Комментарии Лопухина на книгу Иисуса Навина 17 глава

1–6. Поколения Манассиина колена, получившие удел в западно-иорданской стране. 7–13. Границы удела полуколена Манассиина и принадлежащие ему города в уделах Иссахарова и Асирова колен. 14–18. Заявление Ефремова колена и полуколена Манассиина на недостаточность доставшегося им удела.

Нав.17:1. И выпал жребий колену Манассии, так как он был первенец Иосифа. Махиру, первенцу Манассии, отцу Галаада, который был храбр на войне, достался Галаад и Васан.

Так как Манассиино колено получило уже удел в восточно-иорданской стране (Нав 13.29-30), то поэтому библейский писатель, говоря о наделении этого колена новым уделом в западно-иорданской стране, объясняет то, почему он дан и кто именно его получил. Причина указана словами «так как он был первенец Иосифа». В силу своего первородства, дающего право на двойную часть наследства (Втор 21.15-17), Манассии дается двойной удел. В восточно-иорданской стране получил удел Махир, первенец Манассии, отличавшийся храбростью, которую он проявил в завоевании Галаада (Чис 32.39). Он назван «отцом Галаада» в смысле владетеля этой страны.

Нав.17:2. Достались уделы и прочим сынам Манассии, по племенам их, и сынам Авиезера, и сынам Хелека, и сынам Асриила, и сынам Шехема, и сынам Хефера, и сынам Шемиды. Вот дети Манассии, сына Иосифова, мужеского пола, по племенам их.

Нав.17:3. У Салпаада же, сына Хеферова, сына Галаадова, сына Махирова, сына Манассиина, не было сыновей, а [только] дочери. Вот имена дочерей его: Махла, Ноа, Хогла, Милка и Фирца.

Нав.17:4. Они пришли к священнику Елеазару и к Иисусу, сыну Навину, и к начальникам, и сказали: Господь повелел Моисею дать нам удел между братьями нашими. И дан им удел, по повелению Господню, между братьями отца их.

Нав.17:5. И выпало Манассии десять участков, кроме земли Галаадской и Васанской, которая за Иорданом;

Нав.17:6. ибо дочери [сынов] Манассии получили удел среди сыновей его, а земля Галаадская досталась прочим сыновьям Манассии.

В западно-иорданской стране получили удел другие пять потомков Манассии, по племенам их, которые перечислены здесь, как и в Чис 26.30-33, и, кроме того, пять дочерей Салпаада из поколения Хефера. Дочерям Салпаада, не имевшего сыновей, дан был удал согласно с поселением Моисея и всего общества (Чис 27.1-11). Таким образом, Манассинно колено, по числу 10 родов, получило в Ханаане 10 участков, из которых 5, данных дочерям Салпаада, составляли вместе один участок, имевший принадлежать роду Салпаада.

Нав.17:7. Предел [сынов] Манассии идет от Асира к Михмефафу, который против Сихема; отсюда предел идет направо к жителям Ен-Таппуаха.

Нав. 17:7 Южная граница Манассиина полуколена совпадала с северной границей Ефремова, как видно из названия одних и тех же городов с указанными в Нав 16.8. Она шла «от Асира», как назывался город, который у Евсевия указан в 15 римских милях от Неаполиса (Сихема) на пути к Скифополису (нынешнему Бетсану); место его указывается в нынешней деревне Иазир или Тейазир в 5 12 часах пути на северо-восток от Сихема. От города Асира граница шла «к Михмефафу, который против Сихема» (о месте его Нав 16.6), – далее «направо к жителям Ен-Таппуаха». Направо – по еврейскому тексту «гаийамин», что у LXX-ти принято за собственное имя города «Иами́н», как переведено в славянской Библии, а у блаженного Иеронима и других греческих переводчиков (Акилы и Симмаха) переведено εὶς δεξιὰ – «направо». Этот последний перевод признавал, по-видимому, правильным Евсевий Кесарийский, как это видно из того, что к названию «Иамин» он не сделал никаких географических указаний, а вместо этого ограничился ссылкой на перевод Акилы и Симмаха. Между тем некоторые из новых комментаторов (Knobel) местом Иамина считают нынешнюю деревню Иамон, на час пути к юго-востоку от Фанааха (о месте его см. Нав 16.11), в Изреельской долине. В словах: «к жителям Ен-Таппуаха» непонятным является то, что вместо города, горы и вообще местности указаны жители (по-еврейскому тексту «иошвей») в качестве пограничного пункта. Вызываемое этими недоумение у LXX-ти устраняется тем, что приведенное еврейское слово принято за название города (Ἰασσιβ по Ватиканскому списку; Ἰασῆφ по Александрийскому списку) «Иасиф» (славянская Библия), положение которого в настоящее время, однако, неизвестно.

Нав.17:8. Земля Таппуах досталась Манассии, а город Таппуах у предела Манассиина – сынам Ефремовым.

Говоря о Таппуахе, библейский писатель указывает что принадлежащая ему «земля» находилась в пределах Манассиина полуколена и географически должна была принадлежать ему, но в действительности этот город находился во владении Ефремова колена, был, следовательно, одним из городов, о которых сказано в Нав 16.9.

Нав.17:9. Отсюда предел нисходит к потоку Кане, с южной стороны потока. Города сии принадлежат Ефрему, хотя находятся среди городов Манассии. Предел Манассии – на северной стороне потока и оканчивается морем.

Нав.17:10. Что к югу, то Ефремово, а что к северу, то Манассиино; море же было пределом их; к Асиру примыкали они с северной стороны и к Иссахару с восточной.

От Таппуаха граница спускалась вниз к вышеназванному потоку Кане (Нав 16.8) и шла по южной его стороне, находящиеся на которой города, лежавшие в пределах Манассиина полуколена, в действительности принадлежали Ефремову; затем граница шла по северной стороне потока и оканчивалась у моря. Это краткое описание границы писатель дополняет следующим пояснением, что находившееся к югу от названного потока принадлежало Ефремову колену, а то, что лежало на север от него, тем владело полуколено Манассиино. Северная и восточная границы последнего указаны еще более кратко: «к Асиру примыкали они с северной стороны и к Иссахару с восточной».

Нав.17:11. У Иссахара и Асира принадлежат Манассии Беф-Сан и зависящие от него места, Ивлеам и зависящие от него места, жители Дора и зависящие от него места, жители Ен-Дора и зависящие от него места, жители Фаанаха и зависящие от него места, жители Мегиддона и зависящие от него места, и третья часть Нафефа [с селами его].

Краткое описание границ Манассиина полуколена библейский писатель восполняет перечислением городов, находившихся в уделах Иссахарова и Асирова колен, но принадлежавших полуколену Манассиину. Какие именно были города и сколько их, относительно этого еврейский текст и древнейшие списки греческого перевода LXX-ти дают неодинаковые указания. Одинаково в том и других указаны следующие города:

1) «Вефсан», который расположен был в Иорданской долине, в 1 12 часах пути от Иордана, на дороге из Дамаска в Египет; в позднейшее время (Иудиф 3.10) он носил название Скифополя; место его, покрытое обширными развалинами, носит в настоящее время название Бейсан (описание его развалин см. Святая Земля, II, с. 387);

2) «жители Дора», о местоположении которого см. Нав 11.2-3;

3) «жители Мегиддона», о местонахождении его Нав 12.21.

Названия других городов «Ивлеама» с его селениями, «Ен-Дора» и «Фаанаха», читаемые здесь в еврейском тексте, отсутствуют, в Ватиканском списке и два первые в Александрийском, в котором находятся только, в дополнение к Ватиканскому списку слова καὶ τοὺς κατοικοῦντας Τανακ καὶ τὰς κώμας αὐτῆς – «и живущих в Танахе и ве́си его». В позднейших греческих списках количество городов читается здесь то же, как и в нынешнем еврейском тексте; очевидно, оно восполнено на его основании. Первоначальный вид перевода LXX-ти, как он сохранился в Ватиканском списке и отчасти в Александрийском, имеет здесь особо важное значение, так как он открывает путь к объяснению следующих за перечислением городов слов еврейского текста: «шелошет таннафет», что по буквальному переводу значит «три высоты» (слово «нафет» употреблено только в данном месте). Объяснение этого выражения представляет большие трудности вследствие того, что в предшествующих словах в отношении которым оно служит, очевидно, заключением, перечислено не три, а шесть городов. У руководящихся исключительно еврейским текстом это число три объясняется в том смысле, что из названных 6 городов оно относится к трем последним: Ендору, Фаанаху и Мегиддо; но какого-либо основания для этого текст не дает. Так как по Ватиканскому списку читаются в данном месте названия только трех городов, то выражение «три высоты» или «три области» является достаточно понятным, почему этот перевод приведенного еврейского выражения и мог бы быть признан за наиболее соответствующую его передачу. Что касается других, названных здесь в нынешнее еврейском тексте городов, то Ивлеам находился в Изреельской долине, вероятно, на месте нынешнего Белямэ, как называются источник и близ него развалины, верстах в 10-ти на юг от Изрееля; «Ен-Дор» на северном склоне малого Ермона, на месте нынешней деревни Евдур; о Фаанахе см. Нав 12.21. Из этих городов Ивлеам и Фаанах названы в Суд.1.27 в числе городов, из которых сыны Манассии не изгнали ханаанитян; отсюда, вероятно, названия этих городов и перенесены в еврейский текст (Нав 17.11); название третьего – Ен-Дора, отсутствующее здесь у LXX-ти, не признается изначальным в еврейском тексте и некоторыми из сторонников последнего ввиду отсутствия его в Суд.1.27 по еврейскому тексту; они видят в нем не более, как видоизменение предшествующего названия: «Дор».

Нав.17:12. Сыны Манассиины не могли выгнать жителей городов сих, и Хананеи остались жить в земле сей.

Нав.17:13. Когда же сыны Израилевы пришли в силу, тогда Хананеев сделали они данниками, но изгнать не изгнали их.

Из названных здесь городов полуколено Манассиино в начале своего поселения в доставшемся ему уделе не в состоянии было своими силами изгнать живших в них ханаанитян, а впоследствии, когда собралось с силами, не сделало этого потому, что нашло более выгодным иметь живших в них ханаанитян своими данниками. Таким образом, эти города и оставались в течение долгого времени по своему населению ханаанскими, каким был, например, Вефсан в конце царствования Саула, тело которого вместе с троими его сыновьями повесили филистимляне после Гелвуйской битвы на стенах этого города (1Цар 31.10), уверенные в том, что позор израильского царя найдет полное сочувствие в жителях этого города.

Нав.17:14. Сыны Иосифа говорили Иисусу и сказали: почему ты дал мне в удел один жребий и один участок, тогда как я многолюден, потому что так благословил меня Господь?

К повествованию о том, какой удел получили Ефремово колено и полуколено Манассиино и как они пользовались доставшимися им городами, библейский писатель присоединил изложение события, относящегося к этому последующему времени, и замечательного в том отношении, что в нем проявился особый характер потомков Иосифа. Таким событием было именно выражение пред Иисусом Навином с их стороны недовольства доставшимся им одним уделом, как несоответствующим их многолюдству. По существу дела заявление это не имело основания и было несправедливо. На самом деле эти 1 12 колена не были так многолюдны, чтобы требовать большего удела. По последней переписи (Чис 26.1-2) Ефремово колено имело взрослых мужеского пола 32 000, все Манассиино – 52 700, половина его, следовательно, могла иметь около 26 000, а в общей сложности они могли состоять из 58 000, между тем как Иудино колено имело 76 000, Даново – 64 400, притом полученный ими удел представлял хотя и гористую вообще, но весьма плодородную полосу земли благодаря тому, что находившиеся в нем горы не были очень высоки и скалисты, перемежались плоскогорьями и долинами, орошавшимися многочисленными источниками, а расстилавшаяся на западной стороне гор Саронская долина (от Кармила до Яффы) отличалась необычайным плодородием, которое эта местность сохранила и по настоящее время. При таком положении дела заявление указанных колен служило выражением только их самомнения и притязательности, которые неоднократно проявляли ефремляне и в последующие времена ко вреду общенародной жизни (Суд.8.1:12.1 и др.). На этот раз притязания дома Ефремова не привели к печальным последствиям благодаря мудрому отношению к ним Иисуса Навина.

Нав.17:15. Иисус сказал им: если ты многолюден, то пойди в леса и там, в земле Ферезеев и Рефаимов, расчисти себе [место], если гора Ефремова для тебя тесна.

Отвечая своим одноплеменникам, он не доказывает несправедливости их требования; он принимает к сведению ссылку их на свою многочисленность и подразумеваемую вместе с тем силу, но отсюда делает совершенно иной вывод, который направлял их деятельность не на расширение их удела за счет прилегающих к нему земель, а на возможно лучшее использование того, что они получили. Он советует им подтвердить свои слова делом и расширить свой удел через изгнание остававшихся в нем ханаанитян. Под «лесами в земле Ферезеев и Рефаимов» разумеются, по всей вероятности, лесистые местности внутри самого удела этих колен, а не вне его, так как расчистка леса за пределами этого удела была бы вторжением во владение других колен. Если эти леса в словах Иисуса Навина отличаются от «горы Ефремовой», то это показывает только, что последнее название прилагалось не ко всему уделу этих колен, а только к главной его части, отличавшейся особенно гористым характером и заселенной ефремлянами. Впрочем, в Ватиканском и Александрийском списках слова «в землю Ферезеев и Рефаимов» не читаются; в позднейшие греческие списки они перешли из Гекзапл Оригена, как показывает астериск, которым они отмечены в некоторых из этих списков.

Нав.17:16. Сыны Иосифа сказали: не останется за нами гора, потому что железные колесницы у всех Хананеев, живущих на долине, как у тех, которые в Беф-Сане и в зависящих от него местах, так и у тех, которые на долине Изреельской.

«Сыны Иосифа», т. е. ефремляне и манасситы, продолжали, однако, настаивать на том, что гора Ефремова для них все-таки недостаточна, если они, пользуясь советом Иисуса Навина, даже расчистят лесистые местности. Греко-славянский перевод начальных слов этого стиха οὐκ ἀρκέσει ἡμῖν τὸ ὄρος τὸ Εφραιμ – «не довольно нам горы Ефре́мли» представляет наиболее точную передачу их с еврейского. В подтверждение этого они указывали на железные колесницы у ханаанитян, как на непреодолимое препятствие к занятию равнин, составляющих лучшую часть ханаанской земли. В частности они указывали при этом на военные колесницы у ханаанитян, живших в Беф-Сане (Нав.17:11) и в обширной Изреельской равнине, представлявшей плодороднейшую полосу в Ханаанской земле, которую ханаанитяне отстаивали всеми силами. Изгнать ханаанитян, продолжавших занимать плодороднейшие местности, они чувствовали себя не в силах, не имея такого же усовершенствованного оружия, а поэтому должны были ограничиваться худшей – сравнительно – частью доставшегося им удела, который при этом оказывался недостаточным для них. В этом заявлении ефремлян и манасситов самомнение их сменяется уже малодушием; в нем явно выступает неуверенность в своих силах, недостаток мужества, не говоря уже о надежде на высшую помощь.

Нав.17:17. Но Иисус сказал дому Иосифову, Ефрему и Манассии: ты многолюден и сила у тебя велика; не один жребий будет у тебя:

Нав.17:18. и гора будет твоею, и лес сей; ты расчистишь его, и он будет твой до самого конца его; ибо ты изгонишь Хананеев, хотя у них колесницы железные, и хотя они сильны, [ты одолеешь их].

И это заявление не могло, понятно, расположить Иисуса Навина к тому, чтобы увеличить удел одноплеменных ему колен. Борьба с ханаанитянами, остававшимися в их уделе, представляла, конечно, большую трудность, которую испытали потом и другие колена (Суд.1.19), но эта трудность не могла быть непреодолимой после того, как главная сила ханаанитян была сломлена. Ей нужно было противопоставить полное напряжение сил, которыми располагали эти колена, и неодолимое мужество с уверенностью в успехе. На это и указал Иисус Навин «дому Иосифову», обращаясь к нему со словами: «ты многолюден и сила у тебя велика; не один жребий будет у тебя». Выраженную в последних словах надежду на расширение удела Иисус Навин раскрывает затем с большей определенностью, предрекая своим одноплеменникам, что они вполне будут владеть доставшимся им уделом со включением лесистых местностей и «исходов их» (по-еврейски «тоцеотав»), т. е. равнин, которыми оканчиваются горы, и что они изгонят ханаанитян из своего удела, несмотря на их железные колесницы.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →