Комментарии Жана Кальвина на Деяния апостолов 19 глава

Глава 19

1. Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя [там] некоторых учеников, 2. сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже не слыхали, есть ли Дух Святый. 3. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение. 4. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса. 5. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, 6. и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить иными языками и пророчествовать. 7. Всех их было человек около двенадцати.

(1. Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя там некоторых учеников, 2. сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже не слыхали, есть ли Дух Святый. 3. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение. 4. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса. 5. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, 6. и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить языками и пророчествовать. 7. Всех их было человек около двенадцати.)

1) Лука сообщает здесь, что по возвращении Павла Церковь в Эфесе не только укрепилась и возросла, но и украсилась неким чудом. Даже некоторым неучам и новичкам были даны видимые дары Духа. Неизвестно, были ли это коренные жители или пришельцы. Но это не должно особо нас волновать. Нет сомнения, что речь здесь идет об иудеях, поскольку только они могли ранее принять Иоанново крещение. Вероятно, они жили в Эфесе, когда их нашел там Павел.

2) Приняли ли вы Святаго Духа. Данный отрывок показывает, что речь идет не о духе возрождения, но о тех особых дарах, которые Бог распределял по Собственному усмотрению в начальные времена Евангелия для общего назидания Церкви. Но из вопроса Павла в свою очередь рождается вопрос: был ли тогда Дух общим для всех? Ведь если Дух давался лишь немногим, почему Павел соединяет Его с верой, словно эта связь совершенно необходима? Действительно, это были не обычные люди. Или же, поскольку их было мало, Павел и спросил: приняли ли все они дары Духа? Но я думаю так: перед взором язычников не случайно, но по Божию совету одновременно предстало столько иудеев. Причем учеников, то есть – из стада верных, которые, тем не менее, признаются, что не знают высшую славу Евангелия, видимую в духовных дарованиях. И все это для того, чтобы в них ярче проявилось служение Павла. Ибо не похоже, чтобы Аполлос оставил в Эфесе столь немногочисленных последователей. Причем он должен был научить их тщательнее, ранее обучившись пути Господню от Акилы и Прискиллы. Не сомневаюсь, что эти братья отличались от тех, которых ранее упомянул Лука. В итоге: Павел, видя, что эти люди исповедуют имя Иисуса Христа, дабы лучше исследовать их веру, спрашивает: приняли ли они Святого Духа? То, что это было знамением благодати Божией для удостоверения учения, явствует из слов Павла в 3-й главе Послания к Галатам (ст.2): хотел бы знать от вас, приняли ли вы Духа Святого от дел, или от слышания веры?

3) И не слыхали, есть ли Дух Святый. Как могло быть, чтобы иудеи ничего не слышали о Святом Духе, о Котором везде проповедуют пророки, и хвалой Которому полно все Писание? Действительно, отсюда ясно, что Павел говорит не о Духе в общеизвестном смысле. И спрошенные им люди отрицали лишь, что им известны видимые дары, коими Бог украшал Царство Своего Сына. Итак, они признаются, что не знают, изливает ли Бог подобные дарования. Посему в слове «Дух» содержится метонимия. И это подтверждает предположенный нами смысл. Если бы они вовсе отрицали, что знают что-либо о Духе Божием, Павел не умолчал бы о подобном более чем грубом заблуждении. Спрашивая же, с какой целью, или каким образом они крестились, он хочет сказать: везде, где ясно проповедуют Христа, также проявляются видимые дары Духа, и это явление обще для всех церквей. Посему не без причины Павел удивляется тому, что верующие не знают о славе Христовой, которую Бог везде восхотел проявлять. И тут же добавленные им слова учат: не следует оставаться в усвоенных ими начатках веры. Поскольку служение Иоанна состояло в наставлении будущих Христовых учеников.

4) Иоанн крестил. Удивление Павла направлено на то, чтобы эти люди, обличенные в невежестве, устремились к более возвышенным целям. Он говорит, что Иоанн проповедовал о грядущем Христе. Итак, Павел выпускает учеников из темницы, в которой те, подвизаясь, искали еще не явившегося Христа. Посему, дабы они не льстили себе и не отказались из-за гордости преуспевать в дальнейшем, Павел показывает, сколь далеки они от назначенной цели. Ибо осознание своих пороков заставляет людей стремиться к тому, чего им недостает. Итак, Павел как бы говорит следующее: Прежде прославления Христа сила Его не была проявлена в этом мире. Своим же восшествием на небеса Он соделал так, чтобы Царство Его процветало везде. Итак, даже во время служения Иоанна не были излиты дары благодати, свидетельствующие, что Христос сидит одесную Отца. Ведь тогда Он еще не явил Себя Искупителем мира. Поэтому, знайте, что вам надлежит идти дальше. Ибо вы еще далеки от цели. Таким образом, Павел ясно учит: вере наученных Иоанном благочестивых надлежало взирать на грядущего Христа, дабы те не оставались в начатках учения.

Кроме того, отсюда мы научаемся, что крещение Иоанна было символом покаяния и прощения грехов, и сегодня наше крещение отличается от него лишь в том, что Христос явлен открыто, что в смерти Его и воскресении исполнено все необходимое для нашего спасения. Посему крещение достигло своей цели, а именно: из упомянутого мною источника смерти и воскресения проистекает наше покаяние. И с ним же соотносится вера, получая от него незаслуженную праведность. В итоге, Павел ясно показывает: крещение Иоанна так же, как и наше, было крещением возрождения и обновления. Поскольку же и очищение, и обновление жизни исходят от одного лишь Христа, Павел говорит, что все утверждено на вере в Него. Эти слова учат нас: вся сила крещения зависит от того, что верою мы принимаем во Христе все означаемое этим таинством. Да не будет, чтобы внешний символ в чем-либо отказывал благодати Христовой.

5) Услышав это, они крестились. Поскольку у древних преобладало мнение, будто крещения Иоанна и Христа различны, для них было вполне резонным заново крестить тех, кто ранее лишь подготовился крещением пророка. Но то, что это различие ложно и превратно, явствует из следующего: крещение Иоанна было залогом того же усыновления, того же обновления жизни, которое ныне мы получаем в нашем крещении. Посему мы не читаем о том, что пришедшие ко Христу от Иоанна были заново Им крещены. Добавь к этому, что Христос принял крещение по плоти, дабы этим видимым знаком соединить нас с Собой. Но если допустить это ложное различие, мы полностью лишимся особого благодеяния иметь одно крещение с Сыном Божиим. Здесь нет нужды в длинном опровержении. Ведь, чтобы доказать существование различных крещений, сперва надо показать, в чем одно отличалось от другого. Однако обоим соответствует одно и то же подобие, симметрия и сообразность всех частей, заставляющая признать крещение единым.

Теперь спрашивается: подобало ли повторять такое крещение? Безумцы нашего времени, опираясь на это свидетельство, пытаются ввести повторное крещение. Некоторые думают, что термин «крещение» означает какое-то новое установление. С ними я не соглашусь, поскольку толкование их, будучи натянутым, больше похоже на уловку. Другие отрицают повторение крещения, думая, что ранее учеников крестил некий глупый подражатель Иоанна. Но предположение их вовсе не вероятно. Больше того, слова Павла скорее говорят о том, что это были подлинные ученики Иоанна. И Лука почетно зовет их учениками Христовыми. Поэтому я не согласен и с этим мнением. Однако я отрицаю, что Павел повторил крещение. Ведь Лука говорит лишь о том, что они были крещены Духом. Во-первых, вовсе не ново переносить имя крещения на дары Святого Духа, как видно из 1-й и 11-й главы, где по утверждению Луки Христос называет крещением видимое ниспослание Духа апостолам. Да и, когда Дух снизошел на Корнилия, Петр вспомнил слова Господни: будете крещены Святым Духом. Затем, мы видим, что здесь идет речь именно о видимых дарах, подаваемых с крещением. Сказанное же после, что Дух пришел при возложении на учеников апостольских рук, я считаю добавленным с целью истолкования. Ибо в Писании часто употребляется способ выражения, кратко излагающий суть дела, а затем изъясняющий его подробнее. Значит, то, что вследствие краткости звучало не столь ясно, Лука изъяснил понятнее, говоря, что Дух нисшел на них через возложение рук. Если же кто возразит, что слово «крещение», означая дары Духа, всегда употребляется с каким-то пояснением, отвечаю: мысль Луки вполне явствует из контекста. Кроме того, Лука намекает на уже упомянутое им крещение. Действительно, если относить сказанное к внешнему символу, глупо было бы давать им его без преподания лучшего учения. Если же понимать метафорически в отношении установления, фраза стала бы слишком грубой. И непонятны стали бы слова о том, что ученики получили Святого Духа, уже будучи наученными.

Далее, признавая, что данное возложение рук представляло собой таинство, я все же утверждаю, что видящие в нем пример для вечного подражания обманулись из-за неведения. Ведь все соглашаются с тем, что благодать, изображаемая этим символом, была временной. Значит, превратно и смешно удерживать символ по устранении самой истины. Совсем иным является установление крещения и вечери, коими Господь свидетельствует о даровании тех благ, пользование которыми продлится до скончания Церкви. Посему надлежит тщательно и разумно различать между временными и постоянными таинствами, дабы их место не заняла пустая и смехотворная видимость. Не отрицаю, что древние пользовались возложением рук, удостоверяя для взрослых исповедание их веры. Лишь бы кто не подумал, будто с этим обрядом связана благодать Духа, как думал Иероним, выступая против Люцифериан. Паписты же и вовсе неизвинительны. Ведь они, не довольствуясь древним обрядом, посмели добавить к нему свое зловонное помазание, которое не только должно быть подтверждением крещения, но и каким-то более почетным таинством. Последнее, по их вздорной болтовне, совершенствует верующих, до этого исполненных Духа лишь наполовину. Дабы те, кому прежде были только отпущены грехи, также смогли вооружиться для брани. Итак, нет оправдания папистам, посмевшим изречь подобное богохульство.

8. Придя в синагогу, он небоязненно проповедывал три месяца, беседуя и удостоверяя о Царствии Божием. 9. Но как некоторые ожесточились и не верили, злословя путь Господень перед народом, то он, оставив их, отделил учеников, и ежедневно проповедывал в училище некоего Тиранна. 10. Это продолжалось до двух лет, так что все жители Асии слышали проповедь о Господе Иисусе, как Иудеи, так и Еллины. 11. Бог же творил немало чудес руками Павла, 12. так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них.

(8. Придя в синагогу, он небоязненно проповедывал три месяца, беседуя и удостоверяя о Царствии Божием. 9. Но как некоторые ожесточились и не верили, злословя путь перед народом, то он, оставив их, отделил учеников, и ежедневно проповедывал в училище некоего Тиранна. 10. Это продолжалось до двух лет, так что все жители Асии слышали слово Господа Иисуса, как Иудеи, так и Еллины. 11. Бог же творил необычные силы руками Павла, 12. так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них.)

8) Придя в синагогу. Отсюда мы выводим, что Павел начал с собрания благочестивых, уже присоединившихся ко Христу. Затем он пришел в синагогу, дабы собрать в единое тело Церкви и остальных иудеев, еще не знавших Христа или, по крайней мере, Его не принявших. Лука говорит о безбоязненном поведении Павла, дабы мы знали: три месяца он затратил не потому, что хитро скрывал евангельское учение или втирался в доверие путем неясных и двусмысленных утверждений. Тут же Лука говорит и о смелости Павла, сообщая, что он спорил и убеждал о Царствии Божием. Мы знаем, что этим именем часто означается обещанное отцам и совершенное пришествием Христовым восстановление твари. Поскольку вне Христа имеется лишь безобразное и беспорядочное рассеяние, пророки не напрасно приписывали будущему Мессии установление в мире Царствия Божия. Царство же это (поскольку Христос привел нас из отпадения в повиновение Богу, сделав из врагов Божиих Его друзьями), прежде всего, состоит в незаслуженном прощении грехов, коим Бог примиряет нас с Собою и усыновляет в Свой народ. Затем оно заключается в обновлении жизни, посредством которого Бог уподобляет нас Собственному образу. Лука говорит о спорах и убеждениях, имея в виду, что Павел доказывал на твердых основаниях все, произносимое им публично. Кроме того, он стимулировал слушателей путем благочестивых увещеваний, дабы те отворили дверь для Царствия Божия. Ведь никакие утонченные рассуждения не делают нас покорными Богу, если прежде нас не склонят благочестивые увещевания.

9) Некоторые ожесточились. Мы читаем о том, что Иудеи нигде не слушали Павла столь благосклонно и непредвзято, как во время его первого прихода в Эфес. В то время как в других местах Павла яростно изгоняли, в Эфесе его попросили остаться дольше. Теперь же, после того, как Павел три месяца пытался воздвигнуть у них Царствие Божие, ясно проявились нечестие и надменность большинства. Лука говорит, что эти люди ожесточились. Действительно, сила небесного учения такова, что, либо обращает отверженных в ярость, либо делает их еще ожесточеннее. Причем, не своей природе, но, как говорится, привходящим образом. Когда истина вынуждает их к согласию, на свет выходит ранее скрытая болезнь. Лука добавляет, что эти люди публично проклинали путь Господень. Ибо презрители Евангелия доходят до враждебных и публичных нападок на учение, которое не хотят принять сами. Причем именно потому, что желают, по мере сил, сделать всех соучастниками своего нечестия. Вполне известно, что словом «путь» означается любое установление. Здесь же это слово относится к Евангелию Христову.

Далее, Лука говорит, что Павел, оставив упорствующих, отделил себе некоторых учеников. И этот пример учит нас: там, где может возникнуть отчаянное и неисцелимое упорство, больше не следует продолжать дело. Посему Павел сам говорит в послании к Титу (3:10), чтобы тот отвращался еретика после первого или второго увещевания. Ведь Слово Божие подвергается поношениям, если отдается на волю свиней и псов. Одновременно надлежит заботиться и о немощных, дабы клевета на здравое учение не ослабила их благочестия. Итак, Павел отделил учеников, дабы козлы не заразили овец своей нечистотою, и чтобы подлинное исповедание процветало только среди истинных богопочитателей.

Ежедневно проповедывал. Это место показывает, сколь усердно трудился в учении Павел, а также, сколь сильно изнежены и ворчливы те, кому тут же надоедает учить. Мы видим, что даже немногие готовые слушать ежедневно зажигают все новых людей. Хотя Павел особо заботился о стаде Господнем, ранее собранном им словно в одну овчарню, он не лишал внимания и внешних. Продолжая беседовать, Павел шел на риск, желая найти людей, способных к научению. Называя же школу школой Тиранна, Лука не имеет в виду того, кому тогда принадлежала власть. Ведь римляне властвовали тогда во всей Асии. Но вероятно, что гимназия некогда была выстроена и подарена городу на пожертвования некоего Тиранна. Итак, верующие для проведения собраний пользовались публичным местом, названным по имени своего основателя.

10) Все жители. Лука не имеет в виду, что жители Асии приходили, чтобы слушать Павла. Он хочет сказать, что всю Асию наполнило благоухание Павловой проповеди, а семя Евангелия получило широкий и обильный посев. Часто случается так, что истина Божия, проповедуясь в одном месте, распространяется вширь и вдаль, звуча даже там, где нельзя слышать голос самого служителя. Его передают из рук в руки, и одни научают других. Ведь одного человека не было бы достаточно, если бы в распространении веры каждый не прилагал собственных усилий.

11,12) Немало чудес. «Силами» по известному обычаю Писания Лука зовет чудеса, бывшие удостоверением особого божественного могущества. Он имеет в виду следующее: апостольство Павла было украшено подобными знаками, дабы сделать очевиднее авторитет его учения. Весьма известна поговорка: чудеса творятся руками людей. Таким образом, слава за них приписывается Богу как Единственному Автору, человек же делается только служителем Божиим. И чтобы еще больше подчеркнуть величие чудес, Лука говорит, что к больным приносили опоясания и платки, прикасаясь к которым, они получали исцеления. Вполне ясно, зачем именно Павлу была дана эта способность. Чтобы доказать истинность апостольства Христова, внушить доверие к Евангелию и удостоверить свое служение. Всегда следует помнить о том, что прежде говорилось о законном употреблении чудес. То, что Бог исцелял больных платками Павла, преследовало определенную цель: заставить людей, никогда не видевших Павла, уважительно принимать его учение. Значит, тем более глупы паписты, пытаясь отнести данный отрывок к почитанию мощей. Словно Павел посылал людям платки, которые те почтительно целовали в его честь. Подобно тому, как в папстве почитают обувь и штаны Франциска, опоясание Розы, гребешок Святой Маргариты и другую чепуху. Скорее наоборот, Павел посылал дешевейшие вещи, дабы от их ценности и блеска не зародилось никакого суеверия. Цель же его была в том, чтобы отстоять за Христом славу за все соделанное.

13. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. 14. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. 15. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? 16. И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. 17. Это сделалось известно всем живущим в Ефесе Иудеям и Еллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса.

(13. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали призывать над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. 14. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. 15. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? 16. И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. 17. Это сделалось известно всем живущим в Ефесе Иудеям и Еллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса.)

13) Дабы лучше пояснить, как упомянутые чудеса подтвердили апостольство Павла, Лука рассказывает историю о некоторых людях, ложно претендовавших на имя Христово и понесших от этого тяжкое наказание. Отсюда мы узнаем: Павел творил чудеса только с той целью, чтобы засвидетельствовать перед всеми истинность своей проповеди о Христе, силе и славе Божией. Ведь Господь не только не позволил отделять их от чистого евангельского учения, но и сурово наказал людей, неуместно употребивших их для собственных заклинаний. Отсюда снова выводим: любые чудеса, затмевающие славу Христову, являются кознями дьявола, и обманщики – люди, использующие Божии чудеса с какой-либо иной целью, кроме подтверждения истиной религии.

Некоторые из ... заклинателей. Не сомневаюсь, что это служение произошло от глупого подражания. Ранее Бог разными способами являл Свою силу среди иудеев. Некогда Он использовал пророков как служителей, изгонявших демонов. Под этим предлогом иудеи придумали свои экзорцизмы. Отсюда по дерзости людей и без заповеди Божией возникло это необычное служение. Возможно, оно приносило какую-то пользу по попущению Божию. Не потому, что Бог потворствовал заблуждению, но для того, чтобы иудеи охотнее исповедовали отеческую религию, ожидая пришествие Христово. Во время же Христова Царствия дурное самомнение подтолкнуло христиан состязаться в этом с иудеями. Ибо экзорцистов произвела на свет именно человеческая выдумка. Поскольку же суеверие со временем всегда становится все хуже, папа захотел делать экзорцистами всех своих клириков, добивающихся высших степеней священства. Сначала кандидатов поставляют в привратников, а затем поручают работу заклинания бесов. Но сам опыт показал смехотворность их деятельности. Они вынуждены признать, что получили пустой и бесполезный титул. Ибо, где же их способность изгонять дьявола? Да и сами экзорцисты с откровенной насмешкой принимают служение, которое на деле никогда не исполняют. Все же это произошло вполне справедливо. Ведь нет конца заблуждению там, где отходят от Слова Божия. Что же касается наших экзорцистов, то из текста можно понять: они были странствующими обманщиками и авантюристами, какие и сегодня во множестве имеются в папстве. Лука говорит, что они скитались, то есть: их путь отклонялся в разные стороны, по мере того, как представлялась возможность обмана.

Заклинаем вас Иисусом. Похоже, что эти мошенники прибегли к имени Христову, чтобы обрести новую власть, на которую раньше лживо претендовали. Или же потому, что прекратилась ранее данная им способность затуманивать Евангелие. Призывая же имя Христово, они совершили двойной грех. Будучи чужды учения Павла, не имея никакой веры, они употребляют его действия для магических заклинаний. Затем, они без всякого призывания Бога присваивают себе то, что не находится во власти человека. Законное же призывание имен Бога и Христа направляется верой и не выходит за границы нашего призвания. Посему эта история учит нас: чтобы не заслужить наказания за святотатство, все, что мы пытаемся сделать, должно быть основано на Слове Божием. И здесь Сам Господь приглашает нас к молитве. Все же, не наделенные чудотворными способностями, пусть удерживают себя в этих пределах. Ибо апостолы, изгоняя нечистых духов, начальником над собою имели Бога, умея добросовестно исполнить вверенное Им служение.

16) И бросился на них человек. Человеку приписывается то, что совершил через него дьявол. Ибо сам он не мог быть настолько сильным, чтобы вышвырнуть семерых крепких юношей голыми и избитыми. Каким же образом дьявол живет в людях, нельзя сказать точно. Кроме того, что обитание сатаны противопоставляется Святому Духу. Ведь Павел учит, что мы – храмы Божии, поскольку в нас обитает Дух Божий. И так же, в свою очередь, говорит, что сатана действенно трудится во всех неверующих. Однако следует знать: Лука имеет в виду особый вид обитания, когда на дьяволе ослабляется узда, и он занимает всего человека. Далее, Бог явил нам этот пример, дабы показать: Его сила заключена не в звуке голоса. И не подобает привязывать к суевериям имя Его Сына. Позволяя же сатане нас обманывать, Он, к нашему сведению, карает нас суровее, чем если бы только ранил нашу плоть. Ибо видимость ложных чудес – ужасное средство для оглупления неверующих. Так за отвержение света Божия они заслуженно погружаются в более густой мрак.

17) И напал страх. Плод мщения, которым Бог покарал нечестивое злоупотребление именем Своего Сына. На всех напал религиозный страх, дабы люди не презирали учения, в защиту которого Бог сотворил столь яркое знамение, и пришли к почитанию Господа Иисуса Христа. Кроме того, что Бог Своими зримыми судами внушает нам страх перед грехом, в данной истории особым образом прославляется величие Христово и удостоверяется авторитет Евангелия. Тем большая кара ожидает мошенников, сознательно профанирующих заклинаниями имя Христово. И они не должны надеяться на безнаказанность, совершая подобное святотатство. Говоря же, что история стала известна всем, Лука имеет в виду следующее: молва о ней распространилась всюду и повсеместно. Он хочет сказать, что народ сам проповедовал случившееся, и имя Христово воссияло для большего числа людей.

18. Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. 19. А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч [драхм]. 20. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне. 21. Когда же это совершилось, Павел положил в духе, пройдя Македонию и Ахаию, идти в Иерусалим, сказав: побывав там, я должен видеть и Рим. 22. И, послав в Македонию двоих из служивших ему, Тимофея и Ераста, сам остался на время в Асии.

(18. Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. 19. А из занимавшихся пытливыми искусствами довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и, сложив цены их, обнаружили денег на пятьдесят тысяч. 20. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне. 21. Когда же это совершилось, Павел положил в духе, пройдя Македонию и Ахаию, идти в Иерусалим, сказав: побывав там, я должен видеть и Рим. 22. И, послав в Македонию двоих из служивших ему, Тимофея и Ераста, сам остался на время в Асии.)

18) Многие же из уверовавших. Страх, о котором идет речь, Лука доказывает следующим обстоятельством. Люди, добровольно исповедуя грехи своей жизни, на деле засвидетельствовали, что серьезно затронуты страхом Божиим и не намерены притворством навлекать на себя Его гнев. Мы знаем, сколь тяжко дается согрешившим истинное и искреннее исповедание. Поскольку больше всего люди ценят отношение к самим себе, то более боятся стыда, чем истины. Больше того, они изо всех сил стремятся скрыть свои гнусности. Значит, их добровольное исповедание свидетельствует о покаянии и страхе Божием. Ибо никто, кроме истинно затронутого судом Божиим, не пойдет на поношение и презрение со стороны людей, не согласится осудить себя здесь, на земле, дабы избежать кары на небесах. Говоря же «многие», Лука показывает, что сказанное относится не ко всем. Возможно, совесть этих людей давно уже была израненной. Ведь многие страдают в основном от тайных и внутренних пороков. Посему Лука не предписывает здесь общий закон для всех, но предлагает пример, которому должны следовать люди, имеющие нужду в таком же врачевстве. Зачем еще они исповедывали свои дела, если не с целью засвидетельствовать покаяние, а также попросить у Павла утешение и совет? У тех же, кто также исповедывал свои грехи, приходя за крещением к Иоанну, причина была иной. Таким образом, они показывали, что непритворно вступают на путь покаяния. Здесь же, ссылаясь на конкретный случай, Лука сообщает нам, каким почтением к Богу прониклись верующие, когда Бог явил пример Собственной суровости.

Тем больше бесстыдство наших папистов, прикрывающих этим отрывком свою тиранию. Что общего имеет их тайная исповедь с рассказанной историей? Во-первых, верующие, путем совершение определенных публичных поступков, исповедывали, сколь горестно до обращения обманывались сатаной. По закону же папы требуется перечисление всех дел, слов и помышлений. Эти, как мы читаем, исповедовались один раз. Закон же папы велит повторять исповедь, как минимум, раз в год. Эти люди пришли сами, папа же связывает всех жесткой необходимостью. Лука говорит, что пришли многие, но не все. В законе же папы нет никаких исключений. Эти смирили себя перед собранием верующих, заповедь же папы совершенно иная: грешник должен втайне нашептывать на ухо своему священнику. Вот, сколь дурно притягивают паписты Писание для доказательства собственной лжи.

19) Занимавшихся чародейством. Лука говорит не только о магических ритуалах, но и о глупых пустых занятиях, к которым жадно стремится большая часть людей. Περίεργα – вот употребленное Лукой слово. А греки означают им все, не приносящее явной пользы. Когда умы и усилия людей преданы разным бесполезным блужданиям. Таковы судебная астрология и все гадания глупых людей о будущем. Они сжигают свои книги, дабы впредь ни у них, ни у других не было повода для заблуждений. То же, что великая цена книг не изменила их намерения, тем больше доказывает их усердие к благочестию. Значит, как ранее Лука привел их словесное исповедание, так и теперь, как говорится, привел реальные дела. Кроме того, поскольку греки понимают слово άργύριον как произвольного вида монету, не ясно: говорит ли Лука о сестерциях или динариях. Но вполне очевидно: он имеет в виду стоимость книг, давая понять, что верующие с полным мужеством презрели личную выгоду. Посему не сомневаюсь, что речь идет о динариях или каких-нибудь более дорогих монетах. Пятьдесят тысяч динариев составляет приблизительно девять тысяч ливров французскими деньгами.

С такою силою возрастало. Фраза κατα κράτος означает необычный успех Слова Божия. Лука как бы говорит: в этом росте проявилась редкая эффективность проповеди, много превышающая обычную. Глагол «возрастать» я отношу к числу обращенных людей. Лука хочет сказать, что церковь ежедневно прирастала новыми учениками из-за широкой распространенности учения. Фразу же о том, что Слово утвердилось в отдельных людях, я толкую так, что последние все больше преуспевали в евангельском послушании и благочестии. И вера их пускала глубокие корни.

21) Положил в духе. Лука хочет сказать: намерение достичь такого успеха Павлу внушил Святой Дух. Дабы мы знали: вся жизнь апостола направлялась божественным водительством. Дух же был начальником всех его предприятий потому, что Павел и себя отдал в управление Богу, полностью завися от Его водительства. Этому не противоречит следующая фраза о том, что надежды апостола не оправдались исходом дела. Ведь Бог часто руководит верующими так, что скрывает от них конечный результат. Он хочет от них такой степени преданности, чтобы они следовали внушениям Его Духа, как бы закрыв глаза, и вопреки любым трудностям. Далее, мы делаем вывод, что Павел, забыв и презрев собственное удобство, полностью посвятил себя церквям. Он предпочел скорее лишиться присутствия Тимофея – лучшего, вернейшего, любимейшего и полезнейшего спутника, чем не помочь македонцам.

23. В то время произошел немалый мятеж против пути Господня, 24. ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, 25. собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; 26. между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями, совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. 27. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и ниспровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная. 28. Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Артемида Ефесская!

(23. В то время произошел немалый мятеж против пути, 24. ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Дианы и доставлявший художникам немалую прибыль, 25. собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! Вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; 26. между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел убедил и отвратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. 27. А это грозит опасностью отвержения не только нашему ремеслу, но и тем, что храм великой богини Дианы ничего не будет значить, и ниспровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная. 28. Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Диана Ефесская!)

23,24) Мятеж против пути Господня. По поводу слова «путь» читателей следует уведомить, что здесь оно значит то же, что латиняне зовут сектой, а греческие философы – ересью. Но поскольку в Церкви Божией, где должна царствовать одна вера, больше всего ненавистен и проклинаем обычай, когда каждый избирает, чему следовать, по собственному усмотрению, Лука, я думаю, избегает слова, заслуженно пользовавшегося бесславием у набожных, и по еврейскому обыкновению «путем» означает «установление».

Что же касается сути дела, мы видим, как чудесно Господь упражняет Своего раба. Павел, готовясь отправиться в путь, надеялся, что в его отсутствие в церкви сохранится спокойствие. И вот, мятеж нежданно возникает там, где он меньше всего его боялся. Кроме того, в лице Димитрия видно, сколь вредной заразой является алчность. Ведь этот человек ради личной выгоды не усомнился поднять мятеж в весьма большом городе. Ремесленники же, которые словно вожженные факелы, повсюду сеют пожар, свидетельствуют о том, сколь легко подтолкнуть к любому преступлению порочных и преданных собственному чреву людей. Особенно, если они живут за счет небольшой ежедневной прибыли, и их лишают на нее надежды.

Далее, в этой истории мы видим живой образчик нашего времени. Димитрий со своим цехом бунтовали от того, что думали: если исчезнет суеверие, доставлявшее им доход, разрушится само их ремесло. Значит, они сражаются именно за свою жизнь. Димитрий за хороший заработок, другие – за ежедневное пропитание. Да и сегодня, какое рвение подстегивает папу, рогатых епископов, монахов и всю ораву папского клира? Какая ярость толкает их столь остро противостоять Евангелию? Они утверждают, что борются за католическую веру. Но и Димитрий имел справедливый предлог, защищая культ Дианы. Однако дела говорили о том, что он сражается не столько за идею, сколько за личный интерес. Дабы кухня его всегда ломилась от яств. Мятежники спокойно закрывают глаза на богохульства, лишь бы они не уменьшали их прибыль. Только в защите суеверий, дающих пропитание, они выказывают особый пыл. Посему, научившись подобными примерами, мы должны избрать род занятий, согласный с учением Христовым. Дабы желание прибыли не толкало нас к нечестивой и богохульной войне. Те же, кто по незнанию или заблуждению втянулись в какое-то порочное искусство или связаны с нечистым образом жизни, пусть, по крайней мере, остерегаются богохульной дерзости.

Что касается благочестивых учителей, то пусть эта история научит их: противники будут у них до тех пор, пока весь мир, отрекшись от себя, не предложит им примирение. А этого, как мы знаем, не произойдет никогда. Поскольку учение Павла мешало прибыли Димитрия и ремесленников, они яростно бросаются на его уничтожение. Разве не то же сегодня собираются делать те, кому противится Евангелие? Но нет никого, у кого отсутствовал бы повод для войны. Ведь все пожелания плоти враждебны Богу. Посему необходимо, чтобы все царящие в мире плотские вожделения играли роль воюющих со Христом вооруженных врагов.

Часто Господь набрасывает узду, дабы отверженные не бунтовали и не свирепствовали открыто. Но всякий, не покорившийся ярму Христову, всегда будет ненавидеть Евангелие. Таким образом, следует утверждать: благочестивые и верные учителя постоянно имеют дело с многочисленными врагами. Похоть Димитрия была видна явно. Между тем, следует знать: похоть – орудие сатаны, который, стараясь всеми способами ослабить учение Павла, нашел для этого удобный инструмент. И поскольку мы знаем, что сатана – неумолимый враг Христа и истины, подумаем ли мы, что ему когда-нибудь не хватит служителей, по внушению его или открыто безумствующих, или тайными кознями готовящих Евангелию погибель, или сеющих заразу ненависти, или зубовным скрежетом выдающих свою враждебность.

25,26) От этого ремесла. Здесь выдает себя гнусная злоба Димитрия. Позволительно как-то заботиться о собственной выгоде. Однако смущать из-за нее общественное спокойствие, нарушать право и порядок, идти на насилие и убийства, сознательно пытаться уничтожить правду и истину, – весьма великое преступление. По признанию Димитрия дело обстоит так: Павел отрицает истинность богов, сделанных человеческими руками. Он не исследует, правильно ли это утверждение, но, ослепленный жаждою наживы, стремглав несется подавлять правильное учение. Та же самая слепота толкает его к насильственным мерам. Не меньше буйствуют и ремесленники, боясь нищеты и голода. Ведь чрево глухо и слепо, отвергая любую справедливость. Тем более каждый из нас должен следить за собой. Дабы, когда речь идет о частной выгоде и пользе, та же самая похоть, толкнувшая на безумство ремесленников, не затмила для нас различение доброго и злого, постыдного и честного.

27) Не только ремесло наше. Во-первых, плохо уже то, что Димитрий заботился о религии во вторую очередь. Ведь нет ничего глупее, чем предпочесть богине собственное чрево. Но суетны также его слова о том, что культ Дианы подвергается опасности. Если бы учение Павла не причиняло ему вреда, он спокойно оставался бы дома, не думал о культе Дианы и не беспокоил остальных. Значит, откуда у него такое усердие, такое рвение, если не от угрозы для собственного очага? Видя же, что причина его бунта несправедлива и нечестна, он пытается украсить ее придуманными поводами. Значит, Димитрий ссылается на религиозный – почтенный для многих – довод, с целью скрыть собственные злодеяния. Так и нечестивые, как бы упорно ни восставали на Бога, бесстыдно хватаются за любые благовидные предлоги. Но Бог не позволяет им этого. Скорее, пользуясь их уловками, выводит на свет их дела. И для обличения лицемерия Димитрия не нужно было иного свидетеля. Он сам осудил себя собственными словами, выказав сожаление по поводу личных убытков.

Похожую позицию занимают сегодня паписты. Они во весь голос орут о католической вере, делая из себя защитников Святой Матери Церкви. Они вовсю выказывают рвение, но дела их отдают ароматом кухонных яств. Мы же, если хотим искренне и правильно отстаивать дело благочестия, должны забыть о собственной выгоде, отдавая первое место славе Божией. Ибо перспектива наживы так порабощает все чувства, что мы, заблуждаясь как угодно, все же льстим себе, думая о собственной выгоде.

Которую почитает вся Асия и вселенная. Димитрию кажется недостойным уничижение величия почитаемой всем миром Дианы. Общая уловка всех суеверий состоит в том, чтобы ссылаться на согласие большинства. Но истинная религия требует более прочного основания, чем людское суждение. Сегодня простых и неопытных людей больше всего удерживает страх отвергнуть повсеместно принятые заблуждения. То, что нравится многим, каким бы глупым и дерзким ни было, они считают законным и правильным. Отсюда люди безбоязненно выставляют против Бога обычай и привычку. Нам же Господь предписывает совсем другое правило. Дабы, довольствуясь лишь Его авторитетом, мы не заботились ни о людском мнении, ни о своих привычках, ни об обычаях многочисленных народов.

29. И весь город наполнился смятением. Схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловых, они единодушно устремились на зрелище. 30. Когда же Павел хотел войти в народ, ученики не допустили его. 31. Также и некоторые из Асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться на зрелище. 32. Между тем одни кричали одно, а другие другое, ибо собрание было беспорядочное, и большая часть [собравшихся] не знали, зачем собрались. 33. По предложению Иудеев, из народа вызван был Александр. Дав знак рукою, Александр хотел говорить к народу. 34. Когда же узнали, что он Иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: велика Артемида Ефесская!

(29. И весь город наполнился смятением. Схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловыъх, они единодушно устремились в театр. 30. Когда же Павел хотел войти в народ, ученики не допустили его. 31. Также и некоторые из Асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться в театре. 32. Между тем одни кричали одно, а другие другое, ибо собрание было беспорядочное, и большая часть собравшихся не знали, зачем собрались. 33. Из толпы вытащили Александра, которого толкали вперед Иудеи. Дав знак рукою, Александр хотел объяснить народу. 34. Когда же узнали, что он Иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: велика Диана Ефесская!)

29) Здесь Лука, как на картине, наглядно рисует для нас природу толпы. Как пожар сразу переходит на тысячи домов, так и смута в один миг охватила весь город. Если однажды возникло такое смятение, его нелегко утихомирить. Поскольку же рабы Христовы не могут избежать такого зла, им надлежит вооружиться несгибаемой стойкостью и бестрепетно выдерживать народные волнения. И, видя мятущуюся толпу, не страшиться ее, словно чего-то нового и необычного. Так и Павел в другом месте (2Кор.6:5) хвалится тем, что мужественно перенес многочисленные волнения. Между тем, лучшее утешение служителей Слова – это поддержка их Господом во время бурь и невзгод, а лучшее упование – свидетельство Господа о том, что Он держит в руках бразды правления Церковью. И не только это, но Господь – управитель всех бурь и невзгод, усмиряющий их, когда Ему будет угодно. Значит, будем знать: наше плавание проходит как бы в бурном и неспокойном море. Больше того, нам надлежит подвергнуться бесславию: будто мы сами возбуждаем смуту. И пусть ничто не уведет нас от правильного хода служения. Таким образом, путешествуя, мы подвергаемся тяжким мучениям, но Господь, по крайней мере, не позволяет нам совсем потонуть. Кроме того, мы видим: хотя волнение совершенно беспорядочно, народ всегда уклоняется к худшему. Так и теперь эфесяне хватают Гаия и Аристарха, изгоняют Александра безумными криками. Откуда это, если не от того, что власть над ними держит сатана, заставляя потворствовать злому делу? Есть и другая причина: умы людей занимает лживое предубеждение, лишающее их терпения исследовать дело.

30) Когда же Павел хотел. Можно отметить, что стойкость Павла соединяется здесь со скромностью. Имея возможность спокойно отсидеться, он по собственной воле идет на риск. Однако Павел не отвергает совет тех, кому лучше известно состояние дела. Если бы его не удержали, то и тогда планируемый им поступок нельзя было приписывать дерзости. Волнение возникло не по его вине. Почему же ему не рискнуть собственной жизнью? Особенно, когда имеется надежда на успех предприятия. Но когда от этого отговаривают братья и опытные друзья, весьма достохвальна скромность апостола, не упорствующего в собственном намерении.

33) Вызван был Александр. Вероятно, иудеи вытолкнули Александра не для того, чтобы тот защищал язычников, но, желая принести его в жертву народу. Между тем, он сделал имя иудеев столь ненавистным, что последние в ярости отвергали все его возможные оправдания. Больше того, среди такого волнения ему грозила прямая опасность для жизни. Далее, неизвестно: тот ли это Александр, о котором в другом месте (1Тим:1:20; 2Тим.4:14) упоминает Павел. Лично мне это кажется вполне правдоподобным. Если же поверить, что это именно он: пусть сей устрашающий пример научит нас осмотрительности, дабы сатана не подвиг нас к такому же отпадению. Ведь человека, почти достигшего мученичества, мы вскоре увидим вероломным и преступным отступником.

34) Велика Артемида Ефесская. Крикливым, но нетвердым было исповедание, не исходившее от сердечной веры. Отчего еще они возглашают божественность великой Дианы, если не от того, что яростно защищают однажды впитанное заблуждение? У истинного же благочестия совсем иное основание. Мы должны твердо веровать к праведности, а уже после следует исповедание уст. В этом и отличается буйство неумеренных и безумное упорство фанатиков от стойкости и ревности мучеников. Хотя и следует стыдиться нашей вялости, если мы проявляем меньшее мужество в исповедании веры, чем они в защите своего гнилого заблуждения. Известно, ведь, что через Давида приписывает нам Божественный Дух: уверовал, потому и возгласил (Пс.115:1).

35. Блюститель же порядка, утишив народ, сказал: мужи Ефесские! какой человек не знает, что город Ефес есть служитель великой богини Артемиды и Диопета? 36. Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. 37. А вы привели этих мужей, которые ни храма Артемидина не обокрали, ни богини вашей не хулили. 38. Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга. 39. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. 40. Ибо мы находимся в опасности – за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которой мы могли бы оправдать такое сборище. Сказав это, он распустил собрание.

(35. Книжник же, утишив народ, сказал: мужи Ефесские! Какой человек не знает, что город Ефес есть почитатель великой богини Дианы и ниспавшего от Юпитера идола? 36. Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. 37. А вы привели этих мужей, ни святотатцев, ни хулителей богини вашей. 38. Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга. 39. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. 40. Ибо мы находимся в опасности – за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которой мы могли бы оправдать такое сборище. Сказав это, он распустил собрание.)

35) Здесь Лука рассказывает о том, как волнение улеглось. И, однако же, в народе возобладало суеверие, а истина Божия осталась неуслышанной. Ибо книжник, как обычно поступают общественные деятели, счел достаточным любым способом утихомирить взволновавшуюся толпу. Между тем, пренебрегается существом дела. Без сомнения, книжник видел преступление Димитрия, знал, что он, злоупотребив религией, возмутил город в корыстных целях. Но он не говорит об этом, скрытом от неопытных, проступке. Кроме того, ради усмирения волнения, он превозносит вымышленное божество Дианы, утверждая ее суеверный культ. Если бы Павел был тогда в театре, он скорее сотню раз подверг бы себя смерти, чем согласился избегнуть опасности такой ценой. Хотя книжник и не говорил по поручению Павла, все же слова его повергли небесное учение вероломной клевете. Он сказал, что идол, почитаемый эфесянами, ниспал с неба, и что Павел со своими соратниками не произнес в его адрес никакой хулы. Но разве молчание, в таком случаем, не подтверждало бы это ложное оправдание? Промолчать тогда значило бы протянуть руку идолопоклонству. Итак, не без причины Лука сообщает о том, что братья удержали Павла от похода в театр.

37,38) Ни храма ... не обокрали. Книжник правильно отрицает святотатство учеников. Но тут же ложно определяет само понятие святотатства: оно, по его словам, означает хулу в адрес Дианы. Поскольку всякое суеверие обмирщено и скверно, отсюда следует, что святотатцы – люди, переносящие честь единого Бога на свои идолы. Но здесь восхваляется плотское благоразумие книжника, а не его благочестие. Оно было нацелено лишь на то, чтобы угасить пожар волнения. Посему он заключает: если Димитрий имеет какую-то личную жалобу, то есть судьи и гражданские власти. Общественные же дела следует рассматривать на законных, а не мятежных собраниях, созванных указом властей, а не прихотью и наущением какого-то человека. Проконсулов он называет во множественном числе не потому, что в Асии имелось больше одного проконсула, а потому, что собрания вместо проконсулов проводили порою их легаты. Книжник также усмиряет собравшихся, внушая им страх. Ибо проконсул мог бы возыметь повод для наказания города.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →