Комментарии Жана Кальвина на послание к Галатам 6 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Глава 6

1. Братия! если впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такого в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. 2. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. 3. Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. 4. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, 5. ибо каждый понесет свое бремя.

(1. Братия! Если даже человек застигнут будет каким согрешением, вы, духовные, исправляйте такого в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. 2. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. 3. Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. 4. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, 5. ибо каждый понесет свое бремя.)

1) Если и впадет. Подобно тому, как самомнение представляет собой первейшую язву, так и часто вредит несвоевременная и чрезмерная жесткость, прикрывающаяся видом праведного рвения, но часто рождающаяся из надменного презрения и небрежения к братьям. Ибо многие, получив от прегрешений братьев повод для нападок, начинают их жестоко и высокомерно терзать. И все потому, что больше заботятся о попреках, нежели об исправлении. Конечно же, согрешающие должны обличаться, и часто это следует делать с суровостью и остротой. Итак, обличениям надлежит предаваться во всякое время, однако же желчь необходимо умягчать елеем. Следовательно, апостол учит здесь тому, что в деле исправления прегрешений братьев надобно проявлять мягкость. Так что благочестивыми и христианскими можно считать лишь те обличения, которые сопряжены с кротостью. И чтобы скорее это внушить, апостол показывает, какова цель благочестивых обличений. Она состоит в обращении падшего, то есть в полном его восстановлении. А этого никогда нельзя достичь насилием и попреками, жестким взглядом или словами. Значит, нам остается проявлять дух смирения и кротости, если то полезно для исцеления брата. И дабы кто не являл смирение лишь внешним образом, апостол требует присутствия духа. Этим он хочет сказать, что лишь те пригодны для обличения братьев, кто обладает духом кротости.

Для похвалы подобного духа в обличении братьев, апостол использует и другой аргумент, говоря: «если будет застигнут». Ибо бесчеловечно жестоко преследовать тех, кто пал по неразумию или вследствие обмана. Мы знаем, что дьявол всегда готовит на нас засады и обманывает нас тысячами способов. Итак, видя, как кто-то из братьев пал, будем считать, что он попал в силки сатаны. Будем испытывать к нему сочувствие и проявлять склонность к прощению. Впрочем, апостол несомненно отличает здесь прегрешения и падения от вопиющих преступлений, соединенных с осознанным и упорным презрением к Богу. Таковое злостное и злодейское восстание против Бога следует наказывать жестче. Ибо какая здесь будет польза от кротости? Вставленное апостолом слово «даже» означает, что прощать надо не только искушаемых, согрешивших по немощи, но и тех, кто этому искушению охотно поддался.

Вы, духовные. Апостол говорит это не в ироническом смысле, а имеет в виду то, что как бы ни были духовны эти люди, они все же не полностью напоены этим духом. В обязанность таковых и входит исправление падших. Ибо с какой еще целью они предпоставляются другим, если не ради спасения братьев? Несомненно, что чем большей кто обладает благодатью, тем больше несет он обязательств перед немощными в отношении их назидания. Однако, поскольку мы настолько порочны, что ошибаемся в исполнении даже лучшего долга, апостол предостерегает нас не примешивать к этому что-либо плотское.

Наблюдая каждый за собою. Павел весьма обдуманно заменил здесь множественное число единственным. Ибо увещевание бывает действеннее, когда каждому в отдельности повелевают вникнуть в самого себя. Кем бы ни был ты, наблюдающий за другими, говорит апостол, наблюдай и за самим собой. Ибо нет ничего труднее, чем заставить нас самих признать собственную немощь. Будучи более, чем прозорливы в подмечании чужих пороков, мы, когда речь идет о наших собственных, не видим даже сумки за плечами. Посему для придания своим словам большей остроты, апостол пользуется здесь единственным числом. И смысл может быть двояким. Ибо, признавая, что мы также подвержены грехам, мы охотнее будем оказывать другим то снисхождение, которое желаем и для себя самих. Поэтому некоторые понимают слова Павла так: не будь неумолимым и жестоким к другим людям, ведь и сам ты грешник, нуждающийся в милосердии братьев. Однако мне не меньше нравится и второе толкование: Павел заповедует нам остерегаться того, чтобы, обличая других, согрешить самим. Есть опасность, которую следует избегать изо всех сил, но избежать весьма трудно. Ибо нет ничего проще, чем перейти должную меру. Хотя ничего не мешает здесь отнести слово «искушение» к рассматриваемому случаю или даже ко всей жизни. Итак, как только заходит речь о пороках, будем всегда начинать с самих себя, чтобы, памятуя о собственной немощи, быть сдержанными по отношению к другим.

2) Носите бремена друг друга. Сии слова весьма уместны для похвалы человеколюбия, поскольку апостол немощи и пороки, коими мы страдаем, называет здесь бременами. Природа повелевает нам облегчать участь людей, несущих бремя. Апостол же приказывает носить бремена не для того, чтобы потакать обременяющему братьев злу, а скорее для того, чтобы снять с них это зло. И сие происходит через дружеские и кроткие увещевания. Ибо много было прелюбодеев, охотно прибегавших к заступничеству Христа, много воров, охотно делавших из Него ходатая, много других преступников всякого рода, охотно соглашавшихся на Его покровительство, и все они хотели, чтобы верные возложили на плечи их бремена. Но поскольку апостол соединяет терпимость с исправлением и обращением, всякий увидит, какую именно терпимость требует он здесь от христиан.

Исполните закон Христов. Апостол говорит о «законе» Христовом с целью придать своим доводам силу. Ибо здесь подразумевается противопоставление между законом Христа и законом Моисея. Павел как бы говорит: Если вам угодно соблюдать закон, то, вот, Христос предписывает вам закон, заслуживающий предпочтения перед всеми другими. Закон в том, чтобы мы относились друг к другу человечно. Ибо кто этого лишен, тот лишен и всего остального. Напротив, апостол говорит, что закон Христов исполняется там, где человек оказывает ближнему милосердие. Этим он хочет сказать: все чуждое любви – излишне в исполнении закона. Ибо употребляемое им греческое слово означает полное исполнение. Поскольку же никто не выказывает полностью того, что требует Павел, мы все оказываемся далекими от совершенства. Ведь то, что незначительно по отношению к людям, весьма важно в глазах Божиих.

3) Ибо кто почитает. Сочетание слов здесь несколько двусмысленно, но мысль Павла вполне ясна. Ибо фраза «будучи ничто» на первый взгляд означает следующее: ежели кто, в иных отношениях будучи ничем (каковы многие люди, надмевающиеся своей самоуверенностью), приписывает себе нечто. Однако утверждение Павла является более общим, поэтому его следует перевести так: поелику все смертные суть ничто, тот, кто хочет чем-нибудь казаться и убедить себя в том, что чем-то является, обманывает самого себя. Итак, во-первых, Павел объявляет нам, что мы – ничто, подразумевая под этим, что у нас нет ничего своего, чем мы могли бы хвалиться, но что, напротив, мы лишены всякого добра. Во-вторых, он выводит отсюда, что обманывают себя люди, приписывающие себе нечто. Но весьма глупо, если мы, считая недостойным обманываться другими, вводим в заблуждение сами себя. Далее, это размышление делает нас много справедливее по отношению к другим. Ибо откуда происходит жестокость попреков, откуда надменная суровость? Оттого что всякий, превознося себя над другими, начинает этих других презирать. Пусть исчезнет превозношение, и все мы будем кроткими друг к другу.

4) Каждый да испытывает свое дело. Павел наносит последний, решительный удар по людской гордыне. Но поскольку часто, сравнивая себя с другими, мы заключаем о собственной ценности исходя из их никчемности, апостол отрицает уместность подобного сравнения. Никто, говорит он, не должен мерить себя чужой меркой, никто не должен нравиться себе потому, что другие ему не нравятся. Но, перестав смотреть на других, каждый должен исследовать собственную совесть, и посмотреть, какие дела творит он сам. Похвала бывает истинной не тогда, когда мы присваиваем ее, сравнивая себя с другими, а тогда, когда она полагается нам без всякого сравнения. Некоторые думают, что здесь содержится ирония. Словно Павел говорит: ты льстишь себе из-за пороков других. Но если ты посмотришь, каков ты сам, тогда будешь иметь положенную тебе славу, то есть – не будешь иметь никакой. Поскольку нет никого, кто заслужил бы хоть каплю славы.

Следующее за этим «каждый понесет свое бремя», они понимают, как «должен понести». Однако здесь имеется более подходящий смысл, без всякого иносказания. Ибо слова звучат так: ты будешь иметь славу по отношению к самому себе, а не по сравнению с другими. Я понимаю, почему многие здесь видят иронию. Ведь в предыдущем предложении апостол обратил в ничто всю людскую славу. Однако здесь Павел ведет речь о похвале доброй совести, которую Господь дарует своим людям, и которую сам Павел в другом месте превозносит. Похвала эта состоит не в чем ином, как в признании благодати Божией, никак не превозносящей самого человека, но побуждающей его прославлять Бога. Таковую похвалу открывают в себе благочестивые, воздавая ее не своим заслугам, а благости Божией. Вот похвала наша, говорит апостол в другом месте (2Кор. 1:12): свидетельство совести нашей о том, что мы вели себя достойно. И Христос глаголет (Мф.6:7): Войди в почивальню твою, и благотвори перед Отцом твоим втайне. И Отец твой, который втайне, воздаст тебе явно (На полях Кальвин добавляет: Хотя в собственном смысле он ничего не утверждает, но учит, что, если кто оценивает себя по собственному достоинству, а не по никчемности других, такая похвала будет законной и твердой. Посему его утверждение условно. Павел как бы говорит: годными считаются лишь те, кто является таковым сам по себе.).

5) Ибо каждый понесет свое бремя. Дабы избавить нас от лености и тщеславия, апостол предлагает подумать о божественном суде: там каждый даст отчет за свою жизнь без какого-либо сравнения с другими людьми. Ведь именно это и вводит нас в заблуждение: одноглазый среди слепых кажется себе вполне зрячим, а смуглый среди черных считает себя за белого. Павел говорит, что подобным рассуждениям не будет места на судилище Божием. Ведь там каждый будет нести свое бремя, и никто не отпустит грехи другого. В этом и состоит подлинная мысль Павла.

6. Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. 7. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: 8. сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. 9. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если только не ослабеем. 10. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере.

(6. Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. 7. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: 8. сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. 9. Делая добро, да не унываем, ибо, если не ослабеем, пожнем в свое время. 10. Итак, доколе есть время, будем благотворить всем, а наипаче своим по вере.)

6) Делись. Похоже, что уже тогда пренебрегали учителями и служителями слова. Но это – позорнейшая неблагодарность. Сколь недостойно отказывать в телесном пропитании тем, кто питает наши души; не удостаивать земного воздаяния тех, от кого мы получили небесные блага! Но мир уже давно вел и сегодня ведет себя таким образом: щедро одаривает служителей сатаны, а благочестивых пасторов едва совсем не лишает средств к существованию. Хотя нам не подобает быть привередливыми или держаться за свои права, Павел счел необходимым призвать галатов к исполнению их долга. Это он сделал тем охотнее, что вел речь не о своем личном деле, а об общей пользе Церкви, отложив в сторону собственную выгоду. Если слово находится в чести, служители непременно должны получать искреннюю и щедрую помощь. Ведь хитрость сатаны состоит как раз в том, чтобы, лишив пропитания благочестивых служителей, лишить этих служителей саму Церковь. Павел же, заботясь о сохранности служения, ратует за попечение о добрых и верных пастырях. «Слово» разумей здесь κατ’ εξοχην как учение благочестия. Апостол увещевает кормить тех, кто назидает нас словом. Итак, по какому праву в папстве кормят множество праздных утроб и ненасытных животных, у которых нет ничего общего с учением Христовым?

Всяким добром. Апостол не хочет безмерно умножать роскошь, но заботится о том, чтобы имелась всякое необходимое для жизни вспомоществование. Ибо служители иногда должны довольствоваться и растительной пищей. Кроме того, всегда следует избегать опасности чрезмерного изобилия и роскоши. Итак, насколько того требует необходимость, пусть верные делятся всем своим с благочестивыми и святыми учителями. Ибо какую плату воздадут они за бесценное сокровище вечной жизни, обретаемое через их проповедь?

7) Бог поругаем не бывает. Апостол добавляет это для устранения оправданий, к которым обычно прибегают люди. Один говорит, что ему надо кормить семью. Другой говорит, что у него нет того, чем он мог бы поделиться. Так что лишь немногие исполняют свой долг, а это явно не восполняет нерадение других. Павел же объявляет, что подобные уловки пусты, поелику торг здесь ведется с Самим Богом – мысль, редко приходящая на ум миру. Ибо речь идет не только о пропитании людей, но и о том, насколько мы ценим Христа и Его Евангелие. Здесь мы видим свидетельство того, что не сегодня родился обычай презирать верных пастырей. Но это небрежение не проходит безнаказанно для нечестивых.

Что посеет. От щедрости нас удерживает мысль о том, что все перешедшее в чужие руки, по нашему мнению, пропадает для нас навечно. Кроме того, мы всегда боимся в этой жизни за самих себя. Напротив, Павел сравнивает эту жизнь с сеянием, и говорит, что мы, благотворя, сеем некое семя. О чем также сказано во втором Послании к Коринфянам, где апостол пользуется тем же сравнением. О, если бы мысль эта твердо укоренилась в наших умах! Сколь охотно уделяли бы тогда мы ближним и самих себя, и свое имущество, надеясь пожать от этого обильный урожай. Подобно тому, как земледельцы ничего не делают с такой радостью, как засеивают поле. Однако в то время, как они спокойно ждут девять месяцев тленного урожая, мы ослабеваем в ожидании блаженного бессмертия.

8) Сеющий в плоть. После общего утверждения идет толкование каждой его части. Сеять в плоть означает заботиться о нуждах настоящей жизни, без какого-либо попечения о жизни вечной. Те, кто так поступает, собирают плод достойный своего сева. Они пожнут то, что дурно посеяли. Другие толкуют фразу «сеять в плоть» как потакание похотям плоти, а под «тлением» понимают погибель. Однако первое толкование больше подходит к контексту. И я вполне обдуманно перевел здесь иначе, чем это делали древние переводчики, а также Эразм. По-гречески слова Павла звучат так: сеять в плоть. Что же это еще, как не такая приверженность плоти, что все старания направляются к ее пользе и выгоде?

А сеющий в дух. Дух я понимаю здесь как духовную жизнь, в которую сеют те, кто больше думает о небе, чем о земле. Они таким образом устраивают земную жизнь, что одновременно стремятся и к царству Божию. Итак, такие пожинают на небе нетленный плод своих духовных усилий. Далее, старания называются духовными в отношении своей цели, даже если внешне они кажутся относящимися к телу. К таковым принадлежит и то усердие, о котором ныне идет речь: содержание пастырей. Ежели паписты по своему обыкновению захотят увидеть здесь праведность по делам, то мы уже сказали в другом месте, как легко опровергаются их измышления. Ибо отсюда не следует, что вечная жизнь есть плата, или что мы оправдываемся делами, или что дела наши заслуживают спасение. Ведь по благодати происходит даже то, что Бог удостаивает наши дела внимания и обещает за них незаслуженную награду. Ежели кто захочет получить более полное объяснение, то для него скажу так: я отрицаю, что у нас имеются какие-либо вознаграждаемые Богом добрые дела, кроме тех, которые мы получаем по Его же благодати.

Во-вторых, я утверждаю, что добрые дела, совершаемые нами под водительством Святого Духа, являются плодом благодатного усыновления. В-третьих, я утверждаю, что сами по себе они не только недостойны даже малейшей награды, но, наоборот, достойны осуждения, поелику всегда запятнаны и осквернены многими пороками. Что же полагается скверне в глазах Божиих? В-четвертых, я говорю, что, даже если бы делам тысяча раз была обещана награда, она полагалась бы только за исполнение всего закона. Но как далеко находимся мы все от подобного совершенства? Пусть паписты попытаются взойти на небо по заслугам своих дел. Мы же охотно исповедуем вместе с Павлом и всем Писанием, что наградой называется здесь то, что нельзя получить иначе, как по божественному дару, и что именно такая награда воздается нашим делам.

9) Делая добро, да не унываем. Добро означает здесь не праведность, а благотворительность, и относится к людям. Итак, апостол призывает нас не унывать, помогая ближним, благотворя и выказывая им щедрость. Чрезвычайно нужное повеление. Ведь, поскольку по природе мы весьма ленивы в исполнении обязанностей любви, отовсюду возникают помехи, приводящие благорасположенных в уныние. Мы встречаем множество недостойных, множество неблагодарных, многочисленные нужды обрушиваются на нас непосильным бременем. Тут и там, благотворя другим, мы опустошаемся сами. Холодность других гасит нашу пылкость. Наконец, весь мир полон препятствий, отклоняющих нас от правильного курса. Итак, Павел поступает хорошо, подкрепляя нас и не давая обессилеть в пути.

Если не ослабнем. То есть, мы непременно пожнем обещанный Богом плод, ежели устоим до конца. Ибо те, кто не устоит, уподобятся ленивым земледельцам, которые, вспахав и засеяв поле, оставляют дело неоконченным, хотя надо было позаботится, чтобы семя не склевали птицы, не иссушило солнце и не убил мороз. Таким образом, мы напрасно начнем благотворить, если не будем это делать до конца. Апостол говорит «пожнем в свое время», дабы кто не лишился духовной жатвы, восхотев уже в этой жизни получить плод. Посему, пусть верные в надежде и терпении обуздывают и сдерживают свои пожелания.

10) Доколе есть время. Апостол продолжает развивать сравнение. Ведь, поскольку не всякое время пригодно для сева и возделывания, умелые и работящие земледельцы должны использовать любой подходящий случай и не позволять себе по лености его упускать. И поелику Бог назначил для пахоты и сеяния все время настоящей жизни, воспользуемся благоприятным временем. Не упустим свой шанс, оказавшись нерадивыми. Впрочем Павел, начав с щедрости по отношению к служителям, теперь распространяет свое учение шире. Он повелевает благотворить всем, но особенно своим по вере. То есть верным, поелику те принадлежат к той же, что и мы, семье. Апостол использовал эту метафору, чтобы указать нам на общение в имуществе, с необходимостью имеющее место среди членов одной семьи, и тем самым еще больше нас вдохновить. Итак, общая всем нам человеческая природа всех нас делает должниками друг перед другом, но узы между верными еще теснее из-за духовного союза, освященного Господом.

11. Видите, как много написал я вам своею рукою. 12. Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов, 13. ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти.

(11. Видите, как много написал я вам своею рукою. 12. Желающие нравиться видимым образом, по плоти, принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть им гонимыми за крест Христов, 13. ибо и сами имеющие обрезание не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти.)

11) Видите. Греческое слово имеет двусмысленную форму, подходящую как повелительному, так и изъявительному наклонению. Однако это никак не относится к смыслу сказанного. Павел, желая еще больше внушить галатам свое беспокойство, упоминает о том, что написал столь длинное послание собственной рукою. Одновременно он делает их более внимательными в чтении. Ибо чем больше он затратил ради них усилий, тем большее усердие должны они проявить в ответ. И читать не бегло, а с прилежным вниманием.

12) Желающие хвалиться по плоти. Во-первых, желать нравиться по плоти означает мнительно претендовать на благоволение людей, причем не ради их назидания. Апостол использует здесь составное слово, означающее быть приятным из-за льстивого выражения лица и угодливой речи. Он обвиняет лжеапостолов в самомнении и как бы говорит: Хотите знать, каковы те, кто внушает вам необходимость обрезания? К чему они стремятся, продавая вам свой товар? Вы заблуждаетесь, если думаете, что их подвигает на это благочестивое рвение. Напротив, такой платой они хотят обрести благоволение людей. Будучи иудеями, они хотят вызвать таким образом благоволение к своему народу или, по крайней мере, избежать неприязни. Так обычно поступают мнительные люди, рабски льстя тем, благоволением кого надеются себя возвысить. Они проникают в чужие души, где желают царствовать сами, изгнав оттуда всех лучших. Апостол раскрывает перед галатами сущность этого превратного замысла, дабы те остереглись ему поддаваться.

Только для того, чтобы не быть гонимыми. Крестом Христовым апостол снова называет чистую проповедь Евангелия. Однако он также намекает на безумие тех, кто хочет учить о Христе, умалчивая при этом о кресте. Именно по этой причине иудеи столь яростно преследовали Павла. Они не могли вынести отступления от своих обрядов. Итак, лжеапостолы, дабы избежать этих гонений, льстили иудеям. Если бы они сами соблюдали закон, это было бы еще терпимо, однако они возмущали всю Церковь, лишая ее должного спокойствия. Они, не колеблясь, возлагали тираническое бремя на человеческую совесть, дабы самим избавиться от телесных неудобств. Итак, опасаясь нести свой крест, они искажали истинную проповедь о кресте.

13) Ибо и сами обрезывающиеся. Древний переводчик и Эразм переложили иначе: «те, кто обрезывается». Но поскольку я думаю, что Павел говорит здесь только об учителях, а не обо всех вообще, я предпочел ради устранения двусмысленности перевести по-другому. Смысл таков: обременяя вас обрядами, они поступают так не из ревности к закону. Ибо они сами, имея обрезание, не соблюдают закон. Закон они используют как предлог для вашего обрезания, но, будучи обрезанными сами, не делают того, что требуют от других. Впрочем, непонятно, имеет ли Павел в виду весь закон или одни обряды, когда отрицает, что сами лжеучители соблюдают закон. Некоторые толкуют его слова так: даже они не исполняют всего закона, ибо это непосильное бремя. Однако апостол скорее обвиняет их в двоедушии, поскольку они спокойно нарушают закон, когда другие на них не смотрят. Эта болезнь и сегодня распространена повсюду. Ведь даже сейчас можно найти многих, кто защищает папскую тиранию по мнительности, а не по совести. Я говорю о придворных «апостолах», обо всех, кого больше заботит собственное чрево. Подобно оракулам они возвещают нам, что надобно соблюдать законы святой римской церкви. И что же? Все определения римского престола они ценят не больше рева осла. Но при этом не хотят подвергать себя опасности. Так что Павел вел такой же бой с этими мошенниками, какой ныне мы ведем с лжеисповедниками Евангелия, смешивающими Христа с папой и предлагающими нам свою химеру. Павел срывает с таковых маску и учит, что они ничего не делают искренно, но заповедуют обрезание для угождения иудеям, демонстрируя им, как обращают неофитов. Это и называется хвалиться в их плоти. Они, говорит апостол, хотят торжествовать за ваш счет и злоупотребляют телом вашим для сникания себе благоволения: в обрезанной плоти вашей они являют ложным ревнителям закона видимость мира и согласия.

14. А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. 15. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. 16. Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию. 17. Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем. 18. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.

(14. Я же, да не будет, чтобы чем хвалился, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. 15. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. 16. Тем, которые будут поступать по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию. 17. Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем. 18. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.)

14) А я. Теперь Павел противопоставляет ухищрениям лжеапостолов собственную искренность. Он как бы говорит: Они, чтобы не нести свой крест, отрицают крест Христов, покупают благоволение людей вашей плотью, и хотят торжествовать за ваш счет. Мое же торжество и слава в кресте Сына Божия. Если галаты не лишены полностью здравого смысла, неужели они не отвергнут тех, кто так наживается на их беде? «Хвалиться крестом Христовым» означает то же, что хвалиться распятым Христом, если только не содержится здесь более глубокой мысли. Ибо апостол имеет в виду, что Его смерть была исполнена бесчестия и позора, более того, проклята Богом. Итак, Павел заявляет, что хвалится тем, чего так страшатся и так стыдятся люди. Он говорит так, поелику обладает в этой смерти совершенным счастьем. Ведь где высшее благо, там и высшая слава. Но почему именно там, а не где-нибудь еще? В кресте Христовом нам явлено спасение, но что скажем о воскресении? Отвечаю: в кресте содержится все искупление целиком и его отдельные части. Однако воскресение Христово никак не уводит нас от Его креста. Также следует отметить, что апостол боится любой другой славы, как смертельной опасности. Да удалит от нас Бог эту язву. Ибо слова «да не будет» содержат у Павла именно эту мысль.

Которым для меня распят мир. Поелику στκυρος мужского рода, в греческом оригинале относительное местоимение подходит как к слову «Христос», так и к слову «крест». По моему мнению лучше относить его ко кресту. Ибо через него мы в собственном смысле умираем для мира. Что же означает здесь мир? Он без сомнения противопоставлен новой твари. Итак, то, что противится духовному Христову Царствию, и есть мир. Поелику относится он к ветхому человеку. Короче говоря, мир есть как бы цель и стремление ветхого человека. Павел же говорит, что этот мир для него распят. В этом же смысле в другом месте (Фил.3:8) он свидетельствует, что все почитает за сор. Распятие значит здесь презрение к миру и его отвержение. Кроме того, апостол добавляет, что и сам он распят для мира. Этим он хочет сказать, что его никак не затрагивают происходящие в мире события, мир словно обратился для него в ничто. Ибо мертвого уже ничто не волнует, и с умерщвлением ветхого человека он воистину отрекся от мира. То же, как толкуют сие место иные толкователи: если мир считает меня извергом и проклинает меня, я, в свою очередь, проклинаю и осуждаю мир – кажется мне далеким от мысли апостола. Но путь об этом рассудят сами читатели.

15) Ибо во Христе Иисусе ничего не значит. Вот причина, почему он распят для мира, и мир распят для него. Потому что во Христе, к Которому он привит, что-либо значит только новая тварь. Все же прочее должно пройти или скорее погибнуть. Я имею в виду то, что мешает обновлению духа. То же самое апостол говорит и во Втором Послании к Коринфянам (5:17): Если кто во Христе, он новая тварь, то есть, если кто хочет числиться в царстве Христовом, он преображен Духом Божиим. Он больше не живет ни для себя, ни для мира, но воскрешен для новой жизни. Почему же апостол выводит отсюда, что ни обрезание, ни необрезание ничего не значат? Об этом было сказано ранее. Ведь истина Евангелия поглощает и уничтожает все прообразы закона.

16) Тем, которые поступают. Любой, придерживающийся сего правила, говорит апостол, будет счастлив и благополучен. Радостная молитва, произнесенная здесь апостолом, также подтверждает эту мысль. Павел хочет сказать, что исповедующих подобное учение будут везде любить и сопровождать всяческой благосклонностью. Напротив, те, кто отойдет от этого учения, не будут достойны того, чтобы их выслушивали. Слово «правило» означает здесь твердо и навечно установленный способ действий, которого должны придерживаться все евангельские служители. Подобно тому, как архитекторы, строящие здания, строят их по определенным канонам, дабы отдельные части должным образом друг другу соответствовали, так и служителям слова приличествует иметь определенное правило, дабы упорядоченно и надлежащим образом созидать Церковь. Место сие должно окрылить как самих верных и искренних учителей, так и тех, кто получает от них назидания. Ведь они слышат, как устами Павла их благословляет Сам Бог. И нам не следует бояться папских угроз, ежели Бог обещает с неба мир и милосердие. Слово «поступать» может относиться как к служителям, так и к народу, хотя прежде всего оно относится к служителям. Будущее время глагола, скорее всего, употребляется здесь для обозначения стойкости.

И Израилю Божию. Павел косвенно насмехается над тщетными притязаниями лжеапостолов, хвалящихся плотским происхождением от Авраама. Итак, апостол говорит о двух Израилях: видимом, явном для человеческих глаз, и Божием. Ведь обрезание было для людей как бы внешней маской, перед Богом же истинно только возрождение. Ныне апостол называет Израилем Божиим тех, кого прежде назвал сынами Авраама по вере. Так он охватывает всех верных, собранных в одну Церковь, как язычников, так и иудеев. Напротив, Израиль, о котором идет речь в Послании к Римлянам 9:6, хвалится лишь плотским именем и родством.

17) Никто не отягощай. Здесь апостол заявляет о своем праве обуздывать противников. Ибо он говорит, словно пользуясь правом старшего: пусть они прекратят мешать ходу моей проповеди. У всех имеется повод испытывать скорби, однако апостол не хочет, чтобы ему противоречили. Итак, отягощать означает здесь противиться и мешать продвижению дела. Говорит же «впрочем», имея в виду все, кроме новой твари. Смысл таков: для меня достаточно одного; поскольку же все остальное не относится к делу, оно меня никак не заботит. Итак, пусть никто не возбуждает споры по этому вопросу. Таким образом, Павел, не разрешая никому мешать своему служению, возвышает себя над всеми смертными. Дословно будет не «впрочем», а «в остальном», что Эразм, по моему мнению, необоснованно отнес ко времени.

Ибо я ношу язвы. Апостол показывает, сколь уверенно он может отстаивать свой авторитет. Ведь в теле своем он носит язвы Христовы. Что же это за язвы? Тюремное заточение, оковы, бичевания, пощечины, побивание камнями, оскорбления всякого рода, все, что он вынес ради евангельского свидетельства. Ибо как у земного воинства имеются свои отличия, коими император отмечает доблестных солдат, так и вождь наш Христос украшает тех Своих людей, делами которых Он соизволил воспользоваться. Он делает это, чтобы эти люди выделялись среди остальных. Однако эти люди сильно отличаются от вышеназванных воинов. Ведь они благоухают крестом. Поэтому и презренны в глазах мира, что и означает слово «язвы». Ведь буквально «язвы» – это уколы плоти. Однако таким образом некогда называли все отметины, выжигаемые на теле рабов из варваров, беглых и злодеев. Посему Павел уместно хвалится отметинами, коими Христос обычно награждает Своих отличившихся воинов. То есть отметинами, позорными и постыдными для мира, но в глазах Бога и Его ангелов превосходящими все мирские почести.

18) Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим. Апостол просит Бога не только о том, чтобы Он обильно излил на них благодать, но и о том, чтобы сами они приняли ее с подлинным душевным чувством. Ибо тогда мы воистину наслаждаемся благодатью, когда она проникает в самый наш дух. Итак, будем просить Бога, дабы Он уготовил в душе нашей престол Своей благодати. Аминь.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →