Комментарии Лопухина на вторую книгу Паралипоменон 35 глава

(4Цар. 23:21-30). 1–6. Празднование Пасхи при Иосии по закону Иеговы и по уставам Давида и Соломона. 7–17. Обилие жертв пасхальных. 15–19. Участие певцов в праздновании, общее замечание о необычайной торжественности празднования Пасхи при Иосии. 20–27. Смерть Иосии в битве с египетским фараоном, скорбь народа и плачевная песнь пророка Иеремии.

2Пар.35:1. И совершил Иосия в Иерусалиме пасху Господу, и закололи пасхального агнца в четырнадцатый день первого месяца.

2Пар.35:2. И поставил он священников на местах их, и ободрял их на служение в доме Господнем,

2Пар.35:3. и сказал левитам, наставникам всех Израильтян, посвященным Господу: поставьте ковчег святый в храме, который построил Соломон, сын Давидов, царь Израилев; нет вам нужды носить его на раменах; служите теперь Господу Богу нашему и народу Его Израилю;

2Пар.35:4. станьте по поколениям вашим, по чередам вашим, как предписано Давидом, царем Израилевым, и как предписано Соломоном, сыном его,

2Пар.35:5. и стойте во святилище, по распределениям поколений у братьев ваших, сынов народа, и по разделению поколений у левитов,

2Пар.35:6. и заколите пасхального агнца, и освятитесь, и приготовьте его для братьев ваших, поступая согласно со словом Господним чрез Моисея.

Празднованию Пасхи при Иосии в 4 кн. Царств посвящено всего 3 стиха (4Цар. 23:21-23); во 2 Паралипоменон оно изложено с великой подробностью, ст. 1–19, которая вполне отвечает отмеченной обеими книгами исключительной торжественности этого праздника при Иосии (по (4Цар. 23:22) – «не была совершена такая пасха от дней судей, которые судили Израиля, и во все дни царей Израильских и царей Иудейских»; по (2Пар. 35:18) – «не была совершаема такая пасха у Израиля от дней Самуила, пророка; и из всех царей Израилевых ни один не совершал такой пасхи, какую совершил Иосия». Конечно, настаивать на строго буквалистической точности этих замечаний в приложении ко всей предшествующей истории Израиля нет надобности). Большая подробность рассказа 2 Паралипоменон выражается уже в указании, ст. 1, дня совершения Пасхи: 14-го нисана, т.е. в день, назначенный для этого по Моисевым (Исх. 12:6; Лев. 23:5; Чис. 23:16). Затем сюда относится произведенное Иосией упорядочение черед священнических и левитских (ст. 2, 4–5) и распоряжение левитам о поставлении ковчега завета на его место в храме (ст. 3). «Но должно спросить, – замечает блаженный Феодорит, – каким образом, тогда как ковчег завета был внутри во святом святых, Иосия указал левитам освятиться, чтобы поставить святой ковчег в доме Божием? Это ведь означает и последующее (замечание): «и поставили» «ковчег святый в храме, который построил Соломон, сын Давидов». Я со своей стороны полагаю, что или ассириец, когда взял город при Манассии, вынес ковчег вон, или это сделал кто-либо из нечестивых царей после Езекии: Манасия или Амон, а затем уже Иосия, узнав это обстоятельство, возвратил ковчег в свое место». (Quaest. in II Paral. Patrol, s. gr., col. 855–656). Некоторые раввины, напротив, произвольно толковали слова Иосии ст. 3 в смысле распоряжения убрать ковчег – ввиду предстоящих опасностей от халдеев – в одну из пристроек храма Соломона. Текст, напротив, ясно говорит о возвращении ковчега в храм из какого-то другого места. Таким временным местопребыванием ковчега считали или некоторое тайное помещение в самом храме из числа его пристроек, или же какой-нибудь частный дом (напр. дом Шаллума, мужа пророчиц Олданы). Это, конечно, – только предположения, которым следует решительно предпочесть указание текста ст. 3: из слов Иосии к левитам: «нет вам нужды носить его на раменах» видно, что – по той или иной причине – ковчег был также переносим левитами, как было некогда во время странствования евреев по пустыне (ср. у проф. Гуляева. Исторические книги, с. 582).

2Пар.35:7. И дал Иосия в дар сынам народа, всем, находившимся там, из мелкого скота агнцев и козлов молодых, все для жертвы пасхальной, числом тридцать тысяч и три тысячи волов. Это из имущества царя.

2Пар.35:8. И князья его по усердию давали в дар народу, священникам и левитам: Хелкия и Захария и Иехиил, начальствующие в доме Божием, дали священникам для жертвы пасхальной две тысячи шестьсот [овец, агнцев и козлов] и триста волов;

2Пар.35:9. и Хонания, и Шемаия, и Нафанаил, братья его, и Хашавия, и Иеиел, и Иозавад, начальники левитов, подарили левитам для жертвы пасхальной [овец] пять тысяч и пятьсот волов.

Вся совокупность жертв, принесенных на празднике Пасхи в 18-й год царствования Иосии и обозначаемых общим именем «пасхальной жертвы» (евр. мн. ч. песахим, ст. 9), состояла (ст. 7, 8, 9) из 37 600 штук мелкого скота (овец и коз) и 3800 шт. крупного, что значительно превосходило даже число жертв во время Пасхи Езекии (2Пар. 30:24).

2Пар.35:10. Так устроено было служение. И стали священники на место свое и левиты по чередам своим, по повелению царскому;

2Пар.35:11. и закололи пасхального агнца. И кропили священники кровью, принимая ее из рук левитов, а левиты снимали кожу;

2Пар.35:12. и распределили назначенное для всесожжения, чтобы раздать то по отделениям поколений у сынов народа, для принесения Господу, как написано в книге Моисеевой. То же сделали и с волами.

2Пар.35:13. И испекли пасхального агнца на огне, по уставу; и священные жертвы сварили в котлах, горшках и кастрюлях, и поспешно роздали всему народу,

2Пар.35:14. а после приготовили для себя и для священников, ибо священники, сыны Аароновы, заняты были приношением всесожжения и туков до ночи; потому-то и готовили левиты для себя и для священников, сынов Аароновых.

Снимать кожу с жертвенного животного было обязанностью священников (Лев. 1:6), но в данном случае, вследствие множества жертв, это исполняли левиты (ст. 11), как подобное было и при праздновании Пасхи во время Езекии (2Пар. 30:17).

В целом рассказ 2 Паралипоменон 35 гл. o Пасхе Иосии, в сравнении с данными Пятикнижия о Пасхе (Исх. 12:1-20, 13:3-10; Втор. 16:1-8) и др., представляет значительные особенности, сближающие этот праздник с послепленной и вообще позднейшей иудейской практикой празднования его. Сюда относится прежде всего то, что заклание пасхальных агнцев в данном случае (ст. 11) равно после, по возврашении иудеев из плена (1Ездр. 6:20), совершается левитами и священниками, тогда как по первоначальному законоположению Моисееву о Пасхе заклание агнца предоставлено было каждому отдельному семейству (Исх 12.6). В связи с этим во (2Пар. 35:11) о пасхальной жертве нарочито говорится, что именно священники совершали кровекропление при этой жертве, т.е., подчеркивается специально жертвенное значение пасхального агнца (ср. о кровекроплении – примеч. к (Лев. 1:5) – Толков. Библия I). В Мишне (тр. Песахим, V, 5–6) кровекропление представляется также необходимым элементом пасхальной жертвы. Жертвенный характер Пасхи выступает во (2Пар. 35:6-9, 12) тем рельефнее, что пасхальный агнец ставится в непосредственную связь с праздничными мирными жертвами, – так назыв. в позднейшее время хагига (от хаг, праздник, – «праздничное», т.е. жертвоприношение, ср. Мишна Песахим VI, 3–4). Единственно закономерным местом заклания как пасхальной, так и праздничной жертв в позднейшее время признавался двор храма (Мишна Песахим V, 8). И во (2Пар. 35:10) имеется в виду только это место.

В основе же всех этих особенностей празднования Пасхи при Иосии лежит возросшее при нем централизующее значение в религиозно-народной жизни храма Иерусалимского – вследствие произведенной этим царем религиозной реформы (4Цар. 23:4-20); ср. (W. Nowack. Lehrbuch der hebraischen Archaologie. 2-ter Bd. 1894 s.s. 172–175).

2Пар.35:15. И певцы, сыновья Асафовы, оставались на местах своих, по установлению Давида и Асафа, и Емана и Идифуна, прозорливца царского, и привратники у каждых ворот: не для чего было им отходить от служения своего, так как братья их левиты готовили для них.

В евр. масор. т. и в русск. синод. перев. именем прозорливца (евр. Хозе ) назван только Идифун, LXX, Vulg. Сирск.-арабск. слав. прилагают это почетное название ко всем трем певцам или псалмопевцам, сотрудникам Давида и творцам вдохновенных гимнов, подобных псалмам его.

2Пар.35:17. И совершали сыны Израилевы, находившиеся там, пасху в то время и праздник опресноков в течение семи дней.

Относительно продолжительности праздника Пасхи – опресноков ср. (Исх. 12:15; Лев. 23:6; Чис. 28:17).

2Пар.35:18. И не была совершаема такая пасха у Израиля от дней Самуила пророка; и из всех царей Израилевых ни один не совершал такой пасхи, какую совершил Иосия, и священники, и левиты, и все Иудеи, и Израильтяне, там находившиеся, и жители Иерусалима.

2Пар.35:19. В восемнадцатый год царствования Иосии совершена сия пасха.

Сн. (4Цар. 23:22-23).

2Пар.35:20. После всего того, что сделал Иосия в доме Божием [и как сжег огнем царь Иосия и чревовещателей, и волхвов, и капища, и идолов, и дубравы, бывшие в Иерусалиме и Иудее, чтобы утвердить слова закона, написанные в книге, которую нашел Хелкия священник в доме Господнем, не было подобного ему прежде него, кто обратился бы к Господу всем сердцем своим, и всею душею своею, и всею крепостию своею, по всему закону Моисееву; не восстал и после него подобный ему. Однако же не отвратился Господь от великой ярости гнева Своего, – ярости, которою разгневался Господь на Иудею за все оскорбления, которыми прогневал Манассия. И сказал Господь: и Иуду отвергну от лица Моего, как отверг дом Израилев, и отвергну город Иерусалим, который избрал, и храм, о котором сказал: будет там имя Мое,] пошел Нехао, царь Египетский, на войну к Кархемису на Евфрате; и Иосия вышел навстречу ему.

2Пар.35:21. И послал к нему Нехао послов сказать: что мне и тебе, царь Иудейский? Не против тебя теперь иду я, но туда, где у меня война. И Бог повелел мне поспешать; не противься Богу, Который со мною, чтоб Он не погубил тебя.

2Пар.35:22. Но Иосия не отстранился от него, а приготовился, чтобы сразиться с ним, и не послушал слов Нехао от лица Божия и выступил на сражение на равнину Мегиддо.

2Пар.35:23. И выстрелили стрельцы в царя Иосию, и сказал царь слугам своим: уведите меня, потому что я тяжело ранен.

2Пар.35:24. И свели его слуги его с колесницы, и посадили его в другую повозку, которая была у него, и отвезли его в Иерусалим. И умер он, и похоронен в гробницах отцов своих. И вся Иудея и Иерусалим оплакали Иосию.

2Пар.35:25. Оплакал Иосию и Иеремия в песне плачевной; и говорили все певцы и певицы об Иосии в плачевных песнях своих, известных до сего дня, и передали их в употребление у Израиля; и вот они вписаны в книгу плачевных песней.

Здесь значительно подробнее, чем в (4Цар. 23:29-30), изложены обстоятельства гибели Иосии, а также даны указания на единодушный плач, каким почтила страна, во главе с пророком Иеремией, память лучшего из царей иудейских.

О положении Кархемиса (ст. 20. Onomast. 954) см. замеч. к (4Цар. 23:29); (Толков. Библия I, 251), где, впрочем, не назван этот город, и, может быть, не без причины: поражение фараона Нехао Навуходоносором при Кархемисе на Ефрате произошло позже смерти Иосии четырьмя годами – в четвертый год царствования Иоакима иудейского (Иер. 46:2); в данное же время Кархемис мог не быть и, вероятно, не был целью движения Нехао, вообще направлявшегося лишь к владениям Ассирии (ст. 21), с которой у Египта со времени Сеннахирима военные столкновения не прекращались. Имя Кархемиса не читается здесь (ст. 20) и в принятом греческом т. LXX. а лишь в код. 19, 108 у Гольмеса и в Комплют. Библия; равно как в Вульгате, слав., русск.

Принятый т. LXX, ст. 19, слав. русск. синод, ст. 20 имеют, в сравнении с евр. т., большую прибавку (в русск. синод, стоящую в скобках), по содержанию соответствующую (4Цар. 23:24-26), по форме несколько отличную от сейчас названного библейского места, но, вероятно, заимствованную из последнего, как дает основание думать очевидно обобщительный характер этой прибавки. В этой прибавке, между прочим, сказано, что Иосия «сжег... идолов, и дубравы», LXX τὰ καρησίμ. Последнее слово – несомненно, ошибка – вместо κασησίμ (в код. 121, действительно, стоит καδησείμ), служащего (напр. в (4Цар. 23:7) по LXX) транскрипцией евр. кедешим, блудники и блудницы Астарты-Ашеры, культ которой сосредоточивался в рощах или дубравах (откуда у LXX, слав., русск. собств. имя Астарта-Ашера нередко заменяется нарицательным ἄλσος, дубрава). Подобным образом объясняет слово καρησίμ блаженный Феодорит: «полагаю, что Κερεσίμ -(так читает блаженный Феодорит это слово) есть особый вид мантики, потому что стоит в связи с чревовещателями, волхвами и терафимами» (Patrol. С. С. gr. t. LXXX, col. 857–858).

Что касается ссылки Нехао (ст. 21) на волю Божию, побудившую его идти против Ассирии и неминуемо проходить через владения Иосии, то эта ссылка прямо подтверждается самим свящ. писателем ст. 22 и, кроме того, весьма вероятна сама по себе ввиду исторически известного весьма великого значения оракулов в древнем Египте. Потому что некоторые толкователи (Кейль) справедливо усматривают в этой характерной черте повествования доказательство подлинности его.

О положении Мегиддо см. примеч. к (3Цар. 4:12); Толков. Библия II. Изображение последних минут жизни Иосии (ст. 23–24а) дышит в особенности жизненной правдой (по ст. 22 – с евр. подлинника (гл. гитхаппеш скрыл себя, изменил вид) Иосия перед сражением переменил одежды свои, – вероятно, на одежды простого солдата, т.е. употребил то же средство предосторожности, как некогда Ахав, (3Цар. 22:30) ) – и трогательной задушевностью. Но с особенной силой последнее свойство выступает в дальнейших замечаниях свящ. писателя (ст. 24б-25) о всеобщем плаче народа, столицы и страны по погибшем царе (ср. Зах. 12:11). «Такова была добродетель этого царя, что даже пророк Иеремия написал плачевную песнь (συνέγραψε Θρῆνον) и передал ее певцам и певицам, чтобы они пели ее, из года в год совершая память его» (Theodoret, Ibid. col. 858).

В приведенных словах блаженного Феодорита признается существование плачевной песни пророка Иеремии в письменном виде. Иосиф Флавий утверждает то же самое и свидетельствует, что это писание существовало в его время: «пророк Иеремия сочинил на смерть Иосии похоронную элегию, которая сохранилась по сей день» (Иуд. Древн. X, 5, 1). На этом основании многие древние и новые толкователи (И. Лире, Мхаэлис, Дате, Каловиус и др.) отожествляли элегию пророка Иеремии на смерть Иосии с приписываемой традицией этому же пророку книгой «Плач», в Талмуде называемой Кинот qinoth (Berach 57b и Baba Batra 15a), у LXX Θρῆνοι или Θρῆνοι Ἰερεμίου, как и сборник плачевных песен, певцов и певиц (LXX слав. οἱ ἄρχοντες καὶ αἱ ἄρχοσαι, «князи и княгини») об Иосии называется здесь (ст. 25) Кинот, Θρῆνοι. Но такое отожествление не имеет оснований и должно быть оставлено. Строго говоря, в данном месте 2 Паралипоменон нельзя видеть указания на существование письменного произведения пророка Иеремии: общее выражение «оплакал» (евр. jeqonen) может обозначать и устное произнесение пророком своей элегии; выражение же (в конце ст. 25) «и вот они вписаны в книгу плачевных песней» может относиться только к тем подражательным элегиям певцов и певиц (о широком развитии у евреев элегии профессиональных певцов и певиц см. (Ам. 5:16; Иер. 9:16-19) ), для которых элегия пророка Иеремии послужила образцом. Но если даже допустить, что в этом сборнике записана была и элегия пророка Иеремии на смерть Иосии, то во всяком случае сборник этот, посвященный памяти царя Иосии, имел содержание совершенно отличное от книги «Плач», которая вся имеет в виду разрушение Иерусалима падение Иудейского царства. Таким образом, вместе с другими экзегетами (Grotius, Cornet a Lap., Calmet и др.) следует признать, что во (2Пар. 35:25) идет речь об особом, отличном от книги Плач, произведении пророка Иеремии, до нашего времени не сохранившемся, подобно многим другим священным еврейским записям, лишь цитируемом в Библии (см. у проф. Гуляева, с. 585. особенно у М.Д. Благовещенского, Книга Плач Опыт исследования историко-экзегетического, Киев 1899, с. 78–83). Сама попытка отождествить два совершенно различных произведения вышла из неправомерного стремления все древние произведения евреев, о которых упоминает история, находить в ветхозаветном каноне; на самом же деле число утраченных древнееврейских сочинений, известных из Библии лишь по имени, очень велико (см. Толков. Бибяию т. II, с. 419). По характеру и содержанию своему элегии пророка Иеремии и его подражателей на смерть Иосии должны были напоминать сохранившиеся в Библии элегии Давида: на смерть Саула и Ионафана – так называемый «лук», qescheth (2Цар. 1:19-27), и на смерть Авенира (2Цар. 3:33-34).

2Пар.35:26. Прочие деяния Иосии и добродетели его, согласные с предписанным в законе Господнем,

2Пар.35:27. и деяния его, первые и последние, описаны в книге царей Израильских и Иудейских.

Но если элегия пророка Иеремии не сохранилась, быть может, уже ко времени написания кн. Паралипоменон, то исторические записи его о времени Иосии, как и позднейших царей иудейских, несомненно, входили в состав «книги царей Израильских и Иудейских» (ст. 27) и таким образом были одним из источников при написании как 3 и 4 Царств (см. Толков. Библию т. II, с. 486 так и 1 и 2 кн. Паралипоменон. Что пророк Иеремия писал, кроме пророческой – его имени и поэтической («Книга Плач») – книги, еще исторические записки, видно из (2Мак. 2:1-7) и из Талмуда. Baba batra 15a (проф. Олесницкий. Государственная летопись царей Иудейских, с. 464).