Комментарии Жана Кальвина на 1-е послание Коринфянам 16 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Глава 16

1. При сборе же для святых поступайте так, как я установил в церквах Галатийских. 2. В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду. 3. Когда же приду, то, которых вы изберете, тех отправлю с письмами, для доставления вашего подаяния в Иерусалим. 4. А если прилично будет и мне отправиться, то они со мной пойдут. 5. Я приду к вам, когда пройду Македонию; ибо я иду через Македонию. 6. У вас же, может быть, поживу, или и перезимую, чтобы вы меня проводили, куда пойду. 7. Ибо я не хочу видеться с вами теперь мимоходом, а надеюсь пробыть у вас несколько времени, если Господь позволит.

(1. Кстати, о сборе для святых, как я установил в церквах Галатийских, так и вы делайте. 2. В одну из суббот каждый из вас пусть отлагает у себя, сберегая то, в чем преуспел, чтобы не делать сборов, когда я приду. 3. Когда же приду, то, которых вы одобрите через письма, тех отправлю для доставления вашего подаяния в Иерусалим. 4. А если прилично будет и мне отправиться, то они со мной пойдут. 5. Я приду к вам, когда пройду Македонию; ибо я собираюсь идти через Македонию. 6. У вас же, может быть, поживу, или и перезимую, чтобы вы меня проводили, куда пойду. 7. Ибо я не хочу видеться с вами теперь мимоходом, а надеюсь пробыть у вас несколько времени, если Господь позволит.)

1) При сборе (Кстати, о сборе) и т.д. Лука сообщает (Деян.11:28), что пророчество Агава, предсказавшего грядущий голод при Кесаре Клавдии, дало повод святым собирать пожертвования для помощи братьям в Иерусалиме. Хотя пророк возвестил, что подобное зло обрушится на всю вселенную, коль скоро иерусалимляне испытывали большую нужду, и церкви из язычников, если не хотели быть повинными в великой неблагодарности, должны были помогать городу, от которого приняли Евангелие, вышло так, что все члены этих церквей, забыв о себе, думали лишь об облегчении участи Иерусалима. То же, что в Иерусалиме царила тогда великая бедность, явствует из Послания к Галатам (2:10), в котором Павел сообщает: апостолы поручили ему дело побудить язычников к оказанию помощи. Но апостолы никогда не дали бы подобного поручения, если бы их не вынуждала необходимость. Далее, это место подтверждает истинность того, о чем Павел говорил в Послании к Галатам: он увещевал язычников придти на помощь в столь великой нужде. Впрочем, теперь он предписывает также и способ оказания помощи. И дабы коринфяне согласились быстрее, упоминает о том, что уже заповедал все это галатийским церквям. Ибо пример других должен побуждать нас еще сильнее, так как по природе мы избегаем делать то, чего не делают другие. Затем следует описание способа, с помощью которого апостол хотел устранить все промедления и препятствия.

2) В первый день недели (В одну из суббот). Цель апостола состояла в том, чтобы милостыня была приготовлена вовремя. Посему он велит коринфянам не ждать своего прихода. Ведь все, происходящее неожиданно и стихийно, совершается не вполне правильно. Значит, коринфяне должны отложить то, что захотят, и насколько позволят возможности каждого, в день субботний. То есть, в тот день, когда происходили священные собрания.

Златоуст толкует фразу κατά μίαν σαββάτων – в первую субботу. Но я с ним не согласен. Скорее Павел хотел сказать, чтобы один отлагал в одну субботу, а другой – в другую, и все они в каждую субботу, если захотят. Заповедуя это, апостол, во-первых, имел в виду удобство, а, во-вторых, рассчитывал, что священное собрание, на котором происходит общение святых, воспламенит их сердца.

Также не принимаю я того, что, по словам того же Златоуста, суббота понимается здесь как воскресный день. Более похоже на правду, что апостолы вначале удержали привычный для евреев день недели, а затем, вынужденные бороться с иудейским суеверием, отменили его и заменили другим. День же Господень был выбран потому, что воскресение Господне положило конец теням закона. Посему этот день научает нас христианской свободе. Впрочем, из этого отрывка легко выводится, что у верующих всегда был определенный праздничный день для проведения богослужений. И не потому, что почитание Бога тогда пребывало в небрежении, а потому что для общего согласия важно установление конкретного дня для проведения священных собраний, коль скоро их нельзя проводить ежедневно. Ибо то, что Павел в другом месте запрещает различать между днями, следует относить к различению по религиозным причинам, а не по причинам общественного устроения и внешнего порядка.

И сберегает (сберегая). Я предпочел сохранить греческое причастие, поскольку оно, как мне кажется, несет на себе большую эмфазу. Хотя слово θησαυρίζειν означает «откладывать», на мой взгляд, апостол хотел научить коринфян следующему: все их пожертвования святым – наилучшее и самое надежное сокровище. Ведь, если языческому поэту можно было сказать: «богатство, которое отдал, навечно с тобою пребудет», – сколь больше должна эта мысль значить для нас, не зависимых от людской благодарности, но имеющих Бога, Который вместо нищего делает должником Самого Себя и с большими процентами вернет нам некогда все, что мы ради Него пожертвовали? Посему эти слова Павла соответствуют речению Христову: собирайте себе сокровище на небесах, не расхищаемое ворами и не истребляемое молью (Мф.6:19).

Сколько позволит (в чем преуспел). Вместо этой фразы древний переводчик поместил другую: «сколько будет ему угодно». Несомненно, что в заблуждение его ввело сходство между словами. Эразм же перевел: «что будет для него удобным». Но мне не нравятся оба этих варианта, поскольку прямое значение слова несет более подходящий смысл. Ибо апостол имеет в виду благополучное преуспевание в делах. Посему он призывает каждого рассмотреть собственные возможности и как бы говорит: пусть каждый жертвует из своего достатка бедным по мере данного от Бога благословения.

3) Когда же приду. Поскольку мы даем с большей готовностью, если знаем, что пожертвованное нами дойдет до адресата, апостол сообщает коринфянам о способе доставки, дабы уверить их в ее абсолютной надежности, а именно: они должны избрать испытанных мужей и поручить им это дело. И если понадобится, апостол предлагает им собственные услуги, что доказывает, как близко принимал он к сердцу это мероприятие.

5) Когда пройду Македонию. Общепринятое мнение гласит, что это послание Павел написал в Филиппах. Идущим же отсюда в Коринф по суше предстояло пройти через Македонию, ибо этот город находился в крайнем отдалении напротив эматийских гор. Конечно, вместо того, чтобы идти по суше, Павел мог бы приплыть в Коринф на корабле. Однако апостол хотел посетить македонские церкви, дабы мимоходом утвердить в вере также и их. Таково общепринятое мнение.

Мне же кажется более вероятным, что послание это было написано в Эфесе, ибо немного ниже Павел говорит, что задержится в нем до пятидесятницы. И коринфян он приветствует от имени асийцев, а не филиппийцев. Кроме того, в другом своем послании апостол прямо говорит, что, как только отправил это письмо, тут же пошел в Македонию. И после прохождения Македонии он удалился от Эфеса и приблизился к Ахаии. Посему не сомневаюсь в том, что в момент написания Павел находился в Эфесе. Из него он мог бы отправиться в Ахаию по кратчайшему морскому пути. Посещение же Македонии представляло собой долгий обходной и весьма тягостный путь. Итак, апостол сообщает коринфянам, что поедет к ним не прямо, а через Македонию.

Но одновременно он обещает им весьма много, а именно: что останется у них надолго, выказывая этим свою любовь. Ибо зачем Павлу задерживаться, если не ради заботы об их спасении? Апостол также хочет сказать, сколь твердо уверен в их взаимной любви к нему, считая не подлежащим сомнению, что они проводят его, исполнив собственный долг. И, говоря это, апостол несомненно уповает на их дружбу.

Однако затем Павел делает оговорку: «если Господь позволит», – оговорку, которой святые должны ограничивать все свои замыслы и помышления. Ибо весьма дерзко – планировать и замышлять на будущее множество дел, в то время как даже нынешний миг не находится в нашей власти. Хотя главное в подчинении всех наших планов Богу и Его провидению – внутреннее душевное чувство, нам все же надлежит привыкнуть и к такому способу выражения, дабы всякий раз, когда речь идет о будущем, мы все препоручали воле Божией.

8. В Ефесе же я пробуду до Пятидесятницы, 9. ибо для меня отверста великая и широкая дверь, и противников много. 10. Если же придет к вам Тимофей, смотрите, чтобы он был у вас безопасен; ибо он делает дело Господне, как и я. 11. Посему никто не пренебрегай его, но проводите его с миром, чтобы он пришел ко мне, ибо я жду его с братиями. 12. А что до брата Аполлоса, я очень просил его, чтобы он с братиями пошел к вам; но он никак не хотел идти ныне, а придет, когда ему будет удобно.

(8. В Ефесе же я пробуду до Пятидесятницы, 9. ибо для меня отверста великая и действенная дверь, и противников много. 10. Если же придет к вам Тимофей, смотрите, чтобы он был у вас безопасен; ибо он делает дело Господне, как и я. 11. Посему пусть никто им не пренебрегает, но проводите его с миром, чтобы он пришел ко мне, ибо я жду его с братиями. 12. А что до брата Аполлоса, я очень просил его, чтобы он с братиями пошел к вам; но у него нет желания идти сейчас, а придет, когда ему будет удобно.)

8) Пробуду. Выше, основываясь на этой фразе, я доказывал, что послание это отослано скорее из Эфеса, нежели из Филипп. Вероятнее всего апостол говорил здесь о месте, в котором тогда находился, а не о том, в которое собирался придти, сделав большой крюк. Кроме того, чтобы проходящий через Македонию достиг Эфеса, ему надо было бы развернуться от уже близкого Коринфа и пересечь море. Итак, апостол предсказывает, что пробудет в Эфесе до пятидесятницы, и указывает на причину задержки, дабы коринфяне не сердились на него из-за долгого ожидания.

Эразм предпочел перевести: «вплоть до пятидесятого дня», но руководствовался глупыми предположениями, а не надежными доводами. Он говорит, что тогда у христиан еще не был установлен празднуемый ныне день пятидесятницы. С этим я согласен. Но Эразм отрицает, что это слово можно отнести к иудейскому празднику, поскольку апостол повсеместно порицает и отвергает суеверное соблюдение дней. Однако я не согласен с тем, что Павел праздновал в Эфесе этот день по суеверным мотивам. Апостол делал это, поскольку тогда собиралось большое количество народа, и он надеялся, что это послужит поводом для распространения Евангелия. Также и, спеша Иерусалим, в качестве причины спешки он указывал на желание придти туда до дня пятидесятницы. И в то время, как цель прочих состояла в принесении жертвы по обряду закона, Павел преследовал иную цель, надеясь, что служение его принесет больше пользы при большом стечении людей. Значит, если Павел просто говорил бы здесь о пятидесяти днях, смысл был бы весьма поверхностный. И коль скоро он говорит την πεντηκοστην, его слова можно отнести только к определенному дню. О празднике же пятидесятницы читай в Лев.23:16.

9) Ибо для меня отверста дверь. Апостол приводит две причины, по которым задерживается в Эфесе. Первая: здесь ему дана возможность способствовать продвижению Евангелия. И вторая: из-за множества противников присутствие его весьма необходимо. Он как бы говорит: немного задержавшись здесь, я принесу большую пользу, а если сразу уйду, то сатана, воспользовавшись этим, может сильно навредить.

В первой части он использует довольно распространенную метафору, разумея под словом «дверь» благоприятную возможность. Ибо Господь открыл ему дорогу для проповеди Евангелия. Павел называет эту дверь «великой», поскольку мог принести пользу многим, и «действенной», поскольку Господь благословил его труд и сделал действенным его учение силою Собственного Духа. Итак, мы видим, как этот святой муж везде стремится к славе Христовой, и выбирает место для проповеди, руководствуясь не собственным удобством или пожеланием, а тем, что может принести больше пользы и более плодотворно послужить Господу.

Добавь к этому, что Павел не только не избегал тягот, но и добровольно шел на них, даже если видел, что сражаться предстоит еще отважнее и с большими трудностями. Ибо он остался потому, что имелось множество противников, и чем искуснее он был в сдерживании их напора, тем с большей готовностью и охотой должен был это делать.

10) Если же придет к вам Тимофей. Апостол говорит так, как будто еще не уверен в его приходе. Он расхваливает Тимофея, желая, чтобы тот находился у коринфян в безопасности. И не потому, что они угрожали его жизни, а потому, что в Коринфе на него непременно обрушилось бы множество врагов Христовых. Итак, апостол хочет, чтобы коринфяне усердно заботились о Тимофее и не позволяли причинить ему какого-либо вреда. И указывает на причину: «ибо он делает дело Господне». Отсюда мы выводим, что Церковь Христова непременно должна заботиться о сохранении жизни служителей. Действительно, справедливо, чтобы обладающий большей благодатью более усердно занимался назиданием верующих. И поэтому его жизнь драгоценнее для нас, нежели жизнь прочих.

Фраза же апостола «как и я» помещена или для подчеркивания достоинств Тимофея, или просто означает сходство в служении, поскольку и тот, и другой работали на ниве Слова.

11) Посему никто не пренебрегай (пусть никто им не пренебрегает). Это – вторая похвала, суть которой сводится к тому, чтобы коринфяне относились к Тимофею без презрения. Вероятно он был еще достаточно юн, а юный возраст вызывает к себе меньшее уважение. Итак, апостол предостерегает коринфян: ничто не должно мешать им заслуженно дорожить верным служителем Христовым. Возможно, под презрением Павел подразумевает здесь не достаточно сильную заботу о жизни Тимофея. Но кажется, что заповедь апостола имеет более широкий смысл, поскольку коринфяне могли бы думать о Тимофее весьма пренебрежительно, если бы прежде не узнали о его добродетелях. Наконец, апостол заповедует проводить Тимофея с миром, то есть, огражденным от всякого вреда. Ибо слово «мир» означает здесь невредимость.

12) А что до брата Аполлоса. Аполлос преемствовал Павлу в деле назидания коринфян, поэтому выше в тексте послания апостол приписывал ему роль оросителя. Теперь же он извиняется за то, что Аполлос не придет с остальными, и извиняется для того, чтобы коринфяне не заподозрили, будто Аполлоса задерживает сам Павел. Ведь, чем известнее был им Аполлос, тем больше они к нему были расположены, и у них могло возникнуть предположение, что так произошло намеренно, и Аполлос не придет к ним из-за боязни какого-то соблазна. Действительно, коринфяне могли бы задать вопрос: почему Павел послал к нам этих людей, а не Аполлоса? И апостол отвечает, что это зависело не от него, ибо и он уговаривал Аполлоса, и обещает, что последний придет к ним, когда представится возможность.

13. Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды. 14. Все у вас да будет с любовью. 15. Прошу вас, братия (вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии и что они посвятили себя на служение святым), 16. будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся. 17. Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, 18. ибо они мой и ваш дух успокоили. Почитайте таковых. 19. Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью. 20. Приветствуют вас все братия. Приветствуйте друг друга святым целованием. 21. Мое, Павлово, приветствие собственноручно. 22. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа. 23. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами, 24. и любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь.

(13. Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды. 14. Все у вас да будет в любви. 15. Прошу вас, братия (вы знаете, что семейство Стефаново есть начаток Ахаии, и что они посвятили себя на служение святым), 16. дабы вы были покорны таковым и всем содействующим и трудящимся. 17. Я рад присутствию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня недостовавшее от вас, 18. ибо они мой и ваш дух успокоили. Признавайте таковых. 19. Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас много в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью. 20. Приветствуют вас все братия. Приветствуйте друг друга святым целованием. 21. Мое приветствие, рукою Павловою. 22. Кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет анафема, маран-афа. 23. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами, 24. и любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь.)

13) Бодрствуйте. Краткое, но довольно важное увещевание. Апостол велит коринфянам бодрствовать, дабы сатана не застиг их врасплох. Поскольку с сатаною ведется постоянная война, должно иметь место и постоянное бодрствование. Бодрствование же ума заключается в том, что, отрешившись и избавившись от мирских забот, мы размышляем о вещах, относящихся к Богу. Подобно тому, как тело отягощают пьянство и невоздержанность, делая его для всего бесполезным, так и заботы и вожделения мира сего, вялость и самоуверенность, подобны духовному пьянству, одурманивающему разум.

Второе увещевание состоит в том, чтобы коринфяне стояли в вере или хранили веру, дабы проявлять стойкость. Ибо вера – фундамент, на который мы опираемся. И способ устояния, несомненно, заключается в том, чтобы люди с твердой верой полагались на Бога.

В-третьих, и это близко к предыдущему, апостол призывает коринфян к мужеству. И поскольку по природе мы слабы, в-четвертых, он велит им укрепляться или собираться с силами. Ведь в месте, переведенном нами: «будьте тверды», Павел использует только одно слово, означающее то же, что и «усиливаться».

14) Все у вас да будет с любовью (в любви). Апостол снова говорит о правиле совершения всех дел, посредством которых мы поддерживаем друг с другом общение. Он хочет, чтобы всеми ими управляла любовь, поскольку коринфяне прежде всего грешили в том, что каждый, пренебрегая другими, думал только о самом себе.

15) Вы знаете семейство Стефана (что семейство Стефана). Из повседневного опыта мы знаем, сколь полезен авторитет тех, кого Бог наделил более выдающимися дарами. Итак, если мы хотим содействовать благоденствию (saluti) Церкви, то всегда должны заботиться о том, чтобы добрым людям воздавалась честь. Советы добрых весьма ценны, так что остальные следуют им и согласны управляться их мудростью. Именно к этому и стремится Павел, увещевая коринфян почитать дом Стефана (некоторые кодексы добавляют: и Фортуната). Ведь Бог являет Себя перед нами там, где показывает дары Собственного Духа. Значит, если мы не хотим казаться презирающими Бога, то должны добровольно покоряться всем, кому Бог даровал нечто большее.

И чтобы коринфяне с большей готовностью почитали это семейство (ибо упоминание другого семейства, кажется, просто добавлением к этому отрывку), апостол напоминает им о том, что оно есть начаток Ахаии. То есть, домашние Стефана были первыми мужчинами (Первыми женщинами, принявшими) из ахайцев, принявшими Евангелие. И не потому, что предваряющий других во времени всегда лучше, а потому что там, где к первенству добавляется стойкость, заслуженно воздается честь тем, кто своей готовностью уверовать как бы прокладывает путь Евангелию.

Следует отметить, что почетным титулом наделяются здесь те, кто посвятил свое состояние и служение другим верующим. По той же причине апостол немного ниже хвалит Фортуната и Ахаика, дабы каждый ценился тем больше, чем он лучше и чем большую пользу может принести. И в конце, дабы коринфяне охотнее их возлюбили, апостол говорит, что их заместительный труд восполнил недостаток всей коринфской церкви.

19) С домашнею их церковью. В том великая похвала, когда одной семье присваивается имя церкви. Вместе с тем, каждое семейство благочестивых должно быть устроено так, чтобы представлять собой церковь. Эразму больше понравился перевод «собрание», но это чуждо мысли апостола. Ибо здесь он использует не обычное название произвольного людского сборища, но почтительно говорит о христианском домостроительстве.

То же, что приветствия он посылает от имени Прискиллы и Акилы, подтверждает сказанное мною ранее: послание было написано скорее в Эфесе, нежели в Филиппах. Ибо Лука сообщает, что, когда Павел отправился дальше, эти люди остались за него в Эфесе.

20) Приветствуйте друг друга целованием святым. Обычай целования был весьма распространен среди иудеев, что явствует из их писаний. В Греции он также был известен, хотя и не особо распространен. Однако Павел, вероятно, говорит здесь о торжественном поцелуе, которым верующие приветствовали друг друга на священных собраниях. Ведь я легко поверил бы, что, начиная с апостольского века, совершение вечери сопровождалось взаимным целованием, вместо которого у язычников, несколько отвращенных от обычая целовать друг друга, возникло целование блюда. Как бы то ни было, поскольку целование было символом любви, не сомневаюсь, что Павел желал призвать коринфян хранить между собой взаимную приязнь, причем не только в душе и необходимых служениях, но и посредством любого символа, лишь бы он был свят, то есть, не бесстыден и не лжив (хотя слово «святое» может означать и «священное»).

22) Кто не любит Господа Иисуса. Послесловие к посланию Павла состоит из трех частей. Апостол молится о ниспослании коринфянам благодати Христовой, свидетельствует о своей к ним любви, и суровейшим образом обрушивается на тех, кто лживо ссылался на имя Господне, не любя Его при этом в душе. Ведь апостол говорит здесь не о внешних людях, откровенно ненавидевших имя христиан, но о притворщиках и лицемерах, смущавших церковь из-за своей алчности и тщеславия. Таковым апостол возвещает анафему, составленную в форме прошения. Не вполне ясно, желает ли он им погибели от Бога, или ненависти и проклятия от верующих, подобно тому, как в Гал.1:8, возвещая анафему извратителям Евангелия, апостол имел в виду не отвержение и осуждение Божие, а презре ние с нашей стороны. Я толкую сказанное просто: да погибнут и истребятся все, вносящие в церковь заразу. Действительно, нет ничего опаснее людей, злоупотребляющих благочестивым исповеданием для удовлетворения дурных желаний. И апостол указывает на источник этого зла – отсутствие любви ко Христу. Ведь искренняя и серьезная любовь к Нему не потерпит, чтобы мы создавали братьям преткновения.

Несколько сложнее истолковать сразу же следующую фразу апостола: «маран-афа». Почти все древние соглашались с тем, что она – сирийская по происхождению. Иероним толкует ее как «Господь грядет», другие же – «в пришествии Господнем», или «пока не придет Господь». Но никто из них, на мой взгляд, не понимает, сколь неуместным и детским было бы обращение апостола к грекам на сирийском наречии, если он собирался лишь сказать о будущем пришествии Господнем. Переводящие же фразу как «в пришествие Господне» занимаются гаданием, ибо и в этом случае смысл будет не слишком выразителен. Не правдоподобнее ли предположить, что эта формула была привычна для евреев, когда они кого-то анафематствовали? Ведь апостолы нигде не говорят на неизвестных языках, кроме двух случаев. Первый: они сообщают что-то от чужого лица. Например, Иисуса: «Эли, Эли, ламмах сабатани» (lammah sabathani). Или: куми» (Tabitha cumi). Или: «Эфета» (Epheta). И второй: они используют какое-то общераспространенное слово, как, например: «аминь», «осанна». Итак, посмотрим, не соответствует ли слово «маран-афа» отлучению от Церкви. Буллингер, основываясь на авторитете Теодора Библиандра, учит, что на халдейском наречии (declinatione) «махарамата» (maharamata) означает то же, что и еврейское םרח. И это мнение некогда подтвердил передо мною блаженной памяти муж Вольфганг Капито. Да и апостолам вовсе не ново раздельно писать слова, произносимые ими на родном языке, что явствует из вышеприведенных примеров. Итак, Павел, ранее осудив на анафему тех, кто не любит Христа, как бы подвигнутый важностью вопроса, и словно не довольствуясь вышесказанным, добавил обычное для иудеев выражение, которое они употребляли при произнесении анафем. Подобно тому, как, сказав на латыни: «я отлучаю тебя», и добавив к этой фразе слово «анафема», я выражу свои эмоции еще ярче.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →