Комментарии Жана Кальвина на Деяния апостолов 28 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Глава 28

1. Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит. 2. Иноплеменники оказали нам немалое человеколюбие, ибо они, по причине бывшего дождя и холода, разложили огонь и приняли всех нас. 3. Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, повисла на руке его. 4. Иноплеменники, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек – убийца, когда его, спасшегося от моря, суд [Божий] не оставляет жить. 5. Но он, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда. 6. Они ожидали было, что у него будет воспаление, или он внезапно упадет мертвым; но, ожидая долго и видя, что не случилось с ним никакой беды, переменили мысли и говорили, что он Бог.

(1. Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит. 2. Варвары оказали нам немалое человеколюбие, ибо они, по причине бывшего дождя и холода, разложили огонь и приняли всех нас. 3. Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, заползла на руку его. 4. Варвары, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек – убийца, когда его, спасшегося от моря, мщение не оставляет жить. 5. Но он, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда. 6. Они ожидали было, что у него будет воспаление, или он внезапно упадет мертвым; но, ожидая долго и видя, что не случилось с ним никакой беды, переменили мысли и говорили, что он Бог.)

1,2) В начале главы описывается грустное зрелище: множество промокших людей, испачканных илом и пеною, окоченев от холода, жадно ползут к берегу. Складывалось впечатление, что море выбросило их ради иного способа умерщвления. Затем Лука рассказывает, как человечно приняли их варвары, как разожгли огонь, чтобы спасшиеся высушили одежды и согрели окоченевшие члены. Наконец, говорит о том, как путешественников защитили от сильного дождя. Значит, Павел, расхваливая услуги иноплеменников, показывает этим свою благодарность. Так что человечность к чужим вполне достойна похвалы, весьма редко встречаясь в нашем мире. Хотя даже варварским народам общая всем природа внушает в подобных обстоятельствах милосердие, все же без сомнения именно Бог склонил души мелитинцев к милости, дабы сделать твердым и незыблемым Свое обетование. Ведь оно могло бы показаться ущербным, если бы кто-то погиб в результате кораблекрушения.

3) Ехидна, выйдя от жара. Исход дела уже доказал, что Павел – истинный и несомненный пророк Божий. Теперь же Бог, дабы прославить апостола не только на море, но и на земле, запечатлевает новым чудом ранее данное откровение. Таким образом Бог удостоверил его апостольство в глазах жителей Мелита. И хотя пользу от этого получили немногие, величие Евангелия смогло воссиять даже для неверующих. Да и для спутников Павла чудо послужило подтверждением ранее данных откровений, которые те не слишком уважали. Ибо ехидна неслучайно выползла тогда из хвороста. Сам Господь, зная, что это послужит славе Его Евангелия, тайным советом направил ее укусить Павла.

4) Когда увидели. Данное мнение было общепринятым во все века: люди, на долю которых выпали более тяжкие скорби, раньше совершили какое-то жуткое преступление. И убеждение это взялось вовсе не из пустоты, проистекая скорее из подлинного благочестивого чувства. Ведь Бог, дабы сделать мир неизвинительным, укоренил во всех душах твердое понимание: скорби и несчастья, особенно значительные, являются знаками Его гнева и свидетельствами праведного мщения за грехи. Посему всякий раз, как происходит какое-нибудь достопамятное несчастье, людям приходит на ум, что Бог, творящий столь суровый суд, до этого был, видимо, тяжко оскорблен. Значит, нечестие никогда не усиливалось до такой степени, чтобы заставить людей забыть о важной истине: Бог, являя Себя Судией мира, Сам посылает преступникам великие кары. Однако также почти всегда процветало заблуждение, когда люди без изъятия осуждали всех, судьба которых была горька и несчастна. Бог же, хотя и всегда карает грехи людей скорбями и невзгодами, не посылает каждому в жизни ровно такую кару, какую тот заслужил. Так что страдания благочестивых порой являются не карами, а подтверждением веры и упражнением в терпении. Посему заблуждаются люди, установившие для себя всеобщее правило: оценивать каждого, смотря по его благополучию или невзгодам. Именно об этом и шел спор между Иовом и его друзьями. Они думали, что человек, поражаемый Богом, отвержен и ненавистен Создателю. Иов же возражал, что и набожным порой приходится нести крест.

Посему, дабы нам здесь не ошибиться, следует остерегаться двух вещей. Во-первых, не надо судить о неизвестных нам людях только по происшествию. Ведь Бог посылает скорби и добрым, и злым. Больше того, часто, давая пощаду злым, более тяжко бичует именно Своих людей. И здесь мы должны правильно рассудить, что начинать надо вовсе не с наказания за грехи, но с образа жизни и поступков страдающего. Если поражается какой-нибудь прелюбодей, или богохульник, или клятвопреступник, или разбойник, кто-то, предающийся похоти, обману, или жаждущий крови, то Бог тогда словно пальцем указывает нам на Свой суд. Если же мы не видим никакого преступления, то лучше всего воздержаться от разговоров о каре. Другое предостережение состоит в том, что мы должны ждать, чем закончится дело. Ибо не сразу, как только Бог начинает поражать человека, нам бывает ясен Его замысел. Скорее различный исход дела засвидетельствует: в глазах Бога сильно отстоят друг от друга те, кого соединила в людском мнении общность невзгод. Если же кто возразит, что не напрасно в законе столько раз повторяется, что все частные и общественные беды являются бичом Божиим, то я охотно с этим соглашусь. Однако я отрицаю, что это мешает Богу на время щадить тех, кого он хочет, хотя бы они были и хуже остальных. Других же, менее виновных, Он может наказывать суровее. Но наша задача состоит в следующем: не делать общим правилом то, что происходит έπ'ι τό πολύ.

Теперь мы видим, в чем именно ошиблись мелитинцы. В том, что, не спросив о жизни Павла, считают его негодяем только из-за укуса ехидны. Кроме того, они ошиблись в том, что, не дождавшись окончания дела, выносят свой приговор. Между тем, следует отметить: жуткими чудовищами являются те, кто пытается вырвать из сердец по природе вложенное в них ощущение суда Божия, присущее даже варварам и невеждам. То же, что они сочли тогда Павла именно убийцей, связано с тем, что человекоубийство всегда рассматривалось как самое страшное преступление.

Суд Божий не оставляет жить. Варвары заключают, что Павел нечестив, поскольку мщение настигает его, даже спасшегося от морской пучины. Они воображали, будто богиня мщения, в народе называемая Δίκη, предстоит престолу Юпитера. Грубый домысел, присущий людям, не знающим истинной религии. Однако имеющий терпимый смысл: Бог как бы считался ими судьей мира. Кроме того, слово «мщение» отличает гнев провидения от слепой судьбы. Таким образом, суд Божий утверждается вопреки всем случайностям. Ибо мелитинцы сочли ясным признаком небесного мщения то обстоятельство, что Павел, уже будучи спасен, все же не мог остаться невредимым.

5) Стряхнув змею. Стряхивание змеи свидетельствует о спокойствии апостола. Ибо известно, сколь сильно страх порою овладевает человеком. Но не думай, будто Павел был лишен всяческой боязни. Ибо вера не делает нас бесчувственными, как то воображают фанатики. Однако, хотя вера и не лишает нас ощущения скорби, она все же сильно его смягчает, дабы мучение не владело благочестивыми дольше, чем положено, и всегда сопровождалось каким-то упованием. Так Павел, понимая, что ехидна – ядовита, тем не менее, полагаясь на данное себе обетование, не пришел в панику от смертоносного укуса. Ведь он был готов даже к смерти, если бы того потребовало дело.

6) Переменили мысли. Такой нежданный и чудесный исход должен был серьезно затронуть мелитинцев, заставляя их так же воздать славу милосердию Божию, как прежде они хвалили Его правосудие. Однако, поскольку человеческий разум всегда кидается в крайности, они неожиданно делают Павла из преступного убийцы самим богом. Однако, если надо выбирать из двух вариантов, то лучше уж считать человека убийцей. Действительно, Павел предпочел бы не только оказаться повинным в одном преступлении, но и подвергнуться всяческому бесславию, нежели присвоить себе божественную славу. И это было хорошо известно всем, слушавшим его проповедь во время предшествовавших невзгод. Однако, возможно, что потом островитяне, научившись, признали Бога автором совершенного чуда.

Далее, эта история учит нас, успокоившись и утихомирив свои души, всегда ожидать благополучного исхода дел, которые, на первый взгляд, вредят божественной славе. Кто из нас не испугался бы этого зрелища, вооружавшего нечестивых на13 оскорбления и любые поношения евангельской славы? Но мы видим, как своевременно приходит на помощь Бог. Значит, не будем сомневаться: позволив вначале Своим людям подвергнуться соблазнам, Бог затем подает им своевременное врачевство, обращая мрак в сияющий свет. Между тем, будем остерегаться судить по плоти. И поскольку люди всегда ослабевают, будем просить у Господа дух рассудительности, удерживающий нас на правильном пути. Кроме того, из этого мы познаем, сколь склонен к суевериям наш мир. Больше того, нам почти врождена порочная привычка воздавать творению то, что принадлежит Богу. И нет ничего удивительного в том, что каждый век порождает какие-то новые заблуждения. Ведь каждый из нас с утробы матери является искусным ваятелем идолов. Однако, дабы мы не пытались этим оправдываться, данная история свидетельствует: источник суеверия в том, что люди, выказывая неблагодарность Богу, приписывают Его славу кому-то другому.

7. Около того места были поместья начальника острова, именем Публия; он принял нас и три дня дружелюбно угощал. 8. Отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его. 9. После сего события и прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы, 10. и оказывали нам много почести и при отъезде снабдили нужным. 11. Через три месяца мы отплыли на Александрийском корабле, называемом Диоскуры, зимовавшем на том острове, 12. и, приплыв в Сиракузы, пробыли там три дня. 13. Оттуда отплыв, прибыли в Ригию; и как через день подул южный ветер, прибыли на второй день в Путеол, 14. где нашли братьев, и были упрошены пробыть у них семь дней, а потом пошли в Рим.

(7. В тех местах были поместья начальника острова, именем Публия; он принял нас и дружелюбно угощал. 8. Отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его. 9. После сего события и прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы, 10. и оказывали нам много почести и при отъезде снабдили нужным. 11. Через три месяца мы отплыли на Александрийском корабле, называемом Кастор и Поллукс, зимовавшем на том острове, 12. и, приплыв в Сиракузы, пробыли там три дня. 13. Оттуда отплыв, прибыли в Ригию; и как через день подул южный ветер, прибыли на второй день в Путеол, 14. где нашли братьев, и были упрошены пробыть у них семь дней, а потом пошли в Рим.)

7) Около того места. Поскольку имя Публий – римского происхождения, думаю, что этот человек был скорее римлянином, чем островитянином. Ибо греки и представители других народов, не происходившие из плебеев, не имели обыкновения заимствовать имена у латинян. Однако, возможно, что кто-то из римских начальников в то время посещал свои располагавшиеся на острове поместья. И назывался начальником острова не потому, что на нем жил, но потому что никто на острове не был равен ему богатством и многочисленностью владений.

Едва ли вероятно, что вся толпа прибывших греков три дня получала от Публия дружелюбное обхождение. Скорее я подозреваю, что за исключением сотника гостеприимство оказывалось только Павлу с его спутниками. Ведь, подивившись чуду, Публий поверил, что апостол воистину угоден Богу. Но как бы то ни было, его гостеприимство не осталось без вознаграждения. Немного спустя Господь руками Павла восстанавливает здоровье его тяжко больному отцу. Таким образом, Он свидетельствует, насколько угодна Ему человечность, оказываемая нищим и обездоленным. Хотя люди, которым подается помощь, часто оказываются неблагодарными, забывая о полученных благодеяниях, или же неспособными должным образом отблагодарить, Бог обильно возмещает все, что по Его заповеди было уделено людям. Порою Бог посылает Своих рабов к гостеприимным и щедрым людям, дабы те принесли с собой Его благословение. Велика была уже и та честь, что Публий в лице апостола Павла оказал гостеприимство Самому Христу. Но еще большая честь проявилась в том, что Павел пришел наделенным даром исцеления, дабы не только отблагодарить хозяина, он и дать ему много больше, чем принял сам. Но неизвестно, обрел ли Публий начатки веры, подобно тому как чудеса часто делают обучаемыми неверующих и невежд.

Лука указывает на разновидность болезни, дабы тем самым еще больше прославить божественную благодать. Ведь лечение боли в животе длительно и трудно, особенно если одновременно человек страдает горячкой. Так что не без явного чуда Божия возложение рук и молитва Павла неожиданно вернули старику здоровье и бодрость.

8,9,10) Возложив на него руки свои. Молитва Павла ясно говорит, что он являлся не автором чуда, а всего лишь служителем. Апостол прибегает к ней, дабы оставить за Богом принадлежащую Ему славу. То же самое он подтверждает и внешним символом. Ведь как видно из многих предыдущих мест, возложение рук было не чем иным, как обрядом торжественного приношения. Посему Павел, своими руками принося человека Богу, тем самым смиренно испрашивает у Создателя жизнь для больного. Этот пример не только учит тех, кто выделяется особыми видами благодати, остерегаться превозношения и затемнения божественной славы, но и в целом наставляет: служители благодати обладают ею лишь настолько, что слава за нее принадлежит одному Богу. Сказано, что болящего исцелил Павел, но добавленные детали проясняют: его труд лишь сообщил исходящее от Бога благодеяние. Слова же Луки о том, что и другие больные, живущие на острове, получили исцеление, не надо относить ко всем. Лука лишь хочет сказать, что сила Божия, уже и так достаточно проявившаяся, была удостоверена многими доказательствами, подтверждающими апостольство Павла. Нет сомнения, что Павел занимался исцелением душ не меньше, чем врачеванием тел. Но какой из этого последовал плод, Лука точно не сообщает. Только то, что варвары снабдили отплывающего Павла и его спутников всем необходимым в путешествии. Между тем, следует отметить: хотя у апостола имелось множество возможностей для побега, воля Божия служила для него как бы добровольными оковами. Ведь небесное откровение поручило ему свидетельствовать перед судилищем самого Нерона. Кроме того, Павел знал: если он сбежит, в будущем проповедь Евангелия станет для него невозможной. И он будет вынужден всю жизнь скрываться без пользы в каком-нибудь захолустье.

11) На Александрийском корабле. Этими словами Лука хочет сказать: предыдущий корабль либо потонул, либо был настолько поломан, что стал для плавания непригодным. Отсюда лучше видна вся тяжесть происшедшего кораблекрушения. Лука ясно говорит, что название александрийского корабля, доставившего Павла в Рим, было – Кастор и Поллукс. И сообщает нам это, дабы мы знали: Павлу не дали возможности плыть с подобными ему верующими. Он был вынужден взойти на корабль, посвященный двум идолам. Кастора и Поллукса древние поэты вообразили рожденными от Юпитера и Лиды. Отсюда по-гречески они звались δίοσκουροί, сыны Юпитера, каковым именем и воспользовался Лука. Затем о них баснословят как о некой двойне в кругу зодиака. Среди же моряков царило и другое суеверие: будто огненные вспышки, происходящие во время бури, были теми же самыми сыновьями Юпитера. Посему некогда Кастора и Поллукса призывали и почитали как морских богов, как сегодня почитают Николая, Климента и им подобных. Больше того, поскольку в папстве древние заблуждения сохранились под другими именами, вспышки молнии почитаются сегодня под именем святого Ерма. Если происходит одна вспышка – это не к добру, а если две, как говорит Плиний, – это знак благополучного и счастливого исхода. Поэтому александрийские моряки, желая умилостивить Кастора и Поллукса, назвали свой корабль именем обоих близнецов. Таким образом, они по мере своих сил осквернили корабль нечестивым святотатством. Однако, поскольку Павел взошел на него не добровольно, это никак не могло осквернить его самого. Действительно, поскольку идол – ничто, он не может осквернять творения Божии, если верующие пользуются ими законно и с чистыми намерениями. Следует твердо придерживаться правила: одна лишь чистая совесть смывает всю ту скверну, которой сатана пытается запятнать творение; в то время, как нечистые и преступники оскверняют даже то, что само по себе чисто. Так что Павла сей корабль осквернил не больше, чем лицезрение афинских жертвенников. Апостол, будучи свободным от всяких суеверий, знал, что все святилища язычников – полная иллюзия. Затем, никакое людское подозрение не могло заставить Павла согласиться с подобным заблуждением. Ведь если бы он был должен подражать культу Кастора и Поллукса, то скорее предпочел бы тысячу раз умереть. Значит, поскольку опасность соблазна полностью исключалась, Павел свободно восходит на этот корабль. Нет сомнения, что делал он это с плачем и сожалением, видя, как пустым идолам присваивается божественная честь. Посему к испытаниям апостола следует причислить и то, что люди, перевозившие его, были идолопоклонниками, посвятившими корабль заботе ложных богов.

12,13,14) Приплыв в Сиракузы. Лука рассказывает об остальной части путешествия Павла, говоря, что вначале путники прибыли в Сицилию. Затем, окольным путем из-за волнения на море, они перебираются в Италию. И хотя упомянутый Лукою сицилийский порт весьма знаменит, он все же больше отдален от побережья Италии, чем гавань Мессины, противостоящая Регию, о котором Лука говорит в дальнейшем. Этот порт примыкает к полю Бруциев, как и город Путеол примыкает к Кампании. Кроме того, поскольку в Путеоле братья задержали Павла на семь дней, мы выводим отсюда, сколь человечно и благосклонно обращался с апостолом сотник. Не сомневаюсь, что он доверял святому мужу, твердо зная, что последний придет к назначенному сроку. И был настолько убежден в его порядочности, что не боялся никакого обмана. Из этого места мы также заключаем, что семя Евангелия распространилось тогда весьма широко, и даже в Путеоле имелась какая-то церковная община.

15. Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц. Увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился. 16. Когда же пришли мы в Рим, то сотник передал узников военачальнику, а Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его. 17. Через три дня Павел созвал знатнейших из Иудеев и, когда они сошлись, говорил им: мужи братия! не сделав ничего против народа или отеческих обычаев, я в узах из Иерусалима предан в руки Римлян. 18. Они, судив меня, хотели освободить, потому что нет во мне никакой вины, достойной смерти; 19. но так как Иудеи противоречили, то я принужден был потребовать суда у кесаря, впрочем не с тем, чтобы обвинить в чем-либо мой народ. 20. По этой причине я и призвал вас, чтобы увидеться и поговорить с вами, ибо за надежду Израилеву обложен я этими узами.

(15. Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц. Увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился. 16. Когда же пришли мы в Рим, то сотник передал узников военачальнику, а Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его. 17. Через три дня Павел созвал знатнейших из Иудеев и, когда они сошлись, говорил им: мужи братия! Не сделав ничего против народа или отеческих обычаев, я в узах из Иерусалима предан в руки Римлян. 18. Они, судив меня, хотели освободить, потому что нет во мне никакой вины, достойной смерти; 19. но так как Иудеи противоречили, то я принужден был потребовать суда у кесаря, впрочем не с тем, чтобы обвинить в чем-либо мой народ. 20. По этой причине я и призвал вас, чтобы увидеться и поговорить с вами, ибо за надежду Израилеву обложен я этими узами.)

15) Тамошние братья, услышав. Через собравшихся братьев Бог воодушевляет Павла, дабы тот с еще большим пылом защищал Евангелие. Ревность же братьев, их благочестивая забота выказывают себя в том, что они заранее спрашивают о времени прихода Павла и выходят ему навстречу. Ведь тогда исповедовать христианскую веру было не только позорно, но и опасно для жизни. И эти немногие люди рисковали не только собой, поскольку ненависть язычников могла перекинуться на всю Церковь. Однако больше всего ценили они свой долг, от исполнения которого не могли бы отказаться без греха лени и неблагодарности. Было бы чудовищным презреть столь славного апостола Христова, особенно трудящегося ради общего спасения. Поскольку он еще раньше писал к ним и охотно оказывал помощь, было бы недостойно лишить его ответного братского благоволения. Итак, исполняя свой долг, братья засвидетельствовали собственное почтение ко Христу. Кроме того, они еще больше разожгли усердие Павла, увидевшего плод своих непрестанных трудов. Хотя апостол был наделен непобедимым мужеством, будучи никак не зависим от человеческой помощи, Бог, имеющий привычку по-человечески укреплять Своих людей, таким способом влил в него новые силы. Впоследствии, будучи покинут в своем заточении (о чем жалуется в другом месте), апостол все же не пал духом, но под водительством Христовым сражался не менее мужественно и бестрепетно, чем если бы вел с собой в бой огромное войско. Однако даже тогда память о прошлой многолюдной встрече подкрепляла его силы. Ведь он знал, что в Риме находится множество благочестивых, но немощных братьев, ради назидания которых он и предпринял путешествие. В настоящее же время нет ничего удивительного в том, что Павел, увидев братьев, обрел новое упование, надеясь, что исповедание веры принесет немалый плод. Ибо всякий раз, как Бог показывает Своим рабам успех от их усилий, Он словно стрекалом побуждает их продолжать дело с еще большим усердием.

16) Сотник передал узников. Лука имеет в виду, что Павлу была дана большая, чем остальным, свобода. Ибо положение его было особым и отличным от других. Ему было позволено жить в частном жилище вместе с одним приставленным стражем. В то время как другие узники содержались в общественной тюрьме. Ведь из письма Феста начальник успел узнать, что Павел непричастен ни к какому злодейству. А сотник, вероятно, добросовестно передал то, что могло вызвать к апостолу благоволение. Осознаем, однако, что это Бог ослаблял с неба узы Своего раба, дабы не только облегчить его страдания, но и дать верующим более свободный доступ к нему. Бог восхотел, чтобы сокровище его веры не удерживалось в стенах темницы, но было выставлено на всеобщее обозрение, обогащая многих далеких и близких. Кроме того, положение Павла не было столь свободным, чтобы апостола избавили от постоянного ношения цепи. Στρατοπεδάρχην же Лука называет начальника претории, об обязанностях которого в отношении заключенных хорошо известно из истории.

17) Через три дня. Действительно, удивительна кротость Павла. Его народ причинил ему столько несправедливостей, а он пытается умилостивить живущих в Риме иудеев, как бы извиняясь перед ними, дабы те не испытывали к нему ненависти, услышав о недоброжелательстве священников. Павла вполне можно было бы извинить, если бы он, презрев иудеев, сразу обратился бы к язычникам. Ведь апостол долгие годы и во многих местах пытался привести иудеев ко Христу, а они все больше и больше ожесточались. Однако же ни в Асии, ни в Греции, ни в Иерусалиме он ничего не упускал из того, что могло бы укротить их гнев. Итак, все, без сомнения, простили бы Павла, распрощайся он с теми, упорство которых столько раз лицезрел. Однако, зная, что поставлен от Отца служителем иудеев, для исполнения обетований, коими Бог усыновил Себе семя Авраама, Павел, имея в виду свое призвание, никогда не устает проповедовать. Он видел, что в Риме предстоит задержаться надолго. И поскольку ему предоставлялась возможность учить, не хотел лишать иудеев своих трудов. Кроме того, Павел не хотел толкать иудеев на гонение Церкви из-за ненависти лично к нему. Ведь тогда малейший предлог мог бы привести к великой смуте. Итак, апостол предпочел принять меры, чтобы иудеи по своей обычной неуемности не стали зачинщиками наихудшего пожара.

Не сделав ничего против народа. Две вещи могли вызвать ненависть к нему со стороны иудеев. То, что он вредил общественному благу своего народа подобно тому, как некоторые перебежчики еще больше усиливали его и так уже несносное рабство. Или же то, что он пытался нарушить божественный культ. Хотя иудеи испортились по сравнению с отцами, и религия их осквернилась многими заблуждениями, к имени закона и культу храма они испытывали великое почтение. Далее, Павел не отрицает, что свободно опускал обряды, суеверно соблюдаемые иудеями. Он лишь отвращает обвинение в отпадении, в котором его подозревали. Посему под отеческими обычаями разумей те, коими учеников Авраама и Моисея согласно их вере надлежало отличать от прочих народов. Действительно, свято приникая ко Христу, Который есть душа и исполнение закона, Павел ни в чем не оскорбил отеческие обычаи, но, скорее напротив, соблюдал их наиболее усердно.

19) Принужден был потребовать. Это апелляция потому вызвала ненависть, что, кажется, подрывала право и свободу иудейского народа, желавшего жить по собственным законам. Кроме того, защита Павла была сопряжена с бесславием и ущербом для всех иудеев. Значит, апостолу приходится устранить и это обвинение. Ибо прибегнуть к апелляции его вынудило именно упорство его врагов. И эта необходимость извиняет Павла. Ведь другого способа избежать смерти ему просто не оставили. И, извинившись за прошлое решение, апостол в будущем обещает вести дело так, чтобы не причинять вреда иудеям.

20) За надежду Израилеву. Под этим словом надлежит разуметь больше, чем оно, на первый взгляд, означает. Это явствует из ответа иудеев, в котором говорится о некоем учении. Что в данном случае является ссылкой на речь Павла, пропущенную Лукой. Итак, Павел рассуждал тогда о Христе и пытался объяснить: без Него иудеям ни храм, ни закон не принесут никакой пользы. Ведь именно на Нем основан завет усыновления и узаконено обетование спасения. Иудеи не сомневались в том, что от прихода Мессии зависит восстановление царства. В те времена печальное положение дел еще больше усиливало надежду и желание Его пришествия. Посему Павел обоснованно говорит, что связан узами ради надежды Израиля. Это научает нас тому, что правильно надеются только те, кто устремляет взор ко Христу и Его духовному Царству. И Павел, твердо помещая во Христе надежду всех благочестивых, тем самым исключает всякое прочее упование.

21. Они же сказали ему: мы ни писем не получали о тебе из Иудеи, ни из приходящих братьев никто не известил о тебе и не сказал чего-либо худого. 22. Впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят. 23. И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им [учение] о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков. 24. Одни убеждались словами его, а другие не верили.

(21. Они же сказали ему: мы ни писем не получали о тебе из Иудеи, ни из приходящих братьев никто не известил о тебе и не сказал чего-либо худого. 22. Хотим же слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этой секте везде спорят. 23. И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им учение о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков. 24. Одни убеждались словами его, а другие не верили.)

21,22,23) Мы ни писем. Священники и книжники умолчали об этом не потому, что стали мягче к Павлу или решили его пощадить. Скорее это произошло из-за презрения или отчаяния. Ведь у них не было способов преследовать Павла в отдалении, и переправка его в Италию могла показаться им погребением его дела. Они привыкли властвовать не только горделиво, но и спокойно, лишь бы никто не досаждал им у них на родине. Далее, хотя иудеи приходят слушать Павла не с полностью добрыми намерениями, они все же показывают какое-то усердие к научению, не отказываясь выслушать защиту учения, везде вызывавшего жаркие споры. Ведь многие закрывают себе путь через предубеждение, не соизволяя слушать то, что отвергается большинством, и подписываясь под мнением других в осуждении неизвестного учения. Между тем, как уже было сказано, весьма порочна ссылка на противоречие, возникшее по причине ненависти или ложного подозрения. Словно не было предсказано Исаией, что Бог будет камнем преткновения для всего народа.

Неизвестно, говорил ли в назначенный день один только Павел, или выступали обе спорящие стороны. Хотя, опираясь на обстоятельства времени, можно заключить: выступление Павла не могло быть непрерывным. Едва ли он мог произносить речь с утра до вечера. Посему не сомневаюсь, что апостол, коротко изложив суть Евангелия, дал слушателям возможность спрашивать и отвечал на их вопросы. Кроме того, следует отметить двоякий, по словам Луки, статус дискуссии. Во-первых, Павел учил, каково именно Царство Божие, говоря особенно о славе и блаженстве, везде столь сильно восхваляемом пророками. Поскольку многие из иудеев воображали плотское царство Божие в нашем мире, ложно усматривая его в праздности, удовольствиях и богатстве, было необходимо просветить их насчет его духовной природы. Начало царства заключалось в обновлении жизни, а конец – в блаженном бессмертии и небесной славе. Во-вторых, Павел увещевал их принять Христа, обетованного Автора этого блаженства. Причем эта вторая часть в свою очередь разделялась на две. Ведь о ней нельзя было говорить с пользою без изложения обязанностей обещанного Искупителя. Кроме того, Павел показал, что Он уже явился, что Сын Марии и был Тем Самым, на Кого надеялись отцы. Среди иудеев приход Мессии был общепринятой аксиомой. Они верили, что Мессия должен все привести в полнейший порядок. Но Павел настаивает на другой стороне вопроса, менее для них известной: обетованный Мессия должен изгладить грехи мира Своей жертвенной смертью, примирить Бога с людьми, обрести вечную праведность, воссоздать людей по образу Божию, возрождая их Святым Духом, и, наконец, сделать верующих в Него наследниками небесной жизни. И все это исполнилось в лице распятого Иисуса Христа. Так что Павел, говоря об этих вещах, с необходимостью отвращал иудеев от их земных грубых домыслов, призывая на небеса, и одновременно устранял соблазн креста Господня, поучая, что нет иного способа примирения с Богом.

Отметим: все, сказанное Павлом, о Христе взято, по свидетельству Луки, из закона и пророков. Ведь истинная религия отличается от всех вымышленных тем, что в качестве правила рассматривает только божественное Слово. А Церковь Божия отличается от всех мирских сект в том отношении, что слушает одного лишь вещающего Бога, подчиняясь только Его власти. Отсюда видно согласие ветхого завета с Евангелием для утверждения веры во Христа. Кроме того, здесь говорится о двойной пользе Писания, которую Павел хвалит также в другом месте (2Тим.3:16). А именно: оно достаточно как для обучения невежд, так и для опровержения нападок противников истины. Итак, именно это правило поставляют для себя те, кто думает трезво и желает научить других, возвещая все лишь из чистого источника Писания. Иначе поступают философы, ссылаясь только на доводы разума, поскольку у них нет никакого твердого авторитета. Им весьма усердно подражают паписты, которые, отложив в сторону божественные речения, полагаются только на домыслы ума, то есть – на чистую глупость.

24) Одни убеждались. Лука сообщает о результате проведенной дискуссии, о том, что не все равным образом преуспели в обучении. Мы знаем: апостол был наделен такой благодатью Духа, что мог склонить даже каменные сердца. Однако, долго и много рассуждая, он не смог обрести для Христа всех слушателей. Посему не будем удивляться, если и сегодня неверие многих противится ясному евангельскому учению. Если многие остаются в ожесточении, хотя истина Христова сияет им подобно полуденному солнцу. Добавь к этому, что слепыми и невеждами от Павла уходят те, кто добровольно пришел к нему, как бы желая научиться. Если же и в добровольных слушателях царило подобное упорство, что удивительного, если Христа отвергают люди, надмевающиеся самомнением и открыто бегущие от света.

25. Будучи же не согласны между собою, они уходили, когда Павел сказал следующие слова: хорошо Дух Святый сказал отцам нашим через пророка Исаию: 26. пойди к народу сему и скажи: слухом услышите, и не уразумеете, и очами смотреть будете, и не увидите. 27. Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их. 28. Итак да будет вам известно, что спасение Божие послано язычникам: они и услышат. 29. Когда же он сказал это, Иудеи ушли, много споря между собою. 30. И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, 31. проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно.

(25. Будучи же не согласны между собою, они уходили, когда Павел сказал следующие слова: хорошо Дух Святый сказал отцам нашим через пророка Исаию: 26. пойди к народу сему и скажи: слухом услышите, и не уразумеете, и очами смотреть будете, и не увидите. 27. Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их. 28. Итак да будет вам известно, что спасение Божие послано язычникам: они и услышат. 29. Когда же он сказал это, Иудеи ушли, много споря между собою. 30. И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, 31. проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением без воспрещения от кого-либо.)

25) Не согласны между собою. Злоба и порочность неверующих приводит к тому, что Христос, являясь нашим миром и единственными узами священного единства, становится причиной для распрей, создавая ссору между теми, кого ранее связывала дружба. Вот Иудеи приходят, чтобы послушать Павла. У всех них одно чувство, один голос. Все исповедуют послушание закону Моисея. Но, услышав об учении примирения, заводят между собой распрю и расходятся в разные стороны. Однако не следует думать, будто разногласие возникает от евангельской проповеди. Напротив, тогда выходит на свет упорство, ранее скрывавшееся в злых сердцах. Как и солнечный свет не создает новых красок, но лишь обнаруживает их различие, невидимое во тьме. И, поскольку Бог особо просвещает Своих избранных, и вера также свойственна не всем, будем помнить: непременно произойдет так, что после проповеди Христа одни начнут разногласить с другими. И пусть тогда нам на ум придет сказанное Симеоном: цель споров состоит в том, чтобы открылись помышления многих сердец, и неверие, восстающее против Бога, есть подлинная мать раздоров.

Когда Павел сказал следующие слова. Вначале Павел пытался привлечь их мягким и приятным образом. Теперь же он обрушивается на их открывшееся упорство, сурово возвещая божественный суд. Ибо так и следует поступать с противниками, гордыня которых не в состоянии покориться простоте учения. И нам надо придерживаться того же правила: обучаемыми и кроткими мы должны управлять мягко, а надменных призывать к судилищу Божию. То же, что Павел ссылается на слова не пророка, а Самого Святого Духа, относится к удостоверению пророчества. Ведь Бог приказывает слушать только Себя, и авторитет учения может быть тверд только тогда, когда мы знаем, что учение исходит от Бога, а не родилось в уме человеческом. Кроме того, Павел намекает, что упорство это относится не к одному лишь веку, но речение Духа охватывает собою все будущие времена.

26) Пойди к народу сему. Знаменитое место, шесть раз встречающееся в новом завете. Но поскольку здесь оно приводится с другой целью, следует знать, каким образом Павел приспосабливает его к настоящему случаю. Этим молотом он хочет как бы сокрушить ожесточенность нечестивых и воодушевить еще нежных и немощных верующих, дабы их не смущало неверие остальных. Итог таков: ныне исполняется предсказание пророка. Посему у отверженных нет основания льстить себе, а у верующих нет причин пугаться этого как чего-то нового и неожиданного. Хотя ослепление, упомянутое пророком, несомненно началось уже в его эпоху, Иоанн говорит, что оно, прежде всего, относится к временам Христа. Посему Павел вполне обоснованно приспособляет его к тому презрению Евангелия, которое он наблюдал. Он как бы говорит: происходит лишь то, что некогда предсказал Святой Дух устами Исаии.

То же, что данное место по-разному истолковывается не только евангелистами, но и самим Павлом, не заключает в себе никакого противоречия. Матфей, Марк и Лука говорят, что пророчество исполнилось, когда Христос образно обращался к народу и не поведал ему тайны Небесного Царства. Ибо тогда Слово Божие звучало в ушах неверующих, отчего они, однако, не возымели никакой пользы. Иоанн (12:37) утверждает нечто похожее: многочисленные чудеса не подвигли иудеев к вере, дабы исполнилось то же самое пророческое свидетельство. Значит, эти четыре автора согласны в следующем: по праведному суду Божию вышло так, что отверженные, слушая, не слышат, и, взирая, не видят. Теперь же Павел напоминает сказанное пророком об иудеях, дабы никто не удивился их слепоте. Далее тот же Павел в 11-й главе Послания к Римлянам рассуждает еще возвышеннее, говоря, что причина ослепления в том, что Господь даровал свет веры только избранному Им по благодати остатку. Не подлежит сомнению: то, что отверженные отвергают спасительное учение, происходит от их злобы. Посему вина за это лежит на них самих. Однако эта ближайшая причина не мешает тому, чтобы тайное избрание Божие проводило различие между людьми. Дабы веровали те, кто определен к жизни, а другие оставались ослепленными.

Сейчас я не буду дольше останавливаться на словах пророка, поскольку разъяснил их в другом месте. Так что Павел не по любопрению привел пророческое высказывание, но приспособил его слова к своей цели. Посему ослепление, которое пророк приписывает тайному суду Божию, Павел вменяет злобе иудеев. Пророку приказано затмить глаза своим слушателям, Павел же обвиняет современных ему неверующих за то, что те сами сомкнули себе очи. Хотя он четко приводит оба положения: что Бог является автором их слепоты, и что, несмотря на это, они сами добровольно смыкают собственные очи. И эти два положения, как говорилось выше, совершенно друг с другом согласуются. В последней фразе, где говорится: да не видят очами, и не слышат ушами, и не разумеют сердцем, – Бог показывает, сколь ясно и понятно Его учение. Его вполне достаточно для просвещения всех человеческих чувств, если люди сами по злобе своей не создают в себе тьму. Подобно тому, как Павел в другом месте сообщает (2Кор.4:3): его Евангелие открыто, и никто не будет слепнуть в его свете, кроме предопределенных к погибели, которым сатана затуманил очи.

И не обратятся, чтобы Я исцелил их. Отсюда мы заключаем, что не всем предлагается Слово Божие с целью обращения их к здравому разумению. Но внешний голос проповедника без действенности Святого Духа звучит в ушах многих только для того, чтобы сделать их неизвинительными. И здесь плотская гордыня начинает дерзко роптать против Бога. Как и сегодня мы видим многих говорящих, что напрасно, больше того, абсурдно призывать людей, если в них не имеется способности к повиновению. Но, хотя от нас и скрыта причина, по которой Бог является слепым и разговаривает с глухими, одна лишь Его воля, будучи правилом всяческой праведности, должна заменять нам тысячу доводов. В заключение надо коротко отметить, какой именно спасительный результат вызывает божественное Слово. Оно производит обращение человека, являющееся не только началом исцеления, но неким воскресением из смерти в жизнь.

28) Да будет вам известно. Чтобы иудеи впоследствии не винили его в отпадении, в том, что он, оставив священный род Авраама, обратился к оскверненным язычникам, Павел возвещает много раз провозглашенное пророками: спасение, прямыми или, по крайне мере, первыми наследниками которого были иудеи, будет отдано внешним. Говоря же, что спасение послано язычникам, Павел подразумевает: после того, как его отвергли иудеи. И об этом подробнее говорилось выше Значит, смысл таков: у иудеев нет оснований жаловаться на то, что язычники допущены к незанятому, добровольно ими покинутому наследству. Также, говоря, что язычники услышат, Павел не делает веру присущей им всем без исключения. Ибо он достаточно хорошо знал, сколь многие даже из язычников нечестиво противятся Богу. Однако всех уверовавших язычников апостол противопоставляет неверующим иудеям, дабы первые вызвали у последних ревность. Как и сказано в песне Моисея (Втор.32:31). Между тем, Павел хочет сказать: учение, отвергаемое иудеями, не будет бесполезным в другом месте.

29) Много споря между собою. Нет сомнения, что апостол еще больше ожесточил нечестивых, приведя говорящее против них пророчество. Иудеи до того упорны в своей ругани, что будто сами себя подзуживают. И причина, по которой они продолжали спорить, даже уходя от Павла, состояла в том, что большая их часть не захотела соглашаться с ним. Однако в то время, как прочие спорили, некоторые приняли сказанное Павлом и не усомнились мужественно объявить то, во что уверовали. Кроме того, напрасно кто-то стал бы возражать, что семенем раздора явилось здесь Евангелие Христово. Ведь ясно, что все раздоры рождаются из человеческого упорства. Кроме того, дабы мы наслаждались миром с Богом, нам совершенно необходимо сражаться с Его презрителями.

30,31) Принимал всех. Святой апостол явил пример великой стойкости, пойдя навстречу всем желающим послушать его. Действительно, он вполне сознавал, сколь сильную вызовет к себе ненависть. И лучше всего смягчить негодование противников можно было молчанием. Так и следовало поступать благоразумному человеку, желавшему личной безопасности. Но, поскольку Павел помнил, что и в темнице не меньше, чем на свободе, был апостолом Христовым и глашатаем Евангелия, он рассудил, что не подобает отказывать никому из готовых к научению. Дабы использовать данную Богом возможность. Посему для него святое призвание Божие было важнее собственной жизни. И дабы мы знали, что Павел подвергся риску добровольно, Лука немного ниже выразительно хвалит его за упование. Он как бы говорит: отложив в сторону страх, Павел добросовестно повиновался заповеди Божией, и никакие трудности не испугали апостола, продолжавшего, как и раньше, выказывать усердие ко всем.

Проповедуя Царствие Божие. Лука не отделяет Царство Божие от всего, относящегося ко Христу, словно это разные вещи. Но вторая часть служит как бы толкованием предыдущей. Дабы мы знали: Царство Божие основано на знании достигнутого Христом искупления и в нем содержится. Итак, Павел учил, что люди чужды Царства Божия, доколе, примирившись с Богом через отпущение грехов, не обновятся духом к святости жизни. Таким образом, Царство Божие лишь тогда созидается и процветает, когда Посредник Христос соединяет людей, одаренных незаслуженным отпущением грехов и возрожденных к праведности, с Богом Отцом, дабы, начав на земле небесную жизнь, они всегда воздыхали по небу, где их ожидает полное и несомненное наслаждение славой. Лука также упоминает данную Павлу свободу как особое благодеяние Божие. И свобода это происходила не от снисходительности его противников (ибо им была ненавистна религия Павла), не от их бездеятельности и недосмотра, но оттого что очи их ослепил Сам Господь. Посему апостол вполне заслуженно хвалится, говоря, что для Слова Божия вовсе не существует уз (2Тим.2:9).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →