Комментарии Лопухина на книгу Иова 16 глава

Ответная речь Иова на речь Елифаза во втором разговоре. 1–6. Иов не может утешиться ни рассуждениями друзей, ни собственными речами и молчанием. 7–17. Никто кроме земли не может подтвердить его невинности. 19–21. Обращение к Богу.

Иов.16:2. И отвечал Иов и сказал:

Иов.16:2. слышал я много такого; жалкие утешители все вы!

Иов.16:3. Будет ли конец ветреным словам? и что побудило тебя так отвечать?

Иов.16:4. И я мог бы так же говорить, как вы, если бы душа ваша была на месте души моей; ополчался бы на вас словами и кивал бы на вас головою моею;

Иов.16:5. подкреплял бы вас языком моим и движением губ утешал бы.

Представляющая повторение ранее высказанного друзьями взгляда о неизбежности наказания грешника (Иов 4.7-9; Иов 8.11 и д.; Иов 11.6 и д.), речь Елифаза вызывает со стороны Иова справедливое замечание: «слышал я много такого» (ст. 2). Повторяя старое, не доставляющее Иову никакого утешения, друзья оказываются в прежнем положении «жалких утешителей» (ср. Иов 13.4), которым лучше замолчать (Иов 13.2:13). Не желая следовать этому совету, они выводят Иова из терпения: «будет ли конец ветреным речам?» (ст. 3). И действительно, речи друзей не нужны страдальцу. «Ветреные» – не основательные по содержанию, они не в состоянии разрешить спорного вопроса; не содержащие и тени сердечности, а скорее соединенные с издевательством («кивать головою», ст. 4; ср. Пс 21.8:108.25; Ис 37.22), они не доставляют Иову утешения (ст. 5). И будь страдалец на месте друзей, он, верный своему взгляду (Иов 6.14), никогда бы не стал так поступать.

Иов.16:6. Говорю ли я, не утоляется скорбь моя; перестаю ли, что отходит от меня?

Не встречая сочувствия со стороны друзей, Иов, как никогда, нуждается в утешении. Он ищет его, но не находит. Сам утешить себя он не в состоянии. Ни речи, ни молчание не умаляют его мук. Богом он приведен в состояние «изнурения» (ст. 7), – истощения способности тем или другим путем (речами и молчанием) облегчить свое горе. Не разъясняя, почему не доставляют утешения речи, Иов указывает, каким образом сопровождается такими последствиями его молчание.

Иов.16:7-11. Молчание является со стороны Иова согласием со свидетельствующими о его греховности фактами.

Иов.16:7. Но ныне Он изнурил меня. Ты разрушил всю семью мою.

Первым из них служит гибель его семьи, – несомненный, по утверждению друзей признак греховности (Иов 4.10-11:8.4, 15.32).

Иов.16:8. Ты покрыл меня морщинами во свидетельство против меня; восстает на меня изможденность моя, в лицо укоряет меня.

Такими же точно показателями виновности Иова являются страдания (ср. Иов 10.17), от которых он не может избавиться, как узник от оков. Вместо «Ты покрыл меня морщинами во свидетельство против меня», сообразно с еврейским глаголом «ваттиг метини» – «ты связал меня цепями», обыкновенно данное место читают так: «Ты сковал меня, чтобы свидетельствовать против меня». К страданиям в качестве свидетелей присоединяются друзья, эти предатели, изменившие чувствам дружбы и справедливости (Иов 6.14 и д.; Иов 13.7). Слово «кахши», переведенное в синодальном тексте выражением «изможденность», означает еще «лжец, предатель», почему вторую половину данного стиха и переводят так: «предатель (друзья) восстает пред лицем моим и обвиняет меня».

Иов.16:9. Гнев Его терзает и враждует против меня, скрежещет на меня зубами своими; неприятель мой острит на меня глаза свои.

Иов.16:10. Разинули на меня пасть свою; ругаясь бьют меня по щекам: все сговорились против меня.

Иов.16:11. Предал меня Бог беззаконнику и в руки нечестивым бросил меня.

Последними свидетелями греховности Иова являются те беззаконники, в руки которых он предан Богом. Основываясь на том, что божественный гнев не только не прекращается, но все более усиливается, так что Бог в своих отношениях к страдальцу уподобляется разъяренному животному, бросающемуся на добычу (ст. 9), они соединяют враждебное отношение к Иову с оскорблением и презрением («бить по щекам», ст. 10; ср. Пс 3.8; Мих 5.1; а равно Ис 50.6).

Иов.16:12. Я был спокоен, но Он потряс меня; взял меня за шею и избил меня и поставил меня целью для Себя.

Иов.16:13. Окружили меня стрельцы Его; Он рассекает внутренности мои и не щадит, пролил на землю желчь мою,

Иов.16:14. пробивает во мне пролом за проломом, бежит на меня, как ратоборец.

Молчать, т. е. согласиться с этими свидетельствами своей виновности Иов не может, не может потому, что бедствие пало на то время, когда он «был спокоен» (ст. 12), пользовался благоволением Божиим, несомненно был в Его очах человеком праведным (ср. Иов 29.1-6). В его руках нет неправды, отношения к Богу безупречны (ст. 17), и тем не менее Господь во время спокойствия «потряс» его (ст. 12), – сделал бедствия особенно ощутительными. Подобно борцу, схватывающему своего противника за шею, Он низринул его из состояния счастья в пучину бедствий (ст. 12). И до сих пор остается предметом, на котором Господь изощряет Свой гнев. Он поражает его стрелами (ст. 13; ср. Иов. 6:4), рассекающими внутренности, т. е. причиняющими страшные страдания бедствиями (ст. 13). С целью окончательно добить его Господь делает как бы окончательный приступ (ст. 14).

Иов.16:15. Вретище сшил я на кожу мою и в прах положил голову мою.

Иов.16:16. Лицо мое побагровело от плача, и на веждах моих тень смерти,

В результате подобных отношений Бога к Иову последний находится в состоянии глубокой печали: траурная одежда, «власяница», не покидает его, полного ослабления («в прах положил голову мою» – ст. 15, буквально с еврейского «свернул мой рог в прах». Рог – символ силы. – 1Цар 2.1; Пс 74.5:148.14). Лицо от постоянных слез приняло багровый цвет, а глаза, ослабленные печалью и затуманенные слезами, покрыты мраком, предвестником смерти.

Иов.16:18. Земля! не закрой моей крови, и да не будет места воплю моему.

Иов невинен; молчать он не может. В то же самое время бесполезно обращаться с речью к Богу и друзьям: они не верят ему. Ввиду подобного положения дел он обращается с просьбою к земле, чтобы она «не закрыла его крови». Невинная, преступным образом пролитая кровь требует отмщения, особенно в том случае, когда она остается на поверхности земли (Ис 26.21; Иез 24.7-8). Обращаясь к земле с просьбою, чтобы она не скрыла его кровь, не впитывала ее, Иов желает, чтобы по крайней мере она признала его невинным, заслуживающим отмщения, восстановления попранных прав, чего не хотят сделать Бог и друзья. – «Да не будет место воплю моему», в буквальном переводе: «да не будет подавлен вопль мой» (об отмщении); прежняя мысль, выраженная в иной форме.

Иов.16:19. И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!

Просьба Иова основывается на глубокой уверенности в своей невинности, свидетелем которой является Бог (Иов 23.10). Как свидетель невинности, признаваемой и неодушевленною природою, Он, в конце концов, не может не быть его заступником. Ослабленная ранее различными соображениями вера Иова в Божественное Правосудие сказывается во всей силе.

Иов.16:20. Многоречивые друзья мои! К Богу слезит око мое.

Иов.16:21. О, если бы человек мог иметь состязание с Богом, как сын человеческий с ближним своим!

Еврейское выражение «мелитзай рехай», переданное в синодальном тексте словом: «многоречивые друзья мои», должно быть переведено согласно с Пс 118.51 – фразою «насмешники друзья мои». Пусть друзья смеются, издеваются (ст. 4) над уверенностью Иова в свой невинности. Он остается при своем убеждении. Уверенный в ней и конечном правосудии Бога, страдалец желает лишь одного: видеть его проявление теперь же. Поэтому он просит, чтобы Господь позволил, дал ему возможность отстоять пред Ним свою правоту, подобно тому, как он мог бы сделать это в споре с человеком (ст. 21, ср. Иов 9.32 и д.).

Иов.16:22. Ибо летам моим приходит конец, и я отхожу в путь невозвратный.

Побуждением к такой просьбе является близкая смерть: Иов желает умереть оправданным.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →