Комментарии Жана Кальвина на 2-е послание Коринфянам 9 глава

Глава 9

1. Для меня впрочем излишне писать вам о вспоможении святым, 2. ибо я знаю усердие ваше и хвалюсь вами перед Македонянами, что Ахаия приготовлена еще с прошедшего года; и ревность ваша поощрила многих. 3. Братьев же послал я для того, чтобы похвала моя о вас не оказалась тщетною в сем случае, но чтобы вы, как я говорил, были приготовлены, 4. и чтобы, когда придут со мною Македоняне и найдут вас неготовыми, не остались в стыде мы, – не говорю «вы», – похвалившись с такою уверенностью. 5. Посему я почел за нужное упросить братьев, чтобы они наперед пошли к вам и предварительно озаботились, дабы возвещенное уже благословение ваше было готово, как благословение, а не как побор.

(1. Ибо о вспоможении святым для меня писать вам излишне, 2. ибо я знаю усердие духа вашего, о котором хвалюсь вами перед Македонянами, что Ахаия приготовлена еще с прошедшего года; и ревность ваша поощрила многих. 3. Братьев же послал я для того, чтобы похвала моя о вас не оказалась тщетною в сем случае, чтобы вы, как я говорил, были приготовлены. 4. Дабы, когда придут со мною Македоняне и найдут вас неготовыми, не остались в стыде мы, – не говорю «вы», – в уповании подобной похвалы. 5. Посему я почел за нужное упросить братьев наперед пойти к вам, дабы постараться, чтобы возвещенное уже благословение ваше было готово, причем, как благословение, а не как цепкость.)

На первый взгляд это предложение недостаточно согласуется с предыдущими. Ведь апостол, кажется, развивая свой довод, говорит о новом вопросе, который раньше не затрагивал. Но пусть читатели обратят внимание: Павел говорит здесь то же самое, что говорил и прежде. Не от недоверия увещевает он коринфян, его увещевание не связано с какими-либо прошлыми упреками. Но все же у апостола есть для него надлежащие основания. Сказанное им теперь имеет следующий смысл: я не учу вас помогать святым. Зачем это нужно, если вы и так хорошо все знаете и самим делом показали, что хотите в этом участвовать? Но поступаю я так потому, что, прославив повсюду вашу щедрость, обязал свою и вашу добросовестность. Эта причина и заставляет меня говорить. В ином случае подобное беспокойство могло показаться коринфянам обидным и обременительным. Они могли бы подумать, что их упрекают за лень, или что Павел в чем-то их подозревает. Павел же, найдя подходящее извинение, не только получает право без обиды увещевать коринфян, но даже в чем-то их понуждать. Но кто-то может заподозрить, что Павел говорит одно, а думает другое. Его действия кажутся глупыми: ведь если он считает, что коринфяне готовы к исполнению долга, то зачем увещевает их столь настойчиво? Если же Павел сомневается в их доброй воле, то почему зовет увещевание излишним? Любовь вмещает в себя все: и благую надежду, и беспокойство. Павел никогда не похвалил бы коринфян, если бы не был убежден в правоте своих слов. Он видел их хорошее начало, и ожидал, что таким же будет и продолжение. Но поскольку Павлу было известно человеческое непостоянство, он не мог не бояться, что коринфяне уклонятся от благих намерений.

1) Вспоможении святым. Кажется, это не подходит коринфянам, подававшим бедным от своего достатка. Ведь щедрость заслуживает большей похвалы. Но Павел имеет в виду то, чем обязаны верующие по отношению к своим братьям. Ибо члены Христова тела должны взаимно друг другу служить. И когда мы помогаем братьям, то выказываем им лишь должное служение. Пренебрегать же святыми, нуждающимися в нашей помощи, более чем бесчеловечно. Ведь мы отказываем им в их законном праве.

2) И хвалюсь вами. Апостол доказывает свое хорошее отношение тем, что, подобно свату, посредничает в возвещении их готовности. Но что если апостол необдуманно выдал желаемое за действительное? Так и кажется на первый взгляд. Он хвалит, что они были готовы еще в прошлом году. А, между тем, только теперь пытается их подготовить. Отвечаю: слова не надо понимать так, словно Павел утверждает, что коринфяне уже собрали и отложили предназначенное для помощи нищим. Он лишь говорит, каким было их намерение, о том, что оно было чистым и серьезным. Об этом обещании коринфян Павел и ведет речь.

3) Братьев же послал. Теперь апостол объясняет, почему, зная об их доброй воле, он, тем не менее, их увещевает столь усердно. Я хочу, – говорит Павел, – избежать вашего и моего стыда. Я обещал другим от вашего имени, и позор наш будет общим, если дела не будут соответствовать словам. Итак, вы должны признать обоснованность моего страха.

4) С такой уверенностью. Поскольку на греческом стоит слово ΰπόστασις, древний переводчик перевел его как «сущность», а Эразм как «доказательство». Но ни то, ни другое здесь не подходит. Будей учит, что некогда это слово означало дерзость и уверенность. Например, Полибий говорит: οΰχ οϋτω την δύναμιν ως την ΰπόστασιν καϊ τόλμαν αύτοΰ καταπεπληγμένων των έναντίων. Посему ΰποστατικος иногда означает «дерзкий» и «самоуверенный». И всякий поймет, сколь подходит такой смысл контексту апостольских слов. Откуда явствует, что остальные переводчики ошиблись из-за невнимательности.

5) Благословение, а не побор. Вместо «благословения» другие ставят слово «сбор». Однако я предпочел перевести дословно. Ведь греки используют слово εΰλογίας, чтобы предать еврейское ברכה. А последнее означает как благословение, то есть – успешное прошение, так и само благодеяние. Причина, думаю, кроется в том, что прежде всего оно применяется к Богу. А мы знаем, что Бог действенно благословляет нас одним Своим изволением. Посему, когда это слово применяется к людям, оно удерживает смысл, но делает его несобственным, поскольку благословение уже не имеет прежней действенности. Однако сам перенос вполне уместен. Благословению Павел противопоставляет πλεονεξίαν. Этим словом греки означают как чрезмерную жадность, так и обман и цепкость. Мне, учитывая антитезис, больше понравилось слово «цепкость». Ибо Павел хочет, чтобы коринфяне давали не с раздражением, но радушно, что яснее будет видно из следующих стихов.

6. При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. 7. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. 8. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело, 9. как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век.

(6. Дело же обстоит так: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет в благословении, тот в благословении и пожнет. 7. Каждый – по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо радостно дающего любит Бог. 8. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело, 9. как написано: расточил, раздал нищим; праведность его пребывает в век.)

6) При сем скажу. Теперь Павел красивым сравнением расхваливает милостыню, уподобляя ее посеву. Ведь во время посева семя бросается, сеется в землю тут и там, умирает и, в конце концов, истлевает. Кажется, оно окончательно погибло. Так же обстоит и с милостыней. То, что от тебя переходит к другому, представляется ущербом для твоего достояния. Но придет время жатвы, и будет собран плод. Ведь Господь все, что подается нищим, считает поданным Самому Себе. Поэтому Он воздает за это обильный наградой. Теперь вернемся к сравнению Павла. Тот, кто сеет скупо, возымеет скупой урожай, подобный его посеву. А сеющий щедро, соберет такую же богатую жатву. Пусть учение это твердо укоренится в наших душах. И всякий раз, когда плоть отваживает нас от благотворительности, внушая страх потери, будем всегда говорить ей в ответ: Господь велит нам сеять. Кроме того, жатву надо понимать и как духовную награду вечной жизни, и как земные благословения, коими Бог одаривает благотворящих. Ведь не только на небе, но и в этом мире награждает Бог благотворительность верующих. Итак, Павел как бы говорит: чем больше вы благотворите ближним, тем больше будете ощущать в себе благословение Божие. Он снова противопоставляет благословение скупости, как прежде противопоставил его цепкости. Отсюда явствует: благословение означает здесь щедрую и радушную благотворительность.

7) Каждый уделяй. Поскольку апостол заповедал давать щедро, надо было также добавить: Бог оценивает щедрость, смотря не столько на сумму, сколько на душу дающего. Павел усердно призывает помогать братьям, но не хочет требовать что-либо против воли. Итак, он велит людям охотно давать все, что они собираются дать. Даянию от сердца апостол противопоставляет огорчение и принуждение. Ведь, что мы делаем под принуждением, то делаем не по велению сердца, но с печалью. Кроме того, принуждение надо понимать здесь как внешнее, то есть происходящее извне. Ибо Богу мы также повинуемся по принуждению, но принуждению душевному. Итак, мы сами добровольно себя принуждаем. И поскольку плоть сопротивляется, мы часто применяем к себе силу, чтобы исполнить положенный нам долг. Однако, если нас принуждают извне, и мы внутренне, по возможности, желали бы ничего не делать, тогда мы действуем без пылкости, без радости, но все совершаем с огорчением и душевной скорбью.

Ибо доброхотно дающего. Павел, как я уже говорил, отсылает нас к Богу. Ведь милостыня – это жертва. Но Богу угодны только добровольные жертвы. И Павел, уча, что радостно дающего Бог любит, утверждает, что, напротив, дающего вынужденно Он отвергает. Ведь Бог не хочет править нами подобно тирану, но, являя Себя Отцом, требует от нас радостного сыновнего послушания.

8) Бог же силен. Павел снова упреждает превратную мысль, внушаемую нашим неверием. Разве не надо прежде позаботиться о себе? Разве, после дарения, у тебя не остается меньше прежнего? И Павел для отвержения подобного сомнения вооружает нас обетованием: все, что мы жертвуем, обращается нам во благо. Я сказал уже, что мы по природе более чем скупы, что склонны к отчаянию, толкающему всех цепко держаться за свое имущество. Для исправления сего порока нам и дается это обетование: благотворящие нищим одновременно помогают себе, как бы поливая собственное поле. Милостыней, как по каналу, эти люди проводят к себе благословение Божие, приносящее им богатство. Это и хочет сказать Павел. Благотворительность ни в чем вас не обедняет, Бог сделает так, что вам выпадет еще большее изобилие. Павел говорит о силе Божией. Не так, как поэты, но по обычаю Писания, которое приписывает Ему силу вовсе не праздную, но именно в том самом действии, последствия которого мы в настоящее время ощущаем.

Имея всякое довольство. Апостол представляет двойной плод обещанной коринфянам благодати. Они будут иметь достаточно и для себя, для подаяния другим. Под довольством он имеет в виду ту меру, которую Господь считает для нас полезной. Ведь не всегда нам полезно насыщаться до предела. Итак, Господь дает нам в зависимости от нашей пользы, иногда больше – иногда меньше. Но так, чтобы было достаточно. А это много больше, чем если бы кто-то приобрел весь мир. В этом довольстве нам подобает богатеть для помощи другим. Ведь Бог благотворит нам не для того, чтобы каждый имел для себя, но чтобы между нами по мере необходимости существовало общение в благах.

9) Как написано. Павел приводит свидетельство из Пс.112:9, где среди прочих добродетелей пророк хвалит и благотворительность. Благотворящий не оскудеет в подаянии, но, как из источника всегда проистекает вода, так и поток его щедрости никогда не иссякнет. Павел хочет, чтобы мы не ослабели в подаянии, и такая же цель увещеваний пророка.

10. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, 11. так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу. 12. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу; 13. ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Евангелию Христову и за искреннее общение с ними и со всеми, 14. молясь за вас, по расположению к вам, за преизбыточествующую в вас благодать Божию. 15. Благодарение Богу за неизреченный дар Его!

(10. Дающий же семя сеющему, пусть же подаст и хлеб в пищу, и умножит посеянное вами и взрастит плоды правды вашей, 11. так чтобы вы всем богаты были во всякой простоте, которая через нас производит благодарение Богу. 12. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но изобилует и в том, что многие благодарят Бога; 13. ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность согласия вашего с Евангелием Христовым и за искреннее общение с ними и со всеми, 14. в молитве своей за вас, они желают вас ради преизбыточествующей в вас благодати Божией. 15. Благодарение Богу за неизреченный дар Его!)

10) Дающий. Красивый парафраз, полный великого утешения. Ведь кажется, что сеющий в какое-то время, пожиная урожай, собирает плод своего труда и усердия. И сеяние представляется источником, из которого для нас проистекает всякий жизненный достаток. Павел отвергает такое умствование, утверждая, что и семя сеется, и достаток подается по божественной благодати. Причем даже сеющим земледельцам, которых считают кормящими себя и других собственным трудом. Подобная мысль высказывается и во Втор.8:16: Бог питал тебя манной, пищей неизвестной отцам твоим. Когда придешь ты в землю, которую Он собирался дать тебе, то скажешь: рука моя и сила моя дала мне такое богатство. Но Господь есть Тот, Кто дает силу для обретения богатства.

Подаст. Здесь у самих греков имеются два разных чтения. Одни кодексы приписывают будущее время всем трем глаголам: подавать, умножать и растить. Тогда это будет подтверждением предыдущего предложения. Павел нередко повторяет одно обетование разными словами, дабы лучше внушить его слушателям. В других кодексах эти глаголы поставлены в инфинитиве. Известно же, что инфинитив иногда употребляется вместо желательного наклонения. Я больше привержен последнему чтению. Во-первых, оно более общепринято, во-вторых, для Павла обычно заключать увещевания молитвой, в коей он просит у Бога то, о чем ранее учил. Хотя и первое толкование вполне подходит.

Хлеб в пищу. Апостол указывает на двойной плод Божия благословения. Мы будем иметь все достаточное для терпимой жизни. Кроме того, у нас будет из чего уделять другим нуждающимся. Ведь мы рождены не только для самих себя. И христианин не должен жить для себя или владеть тем, что имеет, лишь для собственного пользования. Посеянное и плоды праведности апостол относит к милостыни. Ибо плоды праведности он косвенно противопоставляет доходу, который большая часть людей собирает в хранилища и житницы. Дабы каждый обогащался тем, что смог собрать или наскрести. Первое понятие означает материю благотворительности, а второе – само дело или же долг любви. Ведь праведность здесь понимается как сама благотворительность. Апостол как бы говорит: Бог не только подаст вам то, что каждому достаточно для собственного употребления. Он сделает так, чтобы источник вашей щедрости никогда не иссякал. Если же далеко не последняя часть праведности – помогать ближним в нищете, значит, нечестивы те, кто небрежет этим своим долгом.

11) Вы во всем богаты были. Под простотою апостол разумеет природу истинного радушия, когда, поручив наше беспокойство Богу, мы с готовностью отдаем, что имеем, на заповедованное Им использование. Павел учит, что это – истинное богатство верующих. Вручив провидению Божию довольство своего пропитания, они не сомневаются благотворить другим. Не без причины зовет он это богатством щедрой души, довольной даже скудным пропитанием. Ведь для неверующих, беспокоящихся о своем имуществе, то же самое будет нищетой и голодом.

Которая через вас. Павел хвалит будущую милостыню коринфян, указывая и на другое ее следствие. Милостыня эта будет во славу Божию. Затем он более подробно объясняет это следующим образом: кроме обычного плода любви милостыня порождает также благодарение Богу. Эффект усиливается, ибо многие будут благодарить Бога. И не только за помогающую им щедрость дарителей, но и за все благочестие коринфян. Делом апостол называет обязанность, которую он принял по просьбе церквей. Там, где мы переводим «служением», на греческом стоит λείτουργία. Это слово иногда означает жертву, а иногда – любой публичный дар. И то, и другое хорошо подходит настоящему месту. Ведь называть милостыню жертвой далеко не ново. После распределения служений между гражданами никто не тяготится исполнять свой долг. И так же в Церкви – общение в благах должно считаться необходимым служением. Коринфяне, как и другие, помогая иерусалимским братьям, приносили жертву Богу; исполняли законный, возложенный на них долг. А Павел был служителем этой жертвы. Слово «служение» можно также относить к коринфянам, но смысл будет тот же.

13) Опыт сего служения. Опыт (как и во многих других местах) означает доказательство или свидетельство. Любовь коринфян хорошо подтверждалась тем, что они проявляли щедрость к своим далеким братьям. Но Павел идет дальше – к послушанию, выражающему согласие с Евангелием. Этим свидетельством мы истинно доказываем, что слушаемся евангельского учения. Согласие же явствует из того, что милостыня дается по общему согласию всех.

14) Молясь за вас. Павел не опускает ничего, что могло бы вдохновить коринфян. Вначале он говорит об утешении, которое испытывают верные. Затем – о благодарении, коим будет прославляться Бог. Больше того, это будет признанием, которое всем засвидетельствует их единодушное согласие в вере и благочестивом послушании. Наконец, апостол говорит о награде, которую коринфяне получат от святых, а именно – о благоволении, проистекающем из благодарности, и о молитве Богу. У них, – говорит Павел, – есть чем вам воздать. Они будут любить вас и поминать в своих молитвах перед Богом. В заключение апостол, словно участвуя в сем желании, переходит к прославлению Бога. Этим он показывает, что считает свое упование как бы уже исполненным.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →