Комментарии Жана Кальвина на евангелие от Иоанна 10 глава

Глава 10

1. Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник; 2. а входящий дверью есть пастырь овцам. 3. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. 4. И когда выведет своих овец, идет перед ними, потому что знают голос его. 5. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. 6. Сию притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им.

(1. Аминь, аминь говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник; 2. а входящий дверью есть пастырь овцам. 3. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. 4. И когда выведет своих овец, идет перед ними, потому что знают голос его. 5. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают голоса чужих. 6. Сию притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им.)

1) Истинно, истинно говорю вам. Поскольку Христос разговаривал с книжниками и священниками, считавшимися пастырями Церкви, им, захоти они принять Его учение, надо было бы отказаться от своего достоинства. Кроме того, Его учение могло казаться ненадежным из-за малочисленности верующих. Итак, Христос говорит, что не все должны считаться за пастырей и овец, занимая внешнее положение в Церкви. Но законные пастыри и подлинные овцы отличаются от незаконных пастырей и неподлинных овец тем, что Христос есть для них всех цель, начало и главный принцип. Это увещевание полезно для всех столетий, и особенно для нашего времени. Ведь самая вредная язва Церкви заключается в том, что волки прикрываются личиной пастырей. Мы также знаем, сколь оскорбительным было, когда выродившиеся израильтяне выдавали себя за сынов Церкви, и под этим предлогом поносили истинных верующих. И Церковь за долгие века своего существования всегда подвергалась и тому, и другому злу. Но сегодня ничто так не смущает неопытных и немощных, как лицезрение святилища Божия, занятого Его верховными врагами. Ибо они не легко приходят к мысли, что учение Христово есть то, которому столь яростно противятся пастыри Церкви. Кроме того, большая часть людей уводится в сторону ложными учениями и разными заблуждениями, и одни смотрят на других, ожидая их одобрения. Так что почти никто не хочет идти правильным путем. Итак, если бы мы не подчинялись столь охотно волкам и ворам, не надо было бы столь сильно опасаться быть обманутым ложными пастырями и овцами. Величественно имя Церкви, и заслуженно величественно. Но чем большего почтения оно заслуживает, тем более надо быть внимательным в определении признаков ложной и истинной Церкви. Христос открыто отрицает здесь, что пастырями должны считаться те, кто просто претендует на это имя, и что среди овец должны числиться те, кто хвалится внешними знаками. Он ведет речь об иудейской церкви, но это относится и к Церкви Христианской. Надобно понимать цель Его слов, чтобы немощная совесть не тревожилась и не пугалась, видя, как люди, правящие в Церкви в качестве пастырей, противятся Евангелию. Чтобы она не отпала из-за этого от веры, видя, что немногие из называющих себя христианами учатся вместе с нею слушать слова Христовы.

Кто не входит. Мне кажется, нелепо поступают те, кто изощренно толкует отдельные части этой притчи. Итак, нам достаточно, что Христос уподобляет Церковь овчарне, в которой Бог собирает Своих людей, а Себя уподобляет двери, поелику вход в Церковь может быть только через Христа. Отсюда следует, что лишь те являются истинными пастырями, кто ведет верующих прямо ко Христу. А в овчарню Божию воистину собираются лишь те, и лишь те числятся в Его стаде, кто посвящает себя только Ему одному. Кроме того, все это относится к учению. Поскольку во Христе сокрыты все сокровища премудрости и познания (Кол.2:3), тот, кто хоть как-то от Него отходит, не придерживается правильного пути и не входит через дверь. Теперь всякий, не презирающий Христа как учителя, легко освободится от сомнений, тяготивших столь многих людей. А именно: где находится Церковь, и кого надобно слушать в качестве ее пастырей. Ведь если нас пытаются увести от Христа те, кто зовет себя пастырями, их следует избегать по приказу Христову не иначе, как волков и воров. И не следует входить в общение с каким-либо стадом, кроме того, которое согласно с чистой евангельской верой. Посему Христос увещевает Своих учеников, дабы те отделили себя от неверующего большинства народа, не позволяли нечестивым священникам править собой, и не увлекались пустыми и ветреными званиями.

3) Ему придверник открывает. Если кому-то хочется разуметь под придверником Бога, я не возражаю. Более того, кажется, что в деле проверки пастырей Христос преднамеренно противопоставляет суд Божий ложному людскому мнению. Он как бы говорит: мир по большей части приветствует других людей и охотно воздает им почести. Но Бог, обладающий всей властью, признает и одобряет только тех, кто ведет овец по нужному пути. Называя же пасомых овцами, Христос, по моему мнению, относит сие к согласию в вере. Ведь ученик и учитель соединены между собой единым Духом Божиим, так что один идет впереди, а другой следует за ним. Некоторые относят сие к частному знанию, которое пастырь обязан иметь об отдельных овцах, – но я не знаю, достаточно ли это обосновано.

4) Потому что знают голос его. Хотя здесь говорится о служителях, Христос хочет, чтобы слушали не столько их самих, сколько говорящего через них Бога. Ибо надобно придерживаться установленного Им правила: лишь тот является верным пастырем Церкви, кто правит овцами под водительством и наблюдением Христовым. Так же следует отметить причину, почему говорится, что овцы за кем-то следуют. Ведь они умеют по звуку голоса отличать пастырей от волков. Это и есть тот дух различения, которым избранные отличают истину Божию от ложных человеческих умствований. Итак, в овцах Христовых сначала появляется истинное знание, а затем серьезное усердие в повиновении, так что они не только разумеют истину, но и от всего сердца ее принимают. Христос восхваляет послушание веры не только в том, что овцы спокойно прибегают на зов пастыря, но и в том, что они не слушают чужих голосов и не рассеиваются, когда кто-то их зазывает.

6) Сию притчу. Вот почему, превознесшись от своей мнимой мудрости, они отвергли свет Христов. Ведь они явили свою необучаемость в не столь уж темном вопросе. Слова «не поняли, что такое Он говорил им», по-гречески читаются иначе: некоторые кодексы буквально говорят: «не поняли сказанного». Другое чтение, которому я предпочел следовать, более пространно, хотя смысл один и тот же. Третье чтение: ученики не признали, что Он Сын Божий, говоривший о Самом Себе. Но такое чтение менее принято.

7. Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. 8. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. 9. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет. 10. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.

(7. Иисус сказал им: аминь, аминь говорю вам, что Я дверь овцам. 8. Все, кто приходил предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. 9. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет. 10. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.)

7) Я дверь овцам. Если бы это толкование не было добавлено, вся речь оказалась бы аллегорией. Теперь же Христос яснее толкует то главное, что содержалось в данной притче, и утверждает, что Он и есть та дверь. Итог, как мы уже говорили, состоит в следующем: во Христе начало всего духовного учения, коим пасутся души. Посему и Павел, один из пастырей Христовых, счел, что только знание Христа достойно затраченных усилий (1Кор.2:2). Это утверждение означает, что Христос как бы засвидетельствовал: лишь Он есть Тот, к Кому нам подобает собираться. Так что всех, желающих спасения, Он приглашает к Себе, и ободряет, дабы они пришли. Этими словами Христос хочет сказать: напрасно блуждают те, кто, оставив Его, притязает на Бога. Ведь им открыта только одна дверь, а все остальные входы наглухо заперты.

8) Все, сколько их ни приходило предо Мною (Все, кто приходил предо Мною). Дословно будет так: все, сколько их ни приходило. Те, кто относит это только к Иуде Галилеянину и ему подобным, далеко отходят от мысли Христа. Ведь Он вообще противопоставляет все ложные учения Евангелию, и всех лжепророков – благочестивым учителям. Это положение вполне уместно применить и к целым народам. Ведь все, кто от начала мира провозглашали себя учителями и не пытались собрать овец ко Христу, злоупотребляли своим титулом к погибели душ. Впрочем, это никак не относится к Моисею и пророкам, цель которых состояла лишь в том, чтобы утвердить царство Христово. Следует отметить, что Христос сопоставляет между собой две противоположные вещи. Однако между Евангелием и законом нет никаких противоречий, и закон есть не что иное, как приготовление к Евангелию. В итоге, Христос свидетельствует, что все учения, уводившие от Него мир, являются смертоносными язвами, поелику вне Него есть лишь погибель и ужасное неустройство. Кроме того, мы видим, сколько стоит в глазах Бога и сколько должна стоить в наших глазах древность всякий раз, когда она противоречит Христу. Дабы кто не смутился по причине того, что во всех веках существовали учителя, меньше всего заботившиеся о том, чтобы привести к Нему народ. Сам Христос особо оговаривает: не важно, что таковых было много, или что они рано начали появляться. Ведь надобно принять во внимание, что есть только одна дверь, оставив которую, подкапывающие под стену или буравящие в ней проходы суть просто воры и разбойники.

Овцы не послушали их. Теперь Христос яснее излагает то, о чем ранее говорил не столь понятно, и пользуясь аллегорией: не принадлежали Церкви Божией те, кто был уведен в сторону мошенниками. Это говорится для того, чтобы, видя огромную толпу заблуждающихся, нам не захотелось погибнуть по их примеру. Кроме того, мы не должны смущаться тем, что Бог позволяет мошенникам обманывать столь многих. Ведь далеко не маловажно то утешение и тот повод для упования, что мы знаем: среди многочисленных нападений и ухищрений волков и разбойников Христос всегда надежно оберегает Своих овец, чтобы ни одна из них не ушла от Него. Однако здесь возникает вопрос: когда тот или иной человек начинает числиться в Христовом стаде. Ибо мы видим многих, которые большую часть жизни блуждают в пустыне, и лишь в конце приходят к овчарне Христовой. Отвечаю: слово «овцы» здесь употребляется в двух смыслах. Когда Христос говорит затем, что имеет и других овец, Он охватывает всех избранных Божиих, тогда еще не имевших никакого сходства с овцами. Здесь же Он разумеет под овцами тех, кто уже поступил под опеку Пастыря. Действительно, по природе мы меньше всего являемся овцами, скорее же все рождаемся медведями и львами, покуда Дух Христов не приручит нас и не сделает из диких зверей домашними животными. Так согласно тайному избранию Божию мы уже являемся в Его сердце овцами, хотя бы еще и не родились. Через призвание же, коим Он собирает нас в Свою овчарню, мы начинаем быть овцами в самих себе.

О тех, кто уже призван в сообщество верных, Христос утверждает следующее: они держатся за Него столь цепко, что не будут блуждать и колебаться от ветра новых учений. Если кто возразит, что иногда и те, кто привержен Христу, могут ошибаться, и это доказывается частым опытом, так что Иезекииль не напрасно приписывает верному пастырю собирание рассеявшихся овец, я вполне соглашусь с этим. Действительно, нередко происходит так, что пришедшие к вере на время от нее уходят. Однако это не противоречит утверждению Христову, потому что, пока заблуждаются, они некоторым образом прекращают быть овцами. Христос просто хочет сказать: все избранные Божии, даже если их искушают бесчисленные заблуждения, сохранятся в послушании чистой веры и не станут добычей сатаны и его слуг. Когда Бог заново собирает немного уклонившихся овец, Он являет не менее удивительное дело, чем если бы никогда не позволил им выходить из овчарни. Это остается верным всегда без каких-либо исключений: не нашими были те, кто вышел от нас. Но те, кто из наших, до конца с нами пребудут (1Ин.2:19). Кроме того, это место должно сильно нас устыдить. Во-первых, мы столь мало привыкли к голосу нашего пастыря, что едва лишь немногие его слушают. Да и то весьма холодно. Второе, мы весьма ленивы, когда надо следовать за Ним. Я говорю о хороших людях, или, по крайней мере, о терпимых: ибо большая часть тех, кто притязает на Христово ученичество, упорно Ему противится. И наконец, как только мы заслышим глас чужака, сразу же начинаем колебаться. Это непостоянство достаточно ясно показывает, сколь мало мы преуспели в вере. Если же число верующих меньше желаемого, если многие из этих немногих неожиданно отступают, благочестивые учителя укрепляют себя утешением, что избранные Божии, истинные овцы Христовы, обязательно будут их слушать. Мы должны усердно трудиться и всеми способами стремиться к тому, чтобы весь мир, если возможно, пришел в единство веры, но при этом всегда довольствоваться текущим числом верующих.

9) Кто войдет Мною. Великое утешение благочестивых: те, кто однажды принял Христа, слышат от Него, что находятся вне опасности. Ибо Христос обещает им спасение и благоденствие. Затем Он добавляет еще два положения: они могут спокойно жить, не взирая ни на что, и Он будет пасти их до полного насыщения. Словом «вход» и «выход» Писание часто означает всевозможные действия человека во время его жизни, как и по-французски мы говорим aller et venir, означая тем самым жизненные обстоятельства. Итак, эти слова говорят нам о двойной пользе Евангелия: наши души найдут в нем тучную пажить, вне которой могут лишь погибнуть от голода и питаться одним воздухом. Кроме того, у нас будет надежная защита и стража от всех нападок волков и разбойников.

10) Вор приходит. Христос этими словами как бы обостряет наш слух, дабы нас, беспечных и ленивых, не смогли увести от Евангелия слуги сатаны. Наше чрезмерное самоупование приводит к тому, что мы отовсюду доступны наветам лжеучений. Ибо откуда такая доверчивость, что многие из тех, которым положено пребывать во Христе, уносятся различными заблуждениями? Причина лишь в том, что они не боятся и не опасаются лжеучителей. Сюда же относится и то, что наше любопытство так услаждается новыми и чуждыми людскими вымыслами, что добровольно предает нас в руки воров и волков. Посему не без причины Христос говорит, что лжеучителя, хотя и льстиво входят к нам в доверие, всегда несут с собой смертельный яд. Из-за этого мы должны еще усерднее их остерегаться. Подобно этому и увещевание Павла (Кол.2:8): Смотрите, дабы кто не обольстил вас пустой философией, и т д.

Я пришел. Еще одно подобие. Ведь Христос, назвав Себя до этого дверью, а истинными тех пастырей, которые собирают овец в Его овчарню, теперь Сам облекается в одежды пастыря и проповедует Себя единственным пастырем. Действительно, эта честь в собственном смысле принадлежит лишь Ему одному. Ибо все верные пастыри Церкви были поставлены Им. Он снабдил их необходимыми дарованиями, управляет ими Своим Духом, действует в них, и они делают так, что лишь Он один председательствует в Своей Церкви, оставаясь ее единственным Пастырем. Хотя Христос и пользуется их служением, Он все равно не прекращает исполнять обязанности Пастыря. Таким образом, учителя учат так, что не принижают Его Собственного учительства. Наконец, имя пастыря, переносясь на человека, изменяется в смысле. И Христос, сообщая Свою честь служителям, тем не менее остается единственным Пастырем как их самих, так и всего стада. Теперь же Христос говорит, что пришел, дабы овцы имели жизнь. Он хочет сказать, что те, кто не находится под Его надзором, беззащитны перед нападениями волков и воров. И чтобы придать еще больше уверенности, Он возвещает, что во всех не уклоняющихся от Него людях жизнь будет возрастать и утверждаться.

Действительно, по мере того, как кто-то возрастает в вере, он тем самым приближается к полноте жизни, поелику в нем возрастает Дух, Который есть жизнь.

11. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. 12. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. 13. а наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. 14. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. 15. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Свою полагаю за овец.

(11. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. 12. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. 13. а наемник бежит, потому что наемник, и ему нет заботы об овцах. 14. Я есмь пастырь добрый; и знаю овец Моих, и Мои знают Меня. 15. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Свою полагаю за овец.)

11) Пастырь добрый полагает жизнь свою. Из-за особой любви, которую Он испытывал к овцам, Христос показывает, сколь истинно называет Себя их пастырем. Ведь Он до такой степени заботится об их спасении, что не жалеет даже Собственной жизни. Откуда следует: более чем неблагодарны, достойны погибели и подвержены всякого рода злу те люди, которые отвергают охрану столь благого и вожделенного Пастыря. Кроме того, весьма вероятно то, о чем говорит Августин. Здесь нам говорится, к чему следует стремиться в управлении Церковью, от чего бежать, а что терпеть. Нет ничего желаннее, чем ситуация, когда Церковью управляют испытанные и усердные пастыри. Христос же называет Себя единственным благим Пастырем: ибо и Сам по Себе и через Свои орудия дает Церкви здравие и невредимость. Итак, всякий раз, когда дела идут хорошо, и правят подходящие люди, на самом деле пастырствует Сам Христос. Однако есть множество волков и воров, которые под личиной пастырей преступно расхищают Церковь. Таковых, каким бы именем они ни хвалились, Христос заповедует избегать. Если бы Церковь могла очиститься от наемников, дела пошли бы лучше. Но поскольку Господь упражняет таким образом терпение Своих верных, и кроме того, мы недостойны того, чтобы Христос являлся нам в лице добрых пастырей, наемников следует терпеть, покуда они не выдадут себя и не заслужат наказания. Под наемниками разумей здесь тех, кто удерживает чистое учение, но проповедует истину, как говорит Павел (Фил.1:15), скорее случайно, чем из-за правого рвения. Таковых, даже если они не служат Христу искренне, надобно слушать. Ведь Христос восхотел, чтобы люди слушали фарисеев, поелику те сидели на Моисеевом седалище. Так же точно и нам подобает настолько почитать Евангелие, чтобы не пренебрегать и его служителями, пусть даже плохими. Ибо любые самые малые препоны делают Евангелие безвкусным, и чтобы такие услады нам не мешали всегда надо помнить о том, о чем я говорил прежде. Если Дух Христов не столь сильно действует в служителях, чтобы в них являл Себя Сам Верховный Пастырь, этим наказываются наши пороки и испытывается наше послушание.

12) А наемник, не пастырь. Хотя Христос присваивает лишь Себе имя Пастыря, Он по умолчанию имеет в виду, что оно относится также и к Его орудиям. Мы знаем, сколь многие после Христа, не колеблясь, проливали кровь за спасение Церкви, и что пророки и до Его прихода не щадили своей жизни. Однако Христос являет в Своем лице абсолютный пример и заповедует Своим служителям четкое правило. Ибо сколь мерзка и постыдна наша податливость, если наша жизнь более дорога нам, чем спасение Церкви, которую Христос предпочел жизни Собственной? Кроме того, то, что здесь сказано о предании жизни за овец, есть знак особого отеческого чувства. Во-первых, Христос засвидетельствовал, сколь великую любовь к нам Он явил в Своей смерти. Во-вторых, Он призывает всех Своих служителей следовать Его примеру. Различие же между Христом и ними заключается в том, что Христос дал Свою жизнь как плату удовлетворения, пролил Свою кровь для очищения наших душ, принес Свое тело в умилостивительную жертву, дабы примирить с нами Отца. В евангельских же служителях нет ничего такого. Они все нуждаются в очищении, сами спасаются и примиряются с Богом через эту единственную жертву. Однако Христос не говорит здесь о плоде и действенности Своей смерти, и не сравнивает Себя с другими. Он лишь показывает, сколь сильно нас возлюбил. Кроме того, Он приглашает других следовать Его примеру. В итоге: как Христу прилежало обрести для нас жизнь Своей смертью и даровать все, что содержится в Евангелии, так и пастырям прилежит общая обязанность: оберегать учение ценой собственной жизни, и удостоверять его пролитием собственной крови. Дабы не напрасно учили они тому, что им и прочим даровано от Христа спасение.

Но здесь может возникнуть вопрос: должен ли считаться наемником тот, кто по той или иной причине уклонился от битвы с волком. Этот вопрос был особенно актуален в те времена, когда тираны жестоко преследовали Церковь. Тертуллиан и ему подобные, по моему мнению, были чрезмерно жестки в этой части. Умеренность же Августина много лучше. Он разрешает пастырям бежать, если их бегство больше способствует общему спасению, чем погибели оставленного ими стада. Это происходит тогда, когда Церковь не лишена подходящих служителей, и враги особо покушаются именно на жизнь пастыря. Так что его отсутствие смягчило бы их ярость. Если же всем грозит опасность, то надо бояться, как бы о пастыре не подумали, что он бежит не ради других, а из-за страха перед смертью. Тогда, по словам Августина, поступать таким образом не позволительно, ибо пример подобного бегства повредит больше, чем впоследствии может помочь сохраненная жизнь. Пусть, кто хочет, прочтет сто восьмидесятое послание к епископу Гонорату. На этом самом основании позволили бежать Киприану, который до того не страшился смерти, что отверг предложение купить жизнь ценой вероломного отречения. Надо держаться лишь того, чтобы пастырь предпочитал собственной жизни спасение стада и каждой отдельной овцы.

Которому овцы не свои. Кажется, что здесь Христос всех, кроме Себя Самого, делает наемниками. Поскольку Он один является Пастырем, никому из нас не позволено называть пасомых овец своими. Однако будем помнить: те, кто водим Христовым Духом, считают своим все принадлежащее их Главе. И не для того, чтобы незаконно присвоить себе власть, но чтобы верно исполнить все им порученное. Ведь тот, кто воистину соединился со Христом, никогда не назовет чужим то, что для Него дорого. Именно поэтому Христос говорит:

13) Наемник бежит, потому что не заботится об овцах. Он как бы утверждает: наемника не трогает рассеяние стада, поелику он не считает его своим. Ведь тот, кто думает о плате, а не о стаде, как бы ни обманывал Церковь в мирные времена: когда настанет время сражаться, открыто явит свое вероломство.

14) И знаю Моих овец. В первой части предложения Христос снова говорит о Своей к нам любви. Ибо знание рождается из любви и влечет за собой заботу. Однако Он также хочет сказать: все, не повинующиеся Евангелию, блуждают бесцельно. Подобным образом, Он во второй части повторяет то, о чем сказал прежде: не только Он знает овец, но и овцы знают Его.

15) Как Отец знает Меня. Не подобает и не принесет пользы входить здесь в тернистые рассуждения, каким образом Отец знает Свою премудрость. Ведь Христос, будучи узами нашего с Богом единства, просто зовет Себя Посредником между Ним и нами. Он как бы говорит: Отец не больше может забыть нас, чем отвергнуть или забыть Его. Кроме того, Христос требует от нас взаимности, поелику, употребляя для заботы о нас то, что дал Ему Отец, Он хочет, чтобы мы в ответ слушались Его. Подобно тому, как Сам Он принадлежит Отцу, и все Свое относит к Его славе.

16. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. 17. Потому любит Меня Отец, что я отдаю жизнь мою, чтобы опять принять ее. 18. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего.

(16. Имею и других овец, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. 17. Потому любит Меня Отец, что я полагаю жизнь мою, чтобы опять принять ее. 18. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам полагаю ее. Имею власть положить ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего.)

16) Есть у Меня и другие овцы. Хотя некоторые относят эти слова ко всем людям, как из иудеев, так и из язычников, еще не ставшим учениками Христа, я не сомневаюсь, что Христос имел в виду призвание язычников. «Двором» Он зовет собрание древнего народа, который, отделившись от прочих народов мира, стал стадом Божиим и единым телом. Ибо Бог так принял к Себе иудеев, что окружил их словно оградой обрядами и церемониями, дабы к ним не примешались неверующие. Хотя входом в эту овчарню и был завет вечной жизни, заключенный во Христе. Посему другими овцами Христос зовет тех, кто не имел такого признака, относясь к иному роду. Итог таков: пастырское служение Христа не ограничивается иудеями, но простирается дальше. Истинно то, что сказал Августин: как внутри Церкви имеется множество волков, так и снаружи – множество овец. Однако это мало подходит к настоящему отрывку. Ведь здесь идет речь о внешней Церкви. Ибо язычники, до этого бывшие чужими, затем были призваны в царство Божие вместе с иудеями. Но я согласен, что толкование Августина уместно в том, что Христос зовет овцами неверующих, которые сами по себе меньше всего ими являлись. Этим Он хочет сказать не только то, какими они будут, скорее Он имеет в виду тайное избрание Отца. Ведь мы являемся овцами еще прежде того, как почувствуем, что Он – наш Пастырь. В другом месте сказано, что когда Он нас возлюбил, мы были еще врагами Ему (Рим.5:10). Посему Павел также говорит, что были познаны Богом прежде, чем сами познали Его (Гал.4:9).

И тех надлежит. Христос хочет сказать, что избрание Божие действенно: никто из тех, кого Он хочет спасти, не погибнет. Ибо призвание, происходящие в должное время, раскрывает тайный совет Божий, по которому отдельные люди были предназначены к жизни. Причем призвание является действенным, когда Дух возрождает в Своих детей тех, кто прежде родился от плоти и крови. Однако спрашивается: каким образом язычники вошли так, что составили с иудеями единое стадо. Ведь иудеям, чтобы прийти ко Христу, не надо было отвергать завет, заключенный Богом с отцами. Наоборот, язычникам не надо было становиться подзаконными, чтобы, привившись ко Христу, соединиться с иудеями. Здесь надо помнить о различии между сущностью завета и внешними добавлениями. Ибо язычники могли уверовать во Христа, только приняв тот вечный завет, на котором было основано спасение мира. Таким образом исполнилось пророчество: Чужеземцы будут говорить языком Ханаана (Ис.19:18). Также: Возьмутся семь человек из народов за полу иудея и скажут: мы пойдем с вами (3ах.8:23). Также: Придут из дальних краев и взойдут на гору Сион. Посему и назван был Авраам отцом многих народов, что от востока и запада придут те, кто возляжет с ним в Царстве Божием (Мф.8:11). Что же касается обрядов, то они были той разделительной стеной, которую Павел провозглашает разрушенной (Еф.2:14). Так мы по сути соединены с иудеями в единстве веры. Обряды же упразднены, дабы ничто не препятствовало им протянуть нам руку.

И будет одно стадо и один пастырь. Дабы все чада Божии соединились в одно тело. Подобно тому, как мы исповедуем одну кафолическую Церковь, и поскольку необходимо, чтобы у одного Главы было одно тело. Один Бог, – говорит Павел, – одна вера, одно крещение. Посему нам надлежит быть одним, как и призваны мы к одной надежде, Еф.4:4. Хотя это стадо кажется разделенным на разные дворы, все верующие, рассеянные по всему миру, заключены в пределах одной ограды, поелику всем проповедуется одно и то же Слово, преподаются одни и те же таинства, один и тот же молитвенный устав и все, относящееся к исповеданию веры. Заметь, каким образом собирается стадо Божие: так что имеется лишь один Пастырь, и все слушают Его голос. Эти слова означают: только там, где Церковь повинуется одному лишь Христу, покоряется Его власти и слушает Его учение, только там у нее есть правильное устроение. Если же паписты покажут нечто подобное у себя самих, то пусть услаждаются титулом Церкви, которым так гордятся. Если же там Христос молчит, Его величие попирается ногами, святые установления подвергаются насмешке, то что иное есть их единство, как не дьявольский заговор, худший любого разделения, достойный всякого проклятия? Посему будем помнить, что начинать всегда надобно с главы. Ведь и пророки, описывая восстановление Церкви, всегда соединяют царя Давида с Богом. Они как бы говорят: нет Церкви там, где не царствует Бог, нет царства Божия там, где Христу не воздают пастырскую честь.

17) Потому любит меня Отец. Есть и другая высшая причина, почему Отец любит Сына. Ведь не напрасно с неба раздался голос, что Сын возлюблен, и в Нем пребывает благоволение Божие. Однако, поскольку Он стал человеком ради нас, и Отец принимает Его с той целью, чтобы Он примирил нас с Ним, не удивительно, что Он говорит: Я любим потому, что ваше спасение дороже Мне Собственной жизни. Дивная проповедь божественной любви к нам! Она воистину должна привести нас в восхищение. Ибо Бог не только изливает на нас любовь, причитающуюся Единородному, но и относит ее к нам, как к целевой причине. Действительно, Христу не надо было облечься в нашу плоть, в которой он был бы любим, если бы, искупив нас, Он не стал залогом Отчего милосердия.

Чтобы опять принять ее. Поелику, услышав о смерти Христа, ученики немало могли огорчиться, более того их вера была бы серьезно потрясена, Христос утешает их надеждой скорого воскресения. Он как бы говорит: Я умру не для того, чтобы смерть Меня поглотила, но чтобы воскреснуть победителем смерти. И сегодня нам надлежит так думать о Христовой смерти, чтобы на ум сразу же приходила слава воскресения. Таким образом, мы признаем Христа жизнью. Ибо, схватившись со смертью, Он величественно одолел ее и возымел благородный триумф.

18) Никто не отнимает ее у Меня. Еще одно утешение, которым ученики поддерживали себя во время Христовой смерти. Он умирает не вынужденно, но добровольно приносит Себя в жертву за спасение стада. Кроме того, Он не только отрицает, что люди имеют власть Его убить, разве только по Его дозволению. Он вообще изымает Себя от всякой необходимости. У нас другое положение: нам вследствие наших грехов прилежит необходимость смерти. И Христос родился смертным человеком, но это было добровольное смирение, а не наложенное извне рабство. Итак, Христос хотел поддержать Своих учеников, дабы они, немного спустя увидев Его мертвым, не пали духом, подумав, что Он побежден врагами, но признали: по чудесному провидению Божиему Он пошел на смерть для искупления стада. В этом учении всегда содержится польза: смерть Христова потому была умилостивлением за наши грехи, что служила добровольной жертвой, по словам Павла: послушанием Одного многие стали праведными (Рим.5:19). Эти слова: Я Сам полагаю ее, можно истолковывать двояко. Или, что Христос лишает Себя жизни, оставаясь при этом невредимым. Как если бы снял с Себя одежду. Или же, что Он умирает по доброй воле.

Эту заповедь. Христос отсылает нас к вечному совету Отца, дабы мы знали: Он настолько позаботился о нашем спасении, что посвятил нам Сына Своего Единородного, таким, каков Он есть. И Христос, пришедший в мир, дабы явить Себя послушным Отцу, Сам подтверждает: Его цель именно в том, чтобы принести нам пользу.

19. От этих слов опять произошла между Иудеями распря. 20. Многие из них говорили: Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его? 21. Другие говорили: это слова не бесноватого; может ли бес отверзать очи слепым? 22. Настал же тогда в Иерусалиме праздник обновления, и была зима. 23. И ходил Иисус в храме, в притворе Соломоновом. 24. Тут Иудеи обступили Его и говорили Ему: долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо. 25. Иисус отвечал им: Я сказал вам, и не верите; дела которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. 26. Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих, как Я сказал вам. 27. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. 28. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей. 29. Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего. 30. Я и Отец – одно.

(19. От этих слов опять произошла между Иудеями распря. 20. Многие из них говорили: Он имеет беса и безумствует; что слушаете Его? 21. Другие говорили: это слова не бесноватого; может ли бес отверзать очи слепым? 22. Настал же тогда в Иерусалиме праздник обновления, и была зима. 23. И ходил Иисус в храме, в притворе Соломоновом. 24. Тут Иудеи обступили Его и говорили Ему: долго ли Тебе держать нас в недоумении? Если Ты Христос, скажи нам прямо. 25. Иисус отвечал им: Я сказал вам, и не верите; дела которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. 26. Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих, как Я сказал вам. 27. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. 28. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей. 29. Отец Мой, Который дал Мне, больше всех; и никто не может похитить из руки Отца Моего. 30. Я и Отец – одно.)

19) От этих слов. Здесь мы видим плод Христовой речи. Он хотел обрести больше учеников. Но, поскольку Его учение также имело многих противников, то возникла распря. Так что между собой разделились те, кто до этого был единым церковным телом. Ведь все исповедовали в полном согласии, что почитают Бога Авраама и следуют закону Моисея. Ныне же, когда пришел Христос, они начали из-за Него разногласить. Если бы их исповедание было истинным, то Христос, будучи высшими узами любви, в обязанность Которого входило собрать расточенное, никак не нарушил бы их согласия. Но светом Своего Евангелия Он раскрыл лицемерие многих, кто, надмеваясь ложными притязаниями, претендовал, что является народом Божиим. И теперь превратность многих делает так, что Церковь волнуется от распрей и пылает от споров. Между тем, те, кто сам возмущает мир, возлагают вину на нас и называют схизматиками. Ибо паписты особенно винят нас в том, что наше учение возмутило спокойствие Церкви. Однако если бы они спокойно подчинились Христу и протянули руку истине, все волнения сразу же успокоились бы. Но поскольку они скрежещут зубами, восстают против Христа, и согласны примириться с нами только при том условии, чтобы истина Божия угасла и Христос был изгнан из Своего Царства, их обвинение в схизме несправедливо. Всякий поймет, что именно они в ней и виновны. Печально, что Церковь разрывается от внутренних раздоров, но лучше некоторым людям отойти от нечестивых, дабы соединиться со своим Главою, Христом, чем всем быть согласными в презрении к Богу. Посему во всякой схизме надо различать тех, кто на самом деле отходит от Бога и Его чистого учения.

20, 21) Одержим бесом. Они изо всех сил бесславят Христа ненавистным поношением, дабы все отказались Его слушать. Ведь нечестивые, чтобы не уступать Богу, яростно и закрыв глаза, идут на открытое Его поношение и наущают других к такому же безумству. Только бы люди не слушали Христа. Однако само Христово учение достаточно защищает себя от всякой клеветы. Это и имеют в виду верующие, отрицая, что слова Христовы вызваны одержимостью. Они как бы требуют судить о Нем по Его делам. Ибо истина, как было сказано, достаточно утверждает сама себя. Единственная же опора нашей веры состоит в том, что нечестивые никогда не смогут заглушить силу и мудрость Божию, сияющую в Евангелии.

22) Настал же тогда в Иерусалиме праздник обновления. Можно сказать просто: обновление, поскольку храм, до этого стоявший оскверненным, был заново освящен заботою Иуды Маккавея. Тогда же было установлено, что новый день освящения станет ежегодным праздником, дабы люди вспоминали о милости Божией, положившей конец тирании Антиоха. Христос, по Своему обыкновению, пришел тогда в храм, дабы при великом скоплении людей Его проповедь принесла еще больший плод.

23) В притворе Соломоновом. Так Евангелист называет храм. Не потому что этот портик был святилищем, но как единственное добавление к храму. Он не имеет в виду тот древний портик, который был построен Соломоном, а потом разрушен халдеями, но тот, который иудеи, только возвратившись из вавилонского плена, отстроили по образцу древнего портика и для большего почета украсили тем же именем. Новым же создателем храма является Ирод.

24) Иудеи обступили Его. Не подлежит сомнению, что они подошли ко Христу с хитрым умыслом, по крайней мере, те, кто первым этот план задумал. Ведь можно было без хитрости при народе попросить, чтобы Иисус прямо явил Себя посланным от Бога избавителем. Но некоторые хотели, чтобы эти слова прозвучали именно в толпе. Тогда Христос либо погиб бы в результате восстания, либо римляне наложили бы на Него руки. Жалуясь, что Он держит их в недоумении, они притворяются настолько сильно желающими обещанного искупления, что ожидание Христа постоянно тревожит их души. Истинное чувствование благочестия состоит в том, чтобы лишь во Христе искать то, что удовлетворит наш разум и успокоит наши души. Так говорит и Сам Христос: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас, и обретете покой душам вашим. Значит, приходящим ко Христу подобает быть именно такими, какими притворялись эти люди. Однако они незаслуженно обвиняли Христа, словно Он до сих пор не утвердил их веру. Ведь только по собственной вине их знание не было достаточно полным и ясным. Но неверию всегда свойственно предпочитать колебаться в сомнениях, нежели основываться на Слове Божием. Так и сегодня мы видим многих, которые, совершенно закрыв глаза, сеют свои сомнения, затемняющие ясный евангельский свет. Мы видим многих легковесных людей, парящих в глупых умствованиях, и всю жизнь не могущих найти твердую опору. Требуя, чтобы Христос открыто и уверенно явил им Себя, они имели в виду, чтобы Он сказал о Себе не косвенно и не двусмысленно. Таким образом, они обвиняют Его учение в неясности, хотя оно достаточно ясно и звучно, если только не встречает глухих людей. Эта история учит нас, что нельзя избежать клеветы и наветов злых, если мы призваны к проповеди Евангелия. Посему нам надобно бодрствовать и не ужасаться этим как чем-то новым. Ведь с нами происходит то же, что и с нашим Учителем.

25) Я сказал вам. Он не отрицает, что является Господом и Христом, но и не учит их этому, поскольку они были непригодны для научения. Скорее Он упрекает их в их упорной злобе, поелику, наученные Словом и делами Божиими, они до сих пор ни в чем не преуспели. Итак, то, что Они Его не признают, Он ставит в вину именно им. Как бы говорит: Мое учение само по себе достаточно легко понять, вина же лежит на вас, поскольку вы злобно противитесь Богу. Затем Он говорит о делах, дабы обличить их в двойной гордыне. Ведь кроме учения у них имелось ясное свидетельство Его чудес, [и они поверили бы], не будь столь неблагодарными к Богу. И дважды повторяет, что они не веруют, дабы обличить их в добровольной глухоте к учению и слепоте к делам. А это – знак крайней и отчаянной озлобленности. Христос говорит, что делает дела во имя Отца, поелику цель Его – засвидетельствовать присутствие в них силы Божией. Откуда можно установить, что Сам Он также исшел от Бога.

26) Ибо вы не из овец Моих. Христос приводит более значимую причину, почему они не верят ни чудесам, ни учению. Они поступают так, потому что отверженны. Следует обратить внимание на то, с какой целью говорит это Христос. Ведь они претендовали на то, что являются Церковью Божией. Христос же, дабы неверие их не повредило Евангелию, возвещает, что вера – это особый дар. Действительно, чтобы люди познали Бога, необходимо, чтобы прежде они сами были познаны Им, как говорит Павел (Гал.4:9). Наоборот, те, кого Бог обходит вниманием, всегда с необходимостью будут от Него отвращаться. Если кто возразит, что тогда причина неверия будет заключаться в Боге, поскольку только Он может делать из людей овец, отвечу следующее: Бог свободен от какой-либо вины, ибо люди отвергают благодать только по добровольному ожесточению. Бог достаточно показывает, что достоин доверия, но дикие звери никогда не укротятся, покуда Дух Божий не превратит их в овец. Те же, кто остается таковым, напрасно пытаются вину за озлобление переложить на Бога, вину, принадлежащую самой их природе. В итоге: Христос говорит, что вовсе не удивительно, если лишь немногие повинуются Его Евангелию. Ибо все, кого Дух Божий не привел к послушанию веры, являются свирепыми неукрощенными зверьми. Тем более недостойно и даже абсурдно, если авторитет Евангелия будет зависеть от веры людей. Скорее пусть верные считают себя еще больше обязанными Богу за то, что, пока остальные пребывают слепыми, их привлекло ко Христу озарение Духа. Евангельские служители также могут утешиться этим отрывком, если труд их не всем приносит пользу.

27) Отцы Мои. Христос доказывает Свое утверждение от противного. Они не Его овцы, поскольку непослушны Евангелию. Ибо Бог действенно призывает тех, кого избрал. Посему овцы Христовы открываются через свою веру. Действительно, имя «овцы» потому переносится на верующих, что они через Верховного Пастыря предают себя Богу для управления и, отложив прежнюю дикость, являют себя послушными и кроткими. Благочестивые учителя могут почерпнуть здесь немалое утешение. Ведь сколь бы многие ни отвергали Христа, у Него всегда есть овцы, которых Он знает, и которые в свою очередь знают Его. Насколько это в их силах, пусть пастыри стремятся привести весь мир в овчарню Христову. Но там, где это не получается, пусть они довольствуются одним тем, что их трудами собираются Христовы овцы. Все прочее я уже изложил выше.

28, 29) И не погибнут во век. Здесь мы видим бесценный плод веры: Христос приказывает нам быть уверенными и спокойными после того, как верою мы вошли в Его овчарню. Одновременно стоит отметить, на что именно опирается такая уверенность. На то, что Он Сам будет верным стражем нашего спасения. Ведь Христос свидетельствует, что спасение это в Его руке. А если и этого недостаточно, то, вот, по Его словам, эти же люди сберегаются и Отчей силой. Замечательное место, которое учит нас, что спасение всех избранных не менее незыблемо, чем неодолима божественная сила. Кроме того, Христос Своими словами хотел не просто сотрясти воздух. Он дает Своим людям обетование, которое должно твердо укорениться в их душах. Итак, мы делаем вывод: намерение Христа заключалось в том, чтобы избранные были твердо уверены в спасении. Нас обступают сильные враги, а наша немощь такова, что иногда мы почти готовы погибнуть. Однако, поскольку Тот, Кто хранит наш залог, больше и сильнее всех, нам не стоит волноваться, словно наша жизнь находится в опасности. Отсюда мы также заключаем, сколь безумно упование папистов, основывающееся на свободной воле, на собственной добродетели и на заслугах дел. Христос учил Своих совершенно иначе: в этом мире они должны считать себя как бы находящимися в лесу среди бесчисленных разбойников. Помимо того, что они бессильны и могут стать легкой добычей, они также знают, что в них заключена материя смерти. Посему они должны спокойно жить, уповая только на божественную защиту. Наше спасение потому для нас несомненно, что находится в руке Божией. Ведь и вера наша немощна, и сами мы склонны к колебаниям. Но Бог, взявший нас Своей рукою, силен, и одним дуновением может рассеять все злоумышления наших врагов. На Него и надо обращать свой взор, дабы страх перед искушениями не привел нас в отчаяние. Так что Христос показал нам, каким образом овцы могут спокойно жить среди волков.

Никто не похитит их из руки Отца Моего. Соединительный союз поставлен здесь вместо слова, означающего следствие. Христос выводит из непобедимой силы Божией, что спасение благочестивых не зависит от воли их врагов. Ибо никто не может победить Бога, оберегающего нас Своей десницей.

30) Я и Отец одно. Христос хочет упредить ропот нечестивых. Ибо они могли возразить, что сила Божия никак не относится ко Христу, и Он не может обещать Своим ученикам Его надежную защиту. Итак, Христос свидетельствует: Он настолько соединен с Отцом, что ни Его Самого, ни Его овец никогда не покинет Отчая помощь. Древние, доказывая, что Христос ομοουσιον [единосущен; – прим. пер.] Отцу, злоупотребляли этим местом. Ведь Христос не рассуждает здесь о единстве сущности, но говорит о согласии, которое имеет с Отцом. Посему все, что делает Христос, подтверждается силою Отца.

31. Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. 32. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? 33. Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом. 34. Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги»? 35. Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, – 36. Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что Я сказал: «Я Сын Божий»?

(31. Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. 32. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них побиваете Меня камнями? 33. Иудеи отвечали Ему и сказали: не за доброе дело побиваем Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом. 34. Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги»? 35. Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, – 36. Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что Я сказал: «Я Сын Божий»?)

31) Тут опять Иудеи. Подобно тому как благочестие пылает рвением, утверждая славу Божию, рвением, которым правит Божий Дух, так и неверие порождает свое рвение. Дьявол так подстегивает нечестивых, что они стремятся лишь к убийствам. Этот исход показывает, с какой целью иудеи спрашивали Христа. Ибо прямое исповедание, которого они якобы желали, тут же привело их в ярость. Однако же, пытаясь насильно лишить Христа жизни, они, несомненно, претендовали на некую видимость законности, словно поступали по заповеди закона, где Бог повелевает побивать лжепророков камнями (Втор.13:5).

32) Много добрых дел. Здесь Христос не только отрицает, что у их ярости имеется надлежащая причина, но и обвиняет их в неблагодарности. Ибо они столь неправедно воздают за божественные благодеяния. Он упоминает не о той или иной Своей заслуге по отношению к ним, но о том, что благодетельствовал им многими делами. Затем Он обличает их в неблагодарности не только к Себе лично, но и к Богу, говоря, что является служителем Отца, открыто являющим Отчую силу, которая должна служить для них знаком. Ибо словами «от Отца» Он хочет сказать, что автором Его дел был Бог. Итог таков: Бог восхотел явить Себя вам через Меня и оказал вам Моей рукою великие благодеяния. Исследуйте обо Мне, сколько хотите, Я сотворил среди вас лишь то, что достойно похвалы и славы. Итак, получается, что вы преследуете во Мне Божии дары. Притом Его вопрос более действен для обличения их совести, чем если бы Он говорил в утвердительном тоне.

33) Не за доброе дело. Хотя нечестивые открыто ведут с Богом войну, они не хотят грешить без благопристойного повода. Итак, безумствуя против Сына Божия и не довольствуясь своей жестокостью, они вдобавок обвиняют Его и делают из себя защитников и отмстителей славы Божией. Посему необходимо, чтобы добрая совесть была для нас словно каменной стеной, с помощью которой мы отражали бы возводимую на нас клевету. Какой бы благопристойной ни казалась их злоба, и какому бы бесчестию они нас ни подвергли, если мы сражаемся за дело Божие, Он не отречется от Себя и явит Свою истину. Но, поскольку у нечестивых всегда будет предлог для преследования слуг Божиих, и одновременно бесстыдство, в котором они, даже побежденные, не перестают проклинать, важно проявлять терпение и кротость, которые будут до конца укреплять наши силы. Слово blasphstrongia, которым мирские писатели обозначали всякое ругательство, Писание относит непосредственно к Богу, когда оскорбляется и повреждается Его божественное величие.

Что Ты, будучи человек. У богохульства имеется две разновидности: или та, когда Бог лишается подобающей чести, или та, когда Ему приписывается нечто недостойное Его природы. Итак, иудеи хотели сказать, что Христос – богохульник и святотатец. Ибо Он, смертный человек, присваивает Себе божескую честь. И это действительно было бы богохульством, если бы Христос был только человеком. Они согрешили лишь в том, что не заметили явленного в чудесах божества Христова.

34) Не написано ли. Христос отвергает выдвинутое против Себя обвинение, не отрицая, что Он – Сын Божий, но отстаивая правильность сказанного. Хотя Его ответ скорее приспособлен к восприятию людей, чем изъясняет саму суть. Ибо Он ограничился тогда тем, что только обуздал их злобу. В каком смысле Он зовет Себя Сыном Божиим, Христос скорее намекает, чем говорит прямо. Довод, которым Он пользуется, исходит не из содостойного, а от меньшего к большему. Писание зовет богами тех, на кого Бог возложил почетную миссию. Итак, этого титула еще более достоин Тот, Кого Бог отделил и возвысил по сравнению со всеми прочими. Отсюда следует, что дурны и злобны те толкователи, которые сперва допускали это, а потом сочли за повод оскорбиться. Свидетельство, процитированное Христом, взято из Пс.81:6, где Бог спорит с царями и судьями земли, которые тиранически злоупотребляли своей властью и силой для угнетения бедных и любого другого нечестия. Он упрекает их в том, что, не памятуя о том, откуда получили такую честь, они профанируют имя Божие. Христос приспосабливает это к Своему случаю. Здесь именем богов наделяются те, кто служит Богу в управлении миром. По той же самой причине Писание называет богами ангелов. Ибо через них слава Божия озаряет весь мир. Следует отметить выражение:

35) К которым было Слово Божие. Ибо Христос разумеет, что эти люди получили ясную заповедь Божию. Откуда мы заключаем, что власти возникли не по бездумному человеческому заблуждению, но по решению Божию. Поелику Бог восхотел, чтобы среди людей процветал общественный порядок, чтобы нами управляли закон и право. Посему Павел говорит (Рим.13:1): противящиеся власти противятся и Богу. Ибо нет власти, если не от Бога. Если кто возразит, что есть и другие призвания от Бога, однако ни земледельцы, ни волопасы, ни сапожники не зовутся из-за этого богами, я отвечу так: нет такого общего правила, чтобы все, кого Бог призывает к определенному роду жизни, звались богами, но Христос говорит здесь о царях, которых Бог вознес до высшего звания, дабы они председательствовали и правили. В итоге, мы должны знать, что гражданские власти потому являются богами, что Бог заповедал им править. Под законом же Христос здесь имеет в виду все учение, с помощью которого Бог управляет Своей Церковью. Пророки были только толкователями закона. Посему и псалмы заслуженно считаются добавлениями к нему. Фраза же «не может нарушиться Писание» означает, что учение Писания нерушимо.

36) Которого Отец освятил. Определенное освящение присуще всем святым. Однако здесь Христос присваивает Себе нечто более выдающееся. А именно, что Он был отделен от всех прочих, и в Нем проявляется сила и величие Духа Божия. Подобно тому, как и выше (6:27) Он заявляет, что запечатлен Своим Отцом. В собственном смысле это относится к личности Христа, как явившегося во плоти. Посему эти две вещи соединены между собой: Его освящение, и посланничество в мир. Однако надо также верить в цель и основание Его посланничества: Он должен был принести от Бога спасение и во всем явить Себя истинным Сыном Божиим.

Вы говорите: богохульствуешь. Ариане некогда искажали сие место, доказывая, что Христос не является Богом по природе, но обладает как бы выпрошенным божеством. Однако это заблуждение легко опровергнуть. Ведь Христос не рассуждает здесь о том, Кем Он является Сам по Себе, но о том, Кем Его следует признавать в человеческой плоти, исходя из Его чудес. Ибо мы никогда не сможем постичь Его вечное божество, если не примем Его таким, каким выставил Его Отец, то есть – Искупителем. К тому же надо помнить о том, что я уже говорил: в этом отрывке Христос не свидетельствует прямо и открыто, Кем на самом деле является. Так Он обычно поступал в среде Своих учеников. Здесь же Он скорее озабочен опровержением клеветы противников.

37. Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; 38. а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем. 39. Тогда опять искали схватить Его; но Он уклонился от рук их, 40. и пошел опять за Иордан, на то место, где прежде крестил Иоанн, и остался там. 41. Многие пришли к Нему и говорили, что Иоанн не сотворил никакого чуда, но все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно. 42. И многие там уверовали в Него.

(37. Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; 38. а если творю, то, если не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем. 39. Тогда опять искали схватить Его; но Он уклонился от рук их, 40. и пошел опять за Иордан, на то место, где прежде крестил Иоанн, и остался там. 41. Многие пришли к Нему и говорили, что Иоанн не сотворил никакого чуда, но все, что сказал Иоанн о Нем, было истинно. 42. И многие там уверовали в Него.)

37) Если Я не творю дел Отца Моего. Дабы Иудеи не возразили, что Он напрасно претендует на освящение и все с этим связанное, Христос снова говорит о чудесах, в которых явил неоспоримый пример Своего божества. По форме это похоже на уступку. Христос как бы говорит: Я не хочу принуждать вас верить в Меня, если эта вера не опирается на нечто очевидное. Вы могли бы безнаказанно Меня отвергнуть, если бы Бог не дал обо Мне прямого свидетельства. «Делами Отца» Он называет воистину божественные дела, в которых блистала более чем человеческая сила.

38) А если творю. Христос показывает, что иудеи очевидно изобличены в нечестивом и богохульном презрении. Поелику не воздают чести несомненным и божественным делам. В Его словах содержится и другая уступка, Он говорит: даже если бы Я разрешил вам сомневаться в отношении учения, вы, по крайней мере, не можете отрицать, что совершенные Мною чудеса – от Бога. Итак, вы открыто отвергаете не человека, но Бога. Впрочем, помещая веру после знания, словно она ниже по порядку, Христос поступает так потому, что ведет разговор с неверующими. А неверующие никогда не уступят Богу, если их не принудит к этому опыт. Ведь бунтовщики хотят сперва узнать, а потом уверовать. Но Бог все равно настолько потакает нам, что готовит нас к вере через познание Собственных дел. Хотя познание Бога и Его тайной премудрости на самом деле следует за верой, ибо послушание веры открывает нам дверь Небесного Царства.

Отец во Мне. Христос повторяет то, что выше выразил иными словами: Я и Отец – одно. Все говорит о том, что в Своем служении Он не имеет с Отцом различий. Отец, – говорит Христос, – пребывает во Мне. То есть, во Мне являет себя божественная сила. И Я – в Отце. То есть, не делаю ничего, кроме как по велению Божию, так что между Мною и Отцом взаимная связь. Ибо здесь не идет речь о единстве сущности, но о явлении божественной силы в личности Христа. Откуда явствует, что Он послан от Бога.

39) Искали схватить Его. Без сомнения, для того, чтобы, вытащив из храма, тут же побить камнями. Ибо слова Христа не укротили их гнев. То же, что Христос уклонился от их рук, произошло лишь по чудесному божественному воздействию. Это учит нас, что мы не подвержены ярости злых всякий раз, когда Богу угодно ее сдерживать.

40) Пошел опять за Иордан. Христос пошел за Иордан, чтобы уклониться от бесплодной борьбы. Он учит нас Своим примером, как надо пользоваться случаем. О месте, куда Он ушел, смотри гл.1, ст. 28.

41) Многие пришли к Нему. Это скопление людей показывает, что Христос искал уединения не для того, чтобы пренебречь Своим служением, но для того, чтобы в пустыне воздвигнуть святилище Божие. Ведь Иерусалим, будучи надлежащим местом этого святилища, упорно его отвергал. Действительно, ужасное божественное мщение выразилось в том, что, когда храм, избранный Богом, стал вертепом разбойников, Церковь Божия была собрана в совершенно бесславном месте.

Иоанн. Люди заключили, что Христос славнее Иоанна. Ведь Он сотворил столько чудес, в то время как Иоанн – ни одного. Не так, что судить всегда следует по чудесам, но так, что чудеса, соединенные с учением, как неоднократно говорилось, вовсе не маловажны. Кроме того, здесь содержится некий пропуск. Люди сравнивают Христа с Иоанном, но приводят лишь первую часть сравнения. Потом, они считают общепризнанным, что Иоанн – верховный пророк Божий и наделен особым духом. Итак, они сознательно предпочитают Христа Иоанну, поскольку лишь по несомненному провидению Божию произошло так, что Иоанн, в других отношениях величайший из пророков, не сотворил ни одного чуда. Отсюда явствует, что вера во Христа, наоборот, опиралась на многие чудеса.

Все, что сказал. Кажется, это сказали не они сами, но добавил Евангелист, дабы указать на двойной довод, приведший их к вере во Христа. Ведь они на деле увидели, что свидетельство Иоанна о Христе было истинным, чудеса же еще больше подчеркнули Его достоинство.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →