Комментарии Лопухина на книгу Иова 17 глава

Вторая половина ответной речи Иова на речь Елифаза. 1–9. Обращенная к Богу просьба, чтобы Он засвидетельствовал невинность Иова, и побуждение к этому. 10–16. Неуместность советов друзей надеяться на лучшее будущее.

Иов.17:1-9. Ст. 1 представляет повторение мысли Иов 16.22, а 2–9 содержат более подробное раскрытие мысли Иов 16.19-21.

Иов.17:1. Дыхание мое ослабело; дни мои угасают; гробы предо мною.

Жизнь Иова подходит к концу, угасает, подобно светильнику.

Иов.17:2. Если бы не насмешки их, то и среди споров их око мое пребывало бы спокойно.

Близость смерти не страшит, однако, страдальца. Он умер бы спокойно, если бы не насмешки друзей.

Иов.17:3. Заступись, поручись Сам за меня пред Собою! иначе кто поручится за меня?

Дать Иову возможность умереть спокойно путем выяснения его невинности может всеведущий Господь (Иов 16.19). Только Он один в состоянии поручиться за правоту страдальца. «Положи залог, будь за меня порукою пред Тобою; кто найдется другой, чтобы ударить меня по руке?» (точный перевод данного стиха). «Ударить по руке» в знак обязательства и «положить залог» – выражения синонимические (Притч 6.1:11.15, 17.16).

Иов.17:1-9. Мотивы высказанной в 3 ст. просьбы о заступничестве.

Иов.17:4. Ибо Ты закрыл сердце их от разумения, и потому не дашь восторжествовать им.

Иов.17:5. Кто обрекает друзей своих в добычу, у детей того глаза истают.

Засвидетельствовать, поручиться за невинность Иова может только Бог и никто, кроме Него. Друзья на это неспособны. При своей теории земных мздовоздаяний они не в состоянии возвыситься до мысли о возможности страдания невинного человека. Это выше их разумения. Но Бог, лишивший их мудрости (Мф 11.25) не позволит восторжествовать их ложному взгляду о греховности Иова, как не допускает торжества того, кто обрекает ближнего на несчастие (Иов 11.20; Пс 7.16; Пс 56.7; Притч 26.27; Еккл 10.8); – «у детей того глаза истают» – предатель будет наказан несчастиями своих потомков (ср. Ис 20.5). «Истают» – см. Иов 11.20.

Иов.17:6. Он поставил меня притчею для народа и посмешищем для него.

Неспособны поручиться за невинность Иова и остальные люди. В их глазах Иов – грешник и, как таковой, – «притча», т. е. предмет поругания, насмешек (Иов 16.10-11; 2Пар 7.20; Иез 14.8; Пс 68.12), и «посмешище», по евр. «ветофет лефаним», «человек», которому плюют («тофет» от «туф» – плевать) в лицо, т. е. поносят, – наивысшее оскорбление (Чис 12.14; Втор 25.9; Ис 50.6).

Иов.17:7. Помутилось от горести око мое, и все члены мои, как тень.

В результате подобных отношений к Иову друзей и всех людей его глаза утратили блеск, помутились от печали (Пс 6.8:30.10), которая ослабляет даже телесные силы: «члены мои, как тень» (ср. Пс.30.11).

Иов.17:8. Изумятся о сем праведные, и невинный вознегодует на лицемера.

Иов.17:9. Но праведник будет крепко держаться пути своего, и чистый руками будет больше и больше утверждаться.

Страдания праведника, вызывая в благочестивых чувства изумления и негодования против нечестивых, пользующихся счастьем (ст. 8; ср. Пс 36.1:72.3), в нем самом укрепляют веру в Бога (ст. 9). Всеми отверженный (ст. 4–6; ср. Иов 12.5), сознающий, что защитником его может быть только Бог (ст. 3), он еще более прилепляется к Нему (ср. Пс 55.2-7:62.8-9, 93.16-19, 22). Так падает предъявленное Елифазом (Иов 15.4) обвинение в отсутствии страха Божия, и не оправдываются слова диавола, что под влиянием бедствий Иов похулит Бога. Когда «кипело сердце его, он был невеждой» (Пс 72.21-22; ср. Иов 6.26), а теперь, успокоившись, полагает в Боге свое упование (Пс 72.28).

Иов.17:10. Выслушайте, все вы, и подойдите; не найду я мудрого между вами.

Речи друзей Иова сводятся к доказательствам его виновности и обещаниям благ под условием раскаяния. Не проявляя мудрости в рассуждениях первого рода (ст. 4), они не обнаруживают ее и в суждениях второго.

Иов.17:11. Дни мои прошли; думы мои – достояние сердца моего – разбиты.

Иов.17:12. А они ночь хотят превратить в день, свет приблизить к лицу тьмы.

Жизнь Иова, лелеянные им думы: «дни мои будут многи, как песок» (Иов 29.18), оказались несбыточными (ст. 1), а между тем они утверждают, что ночь скорби превратится в счастливый день! (Иов 5.24-26:11.17).

Иов.17:13. Если бы я и ожидать стал, то преисподняя – дом мой; во тьме постелю я постель мою;

Иов.17:14. гробу скажу: ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя.

«Если я и ожидаю, то только того, чтобы иметь преисподнюю своим жилищем». Шеол – вот та будущность, на которую может рассчитывать Иов Могила и наполняющие ее черви, – вот с кем в скором времени будет находиться в ближайшем общении Иов: «гробу скажу, ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя».

Иов.17:15. Где же после этого надежда моя? и ожидаемое мною кто увидит?

Иов.17:16. В преисподнюю сойдет она и будет покоиться со мною в прахе.

Надежды на жизнь и ее радости нет и не предвидится. Она так же исчезает («в преисподнюю сойдет» – ст. 16), как и сам Иов Вместо обещанного друзьями покоя на земле (Иов 5.24:11.18) Иову предстоит покой в шеоле. Вместо «и будет покоиться со мною во прахе» буквально с еврейского должно перевести: «там, по крайней мере, во прахе я найду покой».


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →