Комментарии Лопухина на книгу Иисуса Навина 2 глава

1. Прием соглядатаев в доме Раави. 9. Признание Раави. 12. Ее просьба и клятвенное обещание соглядатаев. 21. Выход их из дома Раави и возвращение.

Нав.2:1. И послал Иисус, сын Навин, из Ситтима двух соглядатаев тайно и сказал: пойдите, осмотрите землю и Иерихон. [Два юноши] пошли и пришли [в Иерихон и вошли] в дом блудницы, которой имя Раав, и остались ночевать там.

Третья по порядку библейской речи приготовительная мера состояла в тайном посольстве из Ситтима, где находился в то время стан израильтян (Чис 25.1:33.49), двух соглядатаев для осмотра Иерихона и окружающей его местности. Когда посланы соглядатаи, в тот ли день, в который объявлено о переходе через Иордан, не сказано. Они отправлены не по божественному повелению и не с ведома народа, как прежде (Чис 13.1), а «тайно» из опасения, как нужно думать, тяжелых последствий, которыми сопровождалось прежнее посольство соглядатаев (Чис 14.1). Слова «[два юноши]» читаются только в греческом переводе LXX-ти, хотя в некоторых древних его списках (Амвросианском) вместо νεανίσκοι читается ἄνδρες – «мужи», как обыкновенно называются эти соглядатаи в настоящей главе по еврейскому тексту и переводу блаженного Иеронима. Тогда как имена соглядатаев не названы в библейском тексте, сохранено имя грешницы-иерихонянки, в доме которой они остановились. Слова «и остались ночевать» представляют перевод еврейского глагола («ишкеву»), который употребляется обыкновенно в значении «опускаться, ложиться, успокаиваться». Из значений этого глагола, наиболее соответствующих содержанию данного места, является коренное его значение: «опускаться, останавливаться», ввиду цели путешествия двух мужей как соглядатаев; им нужен был не ночлег и даже не отдых после 5–6 часового – приблизительно – пути, а приют а Иерихоне, из которого они могли бы делать свои наблюдения над его состоянием и настроением его жителей. В значении «остановились» поняли указанное еврейское слово и греческие переводчики, передавшие его через κατελύαν – «виташа» по славянской Библии, т. е. нашли себе на время приют; у блаженного Иеронима оно переведено quieverunt – «успокоились». Почему они этот приют нашли в доме Раави, предположительно объясняется тем, что, находясь в нем, они надеялись всего менее возбудить своим приходом подозрения; а место жительства Раави около городской стены, о чем соглядатаи могли узнать раньше, или, как предполагают некоторые, от нее самой, встретив ее за городом, делало ее дом наиболее пригодным для наблюдения над состоянием городской стены и обозрения окрестностей. Как бы то ни было, сделанный соглядатаями выбор места для остановки в Иерихоне оказался, не без соизволения божественной воли, вполне целесообразным: они узнали в доме Раави то, что было им нужно.

Нав.2:2. И сказано было царю Иерихонскому: вот, какие-то люди из сынов Израилевых пришли сюда в эту ночь, чтобы высмотреть землю.

Надежда соглядатаев избежать подозрений и преследований не оправдалась, однако. Приход их был замечен и сделался известен иерихонскому царю. «В эту ночь» – согласно с еврейским текстом и некоторыми из древних списков LXX-ти (Амвросианским и Оксфордским), хотя в Ватиканском, Александрийском и многих других списках эти слова отсутствуют, почему в славянской Библии они поставлены в скобках. Ими показывается, что известие о приходе каких-то людей из сынов Израильских дошло до Иерихонского царя спустя уже некоторое время после их прихода, при наступлении ночи.

Нав.2:3. Царь Иерихонский послал сказать Рааве: выдай людей, пришедших к тебе, которые вошли в твой дом [ночью], ибо они пришли высмотреть всю землю.

От Раави потребована была выдача пришельцев, как людей опасных, пришедших «высмотреть всю землю» для удачного нападения на нее. Слово всю, не читается здесь в большинстве списков греческого перевода и в славянской Библии, но читается в еврейском тексте и в некоторых греческих списках. Иерихонский царь, очевидно, осведомлен был о намерении израильтян завоевать Ханаан и потому увидел в пришельцах именно соглядатаев, которые прострут свои разведки и на другие ханаанские города, почему посланные от царя и приписывают пришельцам намерение высмотреть «всю землю». Поставленное здесь в скобках ночью читается во многих списках греческого перевода и согласно с ними в славянской Библии, но отсутствует в еврейском тексте, и настаивать на внесении его в текст нет побуждений, так как указание на ночь в деле выдачи пришельцев не могло иметь особого значения; это «[ночью]» перенесено, вероятно, из Нав.2:2.

Нав.2:4. Но женщина взяла двух человек тех и скрыла их и сказала: точно приходили ко мне люди, но я не знала, откуда они;

Нав.2:5. когда же в сумерки надлежало затворять ворота, тогда они ушли; не знаю, куда они пошли; гонитесь скорее за ними, вы догоните их.

Нав.2:6. А сама отвела их на кровлю и скрыла их в снопах льна, разложенных у нее на кровле.

Нав. 2:6 Зная крайне тревожное настроение своего правительства, Раавь предвидела это требование о выдаче пришельцев и наперед решила их не выдавать, а потому приняла меры к тому, чтобы укрыть их в своем доме. Посланным же от царя она дала ложное показание, сказав, что не знает, из какой страны и от народа происходят бывшие у нее пришельцы, и что они уже ушли из ее дома перед сумерками, «когда... надлежало закрывать ворота». – Не произнося суждения о поступке и показании Раави, библейский повествователь дальнейшим изложением ее слов и действий открывает возможность понять побуждения, по которым она действовала так, а вместе с тем и оценить ее поступок. «В снопах льна»: в еврейском тексте «бепиште га эц» – по буквальному переводу «в льняной древесине» или «льняных стеблях»; у LXX-ти: λινοκαλάμῃ – в паздере лняне в славянской Библии, у Иеронима: stipula lini – «льняная солома», т. е. в стеблях льна, только что снятого с поля и еще не мятого, волокно которого не отделено от древесины. На то, что лен был связан в снопы, ни в тексте, ни в переводах нет указания. В Иерихонской долине благодаря тропическому климату лен, как и другие хлебные растения, созревает в марте – апреле и достигает в вышину более 3-х футов, а по толщине подобен тростнику; стебли у льна высушиваются в Сирии и Египте и в настоящее время на плоских кровлях домов. Ряды такого длинного льна, похожего на тростник, разложенные на кровле, могли действительно служить хорошим укрытием для соглядатаев.

Нав.2:7. Посланные гнались за ними по дороге к Иордану до самой переправы; ворота же тотчас затворили, после того как вышли погнавшиеся за ними.

Как в еврейском тексте, так и в греческом переводе LXX-ти, этот стих начинается словами «а те люди»; слово «посланные» представляет свободную передачу, внушенную, по всей вероятности, переводом блаженного Иеронима: qui missi fuerant. «До самой переправы», буквально с еврейского: «на переправу», у LXX-ти: ἐπὶ τὰς διαβάσεις – «к преходом» в славянской Библии. Разумеется известное в древности место переправы через Иордан, вблизи Иерихона (Суд.3.28, 2Цар 19.17), при обыкновенном низком уровне в нем воды.

Нав.2:8. Прежде нежели они легли спать, она взошла к ним на кровлю

Нав.2:9. и сказала им: я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость;

Нав.2:10. ибо мы слышали, как Господь [Бог] иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили;

Нав.2:11. когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком [из нас] не стало духа против вас; ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу;

Когда удалились посланные от царя, Раавь взошла на кровлю к соглядатаям и высказала им побуждение, по которому она не выдала их. Она оказала им милость по тому убеждению, что Господь, Которому они поклоняются, отдаст им Ханаанскую землю. Начало этого она уже видит в необычайном страхе и унынии, овладевшими жителями этой земли. В состоянии такого же страха и под влиянием веры в то, что Господь есть Бог неба и земли, Которому никто безнаказанно не может противиться, она решилась скорее оказать им милость, чем выдать их и через это последнее избегнуть лжи и измены отечественному городу. Последнего Раавь не досказала; может быть, этого ясно и не сознавала, но тем не менее она дала ложное показание посланным от царя, сделала, следовательно, грех, который не навлек на нее осуждения, потому что прощен за ее веру, хотя и несовершенную, но живую и деятельную, которую она проявила в спасении иноплеменников, не без опасности для себя (в случае успешного обыска) и которою она оправдана Богом (Иак 2.25, Евр 11.31); ее вера имеет тем большую цену, что возникла из тех же известий, которые в других произвели только страх.

Нав.2:9. и сказала им: я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость;

Нав.2:10. ибо мы слышали, как Господь [Бог] иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили;

Нав.2:11. когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком [из нас] не стало духа против вас; ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу;

«Господь отдал». Слову «Господь» в еврейском тексте соответствует «Иегова» или «Иагвэ», как, вероятно, произносилось в древности евреями это божественное имя. Это имя Раавь узнала, конечно, вместе с известиями о делах Его всемогущества, возбудивших в ней веру в Его. «Землю сию»; слово «сию», поставлено в славянской Библии в скобках, служит передачей определительного члена, с которым поставлено здесь слово «земля» в еврейском тексте и греческом переводе. «[Бог]» после «Господь» не читается в еврейском тексте и прибавлено на основании греко-славянского перевода. Слова «[из нас]» не находят себе соответствий в Александрийском и некоторых других греческих списках. Исповедание веры Раави: «Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу» имеет несомненное сходство с тем, какое внушал израильскому народу Моисей (Втор 4.39), но далеко не полное: в словах «Бог на небе» Элогим читается без определительного члена, с которым поставлено это божественное имя во Второзаконии (га – элогим) и которым показывается, что обозначаемый им Бог есть Бог в собственном смысле или единственный. Отсутствуют в исповедании Раави и слова, читаемые в указанном месте Второзакония, – «еще» (Втор.4:39), – исключающие мысль о бытии другого Бога, кроме Бога Израилева. Это сравнение того и другого исповеданий показывает, что Раавь, хотя высоко поднялась в своей вере над соплеменниками, уверовавши в Бога Израилева, как действительного Бога, не достигла еще, однако, в то время совершенной веры в то, что Он единственный Бог.

Нав.2:12. итак поклянитесь мне Господом [Богом вашим], что, как я сделала вам милость, так и вы сделаете милость дому отца моего, и дайте мне верный знак,

Нав.2:13. что вы сохраните в живых отца моего и матерь мою, и братьев моих и сестер моих, и всех, кто есть у них, и избавите души наши от смерти.

Нав.2:14. Эти люди сказали ей: душа наша вместо вас да будет предана смерти, если вы [ныне] не откроете сего дела нашего; когда же Господь предаст нам землю, мы окажем тебе милость и истину.

Раавь, высказав побуждение, по которому она оказала милость пришельцам, со своей стороны просит их не отказать в милости и ей вместе со всеми близкими ее родными при завоевании Иерихона, о котором она даже не упоминает, как о деле решенном, и требует, чтобы они подтвердили свое обещание клятвой именем Господа и дали верный знак исполнения клятвы. По чувству благодарности и искреннему желанию оказать милость за сделанное добро, соглядатаи дают клятву; но исполнение ее обусловливают тем, чтобы приход их в Иерихон остался неизвестным никому из посторонних. Слова «верный знак» или «зна́мение и́стинно» (славянская Библия) читаются в еврейском тексте некоторых списках греческого перевода, латинского переводе и Комплютенской Полиглотте, но отсутствуют в Ватиканском, Александрийском и некоторых других списках. Под верным знаком, или, буквально с еврейского «знаком истины», разумеется предмет, удостоверяющий в исполнении клятвы. Таким предметом и послужила указанная в Нав.2«червленая вервь». «Душа наша вместо вас да будет предана смерти», или «душа наша вместо вас на смерть.» Этот второй, славянский перевод, служащий дословной передачей как греческого, так и еврейского текста, является наиболее сильным и выразительным по своей краткости, которою отличается обыкновенно клятва. В этих словах клятвы не призывается, конечно, имя Божие, но они, необходимо думать, не составляют всего, что сказали соглядатаи, давая Раави клятву. Полагать, что они исполнили ее просьбу – «поклясться Господом», – заставляет существование у израильтян понятия о клятве как именно о «клятве Господней» (Исх 22.11, 2Цар 21.7), а также то, что клятва соглядатаев, как показывает точное ее исполнение (Нав 6.20:21), признавалась вполне обязательной, какой была клятва Господня. Объяснять отсутствие имени Божия в клятве соглядатаев неполнотой сведений о ее содержании со стороны библейского писателя располагает и то, что когда он говорит о клятве, данной послам Гаваонским, то не указывает также на то, что начальники израильтян запечатлели ее именем Господним (Нав 9.15), хотя эта клятва, как видно из дальнейшего повествования (Нав.2:18), была клятвой Господней. Множественное число глагола «если... не откроете» по нынешнему еврейскому тексту, в некоторых греческих списках и латинском переводе, с которыми согласуется славянская Библия («аще.... не объяви́ши»), заменяется единственным числом; это последнее является наиболее сообразным в данном месте в виду того, что слова соглядатаев обращены к одной Раави и на присутствие других членов ее семейства при разговоре не указывается в тексте; в единственном также числе выражено это условие по еврейскому тексту в Нав.2:20: «если же... откроешь». Заслуживает при этом внимания еще та особенность, что в Ватиканском, Александрийском и некоторых других греческих списках вместо слов соглядатаев: «если... не откроете сего дела» и далее до конца стиха передаются слова Раави: καὶ αὐτὴ εἶπεν Ὡς ἂν παραδῷ Κύριος ὑμῖν τὴν πόλιν, ποιήσετε εἰς ἐμὲ ἔλεος καὶ ἀλήθειαν – «она же рече: и будет егда предаст Господь вам град [сей], сотворите мне милость и истину» (Нав.2славянская Библия). Этот древний греческий перевод, принадлежащий LXX-ти (см. Field. Origenis Hexapl.), в древнее время не был признан за точную передачу подлинника, почему и заменен был, как показывают другие греческие списки (NN. Х, XI, 85), иным переводом, согласным с нынешним еврейским текстом. Правильность греческого перевода, представляемого этими последними списками, свидетельствуется переводом блаженного Иеронима, согласным с нынешним еврейским текстом и с греческим переводом последних списков.

Нав.2:15. И спустила она их по веревке чрез окно, ибо дом ее был в городской стене, и она жила в стене;

Нав.2:16. и сказала им: идите на гору, чтобы не встретили вас преследующие, и скрывайтесь там три дня, доколе не возвратятся погнавшиеся [за вами]; а после пойдете в путь ваш.

Нав. 2:15 Раавь удовлетворилась клятвой соглядатаев и пустила их, спустив по веревке через окно своего дома, выходившее за городскою стену, которая, вероятно, служила вместе с тем и задней стеной самого дома. При этом она дала им совет идти в гору и скрываться там три дня.

Нав.2:17. И сказали ей те люди: мы свободны будем от твоей клятвы, которою ты нас закляла, если не сделаешь так:

Нав.2:18. вот, когда мы придем в эту землю, ты привяжи червленую веревку к окну, чрез которое ты нас спустила, а отца твоего и матерь твою и братьев твоих, все семейство отца твоего собери к себе в дом твой;

Нав.2:19. и если кто-нибудь выйдет из дверей твоего дома вон, того кровь на голове его, а мы свободны [будем от сей клятвы твоей]; а кто будет с тобою в [твоем] доме, того кровь на голове нашей, если чья рука коснется его;

Нав.2:20. если же [кто нас обидит, или] ты откроешь сие наше дело, то мы также свободны будем от клятвы твоей, которою ты нас закляла.

Оставляя дом Раави, соглядатаи в кратких, несколько отрывочных словах, сообразно с душевным своим состоянием, высказали снова условия, которые она должна выполнить для того, чтобы их клятва сохранила полную свою силу. Во-первых, они указали Раави тот видимый знак, которого она просила. В нынешнем еврейском тексте Нав.2слова «знак» нет, но оно читается в греческом переводе: θήσεις τὸ σημεῖον – «поставиши зна́мение» (славянская Библия), равно как в латинском, на основании чего это слово могло бы быть привнесено в русский перевод, равно как и местоимение «сей», читаемое здесь в еврейском тексте, греческом и латинском переводах и относящееся к «червленой верви». Последняя указана соглядатаями ближайшим образом потому, что она по ярко-красному цвету могла служить наиболее заметным отличительным знаком для дома Раави. Но вместе с этим выбор ее зависел и от того, что «червленая нить» по ветхозаветным обрядовым установлениям принадлежала к символам очищения от проказы (Лев.14.4:6, 52) и прикосновения к мертвому телу (Чис 19.6:13), вообще к символам спасения. С этой стороны червленая вервь, отличавшая от других дом Раави, указывала на даруемое ей спасение, а вместе с тем служила прообразом будущего спасения язычников. По словам блаженного Феодорита, «как Иисусом Навином посланные соглядатаи спасли уверовавшую блудницу, знамением спасения дав ей «вервь червлену» (Нав.2:18), так апостолы Спасителя нашего древнюю блудницу, различным идолам преданную церковь, отвлекли от прежнего непотребства и сподобили вечных благ, не червленую ветвь употребив знамением, но даровав ей спасение всесвятою кровию». Два другие условия сохранения Раави и ее семейства состояли в том, чтобы все принадлежащие к последнему во время взятия города находились в ее доме и чтобы она никому не рассказывала об этом деле.

Нав.2:17. И сказали ей те люди: мы свободны будем от твоей клятвы, которою ты нас закляла, если не сделаешь так:

«Если не сделаешь так»: это выражение прибавлено для устранения неясности библейского текста вследствие его краткости. Несмотря на это, в других древних и новых переводах нет подобного прибавления.

Нав.2:19. и если кто-нибудь выйдет из дверей твоего дома вон, того кровь на голове его, а мы свободны [будем от сей клятвы твоей]; а кто будет с тобою в [твоем] доме, того кровь на голове нашей, если чья рука коснется его;

Слова: «[будем от сей клятвы твоей]» привнесены из славянской Библии, согласно с переводом LXX-ти: τῷ ὅρκῳ σου τούτῳ.

Нав.2:20. если же [кто нас обидит, или] ты откроешь сие наше дело, то мы также свободны будем от клятвы твоей, которою ты нас закляла.

Дальнейшие слова «[кто нас обидит, или]» прибавлены также из славянской Библии согласно с большинством греческих списков: ἐὰν δέ τις ἡμᾶς ἀδικήσῃ; в Гекзаплах Оригена эти слова были отмечены, как излишние против еврейского текста (Field).

Нав.2:3-4. Они содержат изображение одного события, ознаменованного чудесным проявлением божественного всемогущества. Сообразно с важностью события, библейский повествователь налагает его с особенной обстоятельностью и по особому плану. После указания предварительных распоряжений, касавшихся всего народа и в частности священников (Нав 3.2-6), священный писатель последовательно изображает три особые явления, которыми ознаменовался переход израильтян через Иордан. Первое относится к началу события (Нав 3.7-17), второе совершилось после перехода через Иордан народа (Нав 4.1-4), третьим ознаменовался конец события (Нав 4.15-24). Изображение каждого из этих знаменательных явлений начинается изложением божественного повеления (Нав 3.7-8:4.1-3, 15-16), за чем следует передача последнего народу (Нав 3.9-13:4.4-7, 17) и его исполнение (Нав 3.14-17:4.8-14, 18-20), служащее вместе с тем повествованием о том, как совершилось самое событие. Заключением всего повествования служит данное самим Иисусом Навином объяснение цели, с какой увековечивается это событие, как имеющее высокую важность и для израильского народа и всех народов земли (Нав 4.21-24). Вследствие такого раздельного наложения явлений, которыми ознаменован был переход через Иордан, библейское повествование об этом событии, как совершившемся именно при действии божественного всемогущества, отличается особенной полнотой, выразительностью и законченностью и в целом, и в частях. Но вместе с этим в нем находятся и некоторые повторения, происшедшие, можно думать, оттого, что, изображая явления одного события, библейский писатель, вследствие тесной связи одного явления с другим, при изложении предшествующего касается отчасти и того, что относится собственно к последующему (ср. Нав 3.6 с Нав 3.14, Нав 3.12 с Нав 4.2, Нав 4.11 с Нав 4.18).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →