как бы с высоты наблюдая за происходящим, отслеживали все события, дабы не позволить Христу возвыситься. Вначале Евангелист говорит об одних фарисеях, затем добавляет к ним священников, часть которых они и составляли. Нет сомнения, что они хотели считаться особенными ревнителями закона, и потому яростнее все прочих воспротивились Иисусу. Но, будучи не в состоянии в одиночку одолеть Христа, они обратились за помощью ко всему священническому сословию. Таким образом, те, кто в других случаях разногласил между собой, по внушению сатаны единодушно составили заговор против Сына Божия. Кроме того, если фарисеи столь пламенно и усердно оберегали свою тиранию и порочное состояние Церкви, сколь пламеннее надлежит быть нам в утверждении царства Христова? Не удивительно, что сегодня паписты безумствуют в попытках уничтожить Евангелие. Но хуже то, что их собственный пример не побуждает нас к большему усердию, дабы мы еще упорнее трудились ради защиты здравого и благочестивого учения.

33) Еще недолго. Некоторые думают, что эти слова относились к стоящей перед Христом толпе. Другие считают, что они относились к служителям, посланным, чтобы схватить Христа. Но я не сомневаюсь: Христос обличает здесь врагов, замысливших Его погубить. Он высмеивает их попытки, ибо они напрасно усиливались сотворить что-либо до времени, назначенного Отцом. Между прочим, Он попрекает их гордыню. Ведь они не только отвергли предложенную им благодать, но и яростно воспротивились ей. Одновременно Он грозит им, что скоро заберет ее назад. Фразой «Мне быть с вами» Он обличает их неблагодарность. Ведь, будучи дан им от Отца, и спустившись к ним от небесной славы, Он по-дружески приглашал их к Себе, больше всего желая, чтобы они были с Ним. Но немногие впустили Его в свою душу. Говоря же: Еще недолго, – Он учит, что Бог не будет долго ждать и не будет подвергать свою благодать столь грубому поношению. Между тем, Христос намекает, что ни жизнь Его, ни смерть не зависят от их решения, но только Отец определил то время, когда все должно свершиться.

Пойду к Пославшему Меня. Этими словами Христос свидетельствует, что смерть ни в коем случае Его не уничтожит. Скорее, совлекшись смертного тела, Он триумфальным воскресением провозгласит Себя Сыном Божиим. Христос как бы говорит: Как ни старайтесь, вы не помешаете тому, чтобы Отец по исполнении возложенного на Меня дела забрал Меня в небесную славу. Посему после смерти Мое состояние не только не ухудшится, но и станет еще более превосходным. Кроме того, отсюда можно извлечь общее учение. Христос присутствует с нами всякий раз, когда через евангельскую проповедь призывает нас к надежде спасения. Ибо в Еф.2:17 проповедь Евангелия не напрасно зовется сошествием к нам Христа. Если мы хватаемся за протянутую нам руку, Он Сам приведет нас к Отцу. И сколько бы ни пришлось нам странствовать в этом мире, Он не только остается к Нам близок, но будет постоянно в нас обитать. Если же мы пренебрежем Его присутствием, мы не повредим Ему Самому, но, отойдя от нас, Он оставит нас чуждыми Бога и вечной жизни.

34) Будете искать Меня. Они искали Христа, чтобы убить Его. Здесь Христос двусмысленной фразой намекает на то, что настанет время, когда они взыщут Его иначе. А именно, дабы обрести помощь и утешение в своих горестях и бедствиях. Он как бы говорит: Мое нынешнее присутствие тягостно и нетерпимо для вас, но пройдет немного времени, и вы будете напрасно искать Меня. Я же, удалившись не только телом, но и Своей силой, буду смотреть с небес на вашу погибель. Но можно спросить: зачем они будут искать Христа. Ведь вполне ясно, что Христос говорит здесь об отверженных, до конца упорных в своем отвержении Евангелия. Некоторые относят сие к учению. Ибо иудеи, напрасно гоняясь за праведностью по делам, не достигли того, чего хотели. Многие относят сие к личности Мессии, думая, что иудеи доведенные до предела, напрасно молили потом об Искупителе. Я же толкую так, что здесь имеются в виду горестные воздыхания нечестивых, когда они, понукаемые нуждой, так или иначе начинают взирать на Бога. Тогда, они будут искать и не найдут. Потому что их неверие и упорство затворит их сердца и отдалит от Бога Они хотели бы, чтобы Бог был их Избавителем, но нераскаянность и ожесточение закроют для них путь. Пример этого мы видим в Исаве, который, отказавшись от первородства, затем не только воспечалился, но и, скрежеща зубами, пришел в полную ярость. (Быт.27:38; Евр.11:17). Однако он был настолько далек от поиска надлежащего пути, что и тогда показал себя совершенно недостойным. Так Бог обычно мстит отверженным за презрение к Своей благодати. И они, отягощенные тяжкими карами, либо понуждаемые ощущением своего горя, находясь в тесноте, начинают жаловаться, вопить и плакать. Но без какого-либо успеха. Поелику всегда оставаясь самими собой, они лелеют в себе то же самое упорство и не идут к Богу, но скорее хотят изменить Того, Кого не смогли уничтожить. Отсюда мы научаемся: Христа следует принимать быстро, когда Он еще присутствует среди нас. Дабы не ушел от нас случай заполучить Его себе. Ведь если однажды дверь будет закрыта, напрасно будем мы стараться войти. Ищите Господа, покуда можете найти Его, говорит Исаия (55:6). Призывайте Его, покуда Он близок. Итак, надлежит усердно стремиться к Богу, доколе длится время благоволения. И в другом месте тот же пророк говорит (49:8), что мы не знаем, сколько Бог будет терпеть нашу медлительность. В словах же: где нахожусь Я, туда вы не можете придти, настоящее время употреблено вместо будущего.

35) Куда Он хочет идти. Евангелист намеренно приводит эти слова, дабы показать, насколько глупым оказался народ. Так и нечестивые не только глухи к учению Божию, они со смехом, словно какие-то басни, пропускают мимо ушей ужасные угрозы. Христос говорит здесь именно об Отце, они же, думая о земном, решили, что речь идет о дальнем путешествии. Эллинами иудеи называли заморские народы, что всем хорошо известно. Однако они не имели в виду, что Христос пойдет к необрезанным, они думали, что Он отправится к иудеям, рассеянным по разным странам света. Ведь слово «рассеяние» не походит для туземцев и тех, кто с рождения населяет те или иные места. К изгнанным же иудеям оно вполне употребительно. Так и Петр адресует свое первое послание παρεπιδημοις διασπορας в Понте, Галатии и других местах. Так Иаков приветствует двенадцать колен εν τη διασπορα, каковое выражение взято из Моисея и пророков. Итак, смысл таков: Неужели он отправится за море и присоединится к иудеям, живущим в неизвестном для нас мире? Возможно они хотели разозлить Христа подобной насмешкой. Если Он Мессия, то неужели водрузит Себе престол в Греции, хотя Бог выделил Ему для жительства Ханаанскую землю? Однако, как бы то ни было, суровый ответ Христа никак их не затронул.

37. В последний же день, великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. 38. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. 39. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен.

(37. В последний же день, величайший день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. 38. Кто верует в Меня, как сказано в Писании, из чрева его потекут реки воды живой. 39. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен.)

37) В последний день. Вначале следует отметить, что Христос не испугался никаких козней Своих врагов и не прекратил исполнять Свое служение. Скорее, одновременно с опасностями воодушевление Его росло и заставляло действовать еще решительнее. Об этом говорят и сопутствующие обстоятельства, и скопление народа, и свобода Его проповеди, хотя Он знал, что враги повсюду стремятся схватить Его. Возможно, что и тогда служители были готовы исполнить данный им приказ. Кроме того, отметим, что, опираясь лишь на защиту Божию, Христос противостал всем попыткам Своих всемогущих врагов. Ведь почему же еще, после того, как фарисеи науськали толпу, Христос смог произнести проповедь в торжественный день посредине храма, в самом сердце враждебного Ему лагеря? Почему еще, если не потому, что Бог сдержал их ярость? Однако нам весьма полезно знать, что, по словам Евангелиста, Христос возгласил во весь голос, приглашая придти к Себе жаждущих. Ведь отсюда мы выводим, что Он не бросался то к одному, то к другому, и не приглашал их к Себе шепотом, но проповедовал Свое учение для всех, ни от кого его не скрывая. Разве что, от тех, кто, заткнув уши, уже не может ничего слышать.

Кто жаждет. Этими словами Христос призывает всех к участию в Его благах, лишь бы, осознав свою нищету, люди пришли к Нему за помощью. Ибо все мы являемся нищими, и лишены всех благ, но не всех ощущение их нищеты побуждает к поиску исцеления. Отсюда многие не шевелят и пальцем, изнемогая в своем несчастье. Более того, многие не знают о своей пустоте, покуда Дух Божий не возжет в их сердцах голод и жажду. Итак, служение Духа – сделать так, чтобы мы попросили о Его благодати. Что же касается настоящего места, то следует думать: Христос зовет к обладанию духовным богатством лишь тех, кто сам томится от желания им обладать. Ведь мы знаем, что жажда – худшее мучение, что даже сильнейшие и терпеливейшие люди ослабевают от жажды. Поэтому Христос приглашает скорее жаждущих, нежели алчущих, дабы употребить метафору, которой потом воспользуется, говоря о воде и о питии. Так что все части предложения здесь соответствуют друг другу. Я не сомневаюсь, что Христос ссылается на место из Исаии (55:1): все жаждущие приходите к водам. Ибо то, что пророк приписывает там Богу, в конце концов должно было исполниться во Христе. Так же и то, о чем поет Святая Дева (Лк. 1:53): насыщенных и богатых отпустил ни с чем. Посему Христос прямо повелевает приходить к Себе, как бы говоря: Он один способен утолить жажду всех. Заблуждаются и напрасно трудятся те, кто хочет утолить жажду где-либо еще.

И пей. К ободрению Он добавляет обетование. Даже если этот глагол относить к увещеванию, он все равно содержит в себе обетование, поелику Христос свидетельствует, что Он не сухой и пустой колодезь, но неисчерпаемый источник, всем дающий обильное и щедрое питие. Откуда следует: если мы желаем получить от Него недостающее, желание наше вполне законно.

38) Кто верует в Меня. Здесь показан способ прихода. А именно: приходить надо не ногами, но верою. Больше того, «приходить» есть не что иное, как «верить», если правильно понимать слово «верить». Как было сказано прежде: мы веруем во Христа, когда принимаем Его таким, каким Он предлагает Себя в Евангелии, – исполненным силы, мудрости, праведности, чистоты, жизни и всеми духовными дарами. Впрочем, здесь Он ясно и исчерпывающе подтверждает упомянутое выше обетование. Христос учит: Ему дано обильное сокровище, которым Он обогатит нас до предела. Кажется, метафора здесь довольно груба. Христос говорит, что реки воды живой потекут из чрева верующих. Однако смысл вполне ясен: верующие не будут терпеть недостатка ни в каком духовном благе. Он называет живой ту воду, источник которой никогда не иссохнет, а течение – не прекратится. «Реки» поставлены здесь во множественном числе. Я толкую это как разнообразные виды благодати Святого Духа, необходимые для духовной жизни. В итоге: здесь нам обещается как постоянство даров Духа, так и их изобилие. Некоторые фразу «из чрева верующих потекут воды» понимают следующим образом: тот, кто наделен Духом, часть дарований уступает своим братьям, так что между нами устанавливается взаимообмен дарами. Однако мне смысл кажется более простым: всякий верующий во Христа, несет в себе как бы бьющий ключом родник жизни, о чем учил Христос и в предыдущей четвертой главе: Кто будет пить от воды сей, не будет жаждать никогда. В то время как обычная жажда утоляется на короткое время, Христос говорит, что верою мы будем черпать Духа, а Он есть источник воды, текущей в жизнь вечную.

Однако Христос не учит здесь, что верующие насыщаются в первый день так, что потом они не алчут и не жаждут вовсе. Скорее причастность Христу пробуждает еще большее желание обладать Им. Смысл таков: Дух в верующих подобен непрерывно текущему источнику. Как и Павел свидетельствует в Послании к Римлянам (8:10): Дух присутствует в нас ради жизни, хотя мы все еще несем в себе остатки греха и тело смерти. Действительно, если каждый по мере своей веры становится причастником даров Духа, то в этой жизни никто не может достичь полноты этих даров. Однако верующие, преуспевая в вере, все время жаждут нового духовного прироста, так что полученные ими начатки вполне достаточны для постоянства духовной жизни. Отсюда мы научаемся: сколь немощна пребывающая в нас вера. Ведь мы вкушаем лишь каплю благодати Духа, которая потекла бы подобно реке, если бы Христос получил в нас должное место. То есть, если бы вера наша сделала нас способными Его вместить.

Как сказано в Писании. Некоторые относят сие к первой части речи. Другие – ко второй. Я же отношу ко всему сказанному Иисусом Христом. Далее, по моему суждению, Христос не ссылается здесь на какое-то определенное место из Писания, но берет свидетельство из общего учения пророков. Ведь всякий раз, когда Господь, обещая нам изобилие, сравнивает его с живой водою, это прежде всего относится к царству Христову и к нему же возносит умы верующих. Итак, все пророчества о живой воде нашли во Христе свое исполнение, ведь Он один отворил и явил нам сокрытые сокровища Божии. Посему на Него был излит Дух благодати, дабы все мы черпали от Его полноты. Итак, погибающие вполне достойны своей участи, ибо, будучи столь дружески призваны ко Христу, предпочитают блуждать где попало.

Сказал Он о Духе. Помимо всего прочего, название воды приписывается Духу из-за Его чистоты. Ведь именно Ему принадлежит очищение наших сердец. Однако в этом и других подобных местах данное выражение употребляется по иной причине. Она в том, что мы лишены всякой влаги и сока жизни, если нас на напитает и не оросит Своей тайной силой Дух Божий. Здесь также используется синекдоха, поскольку все части нашей жизни заключены здесь в одном слове «вода». Откуда мы заключаем: все, кто не возрожден Духом Христовым, должны считаться мертвыми, какой бы личиной жизни ни прикрывались.

Еще не было Духа. Мы знаем, что Дух вечен. Но Евангелист говорит, что благодать Духа, излившаяся после Христова воскресения, еще не была явной, покуда Христос оставался в образе раба. Он выражается сравнительно – в том смысле, в каком ветхий завет противопоставляется новому. Бог обещает верующим Своего Духа так, как если бы никогда не давал Его отцам. Ученики же уже тогда восприняли начатки Духа. Ведь откуда вера, если не от Духа? Итак, Евангелист не отрицает, что Дух давался благочестивым до смерти Христовой. Он говорит, что тогда Он еще не был столь явен и очевиден, как впоследствии. Ибо особое украшение царства Христова состоит в том, что Он управляет Своей Церковью Своим же Духом. Но Христос вошел в полное обладание Своим царством тогда, когда был вознесен одесную Отца. Итак, не удивительно, если Он до этого времени отложил полное явление Своего Духа. Однако остается вопрос: разумеет ли Он здесь видимые дары Духа, или же само возрождение, которое есть плод усыновления? Отвечаю: Дух является в этих видимых дарах как бы в зеркале, Дух, обетованный ко пришествию Христа. Однако в собственном смысле здесь говорится о силе Духа, коей мы возрождаемся во Христе и становимся новой тварью. Итак, если теперь Христос сидит одесную Отца и наделен полнотой власти и величия, а мы влачимся по земле нищими и голодными, лишенными духовных благ, это надо приписывать лености и слабости нашей веры.

40. Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк. 41. Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет: 42. Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид? 43. Итак произошла о Нем распря в народе. Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.

(40. Многие из толпы, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк. 41. Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет: 42. Не говорит ли Писание, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид? 43. Итак произошла о Нем распря в толпе. Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.)

40) Многие из народа. Евангелист говорит об итоге последней речи Христа. А именно: одни стали разногласить с другими, и в толпе возникли распри. Следует отметить, что Иоанн не упоминает здесь о явных врагах Христовых, – о тех, кто уже ненавидел здравое учение. Он говорит о толпе, в которой отношение было несколько лучшим. Евангелист перечисляет три сорта людей. Одни признавали Христа пророком, откуда мы выводим, что они не гнушались Его учения. Однако, сколь легковесным и глупым было это признание явствует из того, что, считая Его учителем, люди не понимали, чему Он учит и о чем говорит. Ибо они не могли принять Христа как пророка, если одновременно не признавали Его Сыном Божиим и автором их спасения. Но то в них было хорошо, что они чувствовали во Христе нечто божественное, заставившее их Его уважать. Ведь от такой обучаемости имеется простой переход к истинной вере. Еще правильнее думали другие, прямо признававшие Его Христом. Но тут восставали третьи, и возникал спор. Этот пример учит нас: не должно казаться странным, если и сегодня между людьми происходят жаркие споры. Мы читаем, что именно из-за речи Христовой произошло разделение. И не между чуждыми вере язычниками, а среди Христовой Церкви, на том месте, где располагался ее главный престол. Разве надо из-за этого обвинять учение Христово в том, что оно послужило поводом для раздоров? Более того, как бы ни возмущался мир сей, истина Божия столь ценна, что желанна даже тогда, когда лишь немногие ее принимают. Посему наша совесть не должна изнемогать, когда мы видим, как спорят о мнениях те, кто хочет числиться в народе Божием. Хотя одновременно следует отметить: эти разногласия в собственном смысле вызваны не Евангелием. Ибо самое прочное согласие между людьми может быть только в несомненной истине. То же, что не знающие Бога живут между собой в мире, происходит скорее от лени, чем от истинного согласия. В итоге, какие бы разногласия ни возникали во время проповеди Евангелия, их причина всегда заключена в людях. Ведь тогда люди пробуждаются ото сна и приходят в движение. Подобно тому, как водяные пары рождаются не от солнца, но поднимаются от земли с его восходом.

41) Разве из Галилеи. Чтобы не показалось, будто они неосмотрительно отвергли Христа, эти люди ссылаются на свидетельство Писания. Хотя они порочно извращают его и направляют против Христа, в их словах содержится доля истины. Они ошибались лишь в том, что делали Христа Галилеянином. Но откуда такое неведение, кроме как от презрения ко Христу? Если бы они не поленились все проверить, Христос явился бы им облеченный обоими титулами: как рожденный в Вифлееме, и как Сын Давида. Но таков уж наш разум: мы стыдимся тугодумия в незначительных вопросах, а в тайнах царства небесного безопасно глупеем. Также надо отметить, что люди усердно искали повод отвратиться от Христа. Те самые люди, которые проявили такую тупость и леность в понимании здравого учения. Вот как люди выдумывают себе преграды из самого Писания, за руку ведущего нас ко Христу. Выдумывают только для того, чтобы к Нему не приходить.

43) Некоторые из них. Здесь Евангелист хочет сказать, что они не только презирали Христа. К их нечестивому отвержению Спасителя добавилась ярость и желание Ему вредить. Ведь суеверие всегда жестоко. То же, что их попытки оказались тщетными, надо относить к провидению Божию. Ведь, как было сказано, час Христа еще не пришел, и Он, защищенный покровительством Отца, побеждал все опасности.

45. Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его? 46. Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. 47. Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились? 48. Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? 49. Но этот народ невежда в законе, проклят он. 50. Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им: 51. судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает? 52. На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? Рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк. 53. И разошлись все по домам.

(45. Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: почему вы не привели Его? 46. Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек. 47. Фарисеи отвечали им: неужели и вы прельстились? 48. Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? 49. Но эта толпа, не знающая закон, проклята. 50. Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им: 51. судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает? 52. Отвечали и сказали ему: и ты не из Галилеи ли? Рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк. 53. И разошлись все по домам своим.)

45) Итак служители возвратились. Отсюда можно увидеть, сколь слепа гордыня нечестивых. Они настолько дивятся и поклоняются своему мирскому величию, что не сомневаются приписывать себе любые права. Если же что-то происходит не по их желанию, они с готовностью смешивают небо с землей. Ибо нечестивые священники, спросив, почему служители не привели Христа, до предела вознесли собственную власть, словно ничто не могло ей противиться.

46) Никогда человек не говорил так. Служители признались, что сломлены и обезоружены Христовыми словами. Однако они не обратились из-за этого и не воздали Слову Божию должную честь. Если верно, что человек никогда так не говорил, то почему божественная сила, которую они должны были ощутить, не затронула их сердца и не побудила их предаться Богу? Но так должно было исполниться сказанное Исаией (11:4): Низлагает нечестивого Духом уст Своих. Затем мы увидим, как пораженные одним лишь словом Христовым, искавшие Его смерти пали ниц, словно от удара молнии. Итак, узнаем отсюда, сколь великая сила присутствует в Христовом учении, сила, устрашившая нечестивых. Но, несмотря на то, что им она обратилась в погибель, нам надобно скорее смягчиться от нее, нежели оказаться сломленными. Сегодня мы видим многих похожих служителей. Евангельское учение как бы насильно приводит их в восхищение, но они не покоряются Христу, оставаясь среди Его врагов. Другие бывают еще хуже. Они ради угождения нечестивым изо всех сил бесславят учение, хотя в душе убеждены в его божественном происхождении.

47) Неужели и вы прельстились. Так они порицают своих слуг, которых все же удерживают в повиновении себе. Ведь этими словами они хотят сказать: даже если весь народ отпадет, они несомненно устоят в истине. Давайте посмотрим, опираясь на какой довод, они столь надменно восстают против Христа. На стороне Христа, – говорят они, – только плебеи и неучи, начальники же и ученые шарахаются от Него. Фарисеев же они упоминают особо. Ведь они пользовались славой учености и святости паче всех остальных. Так что были как бы начальниками начальников. Кажется, что подобное возражение кое-что значит. Ведь если за начальниками и правителями Церкви не признается авторитет, ничего нельзя будет должным образом решить, и даже наилучшее состояние дел не сможет продлиться долго. Мы знаем, сколь велико нетерпение толпы. Там, где каждому позволено делать что угодно, вскоре воцарится полное смятение. Итак, для управления Церковью необходима узда, то есть, авторитет тех, кто правит. Так же в законе Божием (Втор.17:8) было сказано: если поднимется какой вопрос или спор, следует обратиться к верховному первосвященнику. Но начальники грешили в том, что, присваивая себе верховное право, не хотели покориться Богу. Бог передал суд в руки верховного первосвященника, но захотел, чтобы он судил по Его закону. Итак, какой бы властью ни обладали пастыри, править надлежит по Слову Божию. Так что везде и во всем один лишь Бог должен иметь первенство. Если пастыри обретают авторитет, искренне и верно исполняя свой долг, они будут иметь законную и святую похвалу. Но там, где возвышается один лишь человеческий авторитет без Слова Божия, авторитет будет пустым и суетным. Часто случается так, что в Церкви господствуют нечестивые. Посему надо опасаться приписывать что-то людям, когда они отходят от Слова Божия. Мы видим: почти все пророки были отягощены этой напастью. Ведь для опровержения их учения ссылались на возвышенные титулы князей, священников, Церкви Божией. Вооруженные тем же оружием, и паписты сегодня свирепствуют так же, как некогда делали противники Христа и пророков. Следует ужасаться сей слепоте, когда смертный человек не боится восставать против Бога. Но сатана вводит в безумие именно тех, для кого самомнение выше истины Божией. Нам же надлежит почитать Слово Божие, затмевающее блеск всего мира и рассеивающее дым его тщеславия. Ибо худо было бы нам, если бы спасение наше зависело от суждения начальников. Весьма шаткой была бы вера, стоящая или падающая в зависимости от их воли.

49) Но этот народ. Первая часть их гордыни состояла в следующем: нося титул священников, они хотели всех подчинить своей тирании. Вторая же часть была такой: они презирали прочих, словно те были никчемными людьми. Подобно тому, как угождающие себе сверх меры всегда надменны по отношению к другим, и за чрезмерной любовью к себе следует презрение к братьям. Они называют весь народ проклятым, и почему? Они ссылаются на незнание закона, но их надмевает другое. Они думают, что святость присутствует только в их сословии. Подобно этому и папские священники присваивают титул Церкви лишь себе самим, а мирян гнушаются как чего-то нечистого. Однако Бог, дабы ниспровергнуть сие безумие, смиренных и презираемых возносит над самыми выдающимися и верховными. Следует отметить, что здесь они претендуют на знание закона, – не то знание, которое наставляет людей в благочестии и страхе Божием, но которое имели они сами, с учительской спесью давая ответы, как единственные полномочные толкователи закона. Воистину прокляты те, кто не научен закону Божию, познание которого действительно нас освящает. Но знание это не ограничено немногими, дабы они, обуреваемые дурным самоупованием, изымали себя из числа прочих. Оно относится ко всем сынам Божиим, дабы те от малого до великого приводились в послушание единой веры.

50) Никодим ... говорит им. Евангелист упоминает Никодима как колеблющегося человека, не дерзавшего серьезно защищать благочестивое учение, но также не хотевшего и подавлять истину. Говоря, что он приходил к Иисусу ночью, Евангелист одновременно и хвалит его, и ругает. Если бы он не любил учение Христово, то не решился бы противостать ярости нечестивых. Ведь он знал: если кто только заикнется, сразу же станет ненавидим и подвергнется опасности. Итак, дерзнув сказать даже слово, он выказывает в своем сердце искру благочестия. Но, не защищая Христа более открыто, выдает свою чрезмерную боязливость. Евангелист хочет сказать: он еще пребывал во мраке ночи и не был истинным учеником Христовым. Однажды он приходил ко Христу ночью, но сейчас прилюдно стоял среди Его врагов и находился в их лагере. Следует отметить, что многие сегодня, претендуя на сходство с Никодимом, прикрываются сей личиной и дерзают безнаказанно смеяться над Богом. Допустим, мы согласимся с тем, что они ничем не отличаются от Никодима; чем же, спрашиваю я, помогает им его пример? Никодим отрицает, что Христа следует осудить, покуда Он не будет выслушан. Так можно сказать и о разбойнике, и об убийце. То, что лучше оправдать виновных, чем осудить невиновных, известно весьма хорошо. Кроме того, пытаясь защитить личность Христа, он отставил в сторону Его учение. Что же в нем такого, что было бы достойно благочестивого и верующего человека? Итак, тогда он еще подавлял семя Евангелия, впоследствии принесшее в нем плод. Много полезнее для нас использовать его пример для другой цели. Господь часто делает так, что учение, кажущееся погибшим, понемногу пускает корень в человеческой душе, и, наконец, после длительного времени, дает определенный плод, вначале напоминающий выкидыша, но затем вполне живой и здоровый. Подобно тому, как вера Никодима окрепла и усилилась от Христовой смерти.

52) И ты не из Галилеи ли? Они называют Галилеянами всех, симпатизирующих Христу, и говорят так в пренебрежительном тоне. Словно Он может привлечь в Свое сообщество только выходцев из презренной Галилеи. Из того же, что они нападают на Никодима с такой яростью, явствует их безумная ненависть ко Христу. Ведь Никодим не защищал Христа открыто, но лишь отрицал, что Его можно судить до публичного слушания. Так и сегодня паписты, едва лишь кто-то подаст даже слабый признак праведности и опротестует подавление Евангелия, тут же в гневе клеймят его еретиком.

53) И разошлись все по домам. Удивительное окончание столь бурного дела. Если только поразмыслить о том, сколь велика была власть священников, сколь острой была их ненависть, сколь многочисленны слуги; а с другой стороны – слабый и презренный, не защищаемый никем Христос. Сто раз можно было с Ним расправиться. Почему же такой заговор сам собой рассыпался, и все его участники, словно морские волны, сокрушились о самих себя? Кто не признает, что они были рассеяны десницей Божией? Бог всегда пребывает подобным Самому Себе. Посему Он может в любое время разрушить замысел Своих врагов. Так что они, имея все необходимое для осуществления своего замысла, терпят неудачу и расходятся по домам. Мы и сами часто видим: все, что ни замышляют враги против Евангелия, сразу же разрушается по непостижимой благодати Божией.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →