Комментарии Жана Кальвина на послание к Колоссянам, введение

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Предисловие

В этом послании Павел упоминает о трех городах, расположенных во Фригии: Лаодикии, Иераполе и Колоссах, которые по свидетельству Орозия были разрушены землетрясением во время царствования Нерона. Поэтому вскоре после написания послания эти три знаменитые церкви погибли в результате жуткой и плачевной катастрофы. И если мы вообще способны что-либо видеть, то непременно подметим здесь замечательный образчик божественного суда. На самом деле колоссян научил благовестию не Павел. Но это добросовестно и безупречно сделали Епафрас и другие служители. Однако тут же по своему неизменному обычаю к ним вкрался сатана со своими плевелами, дабы извратить в Колоссах правую веру.

Некоторые считают, что увести колоссян от чистоты Евангелия пыталось две категории людей. С одной стороны – философы, рассуждающие о звездах, роке и тому подобном вздоре, с другой – иудеи, навязывавшие свои обряды и наводившие густой туман, скрывавший Иисуса Христа. Но думающие таким образом руководствуются весьма зыбким доводом. Они основываются на упоминании Павлом престолов, властей, и прочих небесных творений. Еще более смешна их ссылка на употребленное апостолом слово «стихии». Но, поскольку я не задаюсь целью опровергать мнения других, скажу лишь то, что кажется правильным мне, и что обосновывается надежными доводами.

Во-первых, из слов Павла вполне ясно, что цель этих болтунов была в том, чтобы смешать Христа с Моисеем и вместе с Евангелием удержать и тени закона. Поэтому весьма вероятно, что они были иудеями. Поскольку же свой обман они украшали изысканными прикрасами, Павел говорит об их суетной философии. Хотя (на мой взгляд) этим словом он намекает и на остроумие, коим забавлялись эти люди, – утонченное, но при этом мирское и пустое. Они вообразили, будто доступ к Богу лежит через ангелов, и привнесли множество идей, почерпнутых из школы платоников, которые содержатся также в книгах Дионисия о небесной иерархии. Итак, главная цель, которую преследовал апостол состояла в следующем: он должен был научить колоссян, что во Христе можно найти все, и поэтому для них вполне и преизбыточно Одного Христа.

Но Павел соблюдает при этом определенный порядок. После привычных для него вступительных фраз апостол хвалит колоссян, обращая их внимание на то, что собирается впоследствии сказать. Затем, чтобы затворить путь всем новым и чуждым измышлениям, он подтверждает учение, которое колоссяне ранее восприняли от Епафраса. И, наконец, попросив для них у Господа возрастания в вере, апостол намекает на то, что им все еще чего-то недостает, тем самым пролагая дорогу для будущих более конкретных поучений. И, наоборот, возвеличивает явленную колоссянам благодать Божию, дабы они ценили ее по достоинству.

Затем следует поучение, в котором Павел утверждает, что все наше спасение полностью содержится во Христе, и поэтому его не следует искать где-либо еще. Он упоминает о том, что во Христе они уже обрели всевозможные блага, призывая колоссян еще прилежнее сохранять их до самого конца. Действительно, одна лишь эта мысль вполне достаточна для того, чтобы это, пусть и короткое, послание, стало для нас воистину бесценным сокровищем. Можно ли желать чего-то большего от всего небесного учения, чем способности ясно видеть перед собой живописуемого Христа и различать Его силу, служение, и все плоды, проистекающие от Него к нам? Ведь мы отличаемся от папистов главным образом в одном пункте. И мы, и они называемся христианами и говорим, что веруем во Христа. Но они воображают себе искалеченного, обезображенного Христа, лишенного силы и служения, который является скорее истуканом, нежели самим Христом, а мы принимаем Христа таким, каким Его описывает здесь Павел, живым и действенным. Одним словом, это послание помогает нам отличить истинного Христа от вымышленного. А это – самое лучшее и превосходное, чего только можно пожелать! В конце первой главы апостол снова отстаивает свой авторитет, ссылаясь на возложенное на него служение, и величественно превозносит достоинство благовестия.

Во второй главе он еще яснее указывает на причину, побудившую его писать: необходимость упредить опасность, которая, как он видел, грозила колоссянам. Здесь апостол попутно говорит о своей любви к адресатам, давая понять, что заботится об их спасении. Отсюда Павел переходит к увещеваниям и как бы приспосабливает вышеизложенное учение к текущим потребностям. Он велит колоссянам довольствоваться одним лишь Христом и осуждает все, находящееся вне Христа. Особенно останавливается апостол на вопросах, связанных с обрезанием, воздержанием от отдельных видов пищи и прочими внешними упражнениями, к которым некоторые люди ошибочно привязывали богопочитание. То же самое относится и к порочному поклонению ангелам, которых ставили на место Христа. Говоря об обрезании, Павел использует этот повод и попутно указывает на то, в чем состояло служение обрядов, и какова была их природа. Отсюда он делает вывод, что обряды отменены с приходом Христа. Эту тему он развивает до конца второй главы послания.

В главе же третьей, суетным предписаниям, к соблюдению которых верующих хотели принудить лжеапостолы, Павел противопоставляет истинные обязанности благочестия, которые мы должны исполнять по воле Господней. Он начинает с источника этих обязанностей, а именно, с умерщвления плоти и обновления жизни, как бы изводя из этого источника реки, то есть – частные увещевания, одни из которых относятся ко всем христианам одинаково, а другие – к отдельным из них, обладающим определенным призванием.

В начале же главы четвертой апостол продолжает развивать этот довод, а затем, поручив себя молитвам колоссян, выказывает многочисленные знаки того, как сильно он любит их и заботится об их спасении.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →