Комментарии Жана Кальвина на 1-е послание Петра 2 глава

Глава 2

1. Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, 2. как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; 3. ибо вы вкусили, что благ Господь. 4. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, 5. и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом.

(1. Итак, отложив всякую злобу и всякий обман, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, 2. как новорожденные младенцы, возлюбите разумное лишенное обмана молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; 3. ибо вы вкусили, что благ Господь. 4. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, 5. и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом.)

Научив верующих, что они возрождены Словом Божиим, апостол увещевает их теперь вести жизнь, соответствующую их возрождению. Ведь если мы живем Духом, то и поступать должны по Духу, как говорит Павел (Гал.5:25). Значит нам недостаточно однажды обновиться от Господа, если мы не живем, как подобает новому творению. Таков итог сказанного. Но что касается отдельных слов, апостол продолжает свою уже начатую метафору. Поскольку мы уже возрождены, Петр требует от нас младенческой жизни. Этим он хочет сказать, что надо совлечься ветхого человека со всеми его делами. Поэтому данная фраза согласуется со словами Христа (Мф.18:2): если не станете как дети, не войдете в Царство Божие.

И это младенчество Петр противопоставляет ветхости плоти, стремящейся к тлению. Под молоком же апостол понимает все чувствования духовной жизни. Здесь также содержится противопоставление перечисляемых апостолом пороков и духовного молока. Он как бы говорит: злоба и лицемерие присущи тем, кто, привыкнув к мирской порче, впитал в себя эти пороки; младенчеству же присуща искренняя, свободная от всякого обмана простота. Люди, прожившие долго, начинают завидовать, учатся злословить других, обучаются искусству вредить, и, наконец, становятся опытными во всяком роде зла. Младенцы же еще не испытали на себе, что значит завидовать, вредить и т.п. Значит пороки, коими упражняется ветхость плоти, апостол сравнивает с твердой пищей, молоком же зовется здесь образ жизни согласный с невинностью природы и простотой младенчества.

1) Всякую злобу. Здесь нет полного перечня всего, что нам надлежит отложить в сторону. Но апостолы, говоря о ветхом человеке, в пример приводят некоторые его пороки, означающие весь склад его характера. Известны дела плоти, – говорит Павел (Гал.5:19), однако он не перечисляет их все, но в тех немногих, которые приводит, словно в зеркале показывает громадное половодье зла, порождаемое нашей плотью. Так и в других местах апостол, желая преобразить нашу жизнь, затрагивает лишь немногие ее стороны, откуда можно вывести общее правило. Итак, сказанное им означает следующее: отложив плоды предыдущей жизни, каковы есть злоба, обман, лицемерие, зависть и т.п., посвятите себя противоположным занятиям, взращивайте в себе благость, искренность, скромность. Наконец, апостол хочет сказать, что за новой жизнью следуют и новые нравы.

2) Словесное молоко. Обычно это место толкуют так, как перевел его Эразм: молоко, но не телесное, а душевное. Словно апостол указывает здесь на то, что выражается метафорически. Я же скорее думаю, что фраза эта согласуется со словами Павла (1Кор.14:20): будьте младенцами не в смысле разума, но в смысле злобы. И дабы кто не подумал, что Петр хвалит младенчество, лишенное разума, исполненное всякой глупости, апостол своевременно устраняет эту мысль. Он велит просить лишенного обмана молока, но такого, которое приправлено правым разумением. Теперь мы видим, зачем апостол соединяет два эпитета: λογικον καί αδολον. На первый взгляд простота и прозорливость – две разные вещи. Но их всегда надлежит соединять, дабы простота не оказалась неразумной, и вместо разумения в нас не возникла злобная хитрость. Таким образом приправа станет умеренной, что согласуется со словами Христа: будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф.10:6). Именно так и разрешается вопрос, который можно было бы привести в качестве возражения.

Павел упрекает коринфян за то, что они подобны младенцам, и потому не могут переносить твердой пищи, но подлежат кормлению молоком (1Кор.3:1). Почти то же самое высказывание содержится в Послании к Евреям, 5:12. Однако там с младенцами сравниваются те, кто остается новичком и невеждой в учении благочестия, прилепляющимся к начальным азам и никогда не достигающим более высокого познания Бога. Молоком же зовется детская форма обучения, поскольку таковая никогда не продвигается дальше начальных знаний. Значит Павел и автор Послания к Евреям заслуженно считают это пороком. Здесь же молоко – это не начало учения, которому кто-то постоянно обучается и никогда не приходит к познанию истины, но образ жизни, подобающий новому творению, когда мы предаем себя для научения Богу. Подобным образом младенчество противопоставляется здесь не возмужалости или полному возрасту Христову (о котором говорит Павел, Еф.4:13), но ветхости плоти и предыдущей жизни. Далее, так как младенчество новой жизни вечно, Петр расхваливает молоко как постоянную пищу, ибо хочет, чтобы через это вскармливание мы возрастали.

3) Ибо вы вкусили. Петр намекает на место из Пс.34 [в Синодальном переводе Пс.33, – прим. пер.]: вкусите, и увидите, и т.д. Он хочет сказать, что это вкушение совершается во Христе, так что души наши никогда не обретут покой вне Христа. Ободряющий довод апостол черпает из благости Божией. Ибо сладость ее, которую мы чувствуем во Христе, безусловно должна нас привлекать. Ведь добавленное приступая к Нему относится не просто к Богу, но указывает на Него таким, каким Он был явлен в лице Иисуса Христа. Не может быть, чтобы благодать Божия полностью не привязала нас к себе, не воспламенила любовью к себе, из которой мы черпаем искреннее ее ощущение. И если Платон утверждает это о красоте, призрачную идею которой видел только издалека, тем более истинным будет это утверждение, если отнести его к Богу.

Итак, следует отметить, что Петр соединяет доступ к Богу со вкушением его благости. Ибо, как разум человеческий с необходимостью избегает и ужасается Бога, покуда воображает Его суровым и жестоким, так же, едва Бог являет Свою отеческую любовь к верующим, они неизбежно, отложив в сторону все, и даже забыв о самих себе, поспешно устремляются к Нему. В итоге, в Евангелии преуспевает лишь тот, кто в сердце своем приступает к Богу.

Но одновременно апостол показывает, с какой целью и при каком условии нам надлежит приступать ко Христу. С той целью, чтобы положить в Нем фундамент. Ведь Христос положен в качестве камня. Значит Он неизбежно будет проявлять ради нас Свою силу, дабы не оказалось напрасным и бесполезным поручение, данное Отцом. Апостол упреждает возможный соблазн, признавая, что камень этот отвергнут людьми. Ведь большая часть мира отвергает Христа, и многие даже ужасаются Его. Поэтому это может служить поводом нашего к Нему пренебрежения. Так мы видим, что некоторые неопытные отчуждаются от Евангелия, потому что его приветствуют не везде, и исповедники его не пользуются благосклонностью. Но Петр запрещает нам недооценивать Христа, как бы Его ни презирал мир. Ибо Он невзирая на это драгоценен и досточтим в глазах Бога.

5) Как живые камни, устрояйте. Этот глагол можно перевести как в изъявительном, так и в повелительном наклонении. Ведь на греческом выражение также будет звучать двусмысленно. Впрочем, как бы его ни понимать, нет сомнения, что Петр увещевает здесь верующих посвятить себя Богу в качестве духовного храма. Ибо он искусно выводит наш долг исходя из цели нашего призвания. Далее, следует отметить, что из всех верующих Петр сооружает один дом. Ведь даже если каждый из нас является и зовется храмом Божиим, необходимо, чтобы все мы соединились в одно целое и были связаны взаимной любовью, дабы из нас всех составился один храм. Значит, как истинно то, что каждый по отдельности является храмом, в котором Бог обитает через Свой Дух, так и необходимо, чтобы все приладились друг ко другу, собираясь в строение вселенского храма. А это происходит тогда, когда каждый, довольствуясь своей мерой благодати, удерживает себя в границах своего долга, и употребляют для общего дела все свои способности.

Во фразе, называющей нас живыми камнями и духовным строением, содержится неявное сравнение с древним храмом. И это сравнение еще больше подчеркивает данную нам благодать. Сюда же относится и то, что апостол добавляет о духовных жертвах. Ибо чем истина превосходней тени, тем более превосходно все в Христовом Царстве. И у нас имеется некий небесный первообраз того, чему служило ветхое святилище, и все, установленное в законе Моисея.

Священство святое. Особая честь, состоящая в том, что Бог не только посвящает нас Себе в храм, в котором Сам обитает и пользуется почитанием, но и хочет, чтобы мы одновременно были Его священниками. И Петр для того упоминает об этой двоякой чести, чтобы сильнее побудить нас к почитанию Бога. Между духовными жертвами первое место занимает целокупное приношение самих себя, о котором говорит Павел в Рим.12:1. Ибо мы не можем что-либо приносить Богу, доколе не принесем Ему в жертву себя самих. А это происходит, когда мы отвергаемся себя. Затем следуют молитвы, благодарения, милостыни и все упражнения благочестия.

Благоприятные Богу. Сознание того, что Богу угодно выказываемое Ему почитание. должно добавить нам немало пылкости. Подобно тому, как и сомнение с необходимостью влечет за собой лень. Значит, третий увещевающий довод состоит в том, что апостол свидетельствует: наше служение угодно Богу. Он хочет, чтобы страх перед Богом не делал нас вялыми. Идолопоклонники также с большой пылкостью устремляются к своему вымышленному богопочитанию, но это происходит потому, что сатана опьянил их разум, так что они вовсе не думают о том, что делают. Всякий же раз, как совесть их призывается на суд, они начинаются колебаться. Действительно, никто не может искренне и от души посвятить себя Богу, если твердо не уверится в ненапрасности своего труда.

Апостол добавляет фразу: «Иисусом Христом». Ибо никогда наши жертвы не станут настолько чистыми, сами по себе угодными Богу, никогда отречение от самих себя не будет настолько полным и целостным, а молитвенное чувство достаточно искренним, никогда мы столь пылко и целеустремленно не будем усердствовать в доброделании, чтобы дела наши перестали быть ущербными и запятнанными многими пороками. Но Христос, тем не менее, им благоволит. Значит Петр устраняет здесь отчаяние, которое могло бы в нас возникнуть по поводу неугодности Богу наших дел, и говорит, что они благоприятны не заслугою своего превосходства, но ради Христа. И наше усердие должно еще более воспламениться от того, что мы слышим: Бог поступает с нами столь милостиво, что ценит совершенные во Христе дела, которые сами по себе ничего не заслуживают. Хотя фразу «через Христа» было бы уместно соединить с глаголом «приносить». Ведь похожее изречение содержится в Евр.13:15: да принесем через Него жертву хвалы Богу. Смысл же сохранится тот же самый, поскольку мы приносим жертвы через Христа именно для того, чтобы они были угодны Богу.

6. Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. 7. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, 8. о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены.

(6. Поэтому и содержится в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий не постыдится. 7. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, 8. и камень претыкания, и камень соблазна для тех, кто претыкается о слово, и не верует, к чему они и предназначены.)

6) Сказано в Писании. Те, кто относит глагол περιέχειν ко Христу и толкует его как «содержать», поскольку через Него все верующие соединяются друг с другом, далеко отходят от мысли апостола. Не более достойно принятия и другое мнение: Христос воистину обладает превосходством. Ведь Петр просто хотел процитировать свидетельство Писания. Он имеет в виду, что добавленная фраза сказана в Писании Святым Духом, или же (что одно и то же) она в нем содержится. И это подтверждение предыдущей мысли вовсе не лишне. Мы видим, по сколь незначительным, почти никчемным причинам многие удаляются от Христа, а некоторые даже отпадают. Но указанное препятствие мешает кому-то больше всех других: их отваживает то обстоятельство, что Христа отвергла не только людская толпа, но и те, кто обладает определенным достоинством и кажется превосходящим остальных. Это заблуждение всегда процветало в мире, чрезвычайно усилилось оно и сегодня. Так что большинство оценивает Христа по превратному суждению о Нем мира. Далее, неблагодарность и нечестие людей таковы, что Христос презирается повсюду. Поэтому одни люди смотрят на поведение других, и лишь немногие воздают Христу должную честь. Посему Петр учит тому, что было предсказано о Христе заранее, дабы презрение к Нему или отвержение Его не увели нас от правой веры.

Впрочем, первое место, приведенное апостолом, взято из Исаии 28:18, где пророк, обрушившись на оплакиваемую им злобу собственного народа, в конце говорит: ваше вероломство не помешает Богу восстановить Свою Церковь, ныне лежащую из-за вас в руинах. Он указывает и на способ восстановления: положу в Сионе камень. Отсюда мы выводим: без Христа нет никакого построения Церкви. Ее можно основывать только на Нем одном, как свидетельствует Павел (1Кор.3:11). И не удивительно, ибо во Христе заключаются все стороны нашего спасения. Значит всякий, кто хотя бы на малость от Него отходит, вместо опоры найдет пропасть.

Посему пророк называет Его не только краеугольным камнем, на который ложится основная тяжесть здания, но и камнем испытания, в соответствии с которым приводится и к которому приспосабливается вся постройка. Кроме того, Он – надежный фундамент, несущий на Себе всю конструкцию. Так что Христос является краеугольным камнем в том смысле, что представляет собой правило для всей постройки, будучи единственным ее фундаментом. Но Петр заимствует из слов пророка то, что в наибольшей степени соответствует его замыслу, а именно: то, что Он – избранный камень, исполненный почестей и превосходства. Кроме того, он говорит, что основываться мы должны именно на Нем. Сюда же относится и честь Христова, дабы мы не презирали Его, как бы ни был Он презрен для мира, поскольку Бог ценит Его в наивысшей степени. Называя же Христа краеугольным камнем, апостол хочет сказать следующее: люди, не уповающие на Христа, никак не заботятся о своем спасении.

Некоторые философствуют более утонченно о слове «краеугольный», словно так сказано потому, что Христос соединяет вместе иудеев и язычников, представляющих собою две разные стены. Однако это не вполне убедительно. Итак, будем довольствоваться простым объяснением: Христос назван краеугольным камнем потому, что на Него опирается вся тяжесть здания.

Кроме того, следует отметить: пророк объявляет здесь говорящим Самого Бога. Ибо только Он есть создатель и архитектор Своей Церкви. Подобно сказанному в Псалме (48:9) [в Синодальном переводе Пс.77:68, – прим. пер.]: руки Его основали Сион. Для постройки Бог пользуется трудом и служением людей, но это не мешает Ему называть данное предприятие исключительно Своим делом. Итак, Христос является для нас основанием спасения, поскольку именно для этой цели Его и предназначил Отец.

Бог говорит: в Сионе, поскольку там и надлежало начаться созиданию духовного храма Божия. Значит, дабы вера наша уверенно опиралась на Христа, надлежит обратиться к закону и пророкам. Ведь, хотя этот камень занимает весь мир вплоть до самого его края, прежде всего Его надлежало поместить в Сионе, где в то время располагалась Церковь. И Он называется положенным тогда, когда Отец явил Его миру, дабы восстановить Церковь. Наконец, следует считать, что опираются на Христа лишь те, кто заботится о единстве Церкви. Ибо камень для опоры помещен только на горе Сион. Поскольку же из Сиона вышла Церковь, ныне распространившаяся по всему миру, с него же начинается и наша вера, согласно изречению Исаии: из Сиона выйдет закон, и слово Господне из Иерусалима (Ис.2:3). Этому соответствует отрывок из Пс.110:2 [в Синодальном переводе Пс.109:2, – прим. пер.]: Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона.

Верующий. Пророк не говорит «в Него», но провозглашает в целом: «верующий не постыдится». Но, поскольку нет сомнения в том, что Бог в качестве объекта веры предлагает здесь Христа, вера, о которой говорит пророк, должна взирать на Него одного. Действительно, никто не может верить правильно, если не решит всей душою основываться на Христе.

Впрочем, фразу пророка можно истолковать двояко, а именно: или как обетование, или как ободрение. Пророк использует будущее время: не постыдится. Но у евреев будущее часто означает повелительное наклонение: да не постыдится. Таким образом, смысл следующий: не тревожьтесь в ваших душах, но спокойно лелейте ваше желание и сдерживайте ваши чувства, доколе Господь не подаст обещанного. Подобно тому, как он же говорит в другом месте (Ис.30:15): в молчании и покое будет крепость ваша. Однако, поскольку иное толкование кажется более подходящим мысли Петра, я скорее приму именно его. Смысл же будет вполне уместным: верующий не поколеблется и не станет шататься, поскольку имеет крепкую и надежную опору. Замечательное учение: опираясь на Христа, мы находимся вне опасности падения. Далее, «постыдиться» значит то же, что и «вострепетать». Посему Петр сохранил подлинный смысл слов пророка, хотя и следовал греческому переводу.

7) Для вас, верующих. Поскольку Бог объявляет Христа драгоценным и избранным камнем, апостол выводит отсюда, что для нас Он действительно таков. Ведь Христос, воистину, описывается здесь Таким, Каким мы принимаем Его разумом веры, и Каким Он выказывает Себя на опыте. Посему следует прилежно заключить: перед Богом Христос – избранный камень; значит Он таков и для верующих. Ибо только вера являет нам драгоценность и превосходство Христовы.

Поскольку же замысел апостола состоял в том, чтобы упредить соблазн, возникающий для нас из-за наличия множества нечестивых, он тут же добавляет вторую часть предложения о неверующих. Последние, отвергая Христа, тем не менее, не отнимают у Него данной Отцом славы. Для этого же и цитируется стих из Псалма 118 [в Синодальном переводе Пс.117, – прим. пер.]: камень, который отвергли строители, помещается, все же, главою угла. Отсюда следует, что Христос пребывает в чести, данной Ему Отцом, даже вопреки воле людей. Хотя здесь надо отметить два положения. Первое: Христу надлежало быть отвергнутым теми, кто тогда управлял Церковью. Второе положение: усилия самих людей пусты и бессмысленны. Ведь тому, что постановил Бог, надлежит исполниться, дабы Христос в качестве краеугольного камня поддерживал все здание Церкви.

И толкование это истинно, и в подлинном смысле его надо относить ко Христу. Об этом говорил не только Дух Святой, но и Сам Христос (Мф.21:42), именно так и истолковавший данное место. Но из него также можно заключить, что, прежде чем Христос пришел в мир, Его уже повсеместно принимали. Нет сомнения в том, что данное толкование как бы из рук в руки нам передали отцы. Таким образом, мы видим, что рассказ о Мессии был знаком даже детям. Поэтому я не буду останавливаться на этом дольше. Примем же за очевидное то, что Давид в свое время был отвергнутым камнем постольку, поскольку изображал собою Христа.

А теперь вернемся к предыдущему положению: Христос отвергается самими строителями. Но прежде это изображалось на примере Давида. Ведь те, кто обладал тогда властью, считали его осужденным и погибшим. И то же самое исполнилось в лице Иисуса Христа. Ибо люди, управлявшие тогда Церковью, отвергли также и Его, насколько это было в их силах. И данное обстоятельство могло бы сильно смутить немощных, видящих, что у Христа столько же врагов, сколько имелось священников, старейшин и учителей, в которых одних была видима Церковь. И Петр, желая устранить этот соблазн, учит: свидетельство Давида предсказало именно то, что тогда лицезрели верующие. Прежде всего, апостол обращается к иудеям, к которым сказанное непосредственно относилось. Хотя увещевание это не менее полезно и сегодня. Ибо те, кто присваивает себе первенство в Церкви, суть злейшие враги Христовы и с дьявольской яростью преследуют Его Евангелие.

Папа называет себя наместником. Мы же видим, сколь жестоко он противится Христу. Простых и неопытных людей это зрелище приводит в оцепенение. И почему? Потому что они не думают о том, что сейчас как раз сбывается пророчество Давида. Итак, будем помнить, что это пророчество не только научало тех, кто видел, как Христа отвергали книжники и фарисеи, но что оно укрепляет и нас против всех соблазнов, способных поколебать нашу веру. Всякий раз, как мы видим восстающими на Христа тех, кто хвалится титулом предстоятелей, пусть нам на ум приходит мысль о том, что строители эти просто отвергают краеугольный камень, как и было предсказано Давидом. Когда речь идет о политическом или духовном правлении, общеупотребительна метафора здания. Посему Давид называет строителями тех, коим поручена власть и забота управления. И не потому, что они строят правильно, но потому что присваивают само имя и наделены повседневной властью. Отсюда следует, что люди, поставленные на служение, не всегда верные и истинные служители Божии. Значит дважды смешон папа со своими приспешниками. Они хвалятся верховной и несомненной властью только потому, что представляют собой ординарных предстоятелей Церкви. Во-первых, их призвание к управлению Церковью не законнее и справедливее призвания Гелиогабала к управлению империей. Но сделаем им уступку в том, на что они неразумно претендуют. Пусть они призваны правильно. Однако мы видим, что предвозвещает Давид по поводу ординарных предстоятелей Церкви, а именно: они отвергнут Иисуса Христа, дабы сооружать скорее алтарь свиньям, нежели храм Богу. Затем следует второе утверждение: все великие, гордящиеся своей силой и достоинством, не сумеют сдвинуть Христа с положенного Ему места.

8) Камень претыкания. Ранее утешив верующих по поводу того, что во Христе они возымеют прочную и надежную опору, хотя большая часть людей и даже сами начальники не отведут Ему никакого места в постройке, апостол возвещает теперь наказание тем, кто остается в неверии, дабы их примером устрашить прочих. С этой целью он цитирует свидетельство Исаии, 8:14. Там пророк угрожает, что Господь станет для иудеев камнем преткновения и скалой соблазна. Из текста можно заключить, что сказанное в самом прямом смысле подходит Христу, и Павел в Рим.9:32 именно к Нему и относит данное пророчество. Ведь в лице Иисуса Христа полностью явил Себя Бог воинств. Значит здесь возвещается страшное мщение Божие всем нечестивым: для них Христос станет преткновением, поскольку они отказались на Нем основываться. Ибо какова сила Христова в поддержании тех, кто успокаивается в Нем верою, такова и жесткость, с которой Он будет низвергать и сокрушать всех Ему противящихся. Между этими двумя возможностями нет ничего среднего: или надо созидаться на Христе, или о Него претыкаться.

Не покоряясь слову. Здесь апостол говорит о том, каким образом Христос становится для людей претыканием: когда они упорно противостают Слову Божию. А именно это и сделали иудеи. Ибо, провозглашая свое желание принять Мессию, они яростно отвергли Его, уже предложенного им от Бога. В том же самом положении сегодня находятся паписты. Они поклоняются пустому имени Христову, но не соглашаются слушать евангельское учение. Итак, Петр хочет сказать, что все, не принимающие Христа вместе с Его Евангелием, суть противники Бога и враги Его Слову. Кроме того, Христос послужит в погибель лишь тем, кто в слепом порыве злобы и упорства обрушивается на Слово Божие. И это полезно отметить в первую очередь, дабы не вменять Христу вину за наши пороки. Ведь Христос дан нам в качестве основания. Поэтому свойство быть камнем соблазна для Него привходяще. В итоге, собственное служение Христа – преображение нас в духовный храм Божий. Но из-за порочности людей выходит так, что они о Него претыкаются, поскольку именно неверие заставляет их воевать с Богом. Итак, Петр, чтобы выразить эту борьбу, подчеркнуто говорит о неверующих людях.

На что они и оставлены. Это место можно истолковать двояко. Несомненно, что Петр говорит здесь об иудеях. Обычно толкуют так, что иудеи были назначены к вере, поскольку обетование спасения предназначалось именно для них. Но равным образом подходит и другой смысл: иудеи были предназначены к неверию, подобно тому, как о фараоне говорится, что он был предназначен к противлению Богу, к чему предустановлены и все отверженные. (Но я больше склоняюсь к первому смыслу. Ибо кажется …) К этому варианту меня заставляет склоняться вставленный союз καί. Если же кому-то понравится первый смысл, то слова апостола будут яростным упреком. Ведь Петр таким образом еще больше подчеркивает неверие избранного Богом народа, ибо тот отверг особо предназначенное для него спасение. Действительно, данное обстоятельство делает иудеев неизвинительными вдвойне: призванные Богом в отличие от прочих, именно они отказались Его слушать. Впрочем, слова «предназначены к вере» относятся только к внешнему призванию, а именно: они относятся к завету, который Бог заключил со всем народом без какого-либо изъятия. Хотя (как было сказано) человеческая неблагодарность достаточно обличается и тогда, когда люди отвергают предложенное им Слово.

9. Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; 10. некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы.

(9. Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать добродетели Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; 10. некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда не получившие милосердия, а ныне получившие милосердие.)

9) Но вы – род избранный. Апостол снова отделяет своих адресатов от неверующих, дабы они (как часто бывает) не уклонились по примеру последних в сторону и не отпали от правой веры. Итак, поскольку глупо, если к сообществу нечестивых присоединятся те, кого Бог отделил от мира, Петр учит верующих, какой чести они удостоены, а затем тому, к чему они призваны. Далее, теми же похвалами, что и Петр, древний народ Божий наделяет Моисей. Но Петр хочет сказать, что по благодеянию Христову этот народ заново достиг достоинства, от которого прежде отпал. Хотя одновременно истинно и то, что Бог дал отцам лишь земное вкушение этих благ, а ясное их предложение заключается во Христе.

Посему фраза апостола значит то же, как если бы было сказано: Моисей некогда назвал ваших отцов святым народом, царственным священством и стадом Божиим. Теперь же все эти титулы подобают вам с еще большим правом. Посему остерегайтесь того, чтобы вас не лишило их ваше собственное неверие. Между тем, поскольку большая часть народа оставалась неверующей, апостол по умолчанию противопоставляет верующих иудеев всем прочим, хотя последние и превосходили их числом. Он как бы говорит: лишь те – подлинные дети Авраама, кто верует во Христа. И только они владеют всеми благами, которые Бог даровал всему народу в качестве особой привилегии.

Апостол называет их избранным родом, поскольку Бог усыновил их Себе словно самых выдающихся, пройдя мимо остальных. Он называет их святым народом, который Бог посвятил Себе и предназначил к чистоте жизни и святости; народом, взятым в удел, дабы они стали для Него стадом и наследием. Ибо фразу «Господь призвал нас» я понимаю просто, в том смысле, что Он овладел нами как воистину Своими и посвященными Себе. И этот смысл подтверждают слова Моисея: если соблюдете завет Мой, будете для Меня как особое сокровище, помимо всех других народов.

Во фразе «царственное священство» присутствует изящная инверсия слов Моисея. Ибо тот говорит «царство священническое», что означает то же самое. Посему Петр хочет сказать: ваших отцов Моисей называл священным царством, поскольку весь народ был как бы наделен царскими правами. Кроме того, из его состава избирались священники, так что оба этих достоинства присутствовали одновременно. Теперь же вы – царственные священники, причем еще более превосходным образом. Ибо каждый из вас по отдельности посвящен Христу, дабы стать и гражданином Его Царства и причастником Его священства. Хотя у отцов и было что-то общее с вами, все же вы весьма их превосходите. Впрочем, по разрушении Христом преграды, из какого бы народа мы ни были, Господь наделяет нас всеми этими титулами, когда принимает в число Своих людей. Далее, во всех этих благодеяниях надо усматривать противопоставление между нами и остальным человеческим родом. Отсюда явствует, сколь несравненна проявленная к нам благость Божия. Ведь Бог освящает нас, хотя мы осквернены по природе, избирает, хотя находит в нас только гнусное и негодное, делает нас из никчемной грязи Своим стадом, оскверненным дает священническое достоинство, рабов сатаны, греха и смерти превозносит до царственной свободы.

Дабы возвещать совершенства. Апостол усердно внушает слушателям цель их призвания, дабы побудить их воздать славу Богу. Итог таков: Бог удостоил нас безмерных благодеяний и постоянно заботится о том, чтобы через нас проявлялась Его слава. Ведь под добродетелями апостол подразумевает премудрость, благость, силу, справедливость и все остальное, в чем сияет божественная слава. Далее, эти добродетели нам подобает возвещать не только языком, но и всей своей жизнью. И об этом учении следует ежедневно размышлять. В каждое мгновение мы должны помнить о том, что все благодеяния Божии, кои Он нам ниспослал, направлены на возвещение через нас Его славы.

Отметим также слова апостола, где он говорит о призванных из тьмы в чудный свет Божий. Ведь этими словами Петр подчеркивает величие благодати. Если бы Господь выходил навстречу нам, уже ищущим свет, это было бы небольшим благодеянием. Значительно превосходнее то, что Он Сам выводит нас из лабиринта слепоты и бездны мрака. Отсюда можно выяснить, каково состояние человека до того, как его перенесут в Царствие Божие. Именно об этом говорит Исаия (60:2): тьма покроет землю и мрак народы, над тобою же будет виден Господь, и слава Его в тебе воссияет. Действительно, после отступления от Бога, нашего света, мы неизбежно погружаемся в глубокую тьму. Подробнее об этом читай в Еф. 2.

10) Некогда не народ. В качестве подтверждения апостол приводит место из Осии, наилучшим образом, приспособив его к своей цели. Ведь Осия, ранее от имени Бога объявивший иудеям о разводе, после дает им надежду на будущее примирение. И Петр учит, что сказанное исполнилось в его время. Ибо иудеи были разбросаны повсюду, словно части разорванного тела. Больше того, они казались отрезанными от народа Божия. У них уже не было никакого богопочитания. Они успели вовлечься в языческую порчу. И можно было лишь сказать, что Бог их отверг. Когда же они собираются во Христе, то воистину из не народа становятся народом Божиим. Павел же в Рим.9:26 относит данное пророчество также к язычникам, и вполне заслуженно. Ведь с того момента, как был отменен выделявший иудеев завет Божий, они стали полностью равны язычникам. Отсюда следует: обетование Божие сделать народ из не народа относится и к тем, и к другим.

Непомилованные. Пророк добавляет это для того, чтобы лучше выразить незаслуженность завета Божия, посредством которого Он принимает нас в Свой народ. Он как бы говорит: нет иной причины, по которой Господь считает нас Своими, кроме той, что, смиловавшись над нами, Он незаслуженно нас усыновляет. Итак, только незаслуженная благость Божия делает нас из не народа народом Божиим, и примиряет тех, кто ранее был отчужден.

11. Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу, 12. и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения.

(11. Возлюбленные! Ободряю вас, как пришельцев и странников, воздерживаться от плотских желаний, восстающих на душу, 12. провождая добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, оценивая вас по добрым делам, прославили Бога в день посещения.)

11) Как пришельцев. У этого увещевания два части: дабы души читателей стали внутренне свободны и чисты от превратных и порочных вожделений, и, кроме того, чтобы они честно жили среди людей, и примером доброй жизни не только укрепляли благочестивых, но и привлекали неверующих. Во-первых, апостол, отваживая их от похотей плоти, пользуется тем доводом, что они пришельцы и странники. И называет их так не потому, что их изгнали с родины и рассеяли по разным странам, но потому что дети Божии везде, где бы ни находились, являются странниками в этом мире. В начале этого послания он называл их пришельцами в первом смысле, как явствует из самого контекста. Сказанное же здесь относится ко всем верующим. Ведь желания плоти удерживают нас потому, что разум наш поглощен этим миром, и мы не думаем о своей небесной родине. Те же, кто проходит настоящую жизнь подобно страннику, никогда не бывают привержены плоти.

Под желаниями плоти апостол разумеет не только грубые и общие со скотами желания, как толкуют данное место софисты, но и все чувствования души, к которым мы склонны по природе. Ибо истинно положение: всякое помышление плоти, то есть, не исправленной природы – вражда против Бога, Рим. 8:7.

Восстающих на душу. Следующий довод апостола: пожеланиям плоти можно потворствовать только к собственной погибели. Ибо здесь апостол имеет в виду не то сражение с плотью, о котором пишет Павел в седьмой главе Послания к Римлянам и пятой главе Послания к Галатам, изображая душу как антагониста, но говорит, что чувства плоти, как бы с ними ни соглашалась душа, все равно стремятся ее погубить. Ибо апостол в том обличает нашу вялость, что, будучи предельно внимательны и осторожны по отношению к внешним врагам, от которых боимся претерпеть телесный ущерб, мы добровольно пускаем внутрь заклятых врагов своей души, позволяя им нас губить, и, больше того, сами подставляем им свою выю.

12) Добродетельную жизнь. Вторая часть увещевания: верующие должны вести честную жизнь среди прочих. По порядку вначале должно следовать очищение души перед Богом, а затем надо обратить внимание на людей и постараться не стать для них соблазном. Апостол особо говорит о язычниках, которые злословят. Ибо иудеев везде не только ненавидели, но и совершенно презирали. Итак, им тем более надо было усердствовать в том, чтобы святой жизнью и добрыми нравами устранить ненависть к своему имени и связанное с ним бесславие. Следует внимать увещеванию Павла: не стоит давать повода тем, кто его ищет (2Кор.11:12). Итак, проклятия нечестивых и их дурные речи должны служить для нас стимулами к правильной жизни. Нет времени для праздного зевания, если они постоянно начеку, старательно подмечая все наши прегрешения.

Прославили Бога. Апостол хочет сказать, что трудиться надо не ради нас самих, дабы люди думали и говорили о нас хорошо, – надо везде искать славы Божией, чему учит и Сам Христос. И Петр показывает конкретный способ, которым нужно ее искать, а именно: неверующие, привлеченные нашими добрыми делами, также как и мы покорятся Богу и так самим образом своей жизни воздадут Богу славу. Ибо именно это означает фраза «день посещения». Знаю, что некоторые относят сказанное к последнему пришествию Христа, но я думаю иначе. Бог, пользуясь святой и благочестивой жизнью Своих людей, приготовляет заблуждающихся к тому, чтобы те возвратились на правильный путь. Начало нашего обращения в том, что Бог удостаивает нас Своего отеческого взора. Если же лицо Его отвращено от нас, мы неизбежно погибнем. Посему день, когда Бог призывает нас к Себе, заслуженно зовется днем посещения.

13. Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, 14. правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, – 15. ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – 16. как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии.

(13. Итак будьте покорны всякому человеческому установлению ради Господа: царю ли, как самому выдающемуся, 14. правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для похвалы делающим добро, – 15. ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству глупых людей, – 16. как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии.)

13) Итак будьте покорны. Теперь апостол переходит к частным увещеваниям. И поскольку послушание гражданской власти является частью честного жития, он заключает отсюда: итак будьте покорны. Ведь, отказывая в повиновении власти, верующие дали бы язычникам немалый повод для злословия. Действительно, иудеи были ненавистны и бесславны прежде всего потому, что из-за своего упорства считались непокорными. И, кроме того, потому, что волнения, возбуждаемые ими в провинциях, служили причиной больших бед. Так что все люди со спокойным и мирным складом ума шарахались от них, как от чумы. Эта причина также побудила Петра столь усердно заповедывать им повиновение. Добавь к этому, что многие думали, будто Евангелие провозглашало свободу так, что каждый мог избавить себя от рабства. Казалось недостойным, что дети Божии кому-то порабощены, что наследники мира не властвуют даже над своим телом. К сказанному добавлялось и другое искушение: все гражданские власти были противниками Христа и злоупотребляли своим влиянием. Таким образом, в них никак не сиял образ Божий, внушающий особое к себе уважение. Теперь мы видим что увещевать иудеев к почитанию общественного порядка его побудили веские причины.

Всякому человеческому начальству (установлению). Другие перевели «человеческому творению» и сильно потеют над этой туманной и двусмысленной фразой, пытаясь извлечь из нее хоть какой-то смысл. Я же не сомневаюсь, что Петр указывает здесь на конкретный способ, которым Бог управляет человеческим родом. Ибо по-гречески глагол κτίζείν (откуда происходит существительное κτίσεως) означает изготовлять или строить здание. Значит вполне подходит перевод «установление». Этим словом Петр учит, что Бог, Творец мира, не оставил человеческий род в состоянии смуты, дабы тот жил по обычаю зверей, но, словно в правильно возведенной постройке, каждую часть поставил на прилежащее ей место. И установление это называется человеческим не потому, что его изобрели люди, но потому что оно упорядочивает и обустраивает жизнь, свойственную людям.

Царю ли. На мой взгляд, так апостол называет кесаря, власть которого распространялась на страны, упомянутые в начале послания. Ибо, хотя римляне ненавидели это слово, греки охотно его употребляли. Они часто называли кесаря αύτοκράτορα, но иногда пользовались также словом βασιλεύς. Добавленная же апостолом причина: царю надо повиноваться из-за его превосходства, – не означает сравнения царя с другими начальниками. Ведь царь обладал воистину верховной властью. Но восхваляемое Петром превосходство присуще всем осуществляющим общественную власть. Посему Павел в 13-й главе Послания к Римлянам распространяет его на все гражданское начальство. Смысл же таков: всем председательствующим необходимо выказывать послушание, поскольку они обрели подобную честь не случайно, но по провидению Божию. Ибо многие имеют привычку тщательно исследовать вопрос, по какому праву кто-либо получил власть. Однако нам надлежит довольствоваться тем, что мы видим этих людей начальниками. Посему Павел устраняет повод для ненужных возражений, говоря, что нет власти не от Бога. И по этой причине Писание много раз утверждает, что именно Бог препоясывает царей, что именно Он возносит их на вершину власти и отдает царства кому пожелает.

Особенно необходимым было это поучение потому, что Петр говорил о римском императоре. Ведь не вызывало сомнения, что римляне проникли в Азию и покорили себе эту местность не на законных основаниях, а путем злой и искусной хитрости. Кроме того, кесарь, обладавший тогда властью, присвоил себе монархическое господство тираническим насилием. Итак, Петр запрещает спорить обо все этом, поскольку подданные без всяких возражений должны слушаться своих начальников. Ведь они господствуют только тогда, когда Бог превозносит их Своей десницей.

14) Правителям ли. Апостол говорит здесь о любых гражданских начальниках, как бы намекая: нет такого рода начальства, которому можно было бы не подчиняться. И он подтверждает это тем, что начальники – служители Божии. Те же, кто местоимение «его» относят к царю, сильно заблуждаются. Итак, здесь содержится общий довод, подтверждающий авторитет всякого начальства: правители властвуют по заповеди Божией и посылаются Самим Богом. Отсюда следует (как учит и апостол Павел), что не покоряющийся поставленной от Бога власти, противится Самому Богу.

Для наказания. Вторая причина, по которой надлежит почтительно принимать и лелеять общественный порядок. Ведь Господь установил его ради общего блага человеческого рода. И мы бываем похожими на зверей, если не руководствуемся общественной пользой. В итоге, Петр хочет сказать следующее: поскольку Бог сохраняет мир путем служения гражданских властей, всякий, отрицающий их власть, является врагом человеческого рода. Он соединяет два служения, из которых по учению Платона состоит природа государства: воздаяние почестей добрым и наказание злых. Ведь еще издревле были установлены не только кары для нечестивых, но и вознаграждения для добрых. Впрочем, хотя эти почести часто распределяются несправедливо, и награды не соответствуют заслугам, драгоценным является уже то преимущество, что добрые, по крайней мере, живут под опекой и охраной гражданской власти, что они не беззащитны перед насилием и оскорблениями нечестивых, что они живут много спокойнее, охраняемые законом и судом, и надежнее могут сохранить свое доброе имя, нежели в случае, когда каждый предоставлен собственному мнению и не сдерживается никакой уздою. В итоге, уже то, что нечестивым не позволено исполнять все свои желания, является особым благословением Божиим.

Но здесь можно возразить: цари и другие гражданские начальники часто злоупотребляют своим влиянием, осуществляя скорее свирепую тиранию, нежели законную власть. И когда писалось это послание, гражданские власти были именно такими. Отвечаю: тираны и им подобные не могут своими злоупотреблениями поколебать установление Божие. Так же, как вечное установление брака не отменяется от того, что муж и жена ведут себя не так, как подобает. Значит, как бы ни заблуждались люди, не может поколебаться установленная Богом цель. Если же кто возразит, что не следует слушаться князей, извращающих по мере сил священный божественный порядок и представляющих из себя диких зверей, в то время как законная власть должна носить в себе образ Божий, отвечаю: мы должны настолько уважать учрежденный Богом порядок, что обязаны выказывать честь даже властвующим тиранам. Хотя есть и другое более очевидное решение: нельзя представить себе настолько жестокую и разнузданную тиранию, чтобы в ней не проявлялось никакого подобия справедливости. Ибо Бог никогда не позволит человеческой порочности настолько извратить Его порядок, чтобы все его черты полностью изгладились. Кроме того, как бы ни был безобразен и извращен какой-либо образ правления, он все же лучше и полезнее, чем αναρχία.

15) Ибо такова есть воля Божия. Апостол возвращается к вышеизложенному учению, дабы не дать неверующим повод для злословия. Хотя выражается он менее ясно, чем прежде, говоря лишь о том, что глупцам следует заграждать уста. Итог таков: следует жить так, чтобы неверующие, желающие нас злословить, были вынуждены умолкнуть. Употребленное им выражение «заграждать уста невежеству» хотя и неблагозвучно из-за своей новизны, однако же не затемняет смысл. Ибо апостол, кроме того, что назвал неверующих глупцами, также указывает нам на причину их злословия: неведение Бога. Впрочем, из того, что апостол отказывает неверующим в разуме, мы заключаем, что правильное разумение содержится только в познании Бога. Значит, как бы ни нравилась неверующим острота их ума, какими бы мудрыми они ни казались другим, Дух Божий все равно осуждает их в глупости. Он делает это для того, чтобы мы были мудрыми только в одном Боге, ибо вне Него нет ничего надежного.

Апостол также говорит о том, каким образом надо сдерживать злословие неверующих, а именно: посредством делания добра. Эта фраза охватывает собой все обязанности милосердия, кои мы должны исполнять перед ближними. В числе этих обязанностей заключено и подчинение гражданским властям, без чего нельзя сохранить единство между людьми. Если же кто возразит, что верующие никак не могут настолько усердствовать в благотворительности, чтобы неверующие перестали их злословить, ответ готов: апостол не намеревается избавлять верующих от поношений и клеветы. Он только хочет сказать, что нечестивые не будут иметь повода для злословия, как бы ни хотели его получить. И дабы кто не возразил, что неверующие не достойны того, чтобы дети Божии обустраивали свою жизнь по их желанию, Петр особо поучает: заграждать уста неверующим нас обязывает заповедь Божия.

16) Как свободные. Упреждающая фраза, опровергающая то, что некоторые говорили о свободе детей Божиих. Поскольку люди талантливы в изыскании для себя каких-либо удобств, многие думали, будто с началом евангельской проповеди они свободны в том смысле, что могут жить только для себя. И Петр устраняет подобное безумие, коротко показывая, насколько отстоит свобода христиан от необузданной вседозволенности. Во-первых, он отрицает, что у злобы есть какой-то повод или предлог. Этим он хочет сказать: свобода дана не для того, чтобы мы вредили ближним или причиняли им какие-либо неудобства. Истинная свобода в том, чтобы никому не приносить вреда и ущерба. И дабы это подтвердить, апостол называет свободными тех, кто служит Богу. Отсюда можно вывести: цель нашей свободы в том, чтобы мы стали более прилежными и усердными в повиновении Богу. Ибо свобода наша – не что иное, как избавление от греха. Но господство греха разрушается для того, чтобы люди покорили себя праведности. В итоге: есть свободное рабство, и есть рабская свобода. И как нам надлежит быть рабами Божиими, чтобы наслаждаться этим благом, так же в пользовании им следует придерживаться умеренности. Значит, совесть свободна, но это не мешает нам служить Богу, подчиняющему нас в том числе и людям.

17. Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите.

(17. Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите.)

Краткий вывод из предыдущих положений. Апостол хочет сказать, что Богу не будет выказываться страх, и люди не будут получать должного, если среди нас не будет процветать общественный порядок, и гражданские власти не будут пользоваться правом управления. Фразу же, где апостол предписывает чтить всех, я толкую так, что никем не следует пренебрегать. Ибо есть общая заповедь, повелевающая лелеять человеческое сообщество. И для евреев слово «честь» имеет более широкое значение. Мы знаем, что, хотя апостолы писали по-гречески, они следовали фразеологии еврейского языка. Посему для меня фраза апостола означает следующее: надо думать обо всех. Ведь мы должны по мере сил способствовать миру и стараться дружить со всеми. А согласию больше всего противится презрение.

Слова же о братской любви – пояснение в отношении вышесказанного. Ибо апостол говорит здесь об особой любви, которую мы должны испытывать к своим по вере, поскольку соединены с ними более крепкими узами. Итак, Петр не хотел умалчивать о разных степенях любви. Однако он учит: каким бы предпочтением ни пользовались наши братья, это не мешает нашей любви распространяться на весь человеческий род. Слово «братство» я понимаю в коллективном смысле, как относящееся к самим братьям.

Бога бойтесь. Я уже говорил, что Петр приспосабливает все эти фразы к своей настоящей цели. Он хочет сказать, что честь, выказываемая царям, происходит из страха перед Богом и любви к людям, и поэтому с ними соединена. Он как бы говорит: всякий, боящийся Бога, любящий своих братьев и простирающий свои чувства на весь род человеческий, также будет почитать царей. Он снова имеет в виду кесаря, поскольку этот вид власти был ненавистен более всех прочих, и охватывал собою всякое другое начальство.

18. Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым. 19. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. 20. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу.

(18. Слуги, со всяким страхом да повинуются своим господам, не только добрым и человечным, но и дурным. 19. Ибо это – благодать, если кто переносит скорби из-за совести по Богу, страдая несправедливо. 20. Ибо что за похвала, если вы терпите, согрешая и получая удары? Но если, делая добро и получая зло, терпите, это благодать перед Богом.)

18) Слуги ... повинуйтесь. Хотя это увещевание является частным, оно, как и все последующие, согласуется с предыдущим поучением. Ибо повеление слугам повиноваться господам и повеление женам слушаться мужей – представляют собой составные части общественного послушания.

Во-первых, апостол хочет, чтобы слуги пребывали со всяким страхом. Этой фразой он обозначает чистое и добровольное уважение, признаваемое слугами своим долгом. Значит, страх апостол противопоставляет как притворству, так и насильственному принуждению. Ведь όφθαλμοδουλεία (как ее называет Павел, Кол.3:12) противоположна страху. Затем, если слуги ропщут сверх нужды и готовы сбросить с себя ярмо, если бы им было позволено, о них нельзя говорить как о боящихся. В итоге: этот страх рождается из осознания своего долга. Хотя здесь и не добавлено никакого исключения, его все же надо вставить, научаясь из других мест Писания. Ибо повиновение, положенное людям, не распространяется настолько, чтобы умалить власть Бога. Значит, пусть слуги повинуются своим господам, но, как говорится, вплоть до жертвенника Божия. Впрочем, поскольку здесь сказано не δούλοι, а οίκέται, можно понять так, что вместе с рабами имеются в виду и вольноотпущенники. Хотя данное обстоятельство не так уж и важно.

Не только добрым. Хотя слуги должны повиноваться господам до тех пор, пока не принуждаются действовать против совести, если с ними обращаются несправедливо, они, со своей стороны, не должны отказывать в послушании. Итак, какими бы ни были их господа, у рабов нет оправдания, если они не выказывают добросовестного повиновения. Если начальник злоупотребляет своей властью, он некогда даст за это отчет Богу, однако в настоящее время не утрачивает своих прав. Ибо рабы поставлены в такое положение, что должны служить господам, пусть даже недостойным. Дурных господ апостол противопоставляет справедливым и человечным. Этот термин означает жестоких и невменяемых хозяев, или же господ, не проявляющих никакой человечности и милосердия.

Удивительно, что подвигло переводчика вместо одного греческого слова поставить другое. Ибо он называет господ dyscolos. Я промолчал бы о гнусном невежестве сорбоннских богословов, которые dyscolos повсеместно переводят как распущенных и не подчиняющихся правилам, промолчал бы, если бы они из столь глупого толкования не захотели состряпать артикул веры: папе и его рогатым бестиям следует повиноваться, какую бы тяжкую и нетерпимую тиранию они ни осуществляли. Итак, это место показывает, сколь беспечно они насмехаются над Словом Божиим.

19) Ибо то угодно (Ибо это – благодать). Слово «благодать» здесь означает то же, что и похвала. Апостол хочет сказать, что мы не обретаем благодати или похвалы в глазах Божиих, если терпим наказание, которое заслужили своими проступками. Но те, кто терпеливо переносит несправедливости, достойны похвалы и делают дело угодное Богу. Слова же о том, что Богу угодно, если кто ради совести по Богу продолжает исполнять свой долг, даже если люди поступают с ними несправедливо и недостойно, были в то время весьма необходимы. Ведь положение рабов было чрезвычайно тягостным. С ними обращались оскорбительно, как со скотом. Такое недостойное положение могло бы внушить им отчаяние. Посему им оставалось лишь взирать на Бога.

Именно это и означает фраза «совесть по Богу», когда кто-то исполняет свое служение не ради людей, но взирая на Самого Бога. Ведь если жена послушна и повинуется мужу с целью вызвать его расположение, она имеет свою награду, но только в этом мире. Подобно тому, как Христос говорит о тщеславных людях, что они заботятся о благоволении людей (Мф.6:16). То же самое относится и к прочим. Если сын повинуется отцу, чтобы вызвать его благосклонность и благоволение, он получает награду от отца, но не от Бога. Наконец, имеется общее положение: Бог одобряет наш труд, если мы заботимся не только о мнении людей, но преследуемая нами цель состоит в служении Ему. Далее, осознающий, что имеет дело с Богом, с необходимостью будет стараться победить зло добром. Ибо Бог требует от нас, чтобы мы не только были по отношению ко всем такими, Каким Он выказал Себя по отношению к нам, но и благотворили недостойным и преследующим нас.

Не лишена трудностей фраза апостола о том, что терпение не заслуживает похвалы, если кого-то наказывают справедливо. Ведь не подлежит сомнению, что, хотя Господь и наказывает нас за грехи, все же терпение наше, если мы с самообладанием сносим Его бичевание, является жертвой приятного благоухания Богу. Отвечаю: Петр говорит здесь не в простом, но в сравнительном смысле: поскольку невозмутимо терпеть справедливое наказание не такая уж и похвально по сравнению с невиновным человеком, который сносит человеческую несправедливость только потому, что боится Бога. Хотя, кажется, что здесь также неявно имеется в виду цель: те, кто несет наказание за свои проступки, вынуждены к этому страхом перед людьми. Однако вполне достаточно и приведенного мною решения.

21. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его. 22. Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. 23. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному.

(21. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за вас, оставив вам пример, дабы вы шли по следам Его. 22. Он не сделал никакого греха, и не было обмана в устах Его. 23. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал дело Тому, Кто судит праведно.)

21) Вы к тому призваны. Хотя речь здесь идет о рабах, утверждение апостола не следует ограничивать только ими. Ведь Петр в целом учит всех благочестивых тому, каково положение христианской религии. Он как бы говорит: мы призваны Господом с той целью, чтобы терпеливо переносить несправедливости. В другом месте он также говорит: именно к этому мы и предназначены. Далее, дабы терпение не было для нас тягостным, апостол утешает нас примером Христа. Ведь страдать незаслуженно кажется более всего недостойным и менее всего терпимым. Но когда мы обращаем взор на Сына Божия, наша горечь смягчается. Ибо кто же откажется следовать за Ним, если Он пролагает нам путь?

Следует отметить фразу «оставив нам пример». Поскольку речь идет о подражании, полезно осознать, в чем именно заключается оставленный Христом пример. Христос ходил по морю, не промочив ноги, очищал прокаженных, воскрешал мертвых, возвращал зрение слепым. Если мы будем стремиться сделать то же самое, подражание это будет весьма глупым. Ибо, выказывая знаки Своей силы, Христос не имел в виду, что мы Ему будем подражать. Поэтому необоснованно в качестве примера предлагать нам сорокадневный пост. Однако цель Христа была совершенно иной. Здесь следует судить весьма здраво, как говорит и Августин, толкуя место из Писания: «научитесь от Меня, ибо Я – кроток и смирен сердцем». И это же можно вывести из слов Петра. Ибо он также указывает на необходимость различения, подчеркнуто говоря: в качестве примера для подражания нам предлагается терпение Христово. Этот довод более подробно рассматривает Павел в Рим.8:29, уча, что все дети Божии предопределены стать подобными образу Христа, дабы Он был перворожденным между братьями. Значит, чтобы жить вместе с Ним, надо, прежде всего, вместе с Ним умереть.

22) Он не сделал никакого греха. Сказанное относится к обсуждаемому ныне вопросу. Если кто бахвалится своей невинностью, то ведь и Христос претерпел кару не за злодеяния. Хотя одновременно апостол показывает, как нам далеко до Христа, говоря, что даже обман не обнаружился в Его устах. Ибо не согрешающий даже языком воистину совершен, как говорит Иаков (3:2). Значит апостол указывает на предельное совершенство невинности во Христе, которое никто из нас не посмел бы себе присвоить. Отсюда лучше видно, сколь несправедливо пострадал Христос по сравнению со всеми другими. Посему ни у кого из нас нет причин отказываться страдать по Его примеру. Ибо никто не имеет настолько добрую совесть, чтобы быть свободным от всех пороков.

23) Будучи злословим. Здесь Петр хочет сказать, чему именно мы должны подражать во Христе. Мы должны спокойно переносить оскорбления, не думая за них мстить. Ибо характер наш устроен таким образом, что, услышав оскорбительное в свой адрес, мы тут же вспыхиваем, исполняясь желанием мести. Но Христос воздержался от какого-либо отмщения. Значит, надо обуздывать свою душу, дабы та не желала отплатить злом за зло.

Предавал то ( Предавал дело). Слово «дело» не приводится в греческом тексте, но несомненно подразумевается. Петр добавляет сказанное для утешения благочестивых, говоря, что если они терпеливо переносят поношения и насилия злых, то мстителем за них будет Сам Бог. Ибо было бы весьма тягостно, если бы мы покорялись превратным желаниям нечестивых, а Богу не было бы дела до нашей беды. Посему Петр украшает Бога замечательным эпитетом: Бог судит справедливо. Он как бы говорит: наше дело – великодушно претерпевать зло; Бог же со Своей стороны также не выказывает небрежности, показывая Себя справедливым Судьей. Значит, как бы ни буйствовали на время нечестивые, причинение тягот детям Божиим не останется для них безнаказанным. И у благочестивых нет причин бояться, словно они лишены всякой помощи. Поскольку Богу прилежит оберегать Своих и защищать их дело, терпением своим они спасут свои души.

Далее, это учение проносит нам немалое утешение и одновременно способствует укрощению и усмирению порывов плоти. Ведь никто не может доверять божественной помощи, если не будет ожидать суда Божия со смиренной душой. Тот же, кто бросается отомстить, вмешивается в дела Божии, не позволяя Богу исполнить прилежащий Ему долг. Сюда же относится и фраза Павла: дайте место гневу (Рим.12:9). Он хочет сказать, что, пытаясь опередить Бога, мы как бы закрываем путь для Его суда. И изречение свое подтверждает свидетельством Моисея (Втор.32:35): Мое отмщение. Наконец Петр хочет сказать следующее: пример Христа в том случае будет руководить нами в перенесении оскорблений, если мы воздаем Богу прилежащую Ему честь. То есть, если мы считаем Его справедливым Судьей, поручая Ему заботу о нашем деле и правах.

Но можно спросить, каким образом Христос передал Свое дело в руки Отца? Если Он Сам просил Его об отмщении, то как же воспретил это делать нам? Ибо Христос приказывает нам благотворить тем, кто нам вредит, молиться за тех, которые нас проклинают. Отвечаю: из евангельской истории вполне ясно, что Христос так доверил Себя суду Божию, что одновременно не требовал отмщения Своим врагам. Скорее Он сделался за них Ходатаем. Отче, – говорил Христос, – прости им. Действительно, наши плотские чувства сильно разногласят с праведным божественным судом. Значит, чтобы кто-то передал Свое дело праведно Судящему, ему необходимо прежде обуздать себя и не требовать того, что чуждо праведному суду Божию. Те же, кто потакает себе, испрашивая отмщение, не уступают Богу обязанность судьи, но неким образом хотят сделать Его своим палачом.

Итак, чья душа настроена таким образом, что желает противников своих сделать друзьями и пытается вернуть их на правильный путь, тот законно передает Богу свое дело, молясь таким образом: Ты, Господи, знаешь душу мою, знаешь, что я хочу спасения тех, кто желает меня погубить; если они обратятся, я буду рад за них, если же они продолжат упорствовать в своей злобе, то оставляю Тебе мое дело, ибо знаю, что Ты заботишься о моем спасении. Именно такой умеренности и скромности и придерживался Иисус Христос. Значит нам также надлежит придерживаться этого правила.

24. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились. 25. Ибо вы были, как овцы блуждающие (не имея пастыря); но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших.

(24. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, умерши для грехов, жили для праведности: раною Его вы исцелились. 25. Ибо вы были, как овцы блуждающие, но обратились ныне к Пастырю и Епископу душ ваших.)

Если бы Петр похвалил в смерти Христовой только добрый пример, это звучало бы весьма холодно. Посему теперь он проповедует еще более выдающийся проистекающий из нее плод. Итак, в данном отрывке надо усматривать три положения. Первое: Христос Своей смертью подал нам пример терпения. Второе: искупив нас от смерти, Он вернул нас к жизни. А отсюда следует: мы настолько Ему обязаны, что должны охотно следовать Его примеру. Третье: апостол говорит о более общей цели Христовой смерти: дабы мы, умерши для грехов, жили для праведности. Все вышеперечисленное подтверждает предыдущее апостольское увещевание.

24) Грехи наши Сам вознес. Это выражение вполне способно передать силу Христовой смерти. Ибо, как во времена закона грешник, дабы избавиться от вины, предлагал вместо себя жертву, так и Христос принял на Себя положенное нашим грехам проклятие, дабы изгладить их пред лицом Божиим. И апостол красноречиво добавляет фразу «на древо», поскольку подобное умилостивление могло состояться только на кресте. Значит, Петр наилучшим образом выразил следующую мысль: смерть Христова была умилостивительной жертвой за наши грехи, ибо, будучи прибит ко кресту и принеся Себя за нас в жертву, Христос принял на Себя нашу вину и положенное нам наказание. Исаия (53:5), от которого Петр заимствует итог этого учения, пользуется разными оборотами речи. Он говорит, что Христос был поражен десницей Божией за наши преступления, изранен за наши беззакония, что Он ради нас пребывал в скорби и был сокрушаем, что наказание мира нашего было возложено на Него. Но Петр выражает все вышесказанное кратко: мы примирены с Богом таким образом, что Христос вместо нас предстал перед Его судом в качестве виновного, дабы понести положенное нам наказание.

И благодеяние это софисты изо всех сил затемняют в своих школах. Они болтают, что жертва Христовой смерти, примененная после крещения, избавляет нас только от вины, наказание же снимается путем сатисфакций. Но Петр, говоря, что Христос вознес наши грехи, имеет в виду, что Ему вменилась не только наша вина. На Него также было возложено наше наказание, так что жертва Христова воистину умилостивительна, согласно речению пророка: наказание мира нашего было на Нем. Если же софисты возразят нам, что все сказанное справедливо только до крещения, их опровергнет сам контекст отрывка. Ибо Петр адресует свою речь верующим.

Впрочем, эту и сразу же следующую фразу «раною Его мы исцелились» также можно приспособить к цели апостола, а именно: нам надлежит подставить свои плечи, дабы нести на них грехи других. Но не с целью совершить умилостивление, а лишь для того, чтобы нести возложенное на нас бремя.

Избавившись от грехов (Умерши для грехов). О второй цели Христовой смерти апостол говорил еще прежде, а именно: Христос оставил нам пример терпения. Но здесь эта цель простирается еще шире и заключается также в том, чтобы мы жили свято и справедливо. И Писание иногда упоминает обе эти цели: Господь упражняет нас скорбями и невзгодами, дабы мы сообразовывались с Христовой смертью. Кроме того, в смерти Христовой распят наш ветхий человек, дабы мы вели обновленную жизнь. Хотя цель, о которой сейчас идет речь, не только отличается от предыдущей, как род от вида. Ведь в терпении Христовом заключался простой пример для подражания. Апостол же, говоря, что Христос пострадал, дабы мы, умерши для грехов, жили для праведности, хочет сказать, что в смерти Христовой заключалась сила умертвить нашу плоть. Подобно тому, как об этом подробнее говорит Павел, Рим. гл. 6. Ибо Христос принес нам не только то благо, что Бог незаслуженно нас оправдывает, не вменяя нам наши грехи, но и то, что мы умираем для мира и плоти, дабы воскреснуть к обновленной жизни. Не в том смысле, что смерть для грехов совершается в один день, но в том, что везде, где смерть Христова сильна изгладить грехи, она одновременно действенна в умерщвлении плоти.

25) Были, как овцы. И эту фразу Петр заимствует из Исаии. Разве что пророк высказывает всеобщее положение: все мы блуждали словно овцы. Впрочем, не слово «овцы» несет здесь особый смысл (ибо пророк просто сравнивает нас с овцами), ударение падает на эпитет, что он и объясняет, говоря: каждый из нас уклонился на свой путь. Итак, смысл в следующем: все мы чужды пути спасения и стремимся к погибели, доколе Христос не соберет нас из рассеяния.

И это еще лучше видно из другой части предложения, где апостол говорит, что мы обратились к пастырю. Ибо всех, кем не управляет Христос, апостол уподобляет здесь отпавшим от стада заблудшим овцам. Таким образом, в этом заблуждении осуждается вся премудрость мира сего, не покоряющаяся правлению Христову. И здесь примечательны два титула, которыми апостол наделяет Христа: епископ душ и пастырь. Ибо не следует беспокоиться о верности Христа в заботе о спасении тех, кто находится в Его овчарне и под Его охраной. Хотя служение Христово и заключается в том, чтобы сохранить в целости наши тело и душу, Петр особо говорит о душах, поскольку Небесный Пастырь сохраняет нас к жизни вечной посредством духовного оберегания.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →