Комментарии Жана Кальвина на евангелие от Иоанна 21 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Глава 21

1. После того опять явился Иисус ученикам Своим при море Тивериадском. Явился же так: 2. были вместе Симон Петр, и Фома, называемый Близнец, и Нафанаил из Каны Галилейской, и сыновья Зеведеевы, и двое других из учеников Его. 3. Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою. Пошли и тотчас вошли в лодку, и не поймали в ту ночь ничего. 4. А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. 5. Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Они отвечали Ему: нет. 6. Он же сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. 7. Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою, – ибо он был наг, – и бросился в море. 8. А другие ученики приплыли в лодке, – ибо недалеко были от земли, локтей около двухсот, – таща сеть с рыбою. 9. Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь и на нем лежащую рыбу и хлеб. 10. Иисус говорит им: принесите рыбы, которую вы теперь поймали. 11. Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть. 12. Иисус говорит им: придите, обедайте. Из учеников же никто не смел спросить Его: Кто Ты? зная, что это Господь. 13. Иисус приходит, берет хлеб и дает им, также и рыбу. 14. Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим по воскресении Своем из мертвых.

(1. После того опять явился Иисус ученикам Своим при море Тивериадском. Явился же так: 2. были вместе Симон Петр, и Фома, называемый Близнец, и Нафанаил из Каны Галилейской, и сыновья Зеведеевы, и двое других из учеников Его. 3. Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою. Пошли и тотчас вошли в лодку, и не поймали в ту ночь ничего. 4. А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. 5. Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Они отвечали Ему: нет. 6. Он же сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки, и найдете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. 7. Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою, – ибо он был наг, – и бросился в море. 8. А другие ученики приплыли в лодке, – ибо недалеко были от земли, локтей около двухсот, – таща сеть с рыбою. 9. Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь и на нем лежащую рыбу и хлеб. 10. Иисус говорит им: принесите рыбы, которую вы теперь поймали. 11. Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть. 12. Иисус говорит им: придите, обедайте. Из учеников же никто не смел спросить Его: Кто Ты? зная, что это Господь. 13. Иисус приходит, берет хлеб и дает им, также и рыбу. 14. Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим по воскресении Своем из мертвых.)

1) После того. Евангелист и здесь старается доказать воскресение Христа, говоря, что при этом явлении присутствовало семь учеников. Между ними он упоминает и Фому, не столько ради его чести, сколько потому, что, чем более упорным неверием он отличался, тем скорее можно поверить его свидетельству. Евангелист весьма многословен, тщательно приводя все обстоятельства, удостоверяющие эту историю. Тивериадское же озеро, как уже было сказано, евреи по обычаю называли морем.

3) Иду ловить рыбу. То, что Петр занимался рыбной ловлей, не должно казаться чуждым его служения. Дуновением Христовым, как мы недавно читали, он был сделан апостолом, но воздерживался от прямых действий, пока не был облечен новой силой. Ибо ему еще не было приказано исполнять обязанности учителя. Ему только сообщили о будущем призвании, дабы и он, и остальные осознали: Христос избрал их не напрасно. А пока они занимаются тем, чем занимались обычно, как и подобает частным лицам. Павел так же, исполняя проповеднические обязанности, зарабатывал собственными руками, но по иной причине. Он распределял свое время так, чтобы ручной труд не отвлекал его от учительства. Петр же и его спутники, будучи пока свободными от общественных обязанностей, полностью отдаются рыбной ловле.

Не поймали в ту ночь ничего. Для утверждения веры в чудо Бог соделал так, чтобы в ту ночь они трудились напрасно. Ведь, если бы они что-то поймали, сила Христова явилась бы не столь ярко. Когда же, трудившись всю ночь впустую, они внезапно одариваются огромным уловом, это дает им повод познать благодать Господню. Бог часто таким же способом упражняет верных, дабы сделать явным для них Свое благословение. Если бы они преуспевали всякий раз, когда брались бы за дело, никто не приписывал бы успех благословению Божию. Все хвалились бы своей предприимчивостью и умелостью. Но там, где люди долго и бесплодно измождаются, а потом к ним неожиданно приходит успех, они вынуждены признать что-то необычное. Посему, хвалу за свой успех они начинают воздавать благодати Божией.

6) Закиньте сеть по правую сторону. Христос не приказывает им как Учитель и Господь, но лишь советует, как обычный человек. Ученики же, нуждаясь в совете, охотно слушаются незнакомца. Если бы они услышали подобный совет, когда забрасывали сеть в первый раз, то не стали бы столь быстро повиноваться. Я говорю об этом для того, чтобы никто не удивлялся их покладистости. Ведь их укротил долгий и изнурительный труд. Хотя то, что они с восходом солнца продолжили дело, которым безуспешно занимались всю ночь, свидетельствует также и о великом терпении. Действительно, чтобы обрести благословение Божие, надо постоянно ожидать его. Нет ничего хуже, чем тут же бросать дело, кажущееся бесплодным. О том же, что ученики упорно трудились, свидетельствует нагота Петра. Они не боялись снова и снова закидывать сеть, не упуская никакой возможности. И то, что они повиновались Христовым словам, нельзя приписывать их вере. Ведь они послушались Христа как неизвестного им человека. И сегодня, если призвание наше кажется нам тягостным, а труд – бесплодным, но Господь при этом увещевает нас к постоянству, нам, безусловно, надлежит крепиться. И успех несомненно придет, но только в свое время.

Не могли вытащить. Первый пример своей силы Христос выказал в изобилии улова, а второй – в том, что тайным образом сохранил неповрежденной сеть, которая иначе должна была непременно порваться. Добавляются и прочие подробности: ученики обнаружили на берегу уже горящий костер, лежащую рыбу и хлеб. Что касается числа пойманных рыб, то в нем не следует искать какую-то великую тайну. Августин тонко сопоставляет закон и Евангелие из повторения одинаковых чисел. Но всякий, кто хорошо все обдумает, сочтет это детской забавой.

7) Тогда ученик. Евангелист учит нас своим примером: всякий раз, когда паче чаяния к нам приходит успех, надобно возносить свой ум к Богу. Нам должно придти на ум, что благословение это проистекло от благодати Того, Кто является творцом всякого блага. И это благочестивое признание божественной благодати, зародившееся в душе Иоанна, привело его к тому, чтобы узнать Самого Христа. Он не узнал Христа телесным взором, но, уверовав в то, что изобилие рыбы даровано от Бога, заключил, что человек, направлявший старания учеников, есть Сам Христос. Но, хотя вера первой зародилась у Иоанна, Петр превзошел его своим рвением, когда, пренебрегая опасностью, бросился в воду. Другие последовали за ним на лодке. Наконец, все они подступили ко Христу, но Петр своей пламенностью опередил всех. Кроме того, неясно, вплавь или пешком Петр достиг берега. Достаточно верить в следующее: то, что он оставил лодку, не было необдуманным порывом. Петр опередил остальных по мере данного ему рвения.

10) Принесите рыбы. Хотя сеть наполнилась мгновенно без какого-либо труда, Христос, тем не менее, приписывает этот успех ученикам. Так и мы зовем нашим тот хлеб, который признаем происходящим по благословении Божию.

12) Никто не смел спросить. Можно спросить, что мешало им: стыд, или почтение, или что-то другое? Если Христос видел их сомнение, то должен был, как и в других случаях, его рассеять. Отвечаю: причина их смущения была в том, что личность Христа и так не вызывала сомнений. Ведь мы обычно спрашиваем о том, что сомнительно и неясно. Итак, Евангелист хочет сказать: ученики не спрашивали Христа, боясь Его оскорбить. Ведь Он Сам открыто явил Себя столькими ясными делами.

14) Это уже в третий раз. Число три относится к продолжительности времени. На самом деле Христос явился уже в седьмой раз. Но все, что происходит в течение одного дня, принимается за одно. Итак, Евангелист утверждает: Христос являлся ученикам через определенные промежутки времени, дабы укрепить их веру в Свое воскресение.

15. Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих. 16. Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец моих. 17. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих. 18. Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь. 19. Сказал же это, давая разуметь, какою смертью Петр прославит Бога. И, сказав сие, говорит ему: иди за Мною.

(15. Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Говорит ему: паси агнцев Моих. 16. Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Говорит ему: паси овец моих. 17. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих. 18. Аминь, аминь говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь. 19. Сказал же это, давая разуметь, какою смертью Петр прославит Бога. И, сказав сие, говорит ему: иди за Мною.)

15) Когда же они обедали. Евангелист рассказывает о том, как Петр был восстановлен в достоинстве, от которого ранее отпал. Действительно, вероломное отречение, о котором мы читали, сделало Его недостойным апостольства. Как может быть учителем веры тот, кто позорно от нее отрекся? Петр был поставлен апостолом, причем одновременно с Иудой. Но как только он оставил свое служение, то тут же был лишен апостольской чести. Итак, теперь ему возвращается право учить и авторитет, утраченный им по своей вине. И чтобы за ним не сохранялась дурная слава, Христос изглаживает и стирает всякое о ней памятование. Такое восстановление в правах было необходимо и для Петра, и для его слушателей. Для него – чтобы он еще усерднее исполнял свой долг, будучи уверенным в собственном призвании, а для них – чтобы пятно, лежащее на человеке, не послужило поводом для презрения к Евангелию. И сегодня для нас важно, что Петр стал тогда как бы новым человеком, позор которого был изглажен, дабы не марать его апостольское достоинство.

Симон Ионин! Любишь ли ты Меня? Этими словами Христос хочет сказать, что никто не может верно служить Церкви и пасти Его стадо, если не будет взирать ввысь и смотреть только на людей. Вначале служение пастыря трудно и тягостно; нет ничего труднее, чем удерживать людей под ярмом Божиим. Ведь многие из них немощны: одни легкомысленны и непослушны, другие ленивы и медлительны, третьи – упорны и необучаемы. К тому же сатана полагает всевозможные препятствия, чтобы сломить дух пастыря и ослабить его. Сюда же относится неблагодарность многих людей и другие причины, дающие повод для отчаяния. Итак, никто не будет проявлять постоянство в служении, если в сердце его не царит любовь ко Христу. Так что, забыв про себя и полностью предаваясь Ему, человек одолевает все препятствия. О таком же настрое свидетельствует и Павел (2Кор.5:14), когда говорит, что любовь Христова понуждает нас, думающих так: если Один умер за всех, то и всем надлежит умереть. Хотя под любовью он разумеет ту любовь, которой нас возлюбил Христос, и пример которой Он явил Своей смертью; сюда же относится и взаимное чувство, рождающееся из осознания толикого благодеяния. С другой стороны, о негодных и ложных учителях, смущающих Церковь, он в другом месте говорит, что те не любят Господа Иисуса (1Кор.16:22).

Итак, пусть призванные управлять Церковью помнят: если они хотят правильно исполнять свое служение, начинать надо с любви ко Христу. Помимо прочего Христос ясно свидетельствует, сколь сильно ценит наше спасение. Ведь Он так заботливо вверяет его пастырям. И удостоверение их любви к Нему Он видит в том, как они будут печься о спасении стада. Нельзя сказать нечто более воодушевляющее для евангельских служителей. Ведь они слышат: Христу более всего дорого то служение, когда люди пасут Его стадо. Все благочестивые могут почерпнуть отсюда особое утешение, слыша, сколь они драгоценны и дороги Сыну Божию, которых Он ставит на место Самого Себя. Но это же учение внушает немалый страх лжеучителям, извращающим управление Церковью. Ведь Христос грозит им немалой карой, заявляя, что именно Ему они причиняют зло.

Паси агнцев. Слово «пасти» Писание использует метафорически, означая им какое-либо управление. Здесь же, поскольку речь идет о духовном управлении Церковью, достойно внимания, из каких именно частей состоит служение пастыря. Ибо нам не даровано некое бездеятельное достоинство, и Христос не дарует смертному человеку какую-либо власть, которую тот может использовать по своей прихоти. Мы видели выше, в десятой главе, что Христос, в собственном смысле, единственный Пастырь Церкви. Мы также видели, почему Он присваивает Себе подобную честь: потому что правит Своими овцами через учение о спасении и окормляет их, ибо только Он – истинная пища души. Поскольку же для проповеди Своего учения Он пользуется трудом людей, то переносит и на них Свой титул, или, по крайней мере, сообщает его им. Лишь те пастыри считаются законными перед Богом, которые предстоят Церкви, будучи под главою Христом и исполняя служение слова. Отсюда можно вывести, какую ношу взваливает на Петра Христос, и при каком условии предпоставляет его Своему стаду.

Этим явно опровергается нечестие ромофилов, искажающих это место ради утверждения тирании папства. Только Петру, – говорят они, – было сказано: паси овец Моих. Почему это сказано было ему, а не прочим, мы уже объяснили. А именно: чтобы, избавившись от подозрения в отступничестве, он мог свободно проповедовать Евангелие. И поэтому Христос трижды поставляет Его пастырем, чтобы три отречения, коими Петр навлек на себя вечный позор, не мешали его апостольству. Это мудро заметили Златоуст, Августин, Кирилл и многие другие. Кроме того, Петру не дано в этих словах ничего, что не принадлежит и другим служителям Евангелия. Итак, напрасно паписты претендуют на первенство Петра из того, что Он был призван особым образом. Но, допустим, что ему действительно было вручено какое-то особое достоинство; откуда, спрашиваю, они докажут, что это достоинство заключается в его примате? Действительно, Петр был главным среди апостолов, но разве отсюда следует, что Он был вселенским епископом всей земли? Добавь к этому, что все полученное Петром относится к папе не больше, чем к Магомету. По какому праву папа объявляет себя наследником Петра? Кроме того, какой здравомыслящий человек согласится, что Христос установил здесь какое-то наследственное право? Папа желает быть преемником Петра: о, если бы он действительно им был! Никто из нас не возражает, чтобы он и любил Христа, и пас Его стадо. Но презреть любовь ко Христу, отвергнуть пастырское служение, и при этом претендовать на преемство, – абсурдно и весьма глупо. Христос, заповедав Петру учительское служение, не хотел воздвигнуть идола и палача человеческих душ, дабы тот угнетал Его Церковь. Посему Он кратко говорит о том, какое правление Церковью Он одобряет. Таким образом, со всех этих «рогатых« епископов срывается личина. Ведь они присваивают себе епископскую власть, довольствуясь одной театральной помпой и пустым титулом.

16) Паси овец Моих. Не всех без разбора Христос поручает Петру и прочим апостолам, но лишь Своих агнцев и овец. В другом месте Он уточняет, кого именно причисляет к Своему стаду. Овцы, – говорит Он, – слушаются гласа Моего и следуют за Мной, а голоса чужака не слушают. Верные учителя должны стараться всех привлечь ко Христу, и, поскольку они не могут отличить овец от диких зверей, надо всеми способами стремиться укротить и тех, кто больше похож на волков, нежели на овец. Но когда все попытки будут предприняты, труд пастырей поможет лишь избранным овцам. Их вера и обучаемость происходят оттого что Небесный Отец передал в управление Сыну лишь тех, кого избрал прежде создания мира. Кроме того, это место учит нас: никто не может быть пасомым в евангельском учении, кроме смиренных и обучаемых. Ибо Христос не напрасно сравнивает Своих учеников с овцами и агнцами. Одновременно следует отметить, что Дух Божий укрощает и тех, кто по природе подобен волкам и львам.

17) Петр опечалился. Без сомнения, Петр не понял, на что намекал Христос, столько раз его спрашивая. Он думал, что Тот косвенно обвиняет его в неискренности ответов. Но мы уже показали: этот повтор не был излишним. Кроме того, Петр еще не понял, сколь сильно любовь ко Христу должна запечатлеться в душах тех, кому предстоит преодолевать бесчисленные трудности. Потом он на опыте осознал, что не напрасно подвергся такому экзамену. Далее, его примером мы научаемся: те, кому надлежит заботиться о Церкви, должны непременно себя проверить. Причем не бегло, а старательно: одарены ли они рвением, не отпадут ли, не ослабнут ли посредине пути? Нас учат следующему: если Господь когда-либо подвергнет нас суровой проверке, это надо сносить терпеливо и спокойно. Ведь у Него есть справедливые основания, которые часто нам бывают неизвестны.

18) Истинно, истинно говорю тебе. Христос, воодушевив Петра на управление овцами, вооружает его же для противления предстоящим трудностям. Он не только требует от него веру и прилежание, но и непобедимое мужество в опасностях и постоянство в несении креста. Наконец, Он велит ему быть готовым пойти, когда надо, на смерть. Хотя положение пастырей не одинаково, им всем отчасти подходит это увещевание. Господь щадит многих, воздерживаясь от пролития их крови. Он довольствуется лишь тем, что они живут в доброй вере и полностью посвящают себя Ему. Но поскольку сатана время от времени воздвигает новые козни, всем, принявшим служение пастырей, необходимо готовиться к смерти. Ведь они имеют дело не только с овцами, но и с волками. Что касается Петра, Христос хотел предупредить его о грядущей смерти. Дабы Петр усердно размыслил о том, что учение, служителем которого он был, следует подтверждать собственной кровью. Хотя Христос в этих словах, кажется, имел в виду не только его. Он украсил Петра титулом мученика также в глазах других, как бы говоря: Петр станет много более сильным воином, чем был ранее.

Когда ты был молод. Старость кажется предназначенной для покоя и отдыха. Посему старикам обычно дается отдых от общественных дел. Они обретают заслуги и почет. Итак, Петр мог надеяться, что обретет в этом возрасте спокойную жизнь. Напротив, Христос возвещает, что порядок природы для него извратится. Тот, кто, будучи молодым, жил по собственному уму, стариком будет управляться властью другого. Причем, властью насильственной. Кроме того, в лице Петра мы видим замечательный пример общей всем нам судьбы. Многие наслаждались жизнью, доколе не были призваны Христом. Но как только они стали христианами и были приняты в число учеников, или, по крайней мере, вскоре после этого, им пришлось пережить суровую брань, волнительную жизнь, великие опасности, и даже пойти на саму смерть. Это состояние тяжко, но им не следует тяготиться. Время от времени Господь облегчает крест, коим упражняет Своих слуг. Он немного потакает им, покуда они не возмужают полностью. Ему вполне известна их немощь, и Он не искушает их сверх сил. Так Он прощал Петру, покуда видел его немощным и слабым. Итак, научимся следующему: мы должны служить Ему до последнего вздоха, лишь бы Он давал нам силы. И здесь ясно видна неблагодарность многих. Ведь чем мягче с нами обходится Господь, тем больше привыкаем мы к постоянной изнеженности. Едва ли найдется один из ста, который не возропщет, если после длительного потакания с ним вдруг обойдутся суровее. Однако человечность Господа следует еще выше ценить потому, что Он щадит нас до времени. Так и Христос говорит (Мф.9:15), что, пока Он жил на земле, ученики Его радовались, словно присутствовали на свадьбе. Но затем им предстояли посты и плач.

Другой тебя препояшет. Многие думают, что здесь говорится о том, какой смертью умрет Петр, о том, что он будет повешен с простертыми руками. Однако я понимаю слово «препояшет» проще, как все внешние действия, коими человек обустраивает свою жизнь. «Препоясывался сам», то есть – одевался так, как хотел. Но затем свобода в обустройстве жизни будет у тебя отнята. Кроме того, лучше не знать, какой именно казни повергся Петр, чем верить в сомнительные басни.

Поведет, куда не захочешь. Смысл таков: Петр умрет не естественной смертью, но смертью насильственной. Однако кажется абсурдным, что Христос отрицает добровольность этой смерти. Ведь там, где нет стойкости, нет и славы мученичества. Например, в тех случаях, когда кого-то ведут на смерть насильно. Однако эти слова надо относить к брани между духом и плотью, которую ощущают в себе верующие. Никогда мы не слушаемся Бога столь охотно и решительно, чтобы мир и плоть не склоняли нас к чему-то противоположному. Отсюда жалоба Павла: не делаю то благо, которое хочу. Кроме того, следует отметить: всем по природе врожден страх смерти. Ведь природе противоречит желание быть уничтоженным. Посему даже Христос, будучи всем сердцем предан Богу, все-таки молил избавить Его от смерти. Добавь к этому, что Петру были страшны мучения, вызванные людской жестокостью. Посему нет ничего удивительного, если он так или иначе боялся смерти. Однако он ясно показал, сколь сильно послушен Богу, когда добровольно пошел на смерть, которой сам охотно избежал бы. Ведь он знал, что она угодна Богу. Но без душевных мук не проявилось бы его терпение.

Поучение это весьма полезно. Оно побуждает к молитвам и нас. Ведь нам никогда не победить страх смерти без особой божественной помощи. Посему нам остается лишь смиренно вверить себя Его правлению. Кроме того, это поможет укрепить наши души, дабы те не пали, если нам случится устрашиться трудностей. Те же, кто думает, будто мученики вовсе не боялись смерти, из собственного страха заимствуют повод для отчаяния. Однако немощь наша не должна удерживать нас от следования их примеру. Ведь и они также ее ощущали, и, лишь борясь с собой, смогли восторжествовать над врагами истины.

19) Какою смертью Петр. Это пояснение несет особый смысл. Хотя все благочестивые должны преследовать цель прославить Бога и жизнью и смертью, Иоанн хочет особо восхвалить кончину тех, кто собственной кровью запечатлеет Евангелие Христово и прославит Его имя. Как учит и Павел в Послании к Филиппийцам, 1:19. Нам же надо установить, какой плод принесла смерть Петра. Ибо, если вера наша от нее не окрепнет, и мы не станем стремиться так же прославить Бога, все это будет свидетельствовать о нашей безмерной лени. Если бы паписты подумали о цели смерти мучеников, им никогда бы не пришла на ум богохульная мысль, что смерть эта умилостивляет Бога и вносится как плата за грехи людей.

И, сказав сие. Здесь Христос объясняет, зачем Он говорил о грядущей насильственной смерти Петра. Чтобы Петр готовился проявить терпение. Когда, – говорит Христос, – тебе по примеру Моему придется пойти на смерть, следуй за Вождем твоим. Кроме того, дабы Петр охотнее повиновался Богу, зовущему его претерпеть крест, Христос объявляет этим вождем Самого Себя. Увещевание же его, коим Он приглашает Петра подражать Себе, не является всеобщим. Оно относится лишь к определенному роду смерти. Уже одно то немало смягчает горечь кончины, что Сын Божий престает перед нашим взором в блаженном воскресении, нашем грядущем триумфе над смертью.

20. Петр же, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус и который на вечери, приклонившись к груди Его, сказал: Господи! кто предаст Тебя? 21. Его увидев, Петр говорит Иисусу: Господи! а он что? 22. Иисус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? ты иди за Мною. 23. И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? – 24. Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его. 25. Многое и другое сотворил Иисус; но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь.

(20. Петр же, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус и который на вечери, приклонившись к груди Его, сказал: Господи! кто предаст Тебя? 21. Его увидев, Петр говорит Иисусу: Господи! а он что? 22. Иисус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе? ты иди за Мною. 23. И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе? – 24. Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его. 25. Многое другое сотворил Иисус; но если бы писать о каждом отдельно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг.)

20) Петр же, обратившись. В лице Петра мы видим пример собственного не только излишнего, но и опасного любопытства. Оно заставляет нас смотреть на других и отвлекает от исполнения своего долга. Нам почти врожден порок больше исследовать чужую жизнь, чем свою собственную, и черпать из чужой жизни повод для самоизвинений. Мы охотно обманываем себя такого рода извинениями и говорим, что другие ничуть не лучше нас. Словно их лень оправдывает наши проступки. Едва ли каждый сотый понимает, что означают слова Павла: каждый понесет собственное ярмо (Гал.6:5). Поэтому в лице одного человека мы видим попрек в адрес всех, смотрящих на поведение окружающих. При этом эти люди небрегут тем, что Бог заповедал им самим. Особенно безумствуют они тогда, когда спокойно пренебрегают тем, что требует призвание каждого отдельного человека. Бог избирает одного из десяти, кого упражняет тяжкими скорбями или непосильным трудом. Других же девятерых Он оставляет в покое, или, по крайней мере, испытывает не столь сурово. Кроме того, Он обращается со всеми не одинаково, но с каждым так, как Ему угодно. Поскольку же имеются разные виды христианской брани, пусть каждый научится быть на своем месте, дабы нам не искать в праздности, чем бы себя занять. Ведь всеми нами руководит Небесный Вождь, власти Которого нам подобает подчиниться, забыв про все остальное.

Которого любил Иисус. Это пояснение вставлено для того, чтобы мы знали, что именно побудило Петра задать свой вопрос. Он подумал, что было бы глупым призвать его одного без Иоанна, столь сильно любимого Иисусом. Посему его вопрос не лишен оснований. Почему Христос не упомянул об Иоанне, как бы неожиданно к нему охладев? Но Христос пресекает подобное любопытство, отвечая, что Петра не касаются дела других. Он должен повиноваться собственному призванию.

22) Если Я хочу, чтобы он пребыл. То, что это предложение было разорвано, и первую Его часть читали в утвердительном смысле: Я хочу, чтобы он пребыл, – относится к невежеству ученых, а не к ошибке переводчика. В греческом тексте ошибиться невозможно, но у латинян легко может влезть одна буква, изменяющая смысл сказанного. Итак, вся эта речь вопросительна и должна читаться в одном контексте. Христос хотел одернуть ученика, удерживая его в рамках собственного призвания. Тебе нет дела, – говорит Христос, – и тебе не следует выведывать, что произойдет с твоим товарищем. Оставь это на Мое усмотрение. Думай только о себе и следуй тому, к чему ты призван. Не то, чтобы забота о братьях была излишней. Она должна иметь некие рамки, чтобы быть заботой, а не мешающим любопытством. Пусть каждый следит за своими ближними, чтобы, если возможно, привлечь их ко Христу. Но не для того, чтобы претыкаться о создаваемые ими помехи.

23) И пронеслось. Евангелист рассказывает, что из неправильно понятых слов Христа у учеников возникло заблуждение о бессмертии Иоанна. Он имеет в виду учеников, присутствовавших при сказанном, то есть – апостолов. Не потому, что только к ним относится имя братьев, но потому, что они были начатками святого братского единства. Также возможно, что кроме этих одиннадцати имеются в виду и другие, ходившие тогда с ними. Слово же «пронеслось» означает, что заблуждение это рассеялось повсюду. Однако, вероятно, оно не было долгим, но длилось лишь до тех пор, пока просвещенные Святым Духом апостолы не стали яснее думать о царстве Христовом, отбросив все грубые выдумки. Кроме того, рассказанное тогда об апостолах происходит и в наши дни. И не удивительно. Ведь если были обмануты близкие ко Христу ученики, тем более к этому склонны те, кто не учился так долго в Его школе. Однако отметим, откуда именно происходит этот порок. Христос учит нас с пользою, ради назидания, и при том вполне ясно. Но мы превращаем свет во тьму своими превратными выдумками, рождаемыми нашим разумением. Христос не хотел говорить об Иоанне что-либо конкретное. Он хотел лишь утвердить Свою полную власть над Его жизнью и смертью. Так что учение само по себе было простым и полезным. Однако ученики вообразили больше, чем было сказано. Поэтому, чтобы избежать этой опасности, научимся мыслить трезво. Распутство же нашего разума в том, что он всеми силами стремится к суете. Отсюда произошло то, что и это заблуждение, несмотря на прямое предупреждение Евангелиста, возобладало в нашем мире. Ведь люди придумали, будто Иоанн приказал вырыть себе могилу и сам в нее сошел. Спустя же три дня она была найдена пустой. Так что мы видим: заблуждениям не будет предела, если мы, в простоте приняв сказанное Господом, не отбросим все чуждые выдумки.

24) Сей ученик. Поскольку до этого Иоанн упоминал о себе лишь в третьем лице, теперь он ясно говорит, что и был тем самым учеником. Он делает это, дабы как очевидец событий возыметь тем больший авторитет. Очевидец, который знал все, о чем шла тогда речь. И, чтобы кто-то не заподозрил его в том, что он из-за особой любви Христа склонен к угодничеству, Иоанн упреждает это сомнение, сказав, что пропустил больше, чем написал. Он не рассказывал обо всем, что говорил Христос, но лишь о том, что относилось к Его общественному служению. И его гипербола не должна казаться абсурдной. Ведь ее употребляли и многие мирские писатели. Здесь имеется в виду не только количество дел Христовых, но и их весомость и величие. Божественное величие Христово, которое бесконечностью своей превосходит не только человеческий разум, но и все мироздание, чудесно явило себя в те дни. И что удивительного, если Евангелист, имея это в виду, восклицает, что самому миру не вместить бы написанного? Кроме того, его не следует упрекать в использовании привычного и общепринятого уподобления для выражения превосходства Христовых дел. Мы знаем: Бог из-за нашего невежества приспосабливается к привычному нам способу выражения и порой, так сказать, лепечет с нами.

Кроме того, надо помнить о том, что было уже сказано ранее: написанного Евангелистами вполне достаточно для утверждения в вере и обретения спасения. Итак, довольно разумен тот, кто правильно преуспевает под их учительством. Действительно, будучи поставленными Богом свидетелями, ученики верно исполнили свой долг. Нам же надлежит всецело положиться на их свидетельство и не желать знать более того, что они передали нам. Особенно, учитывая, что их пером водило провидение Божие, дабы не утрудить нас обилием фактов и в приятной для нас манере преподать то, что счел полезным единый премудрый источник всякой премудрости, Бог, Которому честь и слава вовеки. Аминь.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →