Комментарии Жана Кальвина на 1-е послание Фессалоникийцам 3 глава

Глава 3

1. И потому, не терпя более, мы восхотели остаться в Афинах одни, 2. и послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия и сотрудника нашего в благовествовании Христовом, чтобы утвердить вас и утешить в вере вашей, 3. чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено. 4. Ибо мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете. 5. Посему и я, не терпя более, послал узнать о вере вашей, чтобы как не искусил вас искуситель и не сделался тщетным труд наш.

(1. И потому, не терпя более, мы восхотели остаться в Афинах одни, 2. и послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия и сотрудника нашего в благовествовании Христовом, чтобы утвердить вас и воодушевить от веры нашей, 3. чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что для этого мы поставлены. 4. Ибо мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете. 5. Посему и я, не терпя более, послал узнать о вере вашей, да не как искусит вас искуситель и не сделается тщетным труд наш.)

1) И потому, не терпя. В нижеследующем рассказе Павел еще раз подтверждает собственное желание. Ведь если, задержавшись в другом месте, Павел не послал бы никого вместо себя в Фессалоники, то могло бы показаться, что он не особо о них заботится. Но поскольку апостол посылает вместо себя Тимофея, он устраняет это подозрение, особенно, когда их предпочитает самому себе. Далее, он показывает, что больше заботится о них, нежели о себе, предпочтя остаться один, нежели лишить их попечения. Ибо весьма весомы слова: восхотели остаться одни. Тимофей был его верным спутником, другого с собой он тогда не имел. Значит, неудобно и тягостно было лишаться такого товарища. И то, что Павел не отказывается лишиться всякого утешения, дабы помочь фессалоникийцам, есть признак редкой любви и пламенного желания. Сюда же относится глагол єύδοκήσαμєν, означающий полную готовность души.

2) Брата нашего. Эту похвалу апостол приводит для того, чтобы лучше показать свое желание помочь им. Ведь, если бы он послал к ним какого-нибудь обычного человека, это мало бы их поддержало. И Павел, не причинив себе никаких хлопот, не дал бы свидетельства отеческой к ним любви. Но великое дело – лишить себя брата и сотрудника, равного которому (как свидетельствует в другом месте) он тогда не мог найти, в то время как все другие позаботились бы о собственном удобстве.

Между тем, апостол удостоверяет авторитет учения, ранее полученного ими от Тимофея, дабы оно глубже укоренилось в них. Он заслуженно говорит, что послал Тимофея для того, чтобы тот своим примером утвердил их в вере. Их могли бы испугать печальные слухи о гонениях, но больше должна была воодушевить бестрепетная стойкость Павла, не позволяющая отчаиваться. Действительно, общение, которое должны иметь святые, простирается до такой степени, что вера одного есть утешение другого.

Таким образом, фессалоникийцы, слыша о том, как Павел трудился с неослабевающим усердием, силой веры своей преодолевал все трудности и опасности, как вера его везде побеждала мир и дьявола, должны были немало этим утешиться. Ведь особенно нас затрагивают или должны затрагивать примеры тех людей, которые научили нас вере, как сказано в конце Послания к Евреям (13:7). Посему Павел хочет сказать, что его пример поддерживал фессалоникийцев, не давая им изнуряться скорбями.

Поскольку они могли бы оскорбиться, если бы Павел опасался, что все уступят гонениям (ибо это говорило бы о крайнем недоверии), апостол смягчает суровость, говоря: «дабы кто не» или «чтобы никто». А этого заслуженно следует бояться, поскольку в каждом собрании имеются немощные люди.

3) Вы сами знаете. Поскольку все охотно отказались бы от необходимости нести крест, Павел увещевает, что у верующих нет причин бояться гонений как чего-то нового и необычного. Именно таково то положение, в которое нас поставил Господь. Ибо речение: для этого мы поставлены, – означает то же, что «при этом условии мы и являемся христианами». Апостол говорит, что фессалоникийцы сами об этом знают. Им подобало сражаться отважнее, поскольку их во время предупредили. Добавь к этому, что постоянные скорби делали Павла презренным в глазах невежд и простаков. Посему он заявляет: с ним случилось лишь то, что сам он задолго предсказывал в качестве пророка.

5) Чтобы как не искусил. Здесь апостол учит, что надо бояться искушений, поскольку искушать – прямая обязанность сатаны. Как он не перестает отовсюду строить нам козни и расставлять силки, так и нам надлежит бодрствовать и тщательно остерегаться. Павел отрыто говорит о том, о чем вначале избегал вести речь как о малоприятном, а именно: он беспокоится о том, чтобы труды его не оказались тщетными, если возобладает сатана. Он делает это, дабы фессалоникийцы усерднее бодрствовали, действеннее побуждая себя к сопротивлению дьяволу.

6. Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и принес нам добрую весть о вере и любви вашей, и что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас, 7. то мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия, ради вашей веры; 8. ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе. 9. Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом нашим, 10. ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лице ваше и дополнить, чего недоставало вере вашей?

(6. Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и возвестил нам о вере и любви вашей, и что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас, 7. то мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия, ради вашей веры; 8. ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе. 9. Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом нашим, 10. ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лице ваше и дополнить, чего недостает вере вашей?)

Здесь апостол еще одним доводом доказывает, сколь особую питает к ним любовь. А именно: узнав об их счастливом состоянии, он был словно вне себя от радости. Ибо следует отметить упоминаемые им обстоятельства. Павел находился в нужде и скорбях. Значит, казалось, что для радости места нет. Но, услышав о фессалоникийцах желаемое, апостол, словно заглушив в себе чувство боли, тут же воспрял в радости и благодарениях, хотя излагает здесь высоту своего ликования не сразу. Ибо вначале он говорит: утешились, – а затем упоминает о более полной радости. Впрочем, это благодарение равносильно увещеванию. Намерение Павла состояло в том, чтобы пригласить фессалоникийцев продолжать начатое. Действительно, острейшим стимулом для них должно было быть осознание того, что святой апостол столь сильно утешился и возрадовался от успехов их благочестия.

6) О вере и любви. Чем чаще встречается у Павла этот способ выражения, тем прилежнее его надо подмечать. Ибо в этих двух словах он кратко излагает суть благочестия. Посему все, достигшие этой двойной цели, всю жизнь находятся вне опасности заблуждения. Все же остальные, как бы ни мучили себя, горестно заблуждаются. Третья фраза о доброй памяти, имеет в виду почтение к Евангелию. Ибо фессалоникийцы именно из-за него столь высоко ценили и уважали Павла.

8) Ибо теперь мы живы. Здесь еще яснее видно, что Павел забыл о себе ради фессалоникийцев, или, по крайней мере, перестав думать о себе, первое и главное помышление свое устремил к ним. Хотя он сделал это не столько угождая людям, сколько из-за славы Господней. В его святой груди горела такая ревность о Боге и Христе, что как бы сжигала в ней все прочие заботы. Мы живы, – говорит он, – то есть, в добром здравии, если вы стоите в Господе. И в наречии «теперь» он повторяет сказанное ранее: его стесняли сильная скорбь и нужда, но все переносимое им зло не мешало, по словам апостола, его радости. Он как бы говорит: даже если я мертв сам по себе, то все равно живу в вашем спасении.

Здесь всем пастырям преподается урок того, какая связь должна быть между ними и Церковью. А именно: им следует считать себя счастливыми, когда Церкви хорошо, даже если их обуревают многочисленные скорби. Наоборот, как бы ни были замечательны их дела, пастыри должны горевать и плакать, если видят, как рушится построенное ими здание.

9) Какую благодарность. Не довольствуясь простым утверждением, Павел выражает величие своей радости, вопрошая себя, какую благодарность может воздать Богу. Ибо, говоря так, он свидетельствует, что не находит благодарения достойного и равного его радости. Радоваться перед Богом означает радоваться воистину и без притворства.

10) Всеусердно молясь. Апостол возвращается к своему желанию. Нельзя столь сильно радоваться о людях, пока они живут в этом мире, без того, чтобы желать о них чего-то лучшего. Ибо они еще в пути: могут поскользнуться, заблудиться, или же обратиться вспять. Значит, Павел желает иметь возможность восполнить недостаток веры фессалоникийцев, или же (что то же самое) саму их веру, еще не совершенную, довести до полной безупречности. Однако именно эту веру он чудесным образом до этого расхваливал. Отсюда мы делаем вывод: даже те, кто значительно превзошел остальных, еще далеки от цели. Посему, как бы мы ни преуспевали, будем всегда помнить о своих ύοτερνματα и не лениться идти вперед.

Отсюда также видно, сколь необходимо нам усердие в учении. Ибо учителя поставлены не только для того, чтобы в течение дня или месяца приводить людей к вере Христовой, но и чтобы совершенствовать возникшую в них веру. Впрочем, то, что Павел приписывает здесь себе, а в другом месте называет делом Святого Духа, следует ограничивать одним служением. Далее, поскольку служение людей ниже действенности Духа и ему (как говорят) подчинено, апостол ни в чем эту действенность не принижает. Говоря же, что день и ночь всеусердно молился, он показывает нам непрестанность своей молитвы, а также искренность и пылкость в ее совершении.

11. Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам. 12. А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, 13. чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцом нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его. Аминь.

(11. Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам. 12. А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, 13. чтобы утвердить сердца ваши непорочными в святости пред Богом и Отцом нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его.)

11) Сам же Бог. Теперь Павел молится о том, чтобы, устранив созданные сатаной помехи, Господь открыл ему доступ, будучи как бы вождем и направителем на пути к фессалоникийцам. Этим он хочет сказать, что мы не можем успешно сделать и шага без помощи Божией. Там же, где Он протягивает руку, сатана напрасно строит козни, стараясь сбить нас с пути. Следует отметить: апостол приписывает одно и то же дело Богу и Христу. Действительно, все блага Отец дает нам только рукою Христовой. Но поскольку Павел говорит одинаково об Обоих, он учит, что Христос имеет с Отцом общее божество и силу.

12) А вас Господь. Вторая молитва: чтобы, пока путь для него закрыт, Господь в его отсутствие укрепил фессалоникийцев в святости и исполнил любви. Отсюда мы снова учимся тому, в чем состоит совершенство христианской жизни. А именно: в любви и подлинной святости сердца, проистекающей от веры. Сначала апостол расхваливает перед ними взаимную любовь, а затем – любовь ко всем. И любовь должна как начинаться с домашних по вере, так и распространяться затем на весь человеческий род. Кроме того, надо уважать как близкое соседство, так и воздавать должное дальним, не пренебрегая ими. Апостол хочет, чтобы фессалоникийцы исполнялись и преисполнялись любовью, поскольку в той мере, в какой мы преуспеваем в познании Божием, должна расти в нас и любовь к братьям. И расти до тех пор, пока не займет все наше сердце, изгнав из него любовь порочную.

Апостол просит у Бога совершенной любви для фессалоникийцев, давая понять, что и начало, и возрастание любви происходят от Бога. Отсюда явствует: сколь дурно поступают люди, измеряющие наши силы заповедями божественного закона. Цель закона – любовь, – говорит Павел (1Тим.1:5), и ту же любовь он делает даром Божиим. Значит, Бог, образуя нашу жизнь, не смотрит на то, что мы сами сделать в состоянии, но требует от нас того, что выше наших сил, дабы мы научились просить от Него способности исполнить заповеданное. Говоря же: какою мы исполнены к вам, – апостол побуждает их собственным примером.

13) Чтобы утвердить сердца ваши. Сердце означает здесь совесть или сокровенную часть души. Апостол хочет сказать, что человек тогда угоден Богу, когда преподносит Ему святость сердца, то есть – не только внешнюю, но и внутреннюю святость.

Но, спрашивается: разве из-за святости мы устоим на судилище Божием? Если это так, то зачем отпущение грехов? Но слова Павла, кажется, намекают на то, чтобы совесть была непорочной в святости. Отвечаю: Павел не исключает отпущения грехов, из-за которого наша святость, в ином случае запятнанная разнообразной скверной, выдерживает строгий взгляд Божий. Ибо вера, коей Бог умилостивляется, прощая нам пороки, всегда предшествует всему остальному. Как и фундамент всегда полагается прежде самого здания.

Впрочем, Павел не учит, какова святость верующих в этом мире, или какой она может быть, но хочет, чтобы она возрастала, доколе не достигнет своего совершенства. Посему он говорит: в пришествие Господа, – давая понять, что до сей поры отложено завершение того, что теперь в нас начинает Господь.

Со всеми святыми. Эту фразу можно истолковать двояко. Или, чтобы фессалоникийцы со всеми святыми имели чистые сердца в пришествие Христово; или, чтобы Сам Христос пришел со Своими святыми. В отношении синтаксиса я принимаю второй вариант, но все же не сомневаюсь: Павел упомянул о святых, научая нас следующему: Христос призывает нас, чтобы собрать всех вместе. И помышление об этом должно обострять наше усердие к святости.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →