Комментарии Жана Кальвина на послание Иакова 5 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Глава 5

1. Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. 2. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. 3. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. 4. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. 5. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания. 6. Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам.

(1. Послушайте вы, богатые: плачьте, рыдая о бедствиях ваших, находящих на вас. 2. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. 3. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. 4. Вот, плата, обманом удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. 5. В роскоши жили вы на земле, наслаждались, напитали сердца ваши, как бы на день заклания. 6. Вы осудили, убили праведника; Он не противился вам.)

1) Послушайте вы. На мой взгляд, ошибаются думающие, будто Иаков призывает богачей к покаянию. Мне кажется, что здесь просто возвещается суд Божий, коим апостол устрашает богатых без надежды на милость. Ибо все его слова скорее внушают им отчаяние. Посему он обращается к богатым не для того, чтобы их вразумить, но скорее для пользы верующих, дабы, услышав о бедственной кончине богачей, они не завидовали их судьбе. Кроме того, он хочет, чтобы верующие, зная, что Бог отомстит за наносимые им обиды, переносили их спокойно и великодушно. Апостол обличает не любых богачей, а тех, которые, утопая в роскоши и обуреваясь гордыней, думают только о мирском, которые пожирают все вокруг, подобно ненасытному смерчу, которые, как будет ясно из контекста, мучают других, подобно отъявленным тиранам.

Плачьте и рыдайте. И у покаяния имеется свой плач, но смешанный с утешением и не переходящий в отчаянный вопль. Иаков хочет сказать, что Божие проклятие богатым будет тяжким, ужасным и суровым, вызывающим у них безудержные рыдания. Он как бы говорит богатым: горе вам! И речь его похожа на речь пророка. Выставляя прилежащую нечестивым кару на всеобщее обозрение, он как бы наказывает их уже сейчас. Итак, в то время как нечестивые льстят себе, обещая себе вечное благополучие и считая себя счастливыми, апостол возвещает им грядущие тяжкие бедствия.

2) Богатство ваше. Смысл может быть двояким. Апостол либо высмеивает глупое самоупование богачей, поскольку богатство, в котором они видят свое счастье, более, чем тленно, и превращается в ничто от одного божественного дуновения; либо же порицает их ненасытную алчность, ибо они собирают богатство лишь для того, чтобы уйти из жизни, так и не успев его употребить. И второй смысл больше подходит к контексту. Богачи воистину безумны, хвалясь столь преходящими вещами, как одежды, золото, серебро и тому подобное. Ведь это значит не что иное, как обречь свою славу на ржавение и поедание молью. Кроме того, известно, что дурно приобретенное тут же ускользает из рук. Ведь Божие проклятие истребляет все неправедное. И несправедливо, если нечестивые или их наследники воспользуются богатством, как бы насильно вырванным из рук Божиих. Но, поскольку Иаков перечисляет здесь пороки, коими богатые навлекают на себя упомянутое им несчастье, контекст (на мой взгляд) заставляет думать, что здесь обличается скорее хищничество богачей. Ибо они отовсюду загребают себе имущество и прячут его в сундук, дабы оно загнивало там без всякой пользы. Таким образом, богатые, словно враги человеческого рода, истребляют сотворенное Богом ради людской пользы.

Следует отметить: перечисляемые апостолом пороки относятся не к каждому отдельному богачу. Одни из них ублажают себя роскошью, другие тратятся на помпезность, третьи, обманывая своего гения (genium fraudantes), влачат жалкую жизнь в нищете. Итак, уразумеем: хотя отдельные пороки относятся к отдельным людям, все же апостол в целом осуждает всех, либо неправедно скопивших свои сокровища, либо ими злоупотребляющих. Впрочем, сказанное Иаковом подходит не только к крайне алчным и скаредным богачам (подобно Эвклиону у Плавта), но и ко всем, живущим на широкую ногу, предпочитающим, чтобы их богатство скорее сгнивало, нежели восполняло нужды других. Ибо некоторые из них злы настолько, что даже общедоступность солнца и воздуха вызывает у них раздражение.

3) Будет свидетельством против вас. Сказанное подтверждает приведенное мною толкование. Ибо Бог сотворил золото не для того, чтобы оно ржавело, и одежду не для того, чтобы ее поедала моль, но дабы они были полезны людям. Поэтому само бесполезное их истлевание свидетельствует о бесчеловечности богачей. Гниющее золото и серебро – как бы дрова для грядущего гнева Господня, огонь которого истребит нечестивых богачей.

Собрали себе сокровище. И эту фразу можно толковать двояко. Либо так, что богатые никогда не насыщаются, словно собираются жить вечно и стараются накопить столько, чтобы хватило до самого конца света; либо же так, что они навлекают на себя проклятие Божие, которое обрушится на них в последний день. Причем второй вариант, на мой взгляд, предпочтительнее.

4) Вот, плата. Теперь апостол обрушивается на жестокость богачей, неразлучную спутницу их алчности. Он указывает лишь на одну разновидность их жестокосердия, заслуженно более ненавистную, чем все другие. Ведь если человечный и справедливый муж заботится (по словам Соломона, Прит.12:10) даже о собственном скоте, то не сострадать другому человеку, чьим трудом пользуешься к собственной выгоде, – воистину чудовищная жестокость. Посему Господь строго заповедует в законе: плата наемника да не останется у тебя до захода солнца (Втор.24:15). Добавь к этому, что Иаков говорит не о каких угодно наемниках, но ради большей выразительности – о земледельцах и жнецах. Ибо самое гнусное дело – морить голодом тех, чей труд доставляет нам пропитание. Однако же подобная мерзость встречается повсеместно. Ибо многими владеет дух тирании. Они думают, будто другие живут только ради них. Апостол говорит о том, что плата вопиет, поскольку все чужое, что люди удерживают у себя путем обмана и несправедливости, как бы громко, во весь голос, кричит, требуя отмщения. Следует отметить слова о том, что вопли бедных дошли до слуха Божия. Тем самым нам дают понять, что беззакония богатых не останутся безнаказанными. Итак, пусть те, кого угнетают нечестивые, спокойно переносят их несправедливости. Ведь мстителем за них будет Сам Бог. И пусть те, кто властны вредить другим, воздержатся от беззаконий, дабы не раздражать Бога, защитника и помощника бедных. По этой причине апостол даже зовет Бога Господом Саваофом, указывая на Его силу и могущество, и делая Его суд еще страшнее и ужаснее для нечестивых.

5) Вы роскошествовали. Теперь апостол переходит к другому пороку: роскоши и страсти к удовольствиям. Ибо те, чей достаток выше среднего, часто тратят слишком много на избыточную роскошь. Были, как я уже говорил, и такие богачи, которые голодали в своем достатке. Ибо не без повода поэты придумали миф о Тантале, остававшемся голодным за уставленным яствами столом. Подобные Танталы были всегда, но Иаков (как было сказано) говорит здесь не о них. Вполне достаточно и того, что, как известно, среди богачей процветает порок расточительности и страсти к удовольствиям. Хотя Господь и разрешил им сытно жить от своего достатка, они все же должны остерегаться расточительности и воспитывать в себе бережливость. Ибо не напрасно Господь столь сурово обличает через пророков тех, кто спит на кровати из слоновой кости, кто умащается драгоценными благовониями, кто, пируя, наслаждается звучанием цитры, кто подобен откормленной корове, пасущейся на тучной пажити. И все это сказано для того, чтобы мы знали: в удовольствиях надо соблюдать умеренность, и излишество в них не угодно Богу.

Напитывать сердца означает потакать вожделениям, стремясь не только к удовлетворению природной нужды, но и к ублажению похоти. Апостол приводит сравнение: «как бы на день заклания», поскольку во время торжественных жертвоприношений люди обычно насыщались более, чем в другие дни. Итак, по словам апостола, коль скоро богатые предаются постоянным наслаждениям, вся их жизнь превращается в сплошной праздник.

6) Осудили. Затем приводится другой пример бесчеловечности богачей. Богатые своею властью угнетают и подавляют нищих. Метафорически сказано о том, что они осуждают и убивают праведных. Хотя богатые и не казнят людей сами, не исполняют судейских обязанностей, – когда их жестокость причиняют вред другим, когда они подкупают судей и придумывают разные уловки для погубления невинных, они воистину убивают и осуждают. Слова же о том, что «праведник не противился» еще больше подчеркивают их наглость. Ведь богатые лишают своих будущих жертв всякой защиты. Между тем, по словам апостола, мщение Божие тем более не дремлет от того, что люди не защищают нищих. Хотя праведник не сопротивляется также потому, что терпеливо переносит обиды, я все же думаю, что здесь имеется в виду его немощь. То есть, он не противится, поскольку слаб и лишен всякой людской помощи.

7. Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. 8. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается. 9. Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей.

(7. Итак, братия, проявляйте терпение до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь утренний и вечерний (matutinam et vespertinam). 8. Проявляйте терпение и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне близко. 9. Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей.)

7) Будьте долготерпеливы (Проявляйте терпение). Из этого вывода явствует: все, сказанное ранее о богатых, направлено к утешению тех, кто в этой жизни предстает перед ними беззащитным. Ибо апостол, перечислив причины будущих бедствий богачей, указав и на ту из них, что богатые надменно и жестоко господствуют над бедными, тут же добавляет: мы, несправедливо угнетаемые, все же имеем повод для терпения, полагаясь на грядущий божественный суд. Именно это и значат его слова: «до пришествия Господня». То есть, наблюдаемая сегодня в мире сумятица не будет вечной, поскольку пришествие Господне все приведет в порядок. Этой доброй надеждой и следует утешаться, ибо нам не напрасно обещается грядущее восстановление всех тварей. Хотя в Писании днем Господним часто зовется любое проявление Его милости и суда, когда Господь помогает Своим и наказывает нечестивых, – я предпочел бы отнести сказанное к последнему окончательному избавлению.

Вот, земледелец. То же самое сравнение приводит Павел во 2Тим.2:6, говоря, что прежде сбора плодов земледелец должен работать. Однако слова Иакова более выразительны. Ибо он говорит о долготерпении земледельца, который, вверив семя земле, спокойно или, по крайней мере, терпеливо ожидает времени жатвы, не скорбя от того, что плоды поспевают не сразу. Отсюда апостол выводит: и мы не должны чрезмерно беспокоиться, трудясь и сея до тех пор, пока не наступит день Господней жатвы. Плод же земли, на мой взгляд, зовется драгоценным потому, что питает нас и поддерживает нашу жизнь. Иаков хочет сказать: коль скоро даже земледелец позволяет драгоценному семени долго скрываться в чреве земли, спокойно откладывая на будущее сбор урожая, мы проявим чрезмерную поспешность и настойчивость, если не станем терпеливо ждать дня нашего избавления. Другие же детали приведенного сравнения не столь важны, чтобы их обсуждать.

Дождь ранний (утренний). Эти два эпитета означают два времени года. Первое время наступает сразу после сева, а второе – во время созревания урожая. Именно так выражаются и пророки, желая подчеркнуть своевременность посылаемого дождя: Моисей во Втор.28:12; Иоиль, 2:23; Осия, 6:3. Апостол же упоминает оба вида дождя, дабы подчеркнуть, что столь долгое и утомительное ожидание не изнуряет терпеливых земледельцев.

8) Укрепите сердца ваши. Но кто-то может возразить, что избавление отложено на слишком долго время. И апостол, упреждая это возражение, говорит, что день Господень уже близко, или (что то же самое), его пришествие приблизилось. Между тем, Иаков велит нам избавиться от изнеженности души, внушающей слабость и не дающей устоять в надежде. Действительно, время кажется нам долгим потому, что мы слишком нежны и утонченны. Значит, нам надо собраться с силами и устоять, а этому лучше всего способствуют надежда и размышление о приближающемся Господнем дне.

9) Не сетуйте. Поскольку многие жалуются на то, что с ними обращаются жестче, чем с другими, некоторые толкуют сказанное так, словно Иаков велит каждому довольствоваться своей участью, не завидовать другим, не сердиться от того, что положение других более терпимо. Но я толкую это место иначе. Ранее сказав о несчастной погибели тех, чья тирания угнетает добрых и смиренных, апостол увещевает верующих быть справедливыми друг к другу, готовыми прощать взаимные обиды. На то, что именно этот смысл правилен, указывает тут же приведенная апостолом причина. Не сетуйте, – говорит апостол, – друг на друга, чтобы вам всем не быть осужденными. Позволительно сетовать всякий раз, как с нами случается какое-нибудь зло, но апостол имеет в виду обвиняющее сетование, когда одни жалуются Господу на других. И апостол говорит, что осуждены будут все, поскольку все обижают своих братьев, давая повод для их сетований. Если же каждый в отдельности жалуется, то все взаимно друг другу обвиняют. Никто не невинен настолько, чтобы чем-то не вредить другим, Бог же будет общим для всех Судией. Итак, нас ожидает лишь то, что каждый будет осужден так же, как желает осудить других, и жалобы всех будут услышаны к погибели всех жалующихся. Пусть же никто не просит о возмездии другим, если не хочет навлечь ту же кару на собственную голову. И чтобы люди не дерзали сетовать и жаловаться, апостол говорит, что Судья уже стоит у дверей. Ведь, несмотря на склонность злоупотреблять именем Божиим, мы тут же, даже при самых легких обидах, взываем к Его суду. И самая лучшая узда для дерзости – помышление о том, что наши сетования не растворяются в воздухе, но достигают Господа, Чей суд уже близок.

10. В пример злострадания и долготерпения возьмите, братия мои, пророков, которые говорили именем Господним. 11. Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен.

(10. В пример злострадания и долготерпения возьмите, братия мои, пророков, которые говорили именем Господним. 11. Вот, мы считаем блаженными тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен.)

10) В пример. Это утешение – вовсе не то, о котором сказано в народной пословице: бедняк бедному товарищ. Нет, апостол предлагает таких сотоварищей, в числе которых весьма почетно находиться, и общая судьба с которыми не может оказаться несчастной. Да, мы неизбежно скорбим от того, что с нами случается зло, от которого не были избавлены и эти дети Божии. Но какое же утешение – знать о том, что мы переносим то же самое, что и они, и осознавать, что несем одинаковое с ними ярмо! Когда Иов услышал от друзей слова: обратись к святым, найдешь ли из них кого-то похожего на тебя (Иов.5:1)? – это был голос сатаны, желавшего внушить ему отчаяние. Святой Дух же, напротив, внушая нам устами Иакова надежду, показывает, что все святые прошли тот же самый путь, и как бы протягивают нам руку, приглашая нас своим примером терпения преодолеть все скорби. Жизнь всех подвержена тяготам и скорбям. Но Иаков приводит в пример не каких угодно людей. Ведь невеликая радость – погибнуть вместе со многими. Он избирает пророков, сообщество которых весьма желанно. Кроме того, нас приводит в отчаяние и лишает сил ощущение беды. Посему, истинное утешение в следующем: то, что в народе считается злом, мы должны воспринимать как средство спасения. И хотя это непостижимо для плотского разума, верующие должны твердо осознать: они блаженны, когда Господь испытывает их разными невзгодами. И апостол для внушения им этой мысли призывает их подумать о цели перенесенных пророками скорбей. Поскольку мы, поглощенные собственными злоключениями, грустью, или каким-либо всепоглощающим чувством, лишены способности судить и, словно застигнутые бурей, ничего не видим среди вихря и мглы, нам необходимо воззреть туда, где небо остается спокойным и ясным. Когда нам рассказывают о злоключениях святых, всякий скажет, что они не несчастны, а скорее блаженны. Итак, Иаков весьма правильно выставляет перед нами их пример, дабы мы всегда вспоминали о нем, когда искушаемся нетерпением и отчаянием. Апостол исходит из принципа: пророки считаются блаженными в скорбях потому, что стойко их перенесли. Если же это так, значит то же самое надо думать и о наших скорбях.

По словам апостола, пророки «говорили именем Господним». Этим он хочет сказать, что они были угодны и драгоценны для Господа. Значит, если бы для них было полезно избавиться от скорбей, Бог без сомнения дал бы им это избавление. Однако Он этого не сделал. Отсюда следует, что для верующих скорби весьма спасительны. В этом смысле апостол и велит нам взять пророков в пример злострадания. Но поскольку сюда же надо добавить и терпение – истинное свидетельство нашего послушания, – апостол соединяет здесь терпение со злостраданием.

11) Терпении Иова. Ранее апостол говорил о пророках вообще. Теперь же из всех примеров он выбирает самый замечательный. Ибо (насколько видно из истории) никто, кроме Иова, никогда не подвергался столь жестоким и разнообразным тяготам. Однако Иов поднялся из этой бездны. Значит, всякий подражающий его терпению без сомнения почувствует руку Божию, несущую ему окончательное избавление. Теперь понятно, с какой целью была написана история Иова. Бог не допустил погибели Своего раба, поскольку тот терпеливо переносил скорби. Это значит, что и терпение других не может оказаться напрасным.

Но спрашивается: почему апостол столь сильно хвалит терпение Иова, несмотря на то, что тот частенько поддавался наплыву эмоций и выказывал многие признаки раздражения. Отвечаю: хотя порою Иов и падал по плотской немощи, смущаясь в своей душе, он всегда возвращался к мысли о том, что надо все предоставить Богу, подчинившись Его узде и правлению. Поэтому, какими бы недостатками ни страдало его терпение, оно все же вполне заслуживает похвалы.

Конец оного от Господа. Апостол хочет сказать, что скорби надо оценивать по тому, каков их конец. Вначале кажется, что Бог – далеко, а сатане позволено все. И плоть нашептывает нам, что Бог покинул и предал нас. И поскольку вблизи нет никакого просвета, нам надо устремить свой взор вдаль. Апостол говорит о конце от Господа. Ведь приводить скорби к благополучному исходу – именно Его прерогатива. И если мы исполним долг послушного терпения, Он, со Своей стороны, сделает все для нас необходимое. Лишь бы надежда устремляла нас к цели, а Бог непременно выкажет Себя более, чем милостивым, сколь бы суровым и жестоким ни представал Он во время скорбей.

12. Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас: «да, да» и «нет, нет», дабы вам не подпасть осуждению. 13. Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы.

(12. Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас: «да, да» и «нет, нет», дабы вам не подпасть осуждению. 13. Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы.)

12) Прежде же всего. Почти всем векам присущ порок легковесных и необдуманных клятв. Порочность наша такова, что мы не думаем о том, сколь жуткое преступление – злоупотребить именем Божиим. Однако, поскольку Господь строго заповедует нам почтение к Своему имени, для того, чтобы клясться безнаказанно, люди изобретают разные уловки. Они воображают, будто в клятве не будет никакого зла, лишь бы имя Божие не упоминалось прямо. И выдумка эта появилась много веков назад. Так иудеи, когда клялись небом и землею, не думали, что злоупотребляют именем Божиим, которое не произносили вслух. Однако люди, желая проявить талант в вождении Бога за нос, только глупо обманывают самих себя. Ту же самую глупость обличал и Христос, как сказано в Мф.5:34. И вот, Иаков, подписываясь под словами своего Учителя, заповедует воздерживаться от подобных изворотливых клятв. Ибо именем Божиим злоупотребляет всякий, клянущийся напрасно или беспричинно, как бы ни приукрашивал он собственные слова. Итог таков: клясться небом и землею не более позволительно, чем именем Божиим. И Христос приводит причину этого: везде разлита слава Божия, везде она сияет. Больше того, люди, используя в клятвах слова «небо» и «земля», именуют при этом Самого Бога. Ведь, говоря так, они через творения указывают на их Творца.

Апостол говорит «прежде же всего» потому, что профанация имени Божия – весьма тяжкое преступление. Но анабаптисты, под предлогом этого отрывка осуждая всяческие клятвы, проявляют полное невежество. Ибо Иаков, как и Христос в процитированном мною месте, не рассуждает здесь о клятвах вообще. Каждый из них разоблачает уловку, изобретенную для того, чтобы обойти закон: все клятвы якобы станут дозволенными, если люди будут умалчивать об имени Божием. Слова апостола звучат весьма ясно: «ни небом, ни землею». Но если бы речь шла о сущности клятвы, зачем надо было приводить эти формулы? Итак, очевидно: и Христос, и Иаков осуждают детскую хитрость тех, кто думает, что двусмысленность делает клятву безнаказанной. Значит, для понимания мысли апостола надо, прежде всего, уразуметь заповедь: не произноси имя Бога твоего напрасно. Из нее явствует, что имеется какое-то законное употребление имени Божия. Иаков же здесь обличает тех, кто, не дерзая злоупотребить божественным именем прямо, выражается двусмысленно и пытается тем самым избегнуть положенного по закону осуждения.

Да будет у вас. Для устранения порицаемого им порока апостол предлагает наилучшее средство: верующие должны привыкнуть всегда говорить правду и выполнять данные ими обещания. Ибо откуда возник дурной обычай клясться? От того, что из-за людской лживости никто не верит тому, кто не клянется. Ведь если бы люди, как подобает, соблюдали собственные обещания, не было бы нужды в стольких излишних клятвах. Итак, поскольку источник злоупотребления клятвами – легковесность и вероломство людей, Иаков учит, что для устранения следствия надо устранить причину. Ведь если нет причины заболевания, не будет и самой болезни. В некоторых кодексах читается так: да будет слово ваше: «да, да» и «нет, нет». Но я привел здесь более распространение чтение. Что же оно означает, я уже говорил: мы должны быть правдивыми и ответственными во всех своих высказываниях. В том же смысле Павел во 2Кор.1:18 говорит: в моей проповеди не присутствуют одновременно «да» и «нет», и я всегда проповедую в одном и том же духе.

Не подпасть осуждению. Из-за близости слов άπόκρισιν καί ύπόκρισιν у отрывка имеется и другое чтение. Если прочесть «суду» или «осуждению», смысл будет ясен: не безнаказанно употреблять напрасно имя Божие. Однако вполне подходит и другой вариант: «притворству». Ведь (как уже говорилось) там, где процветает искренность, нет повода для лишних клятв. И если все наши слова достойны доверия, исчезает притворство, главная причина поспешных клятв.

13) Злостраждет ли кто. Апостол хочет сказать, что Бог приглашает нас к себе во всякое время. Скорби побуждают нас молиться Богу, а благополучие дает повод Его прославлять. Но порочность людей такова, что во время радости они забывают о Боге, а, скорбя, падают духом и погружаются в полное отчаяние. Итак, надо придерживаться следующего правила: радость, обычно ведущая к забвению Бога, должна, наоборот, побуждать нас к возвещению Его благости, а печали следует воспитывать в нас молитвенный дух. Ибо пение псалмов апостол противопоставляет мирскому и разнузданному веселию, свойственному тем, кого благополучие только отдаляет от Бога.

14. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. 15. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему.

(14. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. 15. И молитва веры спасет болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему.)

14) Болен ли кто. В те времена еще процветал дар исцелений. Поэтому апостол заповедует больным к нему прибегать. Не подлежит сомнению, что исцелялись не все, но Господь проявлял подобную милость тогда и постольку, когда и поскольку считал полезным. Вероятно и то, что елей использовался не везде, но лишь там, где имелась большая надежда на успех. Одновременно с чудотворной силой служителям давался дух различения, дабы они не оскверняли злоупотреблением священный символ. Цель Иакова состояла в том, что восхвалить особую, дарованную тогда верующим благодать Божию, дабы польза от нее не утратилась из-за презрения или небрежения. Для этого он и велит призывать пресвитеров. Использование же елея следует привязывать к воздействию Святого Духа.

Паписты поднимают на щит этот отрывок, желая с его помощью торговать своим елеопомазанием. Но сейчас я воздержусь от подробного объяснения того, насколько их извращение далеко от древнего установления. Пусть читатели узнают об этом из моих «Наставлений». Скажу лишь следующее: невежественны и глупы те, кто, искажая смысл данного отрывка, делают елеопомазание постоянным церковным таинством. Признаю, что ученики Христовы употребляли елей как таинство (ибо я не согласен с теми, кто думает, что речь здесь идет о каком-то лекарстве), но поскольку означаемая этим знаком истина была временной, я утверждаю, что и сам символ был временным. И это совершенно очевидно. Ведь нет ничего глупее, чем называть таинством нечто совершенно пустое, не дающее нам саму означаемую вещь. Все вынуждены признать и сама история показывает, что дар исцелений носил временный характер. Значит, символ этого дара также не должен быть постоянным. Отсюда следует: люди, считающие сегодня помазание таинством, будут не подражать апостолам, а скорее передразнивать их, если не восстановят само воздействие помазания, которое Бог забрал из мира тысячу четыреста лет назад. Таким образом, мы спорим не о том, было ли некогда помазание таинством, но о том, дано ли оно нам так, чтобы и сегодня находиться в употреблении. Последнее мы отрицаем, поскольку ясно, что вещь, означаемая помазанием, уже давно перестала существовать.

Пресвитеров Церкви. Под этим словом я разумею всех церковных предстоятелей. Ибо пресвитерами назывались тогда не одни пасторы (pastores), но и те, кого народ выбирал надзирать за дисциплиной. И каждая церковь имела как бы свой сенат, в который избирались солидные и проверенные люди. Поскольку же был обычай избирать прежде всего тех, кто обладал божественным даром, Иаков и велит призывать пресвитеров, в которых сила и благодать Святого Духа проявлялись в наивысшей степени.

Пусть помолятся над ним. Обряд молитвы над кем-то как бы ставит его перед взором Божиим. И, когда речь идет о чем-то насущном, мы молимся с большей искренностью. Этим обрядом не только Елисей и Павел, но и Сам Христос пробуждали в верующих пыл и восхваляли благодать Божию. Отметим, однако, что апостол соединяет с молитвой обетование, дабы молитву сопровождала вера. Ибо колеблющийся, не призывая Бога правильно, недостоин получения просимого, как сказано в первой главе послания. Итак, всякий желающий быть выслушанным должен твердо увериться в том, что молится не напрасно. Апостол же говорит об особом даре, хотя его и сопровождал внешний обряд. Отсюда следует, что даже раньше использование масла было законным лишь при наличии веры. Поэтому из ненадежности помазания папистов, отсутствия у них самого дара, явствует и лживость проводимой ими церемонии.

15) И если он соделал грехи и т.д. Сказанное добавлено не только не ради усиления смысла, словно Бог, по словам апостола, даст больному нечто большее телесного здоровья. Коль скоро болезни часто посылаются за грехи, Иаков, говоря об их отпущении, хочет сказать, что устраняется сама причина недуга. Известно, что Давид, охваченный болезнью и желая облегчения в страданиях, изо всех сил молил о прощении своих грехов. Почему же он делал это? Только потому, что, усматривая в наказании следствие вины, единственным врачевством от нее считал невменение грехов Господом. И пророки также проповедуют о том, что люди, избавляясь от вины за беззаконие, избавляются тем самым от всякого зла. Так познаем же, что нашим болезням и бедам уготовано врачевство, если мы тщательно исследуем самих себя, беспокоясь об умилостивлении Бога и прощении своих грехов.

16. Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного. 17. Илия был человек, подобный нам, и молитвою помолился, чтобы не было дождя: и не было дождя на землю три года и шесть месяцев. 18. И опять помолился: и небо дало дождь и земля произрастила плод свой.

(16. Исповедуйте друг другу ваши грехи и молитесь друг за друга, чтобы спастись: много может действенная молитва праведного. 17. Илия был человек, подобно нам подверженный страстям, и молитвою помолился, чтобы не было дождя, и не было дождя на землю три года и шесть месяцев. 18. И опять помолился: и небо дало дождь и земля произрастила плод свой.)

16) Признавайтесь друг пред другом (Исповедуйте друг другу). В некоторых кодексах здесь вставлен указывающий на причину союз. И он вполне подходит контексту. Ведь, даже если он опускается, его все равно надо подразумевать. Ранее апостол сказал, что грехи отпускаются больным, над которыми помолятся пресвитеры. Теперь же учит, сколь полезно исповедывать грехи своим братьям. Ведь через их ходатайство можно получить прощение. Знаю, что многие толкуют это место в смысле примирения с обиженными нами людьми. Желающие вернуть благоволение других обязаны прежде всего признать собственную вину. Ибо вражда пускает корни, усиливается и становится неустранимой от того, что каждый упорно настаивает на своей правоте. Итак, многие думают, будто Иаков показывает здесь путь братского примирения, состоящий в признании каждым собственных грехов. Но апостол, как было уже сказано, имеет в виду иное. Моление друг за друга он соединяет со взаимным исповеданием грехов. И пользу от него видит в помощи, посылаемой нам от Бога по молитвам братьев. Ибо знание о нашей нужде побуждает людей молиться о подаянии нам помощи. Те же, кому неизвестны наши болезни, молятся за нас не столь пылко. Итак, удивительны глупость и невежество папистов, пытающихся подкрепить этим свидетельством свою произносимую на ухо исповедь. Ибо тогда из слов Иакова следует, что исповедываться должны лишь священнослужители. Поскольку здесь требуется взаимное или (грубо говоря) обоюдное исповедание, исповедывать грехи велено лишь тем, кто пригоден к выслушиванию исповеди других. Значит, исповедь должна относиться только к священнослужителям. Но глупости папистов недостойны долгого опровержения. Поэтому вполне достаточно приведенного мною правильного толкования. Слова апостол абсолютно ясны: исповедь заповедана нам лишь для того, чтобы знающие о наших бедах усерднее нам помогали.

Много может. Чтобы кто не подумал, будто молитва за других бесплодна, апостол возвещает здесь ее пользу и действенность. Он подчеркивает, что речь идет о молитве праведного, поскольку Бог не слушает нечестивых, и к Нему можно приступить только с доброй совестью. И не потому, что наши молитвы опираются на присущее им собственное достоинство, но потому что нашему сердцу надлежит очиститься верою, дабы предстать перед взором Божиим. Итак, Иаков свидетельствует: праведные и верующие молятся за нас не бесцельно.

Но, что означает слово «действенная»? Кажется, что оно здесь совершенно излишне. Ведь если молитва очень помогает, она, без сомнения, действенна. Вариант же древнего переводчика – постоянная – весьма натянут. Ибо Иаков использует греческое слово ένερ γουμένη, означающее то же, что и «действующая». И фразу можно было бы перевести так: крайне полезна, поскольку действенна. В этом случае апостол исходит из того, что Бог не хочет бездейственности молитвы верующих, и отсюда делает вывод, что молитва их способна на многое. Но я предпочел бы ограничить смысл текущим контекстом. Ведь наши молитвы можно прямо называть ένεργούμεναι. лишь тогда, когда какая-то нужда пробуждает в нас серьезное желание молиться. Мы ежедневно молимся об отпущении грехов всей Церкви. Но молитва наша истинно действенна лишь в том случае, когда мы просим о действительно страждущих. И подобная действенность может лишь тогда присутствовать в молитвах братьев, когда они знают о наших бедствиях. Посему приведенная апостолом причина подходит не ко всем случаям, но вытекает из контекста предыдущей фразы.

17) Илия был человек. То, что хочет доказать апостол, можно было бы подтвердить многочисленными библейскими примерами. Однако из всех примеров он выбирает всего один: тот знаменательный случай, когда Бог каким-то образом подчинил небо молитвам Илии и заставил его выполнять пожелания пророка. Своими молитвами Илия затворил небо на два и полтора года (duobus annis et sesqui). И снова отворил его, дабы оно пролилось обильным дождем. Отсюда вполне явствует чудесная сила молитвы. Известна и знаменита история, рассказанная в 3Цар.17 и 18. Хотя там и не говорится прямо о том, что пророк молился, легко заключить, что засуха и дождь давались именно по его прошениям. Впрочем, надо отметить то, как апостол использует данный пример. Иаков не говорит, что у Господа надо просить засухи, поскольку о ней просил пророк Илия. Ведь мы могли бы в своем неразумном рвении пытаться подражать пророку и в этом деле. Значит, следует придерживаться правила, гласящего, что молитва должна проистекать из веры. Именно это и хочет сказать апостол приведенным примером: раз Бог услышал Илию, Он услышит и нас, если мы будем правильно молиться. Поскольку заповедь молиться и связанное с ней обетование относятся ко всем, действенность молитвы также доступна всем.

И дабы кто не возразил, сказав, что нам далеко до Илии, апостол ставит его в один ряд с нами, говоря, что он был смертным человеком, подверженным одинаковым с нами страстям. Ведь примеры святых не помогают нам именно потому, что мы воображаем их полубогами или героями, имеющими особые отношения с Богом. Поэтому то, что Бог выслушивает их молитвы, не прибавляет нам упования. Иаков же, дабы устранить это языческое суеверие, говорит, что на святых надо смотреть как на людей, которые подобно нам страдают от плотской немощи. И то, что они получали просимое, он учит приписывать не их заслугам, а действенности молитвы. Отсюда явствует, что паписты подобны неразумным детям. Они говорят, что надо прибегать к заступничеству святых, поскольку ранее их выслушал Бог. Паписты рассуждают так: поскольку тот или иной святой получал просимое у Бога, покуда жил на земле, он и теперь после смерти является нашим заступником. Но Духу Святому неизвестно подобное остроумие. Апостол Иаков делает обратный вывод: поскольку молитвы их раньше имели такой успех, мы и сегодня должны молиться по их примеру. И наши молитвы ни в коем случае не будут напрасны.

19. Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, 20. пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов.

(19. Братия! Если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, 20. пусть тот знает, что обративший грешника от заблуждения пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов.)

20) Пусть тот знает. Возможно, что по-гречески было написано γινώσκετε. Тогда следовало бы перевести: знайте. Но в обоих случаях смысл будет тот же. Иаков хвалит обращение заблудших братьев, ссылаясь на его результат, дабы мы проявляли в этом деле большее усердие. Нет ничего величественнее и желаннее, чем избавление души от вечной смерти. Но именно это и делает тот, кто возвращает на истинный путь заблудшего брата. Значит, не стоит пренебрегать столь замечательным делом. Известно, сколь ценит Христос подаяние пищи алчущему и питья жаждущему. Но для Него много ценнее спасение души, которое по воле Божией некоторым образом находится в нашей власти. Не потому, что сами мы даруем спасение, но потому, что Бог нашим служением избавляет и спасает то, что иначе обречено на погибель. Некоторые кодексы гласят: «душу его», что никак не меняет смысла. Я же предпочитаю следовать иному чтению, как более выразительному.

Покроет множество грехов. Апостол скорее намекает на слова Соломона, нежели цитирует их прямо. Соломон говорит, что любовь покрывает грехи, в то время как ненависть выставляет их напоказ (Прит.10:12). Ведь ненавидящие горят желанием друг друга обесславить, любящие же охотно прощают друг другу многое. Значит, любовь покрывает грехи по отношению к людям. Иаков же учит здесь чему-то большему: тому, что грехи изглаживаются перед Богом. Соломон, по его словам, утверждает, что плод любви – именно в покрытии грехов. Но самое спасительное и возвышенное покрытие состоит в том, что грехи изглаживаются перед Богом. И это происходит, когда наше увещевание возвращает грешника к жизни. Значит, подобным делом надо заниматься усердно и непрестанно.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →