Комментарии Жана Кальвина на 1-е послание Фессалоникийцам 2 глава

Глава 2

1. Вы сами знаете, братия, о нашем входе к вам, что он был не бездейственный; 2. но, прежде пострадав и быв поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим подвигом. 3. Ибо в учении нашем нет ни заблуждения, ни нечистых побуждений, ни лукавства; 4. но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши.

(1. Вы сами знаете, братия, о нашем входе к вам, что он был не напрасным; 2. но, прежде пострадав и быв поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим сражением. 3. Ибо увещевание наше происходит не от мошенничества, не от нечистоты, не от обмана; 4. но, как мы испытаны Богом, чтобы нам было вверено благовестие, так и говорим, словно угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши.)

1) Вы сами знаете. Теперь, пропуская свидетельство других церквей, апостол напоминает фессалоникийцам то, что они сами испытали, подробнее излагая, каким образом он и два его сотоварища вели себя среди них. Ибо это имело большое значение для укрепления их веры. И апостол говорит о своем целомудрии, дабы фессалоникийцы признали: к вере их призвал не столько смертный человек, сколько Сам Бог. Итак, Павел говорит, что вход его к ним не был напрасным. Подобно тому, как помпезно ведут себя мнительные люди, не имея на деле ничего основательного. Ведь «напрасное» противопоставлено здесь действенному.

И апостол доказывает это двумя доводами. Первый: ранее в Филиппах он претерпел поругание и гонение.

Второй: в Фессалониках ему было уготовано великое сражение. Мы знаем, что гонения и поругание ослабляют и даже надламывают человеческие души. Посему то, что Павел, испытав поругание и многочисленные скорби, не усомнился и был готов войти в большой и богатый город для покорения Христу его жителей, было несомненно божественным делом. В этом входе нет ничего, отдающего суетной показухой. Во второй части предложения видна та же самая божественная сила. Ибо Павел приступил к исполнению своего долга без аплодисментов и благоволения людей. Напротив, ему предстояло жестокое сражение. Между тем, он устоял, будучи твердым и бесстрашным. Отсюда явствует, что укрепляла его десница Божия. Именно это он и имеет в виду, говоря: мы дерзнули. Действительно, если тщательно обдумать все эти обстоятельства, нельзя отрицать величие явленной в них силы Божией. Что же касается самой истории, о ней можно прочесть в Деян., гл.16,17.

3) Ибо в учении нашем. Павел укрепляет фессалоникийцев в вере еще одним доводом. Они верно и истинно были наставлены в Слове Божием. Ибо учение Павла, по его же словам, лишено обмана и нечистоты. И чтобы устранить всякое сомнение, он призывает в свидетели их совесть. Кажется, из всего упоминаемого им можно выделить три вещи: мошенничество относится здесь к самой сути учения, нечистота – к душевному чувству, обман – к образу действий. Во-первых, он отрицает, что фессалоникийцы, приняв преподаваемое им учение, обманулись или сбились с толку ложью. Затем он говорит о своем целомудрии, о том, что пришел к ним без какой-либо нечистой алчности и с серьезным чувством. В-третьих, он не выказал никакой хитрости или лукавства, но скорее проявил простоту, достойную служителя Христова. И поскольку все это известно фессалоникийцам, основание их веры было вполне надежным.

4) Но, как Бог удостоил. Здесь апостол поднимается еще выше. Автором своего апостольства он зовет Самого Бога. И рассуждает так: Бог, вверив мне это служение, выдал мне свидетельство как верному рабу. Поэтому у людей нет причин сомневаться в моей верности, которая, как они знают, одобрена Богом. Однако Павел не хвалится своей испытанностью так, словно он таков сам по себе. Он говорит здесь не о том, что имеет от природы, и не противопоставляет собственную добродетель благодати Божией, он лишь утверждает, что Евангелие вверено именно ему как верному и испытанному слуге. Бог же испытывает тех, кого Сам подготовил по Собственной воле.

Не человекам. Что значит угождать людям, сказано в послании к Галатам (1:10), и хорошо показано также в этом отрывке. Ведь Павел сравнивает угождение Богу и людям как две противоположные вещи. Затем, говоря: Богу, испытующему сердца, – он имеет в виду, что охотящиеся за людским благоволением не ведомы правой совестью и не делают что-либо от сердца. Итак, запомним: у истинных служителей Евангелия должно быть намерение трудиться для Бога, и делать это от души, не для показухи, но поскольку совесть считает это правильным и должным. Таким образом, они не будут стремиться угождать людям, то есть – не будут делать что-либо по мнительности ради людского благоволения.

5. Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель! 6. Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других: 7. мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. 8. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны.

(5. Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни поводов корысти: Бог свидетель! 6. Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других: 7. мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были скромны среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. 8. Имея же такие чувства к вам, хотели бы мы передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны.)

5) Ибо никогда. Апостол не без причины столько раз повторяет, что фессалоникийцы знают истинность его слов. Ибо нет более твердого свидетельства, чем опыт тех, с кем мы говорим. И это было для них весьма важно. Ведь Павел говорил о своем целомудренном среди них поведении с той лишь целью, чтобы учение его вызывало больше почтительности ради их же назидания в вере. Это также подтверждает предыдущее предложение. Ибо желающие угождать людям с необходимостью постыдно ударяются в подхалимство. Те же, кто относится к служению серьезно, далеки от всякой лести.

Добавляя: ни поводов корысти, – Павел имеет в виду, что, обучая их, не преследовал никакой личной выгоды. Πρόφαοις по-гречески означает как повод, так и предлог. Но первый смысл больше подходит настоящему отрывку, означая некую страстную наклонность. Апостол как бы говорит: я не злоупотребил Евангелием как поводом для обретения выгоды. Поскольку же людская злоба имеет множество потаенных уголков, где часто скрываются алчность и самомнение, апостол призывает в свидетели Бога. Он указывает на два порока, и, свидетельствуя, что свободен от них, учит, что эти пороки должны быть чужды и всем рабам Христовым. Так, если мы хотим отличать подлинных рабов Христовых от ложных и притворных, их следует проверить данным правилом. И всякий желающий правильно служить Христу должен сообразовывать с тем же правилом свои усилия и действия. Ведь там, где царствует алчность и самомнение, следуют бесчисленные пороки, и сам человек превращается в суету. Ибо эти два порока суть источники, из которых проистекает всякая порча в служении.

7) Мы могли явиться. Некоторые толкуют сказанное так: мы могли быть вам в тягость, то есть, отягощать вас затратами. Но контекст требует τό βαρύ понимать в смысле авторитета. Павел говорит, что до такой сте пени отказался от пустой помпы, гордыни, превозношения, что ради утверждения авторитета даже уступил свои законные права. Ведь, будучи апостолом Христовым, он заслуживал более почтительного приема. Однако Павел воздержался от выказывания какого-либо достоинства, словно был обычным служителем Слова.

Отсюда явствует, насколько он был чужд превозношения. Там же, где мы перевели: скромны, – древний переводчик говорит: были детьми. Но предложенное мною прочтение более употребительно у греков. Однако, какой бы вариант ни предпочесть, нет сомнения, что апостол отмечает здесь добровольную скромность.

Как кормилица. Это сравнение содержит два затронутых апостолом момента. То, что он не искал от фессалоникийцев ни славы, ни выгоды. Ибо мать, кормя ребенка, не выказывает никакой власти и никакого достоинства. Таким был и Павел по его собственным словам: добровольно отказавшись от положенной ему чести, он в спокойствии духа посвящал себя любому служению. Во-вторых, мать, воспитывая своих детей, выказывает чудесную любовь, ибо не чурается никаких трудов и скорбей, не избегает никакой заботы, никакого усердия, и даже с радостью позволяет своим чадам истощать ее силы. И Павел говорит, что точно так же был настроен в отношении фессалоникийцев, готовый отдать собственную жизнь ради их блага. А это несомненно – качество человека не алчного или нечистого, но безвозмездно любящего, что Павел подчеркивает в заключении фразы: потому что вы стали нам любезны. Между тем, не будем забывать: все желающие числиться среди истинных пастырей должны подражать этому чувству Павла, больше ценя спасение Церкви, нежели собственную жизнь. И заступать на служение не ради собственной выгоды, а из-за искренней любви к тем, о ком обязаны заботиться.

9. Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедывали у вас благовестие Божие. 10. Свидетели вы и Бог, как свято и праведно и безукоризненно поступали мы перед вами, верующими, 11. потому что вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, 12. мы просили и убеждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу.

(9. Ибо вы помните, братия, труд наш и пот: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедывали у вас благовестие Божие. 10. Свидетели вы и Бог, как свято и праведно и безукоризненно поступали мы перед вами, верующими, 11. потому что вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, 12. мы ободряли и увещевали и заклинали поступать достойно Бога, призвавшего вас с Свое Царство и славу.)

9) Ибо вы помните. Сказанное удостоверяет предыдущую фразу: Павел не щадил себя, щадя их. Действительно, ему надлежало пылать дивным, нечеловеческим рвением, занимаясь – вместе с обучением – и ручной работой ради пропитания. Апостол здесь отказывается от своего права. Ибо закон Христов, как учит он в другом месте, гласит, чтобы каждая церковь давала своим служителям пропитание и все необходимое для жизни. Значит, Павел, не отягощая никого из фессалоникийцев, выказал нечто большее, чем требовало от него служение. Добавь к этому, что он отказался не только от общественных поборов, но и частным образом никого не тяготил. Далее, нет сомнения, что отказаться от своего права Павла вынудила какая-то особая причина. Ведь в других церквях он пользовался надлежащими привилегиями, как и остальные апостолы. От коринфян он не взял ничего, дабы не дать лжеапостолам повода для самовосхвалений. Между тем, Павел без колебаний требовал необходимое у других церквей. Он сам пишет, что, безвозмездно работая у коринфян, причинял издержки другим церквям, которым тогда не служил (2Кор.11:8). Значит, хотя причина здесь ясно не указана, можно предположить, что Павел потому не хотел принимать от фессалоникийцев услуги, что это могло воспрепятствовать его Евангелию. Ведь благие пастыри должны заботиться не только об усердном исполнении служения, но и о том, чтобы, по мере сил, устранять с его пути всякие препятствия.

10) Свидетели вы. Для удостоверения своей непорочности Павел снова пользуется свидетельством фессалоникийцев и Бога. Бога он делает свидетелем совести, а фессалоникийцев – явных дел. Как свято и праведно, то есть, с каким искренним страхом Божиим, с какой верой и непорочностью по отношению к людям; безукоризненно, то есть, не давая повода для укоров и противоречий. Ведь служители Христовы не могут избежать клеветы и злословий. Поскольку они ненавистны миру, нечестивые с необходимостью будут отзываться о них дурно. Посему данная фраза относится к верующим, которые судят правильно и искренне, не протестуя без причины или по злобе.

11) Каждого из вас, как отец. Павел прежде всего настаивает на том, что непосредственно относится к его служению. Ранее он сравнивал себя с кормилицей, теперь же сравнивает с отцом. Он хочет сказать, что заботился о них так же, как отец печется о своих детях, проявляя истинную отеческую заботу в обучении и увещевании. Действительно, добрым пастырем может стать лишь тот, кто выкажет себя отцом для вверенной ему церкви. И выкажет таким не только для всего ее тела, но и для каждого члена. Ибо не достаточно, если пастырь будет учить всех в целом, не добавляя частных поучений по мере необходимости или по соответствующему поводу. Посему тот же Павел в Деян.20,26 говорит, что чист от крови всех, поскольку публично и частным образом учил всех и каждого, не переставая увещевать по домам. Ибо общее научение порой не так действенно, и некоторых можно излечить или исправить только особым видом врачевства.

12) Мы просили и убеждали. Павел показывает, сколь серьезно занимался их спасением. Ибо он говорит, что о благочестии к Богу и христианских обязанностях проповедовал не поверхностно, но с ободрениями и увещеваниями. Такова живая проповедь Евангелия, когда люди не только слышат о том, что правильно, но когда увещевание также затрагивает их сердце, призывая к суду Божию и не позволяя почивать в собственных пороках. Именно это и значит: заклинать. Если же даже благочестивых, готовность которых так расхваливает Павел, с необходимостью следует понукать уколами увещеваний, то что делать с нами, в которых плотская леность царит в еще большей степени? Между тем, отверженным, гордыня которых неизлечима, надо возвещать ужасное мщение Божие, не столько надеясь на успех, сколько для того, чтобы сделать их неизвинительными.

Причастие παραμυθούμενοι некоторые перевели: утешаясь. Если принять этот перевод, то апостол имеет в виду утешения для скорбящих, которых поддерживает благодать Божия, и которые укрепляются вкушением небесных благ, дабы не впасть в отчаяние и не ослабевать в терпении. Но контексту больше подходит иной смысл: увещевания. Ибо ясно, что три употребленных слова относятся к одному и тому же.

Поступать. Апостол подводит краткий итог своим увещеваниям. А именно: восхваляя милосердие Божие, он убеждает их соответствовать своему призванию. Восхваление благодати содержится во фразе: призвавшего вас в Свое Царство. Поскольку спасение наше основано на незаслуженном усыновлении Божием, в одном этом слове заключены все принесенные нам Христом блага. Теперь остается, чтобы и мы ответили призывающему нас Богу. То есть, чтобы мы выказали Ему себя такими же детьми, каким Отцом Он является для нас. Ибо живущий иначе, чем подобает сыну Божию, заслуживает изгнания из семьи Божией.

13. Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, – каково оно есть по истине, – которое и действует в вас, верующих. 14. Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся вИудее, потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев, 15. которые убили и Господа Иисуса и Его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся, 16. которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, и через это всегда наполняют меру грехов своих; но приближается на них гнев до конца.

(13. Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас проповеданное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, – каково оно есть по истине, – которое и действенно трудится в вас, верующих. 14. Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее, потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев, 15. которые убили и Господа Иисуса и собственных пророков, и нас преследовали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся, 16. которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, дабы всегда восполнялись их грехи. Ибо приближается на них гнев до конца.)

13) Посему и мы. Рассказав о своем служении, Павел снова обращается к фессалоникийцам, расхваливая перед ними ранее упомянутое взаимосогласие. Итак, апостол говорит, что благодарит Бога за то, что они приняли услышанное из его уст слово, как Слово Божие, каковым оно воистину и было. Этим он хочет сказать, что слово было принято ими почтительно и с должным послушанием. Ибо как только в нас возникает убеждение в божественном происхождении Cлова, благочестивое послушание неизбежно подчиняет ему наши души. Кто не убоится воевать с Богом? Кто не ужаснется выказывать Ему презрение? Значит, то, что Слово Божие у многих вызывает презрение и ни во что не ставится, что многие ничуть его не боятся, происходит от следующего: люди не знают, что имеют дело с Самим Богом. Посему данное место учит нас, какую именно веру надо выказывать Евангелию: веру, которая не зависит от людского авторитета, но, опираясь на познанную бесспорную истину Божию, возвышает себя над миром. Иначе говоря, вера эта настолько же отличается от предположения, насколько небо отстоит от земли.

Во-вторых, вера эта порождает почтение, страх и послушание. Ведь люди, затронутые чувством божественного величия, никогда не позволят себе с ним шутить. Учителей же в свою очередь увещевают, дабы они не дерзали проповедовать что-либо, кроме чистого божественного Слова. Если это не позволялось Павлу, то не позволительно никому и сегодня. Апостол доказывает божественность провозглашенного им Слова, исходя из его воздействия. Ибо оно произвело тот самый прославляемый пророками и обновляющий их жизнь плод небесного учения. Человеческое же учение ничего подобного произвести не может. Относительное местоимение можно отнести как к Богу, так и к Его Слову. Но что бы мы ни предпочли, смысл будет тем же самым. Ибо фессалоникийцы, почувствовав в себе проистекающую от веры силу Божию, могли сделать вывод, что принятое ими – не преходящий звук человеческого голоса, но действенное учение Божие.

Что же касается употребляемых апостолом терминов, то Слово проповеди Божией есть не что иное, как Слово Божие, проповеданное человеком, как я и перевел. Павел хотел особо подчеркнуть тот факт, что учение не вызвало у них презрения – хотя и исходило из уст смертного человека, – потому что автором его они признали Самого Бога. Итак, он хвалит фессалоникийцев за то, что те, принимая его Слово, взирали тогда не на вид служителя, а непосредственно на Бога. Посему я без колебаний вставил союз «чтобы», способный прояснить смысл фразы. Эразм же поступил неудачно, переведя: слово слышания Божия. Словно Павел имел в виду явившегося им Бога. Затем он изменил перевод на «слово, коим вы научились Богу». Потому что не обратил должного внимания на еврейскую фразу.

14) Ибо вы ... сделались подражателями. Если сказанное отнести к непосредственно предшествующей фразе, смысл будет такой: сила Божия или Его Слово проявило себя в их терпении, когда они с великодушием и стойкостью вынесли все гонения. Однако я предпочитаю относить сказанное ко всему предыдущему предложению. Ибо Павел подтверждает сказанное: фессалоникийцы искренне приняли Евангелие как предложенное им Самим Богом. Они мужественно претерпели нападки сатаны, предпочтя скорее пострадать, нежели отойти от послушания Богу. Это, действительно, серьезная проверка веры, когда сатана, устраивая всевозможные козни, ничего не достигает и не в состоянии увести нас от страха Божия.

Между тем, Павел благоразумно упреждает опасное искушение, способное смутить и взволновать фессалоникийцев. Ведь они претерпели обиды от того народа, который единственный в мире хвалился именем Божиим. Им могло бы придти на ум следующее: если эта религия истинна, то почему иудеи, будучи священным народом Божиим, столь яростно на нее нападают? И чтобы устранить подобное сомнение, апостол сначала говорит, что в этом они похожи на первые церкви, основанные в Иудее. Затем он называет иудеев ожесточившимися к Богу и врагами всякого здравого учения. Хотя слова: и вы то же претерпели от своих единоплеменников, – можно истолковать в отношении кого-то другого, и их определенно не следует ограничивать одними иудеями, все же, поскольку апостол дольше останавливается на описании их упорства и нечестия, ясно, что именно они имеются в виду с самого начала. Вполне вероятно, что некоторые из этого народа обратились ко Христу в Фессалониках. Но из истории Деяний Апостолов видно: в этом городе иудеи преследовали Евангелие не меньше, чем на своей родине. Поэтому я отношу сказанное как к иудеям, так и к язычникам: ибо и те, и другие претерпели от своих соплеменников великую брань и яростные нападки.

15) Которые убили и Господа Иисуса. Поскольку этот народ ранее получал от Бога благодеяния, у многих его имя пользовалось почетом из-за славы древних отцов. Итак, чтобы никому эта внешняя личина не затмевала очи, апостол лишает иудеев всякой чести, не оставляя им ничего, кроме ненависти и крайнего бесславия. Вот, – говорит он, – те добродетели, коими они заслуживают славу у благочестивых и добрых: они убили собственных пророков, а затем и Сына Божия; преследовали меня, Его раба; ведут войну с Богом; ненавистны для всего мира; враги спасения язычников. И, наконец, предназначены к вечной погибели. Но, спрашивается: почему апостол говорит, что Христос и пророки были убиты теми же самыми людьми? Отвечаю: это относится ко всему народу. Павел хочет сказать следующее: вовсе не ново то, что иудеи противятся Богу. Ибо, по словам Христа, они восполняют меру собственных отцов (Мф.23:32).

16) Которые препятствуют нам говорить язычникам. Не без причины (как было сказано) апостол столь долго останавливается на обличении злобы иудеев. Поскольку они всюду яростно противились Евангелию, возникал великий соблазн. Особенно, учитывая, что они кричали, будто Павел профанирует Евангелие, возвещая его язычникам. Подобная клевета разделяла церкви, лишала язычников надежды на спасение и мешала продвижению благовестия. Итак, Павел винит иудеев в том, что они завидуют спасению язычников, но добавляет: это происходит для восполнения их грехов, лишая их тем самым всякой видимости благочестия.

Как прежде он говорил, что иудеи не угодны Богу, так и сейчас хочет сказать, что они не достойны числиться среди Божиих почитателей. Но следует отметить выражение апостола: продолжающие грешить тем самым умножают меру своего осуждения, доколе не восполнят ее до конца. Вот причина, по которой кара нечестивых часто откладывается. Ибо их нечестие еще, так сказать, не созрело полностью. Эти слова учат нас следующему: необходимо тщательно остерегаться, как бы мы, нагромождая свои грехи, не вознесли эту гору до самого неба.

Ибо приближается. Павел имеет в виду, что они полностью безнадежны, являясь сосудами гнева Господня. Он как бы говорит: за ними гонится праведное мщение Божие и будет гнаться до тех пор, пока они не погибнут. А это относится ко всем отверженным, ввергающим себя в ту смерть, к которой были предназначены. Но апостол, говоря обо всем народе такие слова, одновременно не лишает надежды избранных. Поскольку большая часть иудеев противостала Христу, речь и ведется здесь о всех. Но следует помнить об исключении, которое он сам приводит в Послании к Римлянам, 11:5: Господь всегда в качестве остатка возымеет некоторое семя. Также надо принять во внимание и намерение Павла: верующим надлежит усердно избегать общения с теми, кого преследует праведное мщение Божие, доколе они не погибнут в своем слепом ожесточении. Гнев же без прилагательного «Божий» означает здесь суд, как и в Рим.4:15: закон производит гнев. А также в 12:19: дайте место гневу.

17. Мы же, братия, быв разлучены с вами на короткое время лицем, а не сердцем, тем с большим желанием старались увидеть лице ваше. 18. И потому мы, я Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана. 19. Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его? 20. Ибо вы – слава наша и радость.

(17. Мы же, братия, быв разлучены с вами на время, в течение часа, лицем, а не сердцем, тем изобильнее усердствовали увидеть лице ваше. 18. И потому мы, я Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана. 19. Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не также и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его? 20. Ибо вы – слава наша и радость.)

17) Мы же. Это извинение добавлено весьма своевременно. Дабы фессалоникийцы не подумали, будто Павел покинул их, несмотря на то, что присутствие его было столь необходимым. Апостол говорил о гонениях, которые они претерпели от своих, а, между тем, отсутствовал сам, хотя его долг – терпеть больше прочих.

Ранее он называл себя отцом, но отцы не оставляют детей в столь тяжких скорбях. Значит, упреждая подозрение в небрежении, апостол говорит, что у него было желание, но не имелось возможности. И не просто говорит: я хотел к вам придти, но мне был закрыт путь, – но в каждом отдельном слове выражает пламенность своего желания: быв разлучены с вами. Словом «разлучены» апостол свидетельствует, сколь грустным и тяжелым было для него отсутствие. Затем следует выражение еще большего желания: даже на краткое время разлука с ними переживалась болезненно. Не удивительно, если длительное отсутствие вызывает тягость и грусть. Насколько же сильными должны быть чувства, если терпения не хватает даже на час! Под часом же апостол понимает небольшой промежуток времени.

Затем следует поправка: он был разлучен с ними лицем, а не сердцем, дабы фессалоникийцы знали: телесные расстояния не отдалили от них его душу. Хотя сказанное можно отнести и к самим фессалоникийцам: их души в свою очередь были связаны с Павлом через значительный пространственный промежуток. Апостолу было весьма важно подчеркнуть, сколь сильно он уповает на ответную к себе любовь. И он еще более полно выражает свое чувство, когда говорит: тем изобильнее усердствовали. Апостол хочет сказать: его любовь не только не охладела от разлуки, но еще больше возгорелась. Говоря же: и раз и два, – Павел свидетельствует: его пыл не мимолетен и не готов (как это обычно бывает) тут же сойти, но он упорно старался осуществить задуманное, стараясь использовать любые возможности.

18) Воспрепятствовал нам сатана. Лука рассказывает о том, как иудеи однажды помешали Павлу, строя на его пути козни. Но то же самое или подобное могло происходить и чаще. Все это апостол заслуженно приписывает сатане. Ведь, как он учит в другом месте (Еф.6:12), наша брань не с плотью и кровью, но против начальств, против духов злобы поднебесной, и т.д. Ибо нечестивые, всякий раз когда отягощают нас, сражаются под знаменами сатаны, являясь его орудием для нашего измождения. Особенно в том случае, когда наши усилия направлены к делу Господню, все мешающее нам точно происходит от дьявола. О, если бы эти слова прочно засели в душах всех благочестивых: сатана непрестанно и усердно старается замедлить или расстроить созидание Церкви, – тогда мы были бы много прилежнее, сопротивляясь ему. Мы больше бы заботились о сохранении здравого учения, которого нас столь сильно желает лишить этот враг. Мы также знали бы, откуда происходит помеха всякий раз, когда замедляется ход благовестия. В другом месте (Рим.1:13) апостол говорит: идти ему не позволил Бог. Но то и другое одинаково верно. Хотя дьявол и делает свою работу, Бог все же удерживает за Собой верховную власть. И всякий раз, как Ему угодно, против воли сатаны, открывает нам доступ к Евангелию. Значит, Павел правильно ведет речь о запрещении Божием, какие бы препятствия ни создавал сатана.

19) Кто наша надежда. Упоминая о пылкости своего желания, апостол утверждает, что неким образом полагает в фессалоникийцах свое счастье. Его слова значат то же, как если бы он сказал: если я не забуду сам себя, то с необходимостью буду желать вас, ибо вы – слава наша и радость. Далее, называя их надеждой и венцом своей славы, апостол не имеет в виду, что хвалится чем-то помимо единого Бога. Ибо позволительно в определенной степени хвалиться всеми благодеяниями Божиими, но так, чтобы Бог всегда оставался конечной целью похвалы, как я подробнее изложил в толковании на Первое Послание к Коринфянам. Отсюда можно вывести: служители Христовы, поскольку каждый из них распространяет Его Царство, в последний день будут участвовать в Его же славе и триумфе. Посему, пусть они научатся радоваться и хвалиться уже сейчас не меньше, чем при успехе своих трудов, когда увидят, как дела их способствуют славе Христовой. Таким образом в них и возникнет должная любовь к Церкви. Слово «также» означает, что Павел хвалится не одними фессалоникийцами, но и многими другими. Причинная же частица γαρ, следующая немного ниже, помещена в косвенном смысле вместо утвердительной: вы определенно являетесь.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →