Комментарии Лопухина на книгу Есфирь 2 глава

1–4. Совет приближенных царя приступить к выбору новой царицы. 5–7. Сведения о Мардохее и Есфири. 8–15. Есфирь в гареме Артаксеркса. 16–18. Есфирь-царица. 19–23. Мардохей и заговорщики.

Эсф.2:1. После сего, когда утих гнев царя Артаксеркса, он вспомнил об Астинь и о том, что она сделала, и что было определено о ней.

Эсф.2:2. И сказали отроки царя, служившие при нем: пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,

«Он, – т.е. Артаксеркс, – вспомнил об Астинь». Это было непростое воспоминание. Чувство жалости к удаленной супруге и сердечная пустота снедали царя; это делает вполне естественным и понятным тот совет, который «отроки царя, служившие при нем» (т.е. ближайшие его царедворцы) считают нужным дать, чтобы уврачевать царя от мучительных и нежелательных «воспоминаний».

Эсф.2:5. Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.

Эсф.2:6. Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками, выведенными с Иехониею, царем Иудейским, которых переселил Навуходоносор, царь Вавилонский.

Некоторые толкователи пытались на основании этих стихов установить возраст Мардохея. Относя слова Эсф.2к Мардохею, они полагали, что Мардохей был переселен из Иерусалима во времена Иехонии, т.е. в 599 году, и насчитывали ему теперь свыше 120 лет. Другие толкователи с большей вероятностью относили дату 6-го стиха не к Мардохею, а последнему упоминаемому перед этим предку Мардохея – Кисе, из колена Вениаминова, прадеду Мардохея. В подтверждение этого указывают и на само имя Мардохея – вавилонское, а не палестинское, по-видимому, дающее заключить, что и рожден был Мардохей в Вавилоне.

Эсф.2:7. И был он воспитателем Гадассы, – она же Есфирь, – дочери дяди его, так как не было у нее ни отца, ни матери. Девица эта была красива станом и пригожа лицем. И по смерти отца ее и матери ее, Мардохей взял ее к себе вместо дочери.

Еврейское имя Есфири – Гадасса, что значит «митра». Персидское значение имени Есфирь – звезда. Она была «дочерью дяди» Мардохея, т.е. приходилась двоюродной сестрой ему (ср. Эсф.2:15).

Эсф.2:10. Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.

По приказанию Мардохея, Есфирь не сказывает никому «ни о народе своем, ни о родстве своем». Эта предосторожность дает понять, что иудеи и тогда уже должны были считаться с предубеждением против них; тем более в качестве народа пленного им лишь в редких случаях удавалось войти в доверие и расположение высших сословий и особенно при дворе.

Эсф.2:18. И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нем, – пир ради Есфири, и сделал льготу областям и роздал дары с царственною щедростью.

«Пир ради Есфири» – אֵת מִשְׁתֵּה אֶסְתֵּר – буквальнее: «возле пира Есфири», т.е. точнее (преемственно-последовательное соседство): «вслед за пиром Есфири (брачным)», царь устроил другой пир.

Эсф.2:19. И когда во второй раз собраны были девицы, и Мардохей сидел у ворот царских,

«Когда во второй раз собраны были девицы», это именно тот раз, который только что был упомянут и в который из всех девиц выбрана была в замену Астини – Есфирь. После избрания Есфири нового еще собрания девиц было уже не нужно. «Вторым» это собрание было в отличие от того (первого), в который избрана была некогда Астинь, так как девицы собирались к царю вообще тогда, когда нужно было избрать царицу.

Второе собрание девиц и счастливая перемена судьбы Есфири, сделавшейся царицей, сообщило перемену и положению Мардохея. Он «сидел теперь у ворот царских», т.е. стал одним из царских чиновников, благодаря тому, что, сохраняя в секрете свое еврейство, Есфирь не скрыла своих дочеринских отношений к Мардохею.

Эсф.2:21. В это время, как Мардохей сидел у ворот царских, два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог, озлобились [за то, что предпочтен был Мардохей], и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.

Эсф.2:22. Узнав о том, Мардохей сообщил царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.

Эсф.2:23. Дело было исследовано и найдено верным, и их обоих повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя.

«Оберегавшие порог»: обозначение особой должности лиц, ближайших к царю; в чем состояла эта должность, с точностью неизвестно.

Обстоятельства заговора, имена заговорщиков и проч. подробности в общем представляют все то же, что повторяется в 1 добавлении к книге (Есф.1:0m-0r). Разница только та, что – по смыслу добавления – наградой Мардохею, кроме подарков, было еще какое-то особое приближение ко дворцу, отличное от того, которое он уже имел со времени возведения Есфири в звание царицы; между тем как – по смыслу основного текста книги (в данном месте) – было только «вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя» (ср. Есф 6.3). Последнее представление дела, по-видимому, более гармонирует с основным текстом, и делает излишним для объяснения приближения Мардохея к царскому двору пользоваться заговором, исход которого сам предполагает уже близость Мардохея к дворцовой жизни, достаточно оправдываемую близостью Мардохея к своей воспитаннице-царице. Впрочем, Есф 8.1 как будто дает понять, что первоначальное приближение Мардохея ко дворцу не состояло в непосредственной связи ни с родством его с Есфирью, ни для кого пока неизвестным, ни с заговором, ничего особенного не доставившим Мардохею и предполагающим уже достаточную близость Мардохея к царю.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →