Комментарии Жана Кальвина на 1-е послание Петра 4 глава

Глава 4

1. Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотию перестает грешить, 2. чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией. 3. Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению; 4. почему они и дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, и злословят вас. 6. Они дадут ответ Имеющему вскоре судить живых и мертвых.

(1. Итак, как Христос пострадал на нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; а именно: пострадавший плотию перестает грешить, 2. чтобы остальное во плоти время жить уже не для человеческих похотей, но для воли Божией. 3. Ибо довольно нам, что в прошедшее время жизни мы поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям, пьянству, пиршествам, попойкам и нелепому идолослужению; 4. И им кажется необычным, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, поэтому они и злословят вас. 6. Каковые дадут отчет Готовому судить живых и мертвых.)

1) Итак, как Христос, и т.д. Ранее предлагая нам Иисуса Христа, апостол говорил только о том, что каждый должен нести свой крест. Ведь крестом довольно часто зовется умерщвление плоти, поскольку перенесение скорбей истлевает внешнего человека и усмиряет нашу плоть. Теперь же апостол поднимается выше. Он говорит об обновлении всего человека. Писание предписывает нам двоякое уподобление Христовой смерти: мы должны стать сообразными Ему в перенесении тягот и скорбей, и, кроме того, умерши для себя и умертвив в себе ветхого человека, мы должны обновиться к духовной жизни. Хотя, когда речь идет об умерщвлении плоти, примеру Христа надо подражать не во всех отношениях. Но Духом Его мы прививаемся к Его же смерти, дабы она стала в нас действенной для распятия нашей плоти. В итоге, подобно тому, как Петр в конце предыдущей главы увещевал нас к терпению, ссылаясь на пример Христа, поскольку смерть стала для Него переходом к жизни, так и теперь из той же самой смерти он выводит более возвышенное учение: всем нам надлежит умереть для плоти и мира. То же самое говорится в Послании к Римлянам, гл.6, где Павел еще подробнее рассматривает этот вопрос. Поэтому апостол говорит: «вооружитесь», – имея в виду, что, если мы воспринимаем Христову смерть, как должно, то получаем действенное и непобедимое оружие для покорения своей плоти.

Ибо страдающий. Союз οτι на мой взгляд не означает здесь причину, а понимается в смысле истолкования. Петр заявляет, каким именно должно быть помышление, которым нас вооружает смерть Христова, а именно: в нас следует упразднить царство греха, дабы Бог воистину правил нашей жизнью. Эразм же, думаю, поступил плохо, переведя «страдающий» и отнеся сказанное ко Христу. Ведь это – обобщающее высказывание, относящееся ко всем благочестивым. И слова эти несут тот же самый смысл, что и фраза Павла, Рим.6:7: умерший освободился от греха. Апостол же имеет в виду и то, и другое: как только мы умерли по плоти, нам нет больше дела до греха, он не будет процветать в нас и выказывать свою силу в нашей жизни.

Но здесь можно возразить, сказав, что Петр выражается неуместно, уподобляя нас Христу в наших страданиях по плоти. Ведь не подлежит сомнению, что во Христе не было ничего порочного, подлежащего исправлению. Однако ответ весьма прост. Это уподобление не должно быть правильным во всех смыслах. Достаточно и того, что мы уподобляемся смерти Христовой лишь в некотором отношении. И в этом же смысле вполне хорошо истолковывается фраза Павла (Рим.6:5): мы прививаемся к подобию Его смерти. Не потому, что здесь имеется полная тождественность, но потому, что Его смерть – только подобие и образ нашего умерщвления.

Посему следует отметить: слово «плоть» употребляется здесь дважды, но в разных смыслах. Говоря, что Христос пострадал по плоти, апостол учит, что воспринятая от нас Христом человеческая природа покорилась смерти, то есть, Христос как человек умер вполне естественно. Во втором же случае, ведя речь уже о нас, апостол под плотью имеет в виду порчу и порочность нашей природы. Значит, страдать по плоти означает здесь отречение от самих себя. Теперь мы видим, в чем разница между нами и Христом, и в чем заключается наше с Ним сходство, а именно: как Он пострадал в воспринятой от нас плоти, так и нам надлежит распять всю нашу плоть.

2) Уже не по. Здесь апостол указывает на способ, которым надо перестать грешить. Отрекшись от людских похотей, мы должны постараться устроить свою жизнь по воле Божией. Итак, он говорит о двух сторонах нашего обновления: гибели плоти и оживлении духа. С первого начинается благочестивая жизнь, а второе еще надо достигнуть. Далее, Петр дает здесь правило доброй жизни: человек должен зависеть от Божией воли. Отсюда следует, что пока от этого правила отклоняются, в жизни нет ничего правого и благоустроенного. Кроме того, следует отметить антитезис между волей Божией и человеческими похотями. Из него мы понимаем, какова порочность нашей природы, и как сильно надо бороться за то, чтобы стать послушными Богу. Говоря же: «остальное во плоти время», – апостол под плотью понимает настоящую жизнь, подобно тому, как она понимается в Евр.5:7.

3) Ибо довольно. Петр не хочет сказать, что похоть должна нам наскучить, как она наскучивает тем, кто ею пресытился. Скорее упоминание о прошлой жизни должно подстегнуть нас к покаянию. Действительно, мысль о том, что большую часть жизни мы жили неправильно, должна быть для нас острейшим стимулом к усердному подвизанию. Петр говорит, что будет глупым, если те, кто просвещен Христом, не изменят свою жизнь к лучшему. Здесь он приводит различие между временем неведения и временем веры. Он как бы говорит: для вас вполне справедливо с момента призвания Христом выказывать себя новыми, совершенно другими людьми. Впрочем, вместо человеческой похоти, апостол говорит теперь о воле языческой, укоряя иудеев за то, что, несмотря на отделение их Господом от остального мира, они смешались с язычниками во всевозможном осквернении.

Затем он учит, что следует совлечься пороков, обличающих в человеке слепоту и незнание Бога. Имеет вес и фраза об прошедшем времени жизни. Апостол хочет сказать, что надо стоять до самого конца, как учит и Павел (Рим.6:9): Христос восставлен из мертвых, дабы больше не умирать. Ибо мы искуплены Господом для того, чтобы служить Ему все дни нашей жизни.

Нечистотам. Апостол не приводит полный перечень пороков. Он лишь указывает на некоторые их разновидности, из которых можно заключить, чего именно желают и к чему склонны люди, не возрожденные Духом Божиим. Апостол говорит здесь о самых вопиющих образчиках, как обычно и поступают, приводя что-либо в пример. Я не буду долго останавливаться на истолковании его слов, поскольку в них нет ничего трудного.

Но здесь возникает вопрос: кажется, что Петр, обвиняя всех людей в нечистоте, разврате, похоти, пьянстве и обжорстве, тем самым незаслуженно оскорбляет многих. Не подлежит сомнению, что не все страдают перечисленными пороками. Больше того, мы знаем, что некоторые язычники жили честно, не навлекая на себя никакого бесславия. Отвечаю: Петр приписывает эти пороки язычникам не в том смысле, что осуждает в них каждого в отдельности, но в том, что по природе мы склонны ко всему вышеназванному злу. И не только склонны, но и привержены пороку, так что перечисленные апостолом злые плоды с необходимостью прорастают из порочного корня. Нет никого, в ком не было бы заключено семя всех этих пороков. Однако не все они прорастают и проявляются в каждом отдельном человеке. Но скверна распространилась и разлилась на весь человеческий род, дабы стало ясно, что все его тело исполнено бесчисленными видами зла, и никакой отдельный член не свободен и не чист от общей порчи.

Наконец, сказанное может породить и следующий вопрос: Петр обращается к иудеям, и однако же говорит, что они предавались нелепому идолослужению. Но иудеи, где бы они ни жили, тщательно сторонились любых идолов. На это можно ответить двояко. Или так, что апостол путем синекдохи относит ко всем то, что касается лишь немногих (ибо нет сомнения, что церкви, которым он писал, были составлены из иудеев и язычников), или же идолопоклонством он называет суеверия, в большом числе водившиеся тогда среди иудеев. Хотя они и утверждали, что чтят Бога Израиля, известно, что ни одна составляющая богопоклонения не сохранилась у них в чистоте. И если сам Иерусалим, от которого иудеи заимствовали свой свет, впал в крайнее нечестие, какой же беспорядок мог царить в странах варваров в народе, находящемся в рассеянии! Мы знаем, что в этом городе безнаказанно процветали всевозможные безумства, так что даже священство и управление церковью находились в руках секты саддукеев.

4) Почему они и дивятся. Дословно Петр говорит так: в чем они блуждают, ругаясь о том, что не сходятся с вами в том же распутстве. Но «блуждать» понимается здесь как недоумевать от чего-то нового и необычного. Этим выражением иногда пользуются и латиняне. Например, Цицерон говорит, что является странником в городе, не понимая, что в нем происходит. Впрочем, Петр предупреждает здесь верующих, дабы те не позволяли себе волноваться из-за превратных суждений нечестивых, а также развращаться или смущаться от их речей. Ибо немалое искушение – когда те, с кем мы живем, порицают нашу жизнь, словно она – нечто чуждое человечности. Для таких, как вы, – говорят наши недоброжелатели, – надо придумать новый мир, коль скоро вы так разногласите с человеческим родом.

Итак, апостол упреждает это искушение, запрещая верующим падать духом из-за таких ругательств и клеветы. В качестве опоры он предлагает им Божий суд. Именно он делает нас стойкими ко всем нападкам в ожидании того дня, когда Христос отомстит всем, ныне дерзко нас осуждающим, и выкажет Свое одобрение нам и нашему делу. Апостол подчеркнуто говорит о живых и мертвых, дабы мы не думали, будто терпим ущерб от того, что хулители живут дольше нас. Ибо это не поможет им избежать десницы Божией. Далее, в каком смысле апостол говорит о живых и мертвых можно узнать из 15-й главы Первого Послания к Коринфянам.

6. Ибо для того и мертвым было благовествуемо, чтобы они, подвергшись суду по человеку плотию, жили по Богу духом. 7. Впрочем близок всему конец. Итак будьте благоразумны и бодрствуйте в молитвах. 8. Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов. 9. Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота. 10. Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. 11. Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

(6. Ибо для того и мертвым Он был благовествуем, чтобы они, подвергшись суду по человеку плотию, жили по Богу духом. 7. Впрочем близок всему конец. Итак будьте трезвы и бодрствуйте в молении. 8. Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покроет множество грехов. 9. Страннолюбивы друг ко другу без ропота. 10. Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые распределители многоразличной благодати Божией. 11. Говорит ли кто, пусть говорит как слова Божии; служит ли кто – как по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.)

6) Ибо для того и мертвым. Мы видим, к какой цели апостол приспосабливает фразу, которую мы встретили в 3-й главе, а именно: смерть не мешает Христу всегда быть нашим защитником. Замечательное утешение для благочестивых! Их спасению не причинит вреда даже смерть. Значит, даже если Христос не виден в настоящей жизни как Избавитель, искупление Его не становится пустым и напрасным. Ибо сила Христова простирается даже на мертвых. Впрочем, поскольку греческое слово здесь двусмысленно, его можно перевести как в мужском, так и в среднем роде. Однако смысл будет тем же самым. Или такой, что Христос явился для мертвых Искупителем, или же такой, что через Евангелие им было возвещено спасение. Если же благодать Христова однажды достигла и мертвых, нет сомнения, что мы также будем чувствовать ее после смерти. Посему мы установим для нее слишком узкие рамки, если ограничим одной лишь настоящей жизнью.

Подвергшись суду. Я опускаю толкования, которые мне кажутся чуждыми мысли апостола. На мой взгляд, сказанное представляет собой некоторое упреждение. Ведь апостолу можно было возразить, сказав, что Евангелие ничем не помогает мертвым, никак не возвращая их к жизни. И Петр частично соглашается с этим возражением, но при этом не лишает мертвых приобретенного Христом спасения. В первой части предложения, говоря: чтобы они, подвергшись суду по человеку плотию, – апостол делает уступку. Суд здесь понимается как осуждение, как и во многих других местах. Плоть же означает внешнего человека. И смысл таков: хотя по законам мира сего умершие и погибают по плоти, считаясь осужденными в отношении внешнего человека, они не прекращают жить для Бога, причем – в духе, поскольку Христос оживотворяет их Своим Духом.

Теперь добавим к этому то, чему учит Павел в Рим.8:10: Дух есть жизнь, и из этого следует, что Он, наконец, истребит еще пребывающие в нас остатки смерти. Итог же таков: каким бы скверным ни было по мнению людей положение мертвых по плоти, достаточно и того, что их животворит Дух Христов, Который некогда приведет их к совершенству жизни.

7) Впрочем близок. Хотя верующие и слышат о том, что счастье их находится не в этом мире, они думают, что победят еще нескоро. И эта порочная мысль делает их ленивыми и вялыми, мешая усердствовать о Царствии Божием. Поэтому апостол, дабы пробудить их от плотского оцепенения, учит, что конец всего – близок. Этим он хочет сказать: не стоит обустраиваться в мире, из которого нам вскоре предстоит переселиться. Хотя он говорит не только о частной кончине каждого, но и о вселенском восстановлении мироздания. Петр как бы намекает: вскоре придет Христос и всему положит конец.

Итак, не удивительно, если нас обуревают мирские заботы, держа нас в каком-то оцепенении, если предметы мира сего приковывают наш взор, ибо почти все из нас обещают себе вечность в этом мире; по крайней мере, мы никогда не думаем о предстоящем конце. Но если бы в наших ушах зазвучала труба Христова, все наши чувства пробудились бы и пришли в волнение.

Впрочем, здесь можно возразить: с тех пор, как писал Петр, прошла длинная череда веков, но конец все еще не виден. Отвечаю: время кажется нам длинным потому, что мы измеряем его долготу протяженностью преходящей людской жизни. Но если бы мы могли взглянуть на вечность жизни грядущей, множество веков уподобилось бы для нас мигу. Об этом говорится и во втором послании апостола. Кроме того, надо придерживаться принципа: с момента первого пришествия Христова верующим ничего не остается, как ждать, устремляя свой мысленный взор к Его второму пришествию.

Трезвость и бодрствование, к которым нас призывает апостол, на мой взгляд, больше относятся к душе, нежели к телу. Ибо сказанное соответствует словам Христа (Мф.25:13): бодрствуйте, ибо не знаете ни дня, ни часа. Ведь подобно тому, как тело делается неповоротливым из-за потакания пьянству и сну и неготовым к исполнению своих обязанностей, так и суетные заботы и удовольствия мира сего опьяняют разум, делая его сонливым. Добавляя же «в молении» или в молитвах, апостол имеет в виду совершенно необходимое упражнение, которым верующие должны постоянно заниматься, поскольку сила их зависит от Господа. Он как бы говорит: коль скоро сами по себе вы весьма слабы, просите у Господа, дабы Он утвердил и укрепил вас. Между тем, Петр увещевает верующих, что молиться надо серьезно, а не формально.

8) Более же всего. Прежде всего, апостол расхваливает любовь, представляющую собой узы совершенства. Он велит ей быть усердной или пылкой, что одно и то же. Ведь каждый, будучи чрезмерно пылок в любви к себе, любит других весьма прохладно. Апостол похваляет любовь, ссылаясь на ее плод. Любовь покрывает множество грехов, и нет ничего желаннее.

Утверждение это заимствовано из Соломона, из Прит.10:12: брань обнаруживает ненависть, любовь же покрывает множество грехов. Вполне понятно, что именно хотел здесь сказать Соломон. Ибо части его антитезиса хорошо соответствуют друг другу. Посему, сказав в первой части, что ненависть есть причина того, что люди взаимно предают и бесславят друг друга, выставляя напоказ все недостойное и неприглядное, пророк во второй части приписывает любви прямо противоположный эффект, а именно: когда люди любят друг друга, они милостиво и человечно многое друг другу прощают. Поэтому, забыв про пороки с той и с другой стороны, каждый из них желает поддерживать честь другого. Петр же подтверждает свое увещевание тем, что нет ничего полезнее взращивания взаимной любви. Ибо кто не страдает от многочисленных пороков? Посему все нуждаются в их прощении, и нет такого, кто бы не желал снисхождения к себе.

И это особенное благо приносит нам любовь, процветая среди нас именно для того, чтобы пришло в забвение бессчетное количество проступков. И наоборот, там, где ослабляется узда для ненависти, люди с необходимостью уничтожают себя, грызя и разрывая друг друга на части. Об этом говорит и Павел (Гал.5:15).

Следует отметить, что по словам Соломона покрываются не только немногочисленные грехи, но великое их множество, согласно речению Христа, велящему прощать братьям до седмижды семидесяти раз (Мф.18:22). Впрочем, чем больше грехов покрывает любовь, тем шире явствует польза от нее для сохранения человеческого рода. Таков простой смысл апостольских слов. Отсюда ясно, сколь смешны паписты, желая вывести из этого отрывка свои сатисфакции. Как будто милостыни и другие обязанности любви служат для Бога возмещением, изглаживающим наши грехи. Вполне достаточно попутно указать на их грубое невежество, поскольку было бы излишним долго дискутировать об очевидных вещах.

9) Будьте страннолюбивы друг ко другу. Ранее в целом призвав верующих к любви, апостол упоминает теперь об одной ее конкретной обязанности. В те времена общеупотребительным было гостеприимство, и, как мы уже говорили, его считали некой священной разновидностью человечности. Итак, апостол приказывает верующим выказывать взаимное гостеприимство, дабы никто не требовал от других больше того, что сам готов им дать. И Петр добавляет: «без ропота», – поскольку весьма редко кто-то служит ближнему собой и своим имуществом без того, чтобы злобно его не поносить. Значит, апостол хочет, чтобы мы, занимаясь благотворительностью, были щедрыми и не унывали.

10) Какой получил. Апостол учит, о чем надо думать в первую очередь, помогая ближним. Ибо для устранения ропота нет ничего уместнее мысли о том, что мы не раздаем свое имущество, но лишь распределяем то, что поручил нам Господь. Итак, говоря: «служите друг другу каждый тем даром, какой получил», – он хочет сказать, что каждому даны некоторые способности с тем условием, чтобы он стал служителем Божиим, помогая братьям. Посему вторая часть предложения есть истолкование первой. Ведь вместо служения апостол говорит теперь о домостроительстве. И вместо сказанного ранее: «какой получил», – упоминает многочисленные разновидности благодати, которые уделяет нам Бог, дабы каждый внес свой вклад в общее дело. Посему, если мы выделяемся перед другими какой-то способностью, будем помнить, что мы – распорядители Божии; и должны по-товарищески уделять ближним, насколько этого требует их нужда или польза. От этого мы станем склонными и готовыми ко взаимному общению.

Однако весьма замечательна и та мысль, что Господь распределил между людьми многочисленные виды благодати для того, чтобы никто не довольствовался собой и своими способностями, но каждый нуждался в помощи и вспоможении братьев. Для сохранения общения между людьми Бог постановил создать между ними узы, из-за которых люди не могут жить без взаимной помощи. Поэтому тот, кто часто просит о помощи братьев, будет охотнее делиться с другими тем, что получил сам. И мирские люди обратили внимание на эти узы, лелеющие между ними единство. Однако Петр учит в этом месте, что Бог сотворил эти узы специально, дабы обязать одних в отношении других.

11) Говорит ли кто. Поскольку речь шла о правильном использовании даров, апостол в качестве примера упоминает о двух видах этого использования. Он выбрал разновидности, обладающие наибольшим превосходством, самые замечательные по сравнению с другими. Служение учительства в Церкви – домостроительство великой божественной благодати. Итак, апостол особо повелевает, дабы каждый призванный к этому служению верно и добросовестно его исполнял. Хотя здесь он говорит не только о том, что мы должны делать людям, но и о наших обязанностях в отношении Бога, дабы не лишать Его принадлежащей Ему славы.

Значит, тот, кто говорит, то есть – законно поставлен общественной властью, пусть говорит, как слова Божии, то есть – почтительно в страхе Божием с искренним желанием старается исполнить вверенное ему попечение, считая, что занят божественным делопроизводством, что произносимое им слово, является Божиим, а не его собственным. К тому же апостол настаивает в этом поучении на том, что, подавая нечто нашим братьям, мы по заповеди Божией уделяем им то, что Бог даровал нам именно для этой цели. Действительно, если бы об этом думали все, называющие себя учителями Церкви, у них было бы больше добросовестности и благочестия. Ибо, сколь почетно уже одно то, что, толкуя изречения Божии, они выступают от лица Самого Христа! Значит беспечность и вседозволенность происходят от того, что немногим приходит на ум священное величие Слова Божия. Посему, проповедуя, они потакают себе, как будто занимаются каким-то мирским делом.

Между тем, из слов Петра мы выводим, что председательствующим в учении можно лишь добросовестно передавать другим полученное от Бога. Апостол разрешает выходить на проповедь только тем, кто, научившись божественному Слову, произносит четкие речения как бы из Его уст. Так что Петр не оставляет никакого места для человеческих измышлений. Он кратко определяет, какой именно вид учения передан Церкви. Причем, слово «как» помещено здесь не в смысле преуменьшения, будто достаточно сказать, что передаваемое является Словом Божиим. Ведь подобный обычай имелся и у лжепророков. И сегодня мы видим, сколь надменно папа с его приспешниками навязывают под этим предлогом все свои нечестивые предания. Но Петр не хотел учить пастырей лицемерию, когда они претендовали бы на то, что любое провозглашаемое ими учение исходит от Бога, но заимствует довод из самой сути дела, увещевая их к трезвой скромности, к страху Божию и старательному усердие в делах.

Служит ли кто. Эта вторая разновидность является более обширной, включая в себя также учительское служение. Но, поскольку было бы чрезмерно долгим перечислять отдельные служения, апостол предпочел кратко рассказать о них всех. Он как бы говорит: какое бы служебное бремя ты ни нес в Церкви, знай, что можешь дать лишь то, что даровано тебе Господом. И сам ты – не что иное, как орудие в руках Бога. Поэтому остерегайся злоупотребить благодатью Божией ради собственного превозношения, остерегайся не замечать силу Божию, выказывающую себя в твоем служении ради спасения братьев. Итак, пусть этот человек служит по силе, которую дает Бог, то есть, считая, что ему ничего не принадлежит, и смиренно повинуется Богу и Его Церкви.

Дабы во всем прославлялся. Слова «во всем» могут стоять как в мужском, так и в женском роде. Поэтому их уместно отнести и к дарам, и к самим людям. Смысл таков: Бог не для того наделяет нас Своими дарами, чтобы лишить их Самого Себя, и не превращается в пустого идола, передавая нам Свою славу. Скорее Он делает это для того, чтобы повсюду воссияла Его слава. Посему люди, имея иные намерения, нежели прославление Бога, святотатственно оскверняют Божии дары. Апостол говорит «через Христа», поскольку только Он дарует нам всякую силу для служения. Ибо Христос – Глава, из которой все тело через суставы и сплетения возрастает для Господа, насколько Он вдыхает Свою силу в отдельные его члены.

Которому слава. Некоторые относят сказанное ко Христу. Однако обстоятельства места скорее вынуждают отнести эти слова к Богу. Ибо апостол подтверждает ими предыдущее учение о том, что Бог по праву приписывает всю славу Самому Себе. Посему люди преступно похищают у Бога Ему принадлежащее, когда в чем-либо или с какой-то стороны затемняют Его славу.

12. Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, 13. но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явлении славы Его возрадуетесь и восторжествуете. 14. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. 15. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; 16. а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. 17. Ибо время начаться суду с дома Божия;

(12. Возлюбленные, не удивляйтесь, когда вы проверяетесь огнем для вашего испытания, как будто с вами приключилось нечто новое, 13. но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явлении славы Его возрадуетесь, торжествуя. 14. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы и Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. 15. Да не пострадает кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягатель на чужое; 16. а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. 17. Ибо время начаться суду с дома Божия;)

12) Возлюбленные! ... не чуждайтесь. В этом послании часто упоминается о скорбях. Причину этого мы изложили в другом месте. Но следует отметить различие. Иногда Петр, увещевая верующих к терпению, говорит в целом о тяготах человеческой жизни, здесь же он ведет речь об оскорблениях, которые верующие переносят ради имени Христова. Во-первых, апостол учит, что они не должны дивиться этому как чему-то неожиданному и странному. Этим он хочет сказать, что уже задолго путем тщательных размышлений следовало подготовиться к несению креста. Ибо всякий возымевший намерение воинствовать под Христовыми знаменами не станет удивляться какому-либо возникшему гонению, но будет переносить его терпеливо, как уже привыкший к такого рода испытаниям. Значит, чтобы подготовиться к встрече с потоком преследований, нам надлежит своевременно привыкнуть к усердным размышлениям о собственном кресте.

Далее, полезность упражнений в несении креста апостол доказывает двумя доводами. Во-первых, Бог проверяет таким образом нашу веру, а во-вторых, гонения делают нас соучастниками Христу. Итак, прежде всего, пусть нам приходит на ум мысль о том, что эта проверка, коей испытывается наша вера, крайне необходима. Посему надобно охотно повиноваться Богу, ибо Он способствует нашему спасению. Однако главное утешение надо черпать от общения со Христом. Поэтому Петр, указывая нам на это общение, не только запрещает удивляться, но и учит радоваться. Повод для радости заключается и в том, что Бог упражняет нас гонениями для испытания нашей веры. Но второй повод для радости много превосходит первый: Сын Божий собирает нас в Свое сообщество, дабы привести нас с Собой в блаженное общение небесное славы. Надо придерживаться следующей аксиомы: в собственной плоти мы носим Христову смерть, дабы в нас также проявилась Его жизнь. Отверженные наряду с нами переносят многочисленные скорби, но, поскольку они чужды Христу, то навлекают на себя лишь гнев и проклятие Божие. Таким образом, они всецело поглощены печалью и страхом.

Отсюда происходит все утешение благочестивых. Они общаются со Христом затем, чтобы некогда стать соучастниками в Его славе. И мы неизменно должны размышлять о переходе от креста к воскресению. Но, поскольку этот мир подобен лабиринту, из которого верующие не могут найти выхода, избавляющего от зла, Петр упоминает о будущей славе откровения Христова. Он как бы говорит: эту славу не следует презирать оттого что ныне она сокрыта. Напротив, надо ожидать дня ее откровения. И он ведет речь о двоякой радости: одна радость состоит в том, что мы уже обладаем обетованным в надежде, другая – в том, что пришествие Христово принесет нам полное им обладание; поскольку первая радость смешана с грустью и страданием, а вторая соединена с ликованием. Ибо среди скорбей не стоит воображать радости, избавляющей нас от всяких тягот, однако утешения Божии смягчают ощущение зла, дабы оно не мешало нашему торжеству.

14) Если злословят вас. Апостол упоминает о злословии, поскольку часто они причиняют нам большую горечь, чем лишение имущества или даже телесные мучения. Посему для искренних душ это наиболее тяжко. Мы видим, как многие – сильные в перенесении нищеты, отважные в мучениях, больше того, готовые бестрепетно встретить смерть, – постыдно уступают злословию. И Петр, дабы пресечь подобное зло, возвещает, что поносимые ради Евангелия – блаженны, согласно речению Христову. А это чуждо для обычного человеческого разумения. Но апостол приводит причину: на них почивает Дух Божий, являющийся одновременно Духом славы.

Некоторые читают сказанное раздельно: «то, что относится к славе». Словно здесь говорится о славе и Духе Божием. Но первое чтение более осмысленно, и с точки зрения построения речи – проще. Итак, Петр показывает, что если благочестивые переносят какие-то поношения ради имени Христова, это никак не мешает их счастью. Ибо перед Богом они обладают полной славой, поскольку в них живет Дух, с Которым постоянно эта слава соединена. Поэтому то, что для плоти кажется странным, Божий Дух надежно удостоверяет в их душах.

Теми. Подтверждение сказанного выше. Апостол имеет в виду, что благочестивые должны довольствоваться свидетельством Духа Божия о блаженстве и славе тех поношений, которые они переносят ради Евангелия, независимо от того, что замышляли отверженные. Он как бы говорит: вы можете спокойно презирать наглость нечестивых, поскольку свидетельство славы, данное вам Духом Божиим, пребывает незыблемо. Петр говорит о поношении Духа Божия, поскольку неверующие насмехаются над всем, внушающем нам утешение. Причем κατα προληφιν: ибо, даже если мир в своей слепоте видит в поношениях только постыдное, апостол хочет, чтобы верующие не огорчались от этой лжи, но взирали на Бога. И апостол не делает вид, будто не знает, что обычно думают люди, но противопоставляет тайное разумение веры, коим наделена совесть чада Божия, людской необдуманности и дерзости. То же самое утверждает Павел (Гал.6:17), что он несет отметины Христовы и хвалится своими узами, хотя прекрасно знает о том, что об этом думает мир. Между тем, он хочет сказать, что плохо думают, слепотствуя вместе с миром, те, для кого поношения плоти лишены славы.

15) Только бы ... кто из вас. И здесь апостол упреждает возможное возражение. Ранее он призвал верующих к терпению, если им случится поскорбеть ради Христа, теперь же объясняет, почему он сказал только об этом роде скорбей: потому что верующие должны воздерживаться от всякого зла. Посему здесь же заключено еще одно увещевание: они не должны жить так, будто несут наказание заслуженно. Значит, здесь далеко не излишен причинный союз, поскольку апостол указывает на причину, по которой столь настойчиво убеждал верующих к соучастию в Христовых страданиях, и, одновременно, пользуясь случаем, учит их жить праведно, невинно и не подвергаться по собственной вине справедливым карам. Апостол как бы говорит: христиане заслуживают только хорошего, между тем, мир обращается с ними бесчеловечно, и в этом – их жизнь.

Если же кто возразит и скажет, что нет никого настолько невинного, чтобы он не был достоин божественной розги из-за многих проступков, отвечаю: Петр говорит здесь о преступлениях, от которых нам надлежит совершенно удалиться, каковы: воровство и человекоубийство. Кроме того, отвечу так: апостол заповедует здесь христианам, какими они должны быть. Итак, не удивительно, если он различает между ними и детьми мира сего, которые, будучи лишены Духа Божия, сквернятся всякого рода мерзостями. Апостол не хочет, чтобы то же самое относилось к детям Божиим, чтобы своей неправедной жизнью они навлекали на себя справедливую кару закона. Далее, ранее мы уже говорили, что, какими бы многочисленными ни были грехи избранных, за которые Бог мог бы их справедливо наказать, Он из-за Своего отеческого благоволения щадит Своих чад, не налагая на них заслуженной ими кары. Между тем, ради их чести Бог украшает избранных Собственными и Христовыми знаками отличия, позволяя им страдать ради евангельского свидетельства.

Слово άλλοτριοεπίσκοπος, кажется, означает желающих получить чужое. Ведь те, кто жаждет хищения и обмана, по словам Горация, все время косятся на чужое. Презирающий же деньги (как он же говорит в другом месте) смотрит на несметные груды золота без всякого косоглазия.

16) А если как христианин. Запретив христианам причинять другим вред и наносить оскорбления, дабы не быть равно с неверующими ненавистными для мира из-за своих злодеяний, апостол велит им теперь благодарить Бога, если они переносят гонения ради Христова имени. Действительно, это – далеко не обычное благодеяние Божие. Ведь Он призывает нас к почетной брани, избавив от общего наказания с другими грешниками, дабы мы шли на изгнание, тюремное заточение, поношения и даже саму смерть ради евангельского свидетельства. Значит, апостол хочет сказать, что неблагодарны по отношению к Богу те, кто ропщет и жалуется во время гонений, словно с ними обращаются несправедливо. Скорее они должны почитать это выгодой и признавать в происходящем милость Божию.

Впрочем, говоря «как христианин», апостол имеет в виду не само имя, а его причину. Не подлежит сомнению, что противники Христовы не упускают ничего из того, что может обесславить Евангелие. Поэтому, какие бы оскорбительные прозвища они ни выдумывали, пусть верующие довольствуются тем, что страдают только из-за защиты благовестия.

За такую участь. Поскольку все скорби происходят от греха, верующие должны рассуждать следующим образом: я был достоин того, чтобы Господь наслал на меня за мои грехи такие и даже большие наказания; теперь же Он хочет, чтобы я страдал из-за праведности, словно являюсь невинным. Ибо, как бы ни признавали святые свою вину, поскольку они видят, что в гонениях Господь преследует в отношении них иную цель, они чувствуют, что вина их изглажена и упразднена перед Богом. И в этом отношении они имеют причину прославлять Бога.

17) Ибо время начаться. Апостол умножает утешение, черпаемое нами из благости дела, за которое мы страдаем, терпя скорби ради имени Христова. По его словам, подобная необходимость относится ко всей Церкви Божией. Она должна подвергаться не только общим людским несчастьям, но и в особом смысле очищаться рукою Господней. Тем более спокойно и мужественно следует переносить гонения ради Христа. Ведь, если мы не хотим быть вычеркнутыми из числа верующих, нам надлежит подставлять спины божественной розге. Однако приятное (Пустым) утешение в том, что Бог являет на нас Свои суды не так, как на других, дабы мы страдали только ради Его дела и Его имени.

Далее, Петр заимствует это положение из общеизвестного и неизменного учения Писания. И это кажется мне более вероятным, чем то, что думают другие. Они считают, будто здесь цитируется какое-то конкретное библейское место. Все пророки свидетельствуют о том, что Господь с давних пор имеет обыкновение вначале показывать образчик наказания на Собственном народе. Подобно тому, как отец семейства обращает внимание больше на своих домочадцев, нежели на членов других семей. Хотя Бог и – судия всего мира, Он хочет, чтобы провидение Его особо признавалось в управлении Его Церковью. Посему, возвещая о Своем пришествии в качестве Судьи всего мира, Бог добавляет, что это произойдет после того, как Он завершит Свое дело на горе Сион. Бог без различия являет силу Собственной десницы на Своих и чужих. Ибо мы видим, что и те, и другие подвергаются невзгодам. Однако, если провести сравнение, покажется, что Бог неким образом щадит отверженных, проявляя суровость к избранным. Отсюда и жалобы благочестивых о том, что отверженные проводят жизнь в сплошных удовольствиях, что они услаждают себя вином и игрой на цитре, что они в один миг без мучений нисходят в могилу, что глаза их заплыли жиром, что – свободные от скорби – они спокойно и с приятностью, презирая прочих, наслаждаются блаженной жизнью и, не колеблясь, возвышают свой голос против неба. Однако Бог так обустраивает Свои суды в этом веке, что утучняет отверженных до дня их заклания. Поэтому Он проходит мимо их многочисленных преступлений, словно бы соглашаясь с ними. Но, между тем, детей Своих, о которых печется, Он тут же, как только они падают, посредством наказаний возвращает на правильный путь.

По этой-то причине Петр и говорит, что суду надлежит начаться с дома Божия. Под судом он разумеет здесь все наказания, насылаемые Богом за людские грехи, и все, относящееся к обновлению мира. Почему же апостол говорит, что это время настает сейчас? На мой взгляд, он хочет сказать то же, что пророки говорили о своем времени: Царству Христову в высшей степени подобает, чтобы исправление началось с Церкви. Посему Павел говорит (1Кор.15:19), что без веры в воскресение христиане станут несчастнее всех людей; и справедливо: ведь, в то время как другие без страха себе потакают, верующие постоянно стенают, и в то время как Бог не замечает грехов других, позволяя им закосневать в пороках, Он много суровее упражняет Своих воспитанием креста.

Если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? 18. И если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится? 19. Итак страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро.

(Если же прежде с нас, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? 18. И если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится? 19. Итак страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Владетелю, души свои, делая добро.)

Верующие, наблюдая хорошую жизнь злых, неизбежно станут им завидовать. И искушение это весьма опасно. Всем по сердцу настоящее, а не будущее счастье. Посему Дух Божий во многих местах, например в Пс.37 [в Синодальном переводе Пс.36, – прим. пер.], старается отвратить верующих от зависти нечестивым. То же самое сейчас делает и Петр. Он учит, что дети Божии должны сдержанно переносить скорби, сравнивая свою участь с участью других. Он считает очевидным следующее положение: Бог является Судьей мира, поэтому никто не избегнет Его десницы безнаказанным. Отсюда он выводит, что для тех, чье положение сейчас кажется лучшим, предназначено самое ужасное мщение. Итог (как я уже говорил) заключается в том, что верующие не должны падать духом, тяготясь настоящими злоключениями. Скорее им следует спокойно претерпевать кратковременные скорби, исход которых весьма спасителен, в то время как нечестивые покупают преходящее и тленное благополучие ценою вечной погибели.

Далее, довод апостола исходит от меньшего к большему. Поскольку, если Бог не щадит Своих детей, которых любит, и которые Ему послушны, суровость Его в отношении врагов и бунтарей будет крайне ужасна. Значит, самое лучшее – слушаться Евангелия, дабы Бог милостиво наказывал нас отеческой рукою ради нашего же спасения.

18) И если праведник. Некоторые думали, что эта фраза взята из Прит.11:31. И греки так перевели сказанное Соломоном: если праведник бичуется на земле, то сколь более нечестивый? Так вот, хотел ли Петр процитировать конкретный отрывок, или просто привел общеизвестную поговорку (что кажется мне вероятнее), смысл таков: поскольку даже для избранных путь спасения столь тернист и труден, для нечестивых суд Божий будет воистину устрашающ. И это сказано для того, чтобы мы не предавались в беспечности удовольствиям, но прилежно проходили положенный нам путь; наконец, чтобы мы не желали изнеженной и изысканной дороги, ведущей в жуткую пропасть.

Далее, говоря: «праведник едва спасается», – апостол имеет в виду трудности настоящей жизни. Ведь путь наш в этом мире подобен опасному мореплаванию между утесами, среди многочисленных бурь и штормов. Посему пристани достигает лишь тот, кто тысячу раз избежит смерти. Между тем, не подлежит сомнению, что нами управляет десница Божия, и кораблекрушение не грозит нам, покуда Бог является нашим кормчим.

Посему глупы те толкователи, которые думали, будто мы с трудом и сложностями спасемся тогда, когда настанет божественный суд. Ведь Петр ведет речь не о будущем времени, а о настоящем. Он не проповедует суровость Божию, но учит, сколь многие и какие испытания надо преодолеть христианину, прежде чем тот достигнет назначенной цели. Слово грешник означает здесь преступного человека, подобно тому, как праведниками апостол называет не тех, кто совершен в праведности, но тех, кто старается жить правильно и справедливо.

19) Итак страждущие. Апостол делает вывод: гонения следует переносить спокойно, поскольку среди них положение благочестивых много легче положения неверующих, по желанию своему наслаждающихся благополучием. Он напоминает, что мы страдаем только по попущению Божию, а это много способствует утешению. Говоря же: «да предадут свои души Богу», – он имеет в виду, что они должны доверить Богу самих себя и свою жизнь. Далее, Петр называет Бога верным Владетелем, поскольку Он добросовестно хранит и защищает все, что принял под Свою опеку и управление. Другие переводят это слово, как Создатель. Действительно, греческое κτίστης имеет оба этих смысла. Но мне больше нравится первый из них, поскольку апостол, наставляя нас доверить свою жизнь Богу, тем самым делает Его ее стражем. Он добавляет фразу «делая добро» с той целью, чтобы верующие не мстили за нанесенные им обиды, но сражались с причинившими им вред нечестивыми путем благотворения.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →